Церковный календарь
Новости


2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 122-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 121-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 4-е, о мірѣ (1844)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 3-е, о Святомъ Духѣ (1844)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 30-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 29-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 28-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 27-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 26-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 25-я (1956)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Посланіе къ Руфиніану (1903)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Изъ 39-го праздничнаго посланія (1903)
2019-06-16 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 120-е (1895)
2019-06-16 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 119-е (1895)
2019-06-15 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 14-е къ монахамъ (1829)
2019-06-15 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 13-е къ монахамъ (1829)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 18 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Церковная письменность

СОЧИНЕНІЯ ФИЛАРЕТА, МИТРОПОЛИТА МОСКОВСКАГО И КОЛОМЕНСКАГО.
Слова и рѣчи. Томъ I-й: 1803-1821. М., 1873.

ОТДѢЛЕНІЕ ВТОРОЕ.
Слова и рѣчи, напечатанныя при жизни проповѣдника, но не внесенныя въ собранія 1844, 1848 и 1861 годовъ.

1817 годъ.
XXXI.
18. СЛОВО ВЪ ВЕЛИКІЙ ПЯТОКЪ.
(Говорено въ Свято-Троицкой Александроневской Лаврѣ; напечатано отдѣльно).

Изыде же вонъ Іисусъ, нося терновенъ вѣнецъ и багряну ризу. И глагола имъ: се человѣкъ! (Іоан. ХІХ. 5).

Евангеліе и Церковь провождаютъ нынѣ насъ, христіане, по всему послѣднему поприщу Великаго Страдальца Геѳсиманскаго и Голгоѳскаго. Гдѣ станемъ мы, чтобы разсмотрѣть хотя нѣкую часть таинъ и чудесъ, которыя цѣлую вѣчность наполнятъ удивленіемъ и славою? если еще непроницаемы для насъ глубокія тайны Геѳсиманіи, куда допускаются немногіе токмо избранные таинники, уже знающіе тайну Ѳавора, Петръ, Іаковъ и Іоаннъ, но и ихъ бодрственный духъ воспящается немощною плотію, и воздвигаемыя къ молитвенному созерцанію очи тяготѣютъ невольнымъ сномъ; если еще неприступны для насъ высокія чудеса Голгоѳы, гдѣ также возлюбленный токмо ученикъ и Божественная Матерь, съ немногими подражательницами ея примѣра, могутъ стоять непоколебимо на колеблющейся землѣ, и причащаться въ одно время любви и страданія, жизни и смерти страждущаго и умирающаго Жизнодавца, и гдѣ Іисусъ, простертый между небомъ, землею и адомъ, приступенъ токмо для тѣхъ, которыхъ не привлекаетъ земля, не страшитъ адъ и не /с. 231/ отражаетъ небо: — станемъ въ срединѣ между оными великими предѣлами, тамъ, гдѣ страждущій Іисусъ является и указуется всѣмъ желающимъ видѣть его: изыде вонъ Іисусъ, нося терновенъ вѣнецъ и багряну ризу, и глагола Пилатъ народу: се человѣкъ! Воззримъ со вниманіемъ на то, что въ семъ непостижимомъ Страдальцѣ можетъ разсматривать каждый, кто не смѣжитъ упорно своихъ очей, — на человѣка страждущаго въ Богочеловѣкѣ: се человѣкъ! Воззримъ для того, что сей человѣкъ долженъ быть явленъ и въ каждомъ изъ насъ: сіе да мудрствуется въ васъ, еже и во Хрістѣ Іисусѣ (Фил. II. 5). Воззримъ на Него съ вѣрою, да не будемъ принуждены воззрѣть на Него съ отчаяніемъ: ибо се грядетъ со облаки, и узритъ Его всяко око, и иже Его прободоша, и плачъ сотворятъ о Немъ вся колѣна земная (Апок. I. 7).

Но, прежде нежели послѣдуемъ далѣе за онымъ знаменательнымъ указаніемъ на человѣка въ Іисусѣ, остановимъ нѣсколько вниманіе наше на томъ, кто, и какъ находитъ и даетъ сіе указаніе.

