Церковный календарь
Новости


2019-07-17 / russportal
И. П. Якобій. "Имп. Николай II и революція". Миссія ген. Иванова (1938)
2019-07-17 / russportal
И. П. Якобій. "Имп. Николай II и революція". Измѣна, трусость и обманъ (1938)
2019-07-17 / russportal
И. П. Якобій. "Имп. Николай II и революція". Начало развала (1938)
2019-07-17 / russportal
И. П. Якобій. "Имп. Николай II и революція". Въ Ставкѣ (1938)
2019-07-16 / russportal
И. П. Якобій. "Имп. Николай II и революція". Первые безпорядки (1938)
2019-07-16 / russportal
И. П. Якобій. "Имп. Николай II и революція". Наканунѣ катастрофы (1938)
2019-07-16 / russportal
И. П. Якобій. "Имп. Николай II и революція". Военный заговоръ (1938)
2019-07-16 / russportal
И. П. Якобій. "Имп. Николай II и революція". Штурмъ власти (1938)
2019-07-16 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 22-я (1921)
2019-07-16 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 21-я (1921)
2019-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 14-я (1922)
2019-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 13-я (1922)
2019-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 12-я (1922)
2019-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 11-я (1922)
2019-07-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 60-я (1956)
2019-07-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 59-я (1956)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 17 iюля 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 9.
Церковная письменность

СОЧИНЕНІЯ ФИЛАРЕТА, МИТРОПОЛИТА МОСКОВСКАГО И КОЛОМЕНСКАГО.
Слова и рѣчи. Томъ I-й: 1803-1821. М., 1873.

ОТДѢЛЕНІЕ ТРЕТЬЕ.
Слова и рѣчи, ненапечатанныя при жизни проповѣдника.

1806-1808 гг.
XLII.
6. СЛОВО ВЪ НЕДѢЛЮ МЯСОПУСТНУЮ.

Идите отъ Мене проклятіи во огнь вѣчный, уготованный діаволу и аггеломъ его (Матѳ. ХХV. 41).

Богъ есть любы (1 Іоан. IV. 8) въ существѣ Своемъ и милосердіе въ Своихъ дѣйствіяхъ относительно къ человѣку; сколько ни многоразличны сіи дѣйствія, они имѣютъ единое начало — благость, и единый конецъ — благо. Посему Богъ является то въ образѣ отца и даетъ намъ славное имя сына: даждь ми, сыне, твое сердце (Притч. ХХIII. 26); то въ образѣ врача и покупаетъ намъ здравіе собственными болѣзнями: язвою его мы исцѣлѣхомъ (Исаіи LIII. 5); то во образѣ пастыря, и не забываетъ глашать по имени овецъ, забывшихъ Его въ своемъ заблужденіи: ины овцы имамъ, яже не суть отъ двора сего: и тыя ми подобаетъ привести (Іоан. Х. 16); то во образѣ гостя и усильнѣе старается внити въ убогую хижину нашу, нежели мы въ славный чертогъ Его: се стою при дверехъ и толку (Апок. III. 20); то во образѣ жениха и всюду приближается къ невѣстѣ Своей, куда-бы она ни удалялась: пріиди ближняя моя (Пѣсн. Пѣс. II. 1).

Но видѣли ли вы нынѣ въ зерцалѣ слова Божія послѣднее явленіе Вѣчнаго во времени? О, какъ оное ужасно и не подобно предшествовавшему! Души не соотвѣтствовавшія любви Жениха небеснаго, вы скоро испытаете пламень Его ревности! Сердца не пріявшія Божественнаго посѣщенія, се оставляется вамъ домъ вашъ пустъ (Матѳ. ХХIII. 38)! Овцы слышавшія гласъ Пастыря своего, но ему не внимавшія, Онъ предастъ васъ звѣрямъ хищнымъ! Больные члены, отвергнувшіе помощь врача душъ и тѣлесъ, Онъ уже пріемлетъ желѣзо, дабы отсѣщи васъ /с. 295/ и извергнуть изъ града безсмертія! Непокоривыя дѣти, презрѣвшія спасительные совѣты Отца, вы увидите въ Немъ строгаго судію! Се Онъ слагаетъ съ себя свою кротость, и облекается въ славу! Се Онъ взираетъ молніею, громомъ вѣщаетъ, ужасомъ окруженъ! Смерть поселяется тамъ, откуда онъ отвращаетъ очи! Вы, которые не хотѣли пріити къ Нему, когда Онъ звалъ васъ: пріидите ко Мнѣ вси труждающіися и обремененіи, и Азъ упокою вы (Матѳ. ХI. 28), — вотъ, Онъ теперь увольняетъ васъ отъ Себя: идите отъ Мене проклятіи во огнь вѣчный, уготованный діаволу и аггеломъ его.

