Церковный календарь
Новости


2019-07-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 26-я (1922)
2019-07-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 25-я (1922)
2019-07-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 24-я (1922)
2019-07-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 23-я (1922)
2019-07-20 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 70-я (1956)
2019-07-20 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 69-я (1956)
2019-07-20 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 68-я (1956)
2019-07-20 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 67-я (1956)
2019-07-20 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 42-е (1975)
2019-07-20 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 41-е (1975)
2019-07-20 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 28-я (1921)
2019-07-20 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 27-я (1921)
2019-07-20 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 26-я (1921)
2019-07-20 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 25-я (1921)
2019-07-19 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 22-я (1922)
2019-07-19 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 21-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - воскресенiе, 21 iюля 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.
Церковная письменность

СОЧИНЕНІЯ ФИЛАРЕТА, МИТРОПОЛИТА МОСКОВСКАГО И КОЛОМЕНСКАГО.
Слова и рѣчи. Томъ I-й: 1803-1821. М., 1873.

ОТДѢЛЕНІЕ ТРЕТЬЕ.
Слова и рѣчи, ненапечатанныя при жизни проповѣдника.

1806-1808 гг.
XXXIX.
3. СЛОВО НА ДЕНЬ ОБРѢТЕНІЯ МОЩЕЙ ПРЕПОДОБНАГО СЕРГІЯ.

Возсіяетъ во тмѣ свѣтъ твой и тма твоя будетъ яко полудне: и будетъ Богъ твой съ тобою присно: и насытишися, якоже желаетъ душа твоя, и кости твоя утучнѣютъ, и будутъ яко вертоградъ напоеный, и яко источникъ, емуже не оскудѣ вода: и кости твоя прозябнутъ яко трава, и разботѣютъ, и наслѣдятъ роды родовъ. И созиждутся пустыни твоя вѣчныя, и будутъ основанія твоя вѣчная родомъ родовъ (Исаіи LVІII. 10, 11 и 12).

Тако глаголаше Господь чрезъ уста Исаіи.

Кому глаголъ сей? Кому сіи благословенія? Другъ Божій! не тебѣ ли сіе прорицала вѣра, когда она сопутствовала тебѣ въ дикія нѣкогда и необитаемыя мѣста сіи? Великое событіе даетъ право отнести и къ тебѣ предсказаніе великое. Ты сокрылся отъ свѣта, оставилъ въ немъ порокъ, тобою ненавидимый, но свѣтъ добродѣтелей твоихъ проникъ въ него изъ мрака твоего уединенія; ты былъ свѣтильникъ Церкви по святости, хотя съ непреклонною рѣшимостью отрекся быть таковымъ по состоянію. Твоя душа взыскала и возжадала къ Богу крѣпкому и живому, и она вкушала присно сладость Его присутствія. Орошаемый струями благодати, ты былъ яко вертоградъ напоеный, и яко источникъ, емуже не оскудѣ вода, кропилъ другихъ росою духовною. Наконецъ, чтобы теченіе времени не могло удалить отъ насъ примѣра твоего, ты, восходя горѣ, оставилъ здѣсь нѣкоторую тѣнь безсмертія, тамъ тебѣ принадлежащую. Прозябли кости твоя, и останки плоти, еще умерщвленной въ животѣ твоемъ, кажутся намъ живыми по смерти твоей; и созданныя тобою пустынныя хижины превратились въ громаду зданій, по/с. 282/стыждающихъ грады своимъ великолѣпіемъ. Вѣка прошли мимо сихъ памятниковъ и не смѣли коснуться имъ, развѣ для умноженія блеска ихъ. Столь знамениты, столь обильны, столь непреложны, столь вѣчны въ самомъ времени обѣтованія, данныя вѣрою! Она едина обѣщаетъ и не измѣняетъ обѣщаніямъ. Она только прорицаетъ истину, когда множество различныхъ обѣщательныхъ гласовъ потрясаютъ сердце наше ложнымъ обнадеживаніемъ сдѣлать насъ довольными и счастливыми. Насытишися, якоже желаетъ душа твоя, — объяснимъ сіе.

Насытишися: говоритъ плотоугодіе, только не простирай взоровъ твоихъ далѣе видимости; умственное блаженство есть блаженство вымышленное, существенное принадлежитъ чувствамъ. Если мы сотворены для счастія, то должны искать его близъ себя. Почивай, яждь, пій, веселися: въ семъ заключается наука быть довольнымъ.