Лице Іисуса высокое и святое не только по Божеству, но и по человѣчеству, закрыто было мрачнѣйшими клеветами, когда Онъ предсталъ Пилату. Клеветники хотѣли указать Пилату въ Іисусѣ, возмутителя общественнаго покоя, противника власти, похитителя имени Сына Божія, — того, кого ни небо, ни земля не могли бы терпѣть между человѣками. Но и Пилатъ не въ такомъ былъ расположеніи, которое благопріятствовало бы открытію чистой истины. Повидимому онъ ищетъ ея; ибо вопрошаетъ о ней: что есть истина (Іоан. ХVІII. 38)? но или нетерпѣливость, или легкомысліе представляютъ ему вопросъ о истинѣ празднымъ въ судѣ надъ Истиною, и не позволяютъ дождаться на оный отвѣта. Скоро молчаніе вопрошаемаго раздражитъ гордость судіи: мнѣ ли не глаголеши (Іоан. ХІХ. 10)? а угроза доносителей: аще сего пустиши, нѣси другъ Кесаревъ (Іоан. 12), отниметъ мужество у защитника невинности. Самъ Іисусъ, провидя сіе расположеніе, и не желая расточать сокровищъ истины, не удовлетворяетъ изысканіямъ Пилата, то пребывая предъ нимъ въ молчаніи, то произнося нѣкіе глаголы на томъ языкѣ таинъ, котораго внѣшніе и слыша не слышатъ. Однако истинное и существенное во Іисусѣ съ такою силою просіявало сквозь всѣ многоразличные покровы, наипаче во время Его страданія, что и полуомраченное /с. 232/ страстями око еще способно было собрать нѣкоторые лучи свѣта: и судія, не имѣющій въ его пользу ни одного свидѣтеля, не удовлетворяемый отвѣтами его самого, преклоняемый своими страстями на сторону его враговъ, при всемъ томъ ощущаетъ присутствіе истины, и, объятый ея силою, спѣшитъ изъ дома къ народу провозгласить невинность Іисуса. — О, несчастная коловратность! Пилатъ оставляетъ Іисуса, дабы открыть самообрѣтшуюся истину другимъ, и теряетъ ее даже и для себя; заражается и самъ духомъ злобы и ожесточенія, возгосподствовавшимъ въ народѣ, и возвращается мучить того, котораго только теперь объявилъ ни въ чемъ невиновнымъ: тогда убо Пилатъ поятъ Іисуса, и би Его (Іоан. ХІХ. 1). Но конечно умножавшіяся страданія болѣе и болѣе открывали въ семъ Страдальцѣ чистое и святое; конечно, каждая рана, Ему налагаемая, была новымъ отверстіемъ свѣта, въ немъ скрывавшагося: ибо вскорѣ мучитель его паки дѣлается его защитникомъ; и дабы заградить уста клеветникамъ, вразумить обманутыхъ клеветниками, перемѣнить мнѣніе почти цѣлаго народа, не ищетъ средствъ убѣжденія нигдѣ кромѣ самаго лица Іисусова. Вновь провозглашаетъ Его невинность, и, когда ожидаютъ доказательства сея невинности, судія только указуетъ на обвиняемаго: се человѣкъ! се тотъ, котораго ваши лжесвидѣтели представляютъ недостойнымъ жить между человѣками! вѣрнѣйшее о немъ свидѣтельство находится въ немъ самомъ. Смотрите и судите! смотрите, въ какомъ Онъ состояніи, какъ взираетъ Онъ на враговъ своихъ, какъ пріемлетъ свои страданія. Се человѣкъ!

Помыслимъ здѣсь, христіане, одинъ ли Пилатъ, язычникъ и обладаемый страстями судія, могъ видѣть столько свѣта въ лицѣ Іисусовомъ? — нѣтъ! нѣтъ! коликократно большій свѣтъ, уже просвѣщенному оку христіанскому, долженъ сіять изъ человѣчества Того, Иже есть сіяніе славы Бога Отца и образъ Ѵпостаси Его (Евр. I. 3). Итакъ, если кто изъ насъ не познаетъ сего свѣта, не послѣдуетъ сему свѣту, не воспріемлетъ въ себя сего свѣта: то сколько бы мы ни уничижали виновныхъ въ страданіи и смерти Распятаго, будетъ ли намъ отраднѣе въ день судный, нежели Пилату и подобнымъ ему? —

Теперь оставимъ языческій судъ и мятежъ Іудейскій и потщимся христіанскимъ окомъ разсмотрѣть то, что указуетъ язычникъ, и чего не хотятъ видѣть Іудеи.

/с. 233/ Се человѣкъ! Пилатъ сказалъ въ сихъ словахъ болