Церковный календарь
Новости


2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 30-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 29-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 28-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 27-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 26-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 25-я (1956)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Посланіе къ Руфиніану (1903)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Изъ 39-го праздничнаго посланія (1903)
2019-06-16 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 120-е (1895)
2019-06-16 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 119-е (1895)
2019-06-15 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 14-е къ монахамъ (1829)
2019-06-15 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 13-е къ монахамъ (1829)
2019-06-15 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 2-я (1921)
2019-06-15 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 1-я (1921)
2019-06-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 24-я (1956)
2019-06-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 23-я (1956)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - понедѣльникъ, 17 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 20.
Церковная письменность

Свящмуч. Владиміръ (Богоявленскій), митр. Кіевскій († 1918 г.)

Свящмуч. Владиміръ (въ мірѣ Василій Никифоровичъ Богоявленскій) (1848-1918), митрополитъ Кіевскій и Галицкій, видный церковный и общественный дѣятель, монархистъ, первый архіерей-новомученикъ Россійской Церкви. Родился 1 января 1848 г. въ селѣ Малая Моршевка Моршанскаго уѣзда Тамбовской губерніи въ семьѣ священника. Окончилъ Тамбовскую духовную семинарію и Кіевскую духовную академію (1874) со степенью кандидата богословія. Съ 1888 г. — епископъ Старорусскій, викарій Новгородской епархіи. Съ 1891 г. — еп. Самарскій. Съ 1892 г. — архіеп. Карталинскій и Кахетинскій, Экзархъ Грузіи, членъ Святѣйшаго Сѵнода. Съ 1898 г. — митр. Московскій и Коломенскій. Придерживался консервативныхъ политическихъ взглядовъ, стремился проповѣдовать христіанство среди рабочихъ, полемизировалъ съ марксизмомъ. Онъ не только самъ принималъ участіе въ собраніяхъ и совѣщаніяхъ монархистовъ, но и рекомендовалъ всѣмъ записываться въ Союзъ Русскаго Народа (СРН), говоря: «Кто чувствуетъ себя русскимъ, тому естественно быть членомъ Союза Русскаго Народа». Въ 1905 г. активно поддержалъ дѣйствія московскаго ген.-губернатора Ѳ. В. Дубасова по борьбѣ съ революціей. Въ 1911 г. подъ его покровительствомъ состоялся Россійскій противоалкогольный съѣздъ. Поддерживалъ церковную и благотворительную дѣятельность Вел. Кн. Елизаветы Ѳедоровны. 23 ноября 1912 г. назначенъ митрополитомъ С.-Петербургскимъ и первенствующимъ членомъ Свят. Сѵнода. Докторъ богословія (1915). На одной изъ аудіенцій у Императора Николая II высказалъ свое негативное мнѣніе о дѣятельности Г. Е. Распутина и выступилъ за его удаленіе изъ С.-Петербурга. За открытое вмѣшательство въ дѣла государственнаго управленія былъ переведенъ на Кіевскую каѳедру, сохранивъ постъ первенствующаго члена Свят. Сѵнода. Членъ Предсоборнаго Совѣщанія. Продолжалъ участвовать въ монархическомъ движеніи. Въ 1917 г. призналъ Временное правительство, но подалъ въ отставку съ поста члена Свят. Сѵнода, оставшись на кіевской каѳедрѣ. Участникъ Всероссійскаго Помѣстнаго Собора 1917-1918 гг. Выступалъ противъ автокефалистскихъ настроеній среди части кіевскаго духовенства. Послѣ жестокихъ пытокъ былъ звѣрски растерзанъ революціонными бандитами 25 января 1918 г. послѣ взятія ими Кіева. Память св. свящмуч. Владиміра, митр. Кіевскаго — 25 января / 7 февраля.

Сочинения свящмуч. Владиміра (Богоявленскаго), митр. Кіевскаго

Свящмуч. Владиміръ, митр. Кіевскій († 1918 г.)
БЕСѢДЫ НА СЕМЬ СЛОВЪ СПАСИТЕЛЯ СО КРЕСТА.

3. Жено, се сынъ Твой! — Се Мати твоя!