Какъ опасно слушать таковые уроки! Когда коварный змій, подавая намъ плодъ запрещенныхъ удовольствій, обѣщается насъ сдѣлать почти богами, тогда бѣдственное для насъ опредѣленіе уже подписано: терніе, труды, болѣзни, смерть, помѣщены въ немъ. На полѣ сладострастія и роскоши растутъ только такія розы, которыя по услажденіи чувствъ оставляютъ въ душѣ острые терны, рано или поздно ее уязвляющіе; на немъ надобно проливать потъ долго для кратковременной жатвы. Посреди слезъ, больше изнуряющихъ, нежели удовлетворяющихъ заботъ, или дряхлая застигаетъ старость, или бѣдность и немощи, которыя еще ближе оной ходятъ по слѣдамъ невоздержанія. И земля тѣмъ скорѣе требуетъ всего своего долга, чѣмъ болѣе у нея занимать старались. Ахъ! не сіе ли наши легкіе умы называютъ развязной, веселою жизнію! Боже мой! сіи мнимыя утѣхи суть не иное что, какъ сѣмя горестей; онѣ суть не пища, но ядъ для слабаго сердца. Еслибы не было совсѣмъ другаго средства къ насыщенію алчущихъ желаній, и тогда безразсудно было бы пользоваться симъ; лучше томиться безконечнымъ гладомъ. Насытишися: обѣщаетъ любостяжаніе. Умѣй только пожинать тамъ, гдѣ не сѣялъ, собирать тамъ, гдѣ не расточалъ; а когда можешь считать тысящи въ рукахъ твоихъ, призови пышность, покажи другимъ твои блага, — и ублажай судьбу тебѣ благотворную. Горе тому, кто повѣритъ симъ прорицаніямъ златаго кумира! Что есть блаженство человѣка /с. 283/ пристрастнаго къ богатству? Въ чемъ состоитъ бытіе его? — Положить въ груду металла сердце свое столь холодное, какъ сей металлъ; собирать вмѣстѣ съ драгоцѣнными бездѣлками проклятія убожества, слезы вдовицъ и вздохи сиротъ; трепетать въ ожиданіи роковой минуты, когда или татіе изъ сокровищницъ, или смерть изъ тѣла похититъ душу его; быть произвольнымъ страдальцемъ и въ морѣ изобилія, подобно одержимымъ огневицею, съ каждымъ дыханіемъ испускать стонъ или повторять во внутренности: жажду! Насытишися: твердитъ честолюбіе. Когда возвысишься изъ круга народа, когда все будетъ къ твоимъ услугамъ, когда почтеніе будетъ сопровождать тебя, — какой тогда можешь почувствовать недостатокъ. Можетъ ли тотъ быть несчастливымъ, отъ кого многіе ожидаютъ счастія? Самая зависть, возбуждаемая знатными въ низкихъ, свидѣтельствуетъ о преимуществѣ ихъ состоянія. О, когда бы сіи размышленія были столько же истинны, сколько привлекательны! Къ сожалѣнію, онѣ только льстятъ надеждою не менѣе опасною, какъ лживою. Завидное счастіе располагать жребіемъ другихъ — есть тяжкое бремя, и стремленіе къ возвышенію — неукротимая сила, которая, когда предаются ея влеченію, столь мало знаетъ предѣлы, что ей обладаніе вселенной представляется еще малымъ удѣломъ. И должно ли сему дивиться? Если нѣкогда сей адскій гладъ на небесахъ не могъ быть утоленъ, то найдется ли когда-нибудь для него довольно пищи на сей убогой землѣ? Насытишися: вопіетъ слава. Нѣтъ совершеннѣйшаго благополучія, какъ всегда стремиться къ великому, заслужить вниманіе современниковъ и обезсмертить имя свое въ потомствѣ. Любовь къ похвалѣ есть побужденіе божественное, ея удовольствіе есть ангельское. Вотъ мысли, которыя обыкновенно почитаютъ благородными чувствіями! Чтó бы впрочемъ ни говорили въ пользу сей благородной страсти, но хотя бы она и не была источникомъ вражды и соперничествъ, не повергала въ опасности, не возмущала тишины общественной, не колебала троновъ, — однако плодъ ея все еще былъ бы сомнителенъ, удовольствіе мечтательно. Не безразсудность ли — полагать основанія своего благополучія