Такъ, сл., въ семъ страшномъ дѣйствіи Богъ болѣе не есть любы и милосердія. Таже любовь, которая приходила не судить мірови, но да спасется Ею міръ (Іоан. III. 17), пріидетъ осудить тѣхъ, иже любве истины не пріяша, во еже спастися имъ (2 Солун. II. 10). Осудитъ злыхъ, поелику любитъ добрыхъ. Милосердый судитъ нераскаянныхъ, потому что милуетъ кающихся. И для чего иначе возвѣщаетъ Онъ погибель отверженныхъ, если не для того, что не хощетъ ничьей погибели? Посему за нѣсколько еще вѣковъ даетъ намъ услышать послѣднее проклятіе на шуюю страну, дабы заблаговременно спастись бѣгствомъ на десную!

Блаженъ, кто слушаетъ сіе проклятіе, не уклоняясь отъ намѣренія любви Божіей! Тогда и проклятіе рождаетъ благословеніе. Мы должны внимать ему сердцемъ и умомъ, а не слухомъ. Должны познавать въ немъ ужасъ состоянія отверженныхъ: не ждать для ясности самаго опыта.

Итакъ, Праведный Судія лишитъ осужденныхъ права и возможности наслаждаться Его лицезрѣніемъ: идите отъ Мене проклятіи. Сію великую потерю нельзя довольно чувствовать не испытавшимъ высокаго блаженства — видѣть Бога! Когда мы видимъ совершенное произведеніе ума человѣческаго, порываемся любопытствомъ видѣть творца; когда слышимъ о достохвальныхъ человѣколюбивыхъ дѣяніяхъ, наши взоры желали бы почить на груди, въ коей бьется сердце столь доброе; когда внемлемъ славѣ сильныхъ земли, наше воображеніе устремляется въ мѣста ихъ пребыванія, и мы почитаемъ себя счастливыми, если можемъ поставить себя предъ ними. Впрочемъ, видя лице мудреца, еще не видятъ его мудрости; взирая на добродѣтельнаго, не видятъ добродѣтели, обозрѣвая великолѣ/с. 296/піе, окружающее сильныхъ, не видятъ того сильнаго духа, который проходитъ и движетъ огромные члены государственнаго тѣла. Тѣлесный взоръ объемлетъ только тѣло, но видѣть Бога — конечно уже не симъ бреннымъ окомъ — есть созерцать (по возможности ограниченной твари) и Его премудрость — и озаряться отъ нея всегда новымъ свѣтомъ познанія, и Его благость — и исполняться отъ нея любви и радости безсмертныя, и Его величіе — и возвышаться до блаженства чистѣйшихъ духовъ.

Если не ослѣпленный страстями, не омраченный предразсудками разумъ находитъ удовольствіе, разсматривая слѣды Божества въ царствѣ природы; если вѣрующая душа погружается въ восторгахъ, проходя мысленно чудесные пути благодати въ ея таинственномъ царствѣ: то чтò долженъ чувствовать тотъ, кто, оставя сіи неотдаленныя области Вседержителя, проникъ бы во внутренность державы Его, вступилъ бы въ Его безсмертный градъ, ощутилъ бы всюду и окрестъ себя и въ себѣ Его славное присутствіе? Если мы любимъ слушать, какъ сіи видимыя небеса въ безмолвіи повѣдаютъ славу Божію (Псал. ХVІII. 2), малѣйшее насѣкомое возвѣщаетъ величіе Творца; то что, еслибы въ небесахъ небесъ, вмѣсто сіянія мертвыхъ тѣлъ, мы узрѣли свѣтъ безсмертныхъ духовъ, — вняли бы немолчному ихъ славословію, соединили бы съ хоромъ ихъ наши гласы, научились бы, изливая, такъ сказать, хвалы въ Бога, почерпать изъ Бога неизсякаемую радость?