Стояху же при крестѣ Іисусовѣ Мати Его и сестра Матере Его Марія Клеопова и Марія Магдалина. Іисусъ же видѣвъ Матерь и ученика стояща, егоже любляше, глагола Матери Своей: Жено, се сынъ Твой. Потомъ глагола ученику: се Мати твоя. И отъ того часа поятъ Ю ученикъ во свояси (Іоан. 19, 25-27).

Есть нѣчто особенно нѣжное и человѣчески-трогательное въ этомъ третьемъ крестномъ словѣ Іисуса, возлюбленные братіе! Послѣ слова Его первосвященнической молитвы за Своихъ распинателей, послѣ слова Его царскаго изъявленія помилованія раскаявшемуся разбойнику, Онъ еще разъ отверзаетъ уста Свои для слóва любви, въ которомъ сказывается сердце сына и друга; но это слово есть въ то же время и слово Спасителя, которымъ Онъ всѣхъ, собравшихся вокругъ креста Его, привлекаетъ къ Себѣ и соединяетъ въ Своей любви.

Такимъ образомъ, при крестѣ Спасителя находились не одни только насмѣшники и враги Его. Нѣтъ. Среди громадной /с. 31/ толпы этихъ враговъ была незначительная часть и преданныхъ Ему, опечаленныхъ душъ. Хотя ученики Его оставили Его и разбѣжались по домамъ своимъ, и только одинъ изъ нихъ, Іоаннъ, егоже любляше Іисусъ, слѣдовалъ за Нимъ до креста; но женщинъ, которыя сопровождали Его изъ Галилеи и служили Ему, было тамъ, какъ прямо говоритъ евангелистъ Матѳей, много (Матѳ. 27, 55). Онѣ стояли вдали и въ безмолвной скорби смотрѣли на печальное зрѣлище. Нѣкоторыя же изъ нихъ, которыхъ евангелистъ называетъ по именамъ, подошли къ самому кресту. Пламенная любовь ихъ препобѣдила въ нихъ всякій страхъ. О, поистинѣ геройская душа живетъ въ женщинѣ, когда воодушевляетъ и укрѣпляетъ ее любовь. Онѣ не обѣщали Спасителю подобно ученикамъ Его, что онѣ никогда не оставятъ Его. Онѣ не завѣряли Его, какъ Петръ: если бы мнѣ и умереть пришлось съ Тобою, и тогда не оставлю Тебя; но онѣ сдѣлали то, что тѣ на словахъ только обѣщали сдѣлать, — онѣ не оставили Его и въ моментъ самой смерти.

Впереди другихъ мы видимъ погруженную въ глубокую скорбь Марію, Матерь /с. 32/ Іисуса. Кто съумѣетъ сказать, чтó чувствовала Она въ этотъ часъ душевной туги? Гдѣ теперь всѣ Ея надежды и чаянія, которыя присущи были Ей съ того момента, когда ангелъ привѣтствовалъ Ее благословенною въ женахъ? Теперь чрезъ Ея душу, нѣкогда пророчески предвозвѣстилъ праведный Симеонъ, проходитъ оружіе. Съ невыразимою скорбью, безсильная для помощи, стои́тъ несчастная Женщина при крестѣ Сына свидѣтельницею Его позора и Его страданій. И какая съ этого часа ожидаетъ Его участь? Теперь Она на глазахъ людей — мать богохула, Который, какъ проклятіе міра, какъ извергъ рода человѣческаго, умеръ на крестѣ. Она изныла бы въ Своей скорби, если бы въ душѣ Ея не оставалось воспоминанія о великихъ божественныхъ обѣтованіяхъ и вѣры въ непреложность слова Божія, которую Она лелѣяла въ Своемъ сердцѣ и которая служила поддержкою и опорою для Ея надежды. Но какъ поколеблена была эта опора подъ тяжестью ужасныхъ событій! Одна только едва мерцавшая искорка этой вѣры осталась въ Ней. Вотъ слышитъ Она, какъ изрекаетъ Онъ слово первосвящен/с. 33/нической молитвы за Своихъ мучителей: Отче, отпусти имъ: не вѣдятъ бо, что творятъ! Вотъ слышитъ Она, какъ Онъ утѣшаетъ Своимъ царственно-властнымъ: аминь, глаголю тебѣ благоразумнаго разбойника. Такое утѣшительное обѣщаніе Его сильно подѣйствовало на Ея душу и пробудило въ Ней неотразимое желаніе: ахъ, если бы и Она сегодня, изъ этого моря скорби, могла войти вмѣстѣ съ Нимъ въ рай Бога!