во мнѣніи другихъ, которые или по невѣдѣнію, или по своимъ особеннымъ видамъ часто намъ не отдаютъ справедливости? Не изступленіе-ли — не имѣть во всю жизнь покоя для того, чтобы нѣсколькимъ празднымъ людямъ подать матерію /с. 284/ къ разговорамъ? Утѣшаться смертному существу безсмертіемъ имени — не значитъ ли сегодня лишить себя пищи въ ожиданіи заутра? Насытишися: учитъ премудрость міра. Дерзай поднять завѣсу, скрывающую отъ взоровъ непросвѣщенныхъ истину, возлюби красоту ея; тогда-то познаешь ты удовольствіе разумнаго существа, почувствуешь гармонію природы, предпишешь звѣздамъ законы, будешь лобызать слѣды благости Творческой, поймешь свою цѣну, содѣлаешься гражданиномъ всего міра. Какой прекрасный планъ! Какой пространный путь ко спасенію! Такъ, мудрецы міра! ваши упражненія были бы самыя пріятныя, ваша участь самая счастливая, еслибы страсти никогда не закрывали единымъ облакомъ свѣтлаго лица истины, еслибы никогда, вмѣсто любви къ ней, не управляло вами тщеславіе, соревнованіе и ненависть; еслибы перо никогда не могло дѣйствовать такъ же, какъ мечъ. Но когда большую часть вашего знанія составляютъ безполезные вопросы и неудовлетворительные отвѣты, сомнѣнія и гибельное искусство обращать въ словопренія священнѣйшія истины: то можетъ ли ваше мнимое просвѣщеніе принести сердцу спокойствіе? Доколѣ убо, сынове человѣчестіи, доколѣ будете любить суету? Доколѣ будете внимать симъ обманчивымъ предвозвѣстникамъ счастія, которыхъ лукавый міръ посылаетъ къ вамъ? — Доколѣ сихъ послушаете студныхъ пророковъ. Духъ лживъ во устѣхъ ихъ, доколѣ ненасытныя ваши желанія будутъ скитаться безъ цѣли и вопрошать: кто явитъ намъ благая. Вѣра! Божественная вѣра! тебѣ предоставлено положить конецъ страданіямъ человѣка, ты едина даешь узрѣть благая; ты едина призываешь свыше благословенія, — и онѣ нисходятъ на насъ. «Будетъ Богъ съ тобою присно, и насытишися, якоже желаетъ душа твоя». Се сладчайшее обѣтованіе, центръ всѣхъ желаній, верхъ блаженства, единственная пища духа! Насыщуся, Господи! внегда явитимися славѣ Твоей. (Пс. ХVІ. 15)! Насыщуся, когда Ты придешь въ сердце смущенное, сотвориши въ немъ обитель Себѣ и явиши Себя токмо хотя въ зерцалѣ и гаданіи. Какого счастія мнѣ требовать послѣ сего, блаженства? Какого благодѣянія послѣ сего безцѣннаго дара? Просвѣщенія ли? — Ты еси свѣтъ, просвѣщаяй всякаго человѣка (Іоан. 1. 9). Безсмертія ли? У Тебе источникъ живота. Богатства ли? Но даровавшій вѣрной душѣ возлюбленна Сына, въ залогъ щедротъ /с. 285/ Своихъ: како убо не и съ нимъ вся дарствуетъ (Рим. VIII, 32)? Чести? величія? Но какія отличія, какія блистательныя титла могутъ сравниться съ сими высокими наименованіями: родъ избранъ, царское священіе, языкъ святъ, люди обновленія (1 Петр. II. 9), наслѣдницы Богу, снаслѣдницы же Хрісту (Рим. VIII, 17)?

Благословимъ, сл., милосердаго Царя царей, благоволившаго толико почтить непотребныхъ рабовъ Своихъ: прославимъ Бога, ниспославшаго намъ вѣру возставить падшаго, — исцѣлить страждущихъ, — напитать алчущихъ, — осчастливить несчастныхъ, — оживить мертвыхъ, — прославить не столько хваленіемъ и пѣснію, не столько тимпаномъ и псалтирью, сколько духомъ и сердцемъ, ревностію къ вѣрѣ и добродѣтели, да не всуе благодать сію пріяхомъ. Аминь.

Источникъ: Сочиненія Филарета, митрополита Московскаго и Коломенскаго. Слова и рѣчи. Томъ I: 1803-1821. Съ портретомъ автора. — М.: Типографія А. И. Мамонтова, 1873. — С. 281-285.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.