Богодухновенный царь, который, кажется, научился у серафимовъ пѣснямъ ихъ и старался, сколько можно, совершеннѣе испытать на землѣ небесное ихъ упражненіе — славословить Царя царей, не ожидаетъ и тамъ другаго блаженства, какъ быть ближе къ Нему, и вѣчно хвалить Его. Блажени, поетъ онъ, живущіи въ дому твоемъ, въ вѣки вѣковъ восхвалятъ тя (Псал. LХХХIII, 5). Апостолы, утверждая насъ въ вѣрѣ, думали, что сказали все, когда сказали, что мы узримъ Бога лицемъ къ лицу, узримъ Его, якоже есть. Самъ Божественный Учитель ихъ описываетъ высокое состояніе ангеловъ сею одною чертою, что они выну видятъ лице Отца небеснаго (Матѳ. XVIII. 10).

Судите посему, сколько теряетъ тотъ, кто теряетъ право видѣть Бога? Мы, не видя Его нынѣ, по грубости нашихъ чувствъ /с. 297/ и естественной немощи, сколько отъ того терпимъ! Какая тьма въ разумѣ! Какая пустота въ сердцѣ! Какой гладъ въ желаніи! Но какой ужасной крайности достигнутъ сіи бѣдствія, когда они будутъ не слабостію нашею, но безконечными слѣдствіями гнѣва Божія, когда сіи случайности существа нашего перейдутъ въ самую природу! Авессаломъ, отверженный Давидомъ, проситъ Іоава, чтобъ онъ или испросилъ ему позволеніе видѣть царя и отца своего, или убилъ бы несчастнаго. Такъ отверженный Богомъ грѣшникъ предпочтетъ смерть своему состоянію; только онъ не найдетъ ее. Онъ будетъ умирать непрестанно, а не возможетъ умереть и одинъ разъ. Совокупите тысячу гееннъ, восклицаетъ Златоустъ, это отнюдь не такъ тяжко, какъ быть извержену отъ славы, быть ненавидиму Богомъ!

Наказаніе осужденныхъ на страшномъ судѣ не состоитъ въ одномъ лишеніи благъ и лицезрѣнія Божія, но въ дѣйствительномъ претерпѣніи золъ. Судія посылаетъ ихъ въ огнь.

Такъ угодно будетъ строгому Правосудію, чтобы человѣкъ весь былъ подверженъ дѣйствію Его мщенія, такъ какъ онъ весь предавался дѣйствію беззаконія. Такое же различіе полагаетъ оно въ наказаніяхъ, какое мы производимъ во грѣхахъ. Изъ нихъ одни рождаются въ душѣ и чрезъ нее порабощаютъ себѣ тѣлесныя силы, какова есть гордость, или злоба; другіе совершаются въ тѣлѣ и оскверняютъ душу, чрезъ участіе котораго она пріемлетъ услажденіе, какъ, напримѣръ, роскошь и сластолюбіе. Такъ отчужденіе отъ Бога, угрызающее воспоминаніемъ непорядковъ жизни, совершенное отчаяніе, суть казни, снѣдающія душу, и потолику простираются на тѣло, поколику сіе соединено съ нею. Огнь есть вещественное мученіе, которое терзаетъ тѣло и чрезъ него проходитъ въ душу.

И посему напрасно изъясняютъ сей огнь дѣйствіемъ совѣсти; напрасно вопрошаютъ: какія это мученія? какой это огнь, который бы могъ дѣйствовать на безсмертнаго человѣка? Но развѣ предѣлы разумѣнія человѣческаго должны быть предѣломъ Божія всемогущества? Кто можетъ сіе тлѣнное облещи въ нетлѣніе (1 Кор. ХV. 44 и 53) и сдѣлать тѣло духовнымъ, тому трудно ли приготовить столь тонкій и проницательный огнь, чтобы также былъ ощущаемъ безсмертнымъ составомъ, какъ нынѣшній огнь нынѣшнимъ тѣломъ. Кто хочетъ подроб/с. 298/но знать свойство однихъ мученій, тотъ пусть изъяснитъ мнѣ прежде въ точности свойство блаженства небеснаго. Но если бывшій на третьемъ небеси не описалъ того, что тамъ уготовано любящимъ Бога, и признался, что это совсѣмъ невозможно постигнуть человѣку болѣе или менѣе плотскому; то можетъ ли равно представить себѣ свойство ужасныхъ послѣднихъ дѣйствій гнѣва Божія тотъ, кто не нисходилъ въ преисподняя? Мы можемъ, и довольно для насъ, знать только то, что гнѣвъ сей безконеченъ: идите въ огнь вѣчный, глаголетъ Вѣчный Судія.