Такъ стои́тъ исполненная скорби Мать при крестѣ Своего Сына; Она протѣсняется сквозь толпу какъ можно ближе къ Нему, доходитъ до самой стражи, которая окружала крестъ, смотритъ Ему прямо въ глаза, проникнутая святой, пламенной, материнской, самоотверженной къ Нему любовію. Ужели Тотъ, Который на крестѣ Своемъ не лишилъ Своей любви и состраданія и враговъ Своихъ, Который изрекъ словá помилованія разбойнику, не имѣетъ слóва любви для самыхъ ближнихъ Своихъ, для Своей Матери? О, нѣтъ! Онъ никого не лишалъ Своей любви даже въ минуту Своихъ страданій. Онъ никогда не обходилъ Своею любовью никого, кто нуждался въ ней. Вотъ открываетъ Онъ уста Свои и, /с. 34/обратившись къ Матери, указываетъ Ей на ученика, котораго Онъ особенно любилъ, и говоритъ: Жено, се сынъ Твой!

Женщина, говоритъ Онъ, а не мать. Почему же Онъ не называетъ Ее матерію даже въ этотъ послѣдній часъ, — часъ разлуки? Не боялся ли Онъ именемъ матери еще болѣе увеличить скорбь Ея? Не хочетъ ли Онъ предупредить, чтобы этимъ названіемъ не вызвать въ отношеніи Ея еще болѣе насмѣшекъ и издѣвательства? Или имя «женщина» должно было и въ этотъ часъ напомнить Матери, что Ея отношеніе къ этому Сыну было не таково, какое бываетъ у матерей къ сыновьямъ своимъ по плоти, что этотъ Сынъ Матери не былъ рожденъ для того только, чтобы имѣть заботу и попеченіе о Матери, но чтобы быть Искупителемъ міра, почему Она и не должна теперь плакать о Немъ такъ, какъ плачетъ мать о сынѣ. Сѣмя жены для спасенія всѣхъ, рожденныхъ женою, идетъ раздавить главу змія. Посланый Отцемъ Своимъ въ міръ для искупленія его Своею кровію и смертію, Онъ, совершивъ дѣло Отца, идетъ теперь къ Нему для принятія славы, которую Онъ имѣлъ у Него прежде, чѣмъ сталъ /с. 35/ существовать міръ. Какъ же могла Она препятствовать Ему или удерживать Его, или ожидать отъ Него сыновняго попеченія?

Но чѣмъ не могъ быть для Нея Самъ Онъ, тѣмъ назначилъ Онъ для Нея того, который ближе всѣхъ былъ Его сердцу, то есть одного изъ двѣнадцати учениковъ Своихъ, Іоанна Богослова, который самъ говоритъ о себѣ, какъ объ ученикѣ, егоже любляше Іисусъ. Жено, сказалъ Онъ, обратившись къ Матери, се сынъ Твой!

Спрашиваютъ, почему же Іисусъ въ этомъ случаѣ указалъ Матери Своей именно на Іоанна, а не на братьевъ Своихъ по плоти, то есть дѣтей Іосифа Обручника? Только потому, что семейство Іоанна, какъ кажется, пользовалось лучшимъ благосостояніемъ и большимъ достаткомъ и Мать Его могла найти у него болѣе вѣрное обезпеченіе? — Марія въ это время нуждалась болѣе всего не во внѣшнемъ, матеріальномъ обезпеченіи. Послѣднее Она всего менѣе находила до сихъ поръ и у Своего Сына; такое, небогатое, содержаніе Она, можетъ быть, нашла бы и у братьевъ Іисуса. Но что было всего болѣе дорого и нужно /с. 36/ для Нея, — именно любовь, утѣшеніе въ скорби, поддержка и подкрѣпленіе въ Ея оскудѣвшей вѣрѣ и надеждѣ, этого Она рѣшительно не могла найти у Своихъ пасынковъ — братьевъ Іисуса по плоти, Ибо послѣдніе еще не вѣровали въ Іисуса. Онъ и въ ихъ глазахъ былъ теперь еще нечестивымъ богохуломъ, который умеръ на древѣ клятвы, опозоривъ родъ свой. Вотъ почему Спаситель и указалъ пріютъ для Своей Матери не у братьевъ, а у этого ученика, котораго Онъ любилъ и который одинъ только изъ всѣхъ двѣнадцати учениковъ слѣдовалъ за Нимъ до самаго креста. Вотъ, сказалъ Онъ ему, Мать твоя!