Тщетно нѣкоторые, для смягченія сей страшной угрозы, прибѣгаютъ къ милосердію Божію. Но какое милосердіе для тѣхъ, кои съ непреодолимымъ упорствомъ отвергаютъ милосердіе? Богъ есть единое, безконечное благо; уклоненіе отъ Него единое безконечное зло. Богъ создалъ человѣка для Себя; грѣхопаденіе удалило человѣка отъ Бога; милосердіе паки открыло путь соединиться съ Нимъ. Кто не слѣдуетъ по сему пути, тотъ, по закону Правосудія, остается подверженнымъ вѣчному злу, какъ необходимому слѣдствію удаленія отъ Бога.

Поздно будетъ искать сего пути во мракахъ ада. Путь къ безсмертію лежитъ въ юдоли смертной жизни. Здѣсь можно имѣть свѣтильникъ, дабы найдти его и безопасно продолжать по нему шествіе. Смерть для каждаго человѣка, а послѣдній судъ для всего рода человѣческаго — отверзаетъ дверь судьбы. Мудрыя дѣвы входятъ на бракъ жениха безсмертнаго — буіи же изгоняются. Чтобы получить помилованіе, должно принести покаяніе. Но кто можетъ принять за чистое раскаяніе вопль, исторгаемый муками? Чѣмъ тягостнѣе сіи муки, тѣмъ менѣе способно сердце имѣть другія чувствованія, нежели чувства лютѣйшей скорби. Оно едино подавляетъ всѣ мысли и желанія отчаяніемъ. Итакъ, смертный, доколѣ ты носишь смертное тѣло, и вмѣстѣ съ нимъ подлежишь перемѣнамъ, ты можешь содѣлаться лучше или хуже. Но когда сложишь съ себя одежду тлѣнія и смертности, тогда останется въ тебѣ или безсмертное чувство добра или безсмертное чувство зла. Ни на небѣ не родится новыхъ безбожниковъ, ниже во адѣ кто исповѣстся Господеви (Псал. VI 6).

Представьте же себѣ, сл., сколько можете сію страну непроницаемаго мрака, кипящую огнемъ и жупеломъ и червями, /с. 299/ шумящую скрежетомъ зубовъ и яростными стонами: тамъ минуты проходятъ какъ годы: но проходятъ годы — и это еще начало мученія; проходятъ вѣки — и это еще начало мученія; пройдетъ столько тысящелѣтій, сколько пылинокъ составляетъ нынѣшній міръ — все еще будетъ начало мученія!...

Подумайте также, съ кѣмъ будутъ раздѣлять грѣшники сіе безконечное проклятіе на вѣчныя мученія: это огнь уготованный діаволу и аггеломъ его. Губительные взоры врага безпрестанно будутъ пронзать жертву имъ убитую! Лютый змій гнуснымъ жаломъ своимъ будетъ лобызать сердце, имъ отравленное, и въ новыя раны всегда будетъ проливать новый ядъ.

Но да удалятся сіи страшные виды, и да не будутъ они для насъ, сл., едиными мечтаніями воображенія! Отверзите слухъ вашъ, и въ самыхъ грозныхъ вѣщаніяхъ правосудія внушите сладкій гласъ: Пріидите благословенніи Отца моего. Слышите ли, чтó говоритъ любовь? Не для васъ устроены жилища адовы, но діаволу и аггеламъ его; не для васъ возжено геенское пламя, но для князя тьмы устроено царство тьмы: для васъ уготованы обители райскія отъ сложенія міра. Почто ревнуете жребію тѣхъ, кои заслужили свое состояніе? Обратитеся, покайтеся, приближибося царство небесное (Матѳ. III. 2). Аминь.



Въ книгѣ прот. Чередѣева, — «Біографіи Тверскихъ іерарховъ отъ начала существованія архіерейской каѳедры въ г. Твери и до нынѣ» (Тверь 1859 г.) объ архіепископѣ Филаретѣ, бывшемъ на тверской каѳедрѣ, отъ 15 марта 1819 г. до 26 сентября 1820 г. значится слѣдующее: «привѣтствовалъ Тверскую епархію грамотою, или посланіемъ». Но таковой грамоты мы нигдѣ не могли найти.

Источникъ: Сочиненія Филарета, митрополита Московскаго и Коломенскаго. Слова и рѣчи. Томъ I: 1803-1821. Съ портретомъ автора. — М.: Типографія А. И. Мамонтова, 1873. — С. 294-299.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.