Какъ печально, когда тѣ, которые живутъ въ одномъ домѣ, какъ члены одной и той же семьи, остаются чуждыми и даже враждебными другъ другу по своимъ глубочайшимъ и внутреннѣйшимъ потребностямъ человѣческаго сердца! Истинная связь членовъ семьи, истинное благородство всякой человѣческой дружбы и любви состоитъ въ томъ, когда соединенные узами крови и родства собираются къ кресту Господню и соединяются въ любви Того, Который насъ прежде возлюбилъ, и въ /с. 37/ блаженномъ общеніи единой вѣры и единаго вѣчнаго упованія.

Можетъ быть, Іоаннъ не оставилъ бы Матери Іисуса и безъ порученія Послѣдняго, но теперь, въ силу слóва Учителя, попеченіе о Ней являлось для него, какъ дорогой залогъ Его любви. Вотъ почему онъ тотчасъ же исполнилъ завѣщаніе Учителя и немедленно взялъ Мать Его въ домъ свой. Съ этого времени, въ продолженіе пятнадцати лѣтъ, Іоаннъ содержалъ въ своемъ домѣ Мать Іисуса, окружая Ее съ сыновнею преданностью и любовью своими заботами, пока Она не скончалась на его рукахъ, на 63-мъ году Своей жизни.

Итакъ, несомнѣнно, братіе-христіане, что есть нѣчто необыкновенно-нѣжное и человѣчески-трогательное въ этомъ третьемъ крестномъ словѣ Господа. Здѣсь раскрывается предъ нами любвеобильное сердце Того, Который въ двухъ другихъ словахъ Своихъ на крестѣ является какъ Господь и Судія міра. Отсюда научаемся мы, какъ христіане не имѣютъ надобности и не должны стыдиться чувства человѣческой любви и дружбы; мы не имѣемъ нужды и не должны переставать быть людьми, что/с. 38/бы сдѣлаться христіанами. Здѣсь становится для насъ понятнымъ, чтó значитъ то обстоятельство, что Спаситель не захотѣлъ однажды оставить Своихъ занятій изъ-за желанія Своей Матери Его видѣть. Отсюда становится яснымъ для насъ и то, почему Онъ съ нѣкоторою укоризною говорилъ тому ученику, который, прежде чѣмъ послѣдовать за Нимъ, хотѣлъ погребсти своего отца: остави мертвыя погребсти своя мертвецы! (Лук. 9, 60). Такъ это, безъ сомнѣнія, и есть, такъ и должно быть. Ради Господа и Его царства необходимо отказывать себѣ и въ самой любимой наклонности, которая можетъ мѣшать намъ въ нашемъ собственномъ спасеніи или въ дѣлѣ нашего вѣрнаго служенія Господу. Кто любитъ отца или матерь, брата или сестру, сына или дочь, болѣе Его, тотъ не достоинъ Его. Но ты вѣрнѣе, лучше и болѣе по-христіански исполняешь твое христіанское призваніе, когда ты стараешься служить Богу въ тѣхъ условіяхъ и границахъ жизни, которыя указаны тебѣ Самимъ же Богомъ, воздавая Божіе Богови, а кесарево кесареви. Не по-христіански поступилъ бы тотъ, кто ради какой-либо, /с. 39/ хотя бы и высокой, но самопроизвольно избранной цѣли, — будь это въ Церкви, или государствѣ, въ искусствѣ или наукѣ, или въ области благотворенія и дѣлъ любви, — отказался бы отъ своихъ прямыхъ (напримѣръ, семейныхъ или начальственныхъ) обязанностей и сложилъ бы съ себя попечительную заботу о тѣхъ, которые вручены ему Самимъ Богомъ. Аще кто о своихъ, пишетъ апостолъ Павелъ, паче же о присныхъ не промышляетъ, вѣры отвергся есть и невѣрнаго горшій есть (1 Тим. 5, 8).

Лучшей любви и заботы о ввѣренныхъ нашему попеченію, конечно, мы не можемъ оказать, какъ если приведемъ ихъ ко Господу, то есть дадимъ имъ доброе нравственно-религіозное воспитаніе и направленіе и затѣмъ предоставимъ ихъ любви и попеченію Самого Господа. Онъ не отказалъ въ Своей любви и благопопечительности никому изъ собравшихся вокругъ креста Его; Онъ не откажетъ въ этомъ и твоимъ приснымъ. Онъ знаетъ глубочайшую потребность человѣческаго сердца и всегда готовъ идти къ ней на встрѣчу съ Своею вѣрною, нѣжною заботою и любовью. Молитесь только, братіе, Ему /с. 40/ въ этой любви о томъ, чтобы не остались послѣ вашей смерти ввѣренные вашему попеченію необезпеченными и сирыми, и Онъ найдетъ вашимъ дѣтямъ отцовъ и матерей, вашимъ матерямъ и вдовамъ сыновей и опекуновъ, какъ нашелъ Своей Матери — сына и попечителя, а своему другу — любящую и заботливую мать.

Но это слово любви не есть только слово сына и друга, и относится не къ одной Матери и ученику, егоже любляше Іисусъ. Это — слово и Спасителя, имѣющее отношеніе ко всѣмъ, собравшимся вокругъ креста, Его послѣдователямъ. Онъ говорилъ всѣмъ имъ: любите другъ друга, какъ Я возлюбилъ васъ! Любите другъ друга, какъ кровные родственники, каковыми вы сдѣлались во Мнѣ чрезъ кровь Мою, которую пролилъ Я за васъ.

Друже! ты завидуешь Іоанну, что Господь удостоилъ его чести быть попечителемъ и сыномъ Его Матери. Такъ не забывай, чтó сказалъ Онъ, когда Мать и братья Его желали Его видѣть, указывая на Своихъ учениковъ: вотъ кто — Моя мать и Мои братья! Ибо кто творитъ волю Отца Моего небеснаго, тотъ Мой братъ, сестра и /с. 41/ мать (Матѳ. 12, 49-50). Возьми же къ себѣ всѣхъ, на которыхъ Господь указалъ тебѣ этими словами, и окружи ихъ всяческою заботою и попеченіемъ! Иди и корми во имя Его алчущихъ, одѣвай нагихъ, утѣшай печальныхъ, поддерживай слабыхъ, посѣщай вдовъ и сиротъ въ ихъ скорби!



До сихъ поръ мы выслушали, возлюбленные братіе и сестры, три слова любви, изреченныя Спасителемъ на крестѣ. Это — слово Его первосвященнической молитвы за Своихъ распинателей: Отче, отпусти имъ: не вѣдятъ бо, что творятъ! Слово Его царской милости и обѣщанія раскаявшемуся разбойнику: аминь, глаголю тебѣ, днесь со Мною будеши въ раи! И нѣжное, человѣчески-трогательное слово сына и друга, которымъ Онъ и насъ всѣхъ, послѣдователей Своихъ, подъ крестомъ Своимъ соединяетъ въ Своей любви: Жено, се сынъ Твой! Се Мати твоя!

Такимъ образомъ Спаситель нашъ и въ самомъ разгарѣ Своихъ крестныхъ страданій забывалъ о Себѣ Самомъ, и, по любви Своей къ людямъ, думалъ о тѣхъ, /с. 42/ которые имѣли нужду въ Его любви. Такъ прошло три часа Его страданій на крестѣ, но самое тяжелое и самое невыносимое мученіе было еще впереди. Священное Писаніе сообщаетъ намъ еще четыре слова, сказанныхъ Іисусомъ Христомъ на крестѣ. Это — слова Агнца Божія, вземшаго грѣхи всего міра. Два слова борьбы и два слова побѣды сказалъ Онъ еще, прежде чѣмъ замолкли уста Его, и Онъ, склонивъ голову, испустилъ духъ Свой.

Источникъ: Митрополитъ Владиміръ. Бесѣды на семь словъ Спасителя со креста. — СПб.: Сѵнодальная типографія, 1903. — С. 30-42.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.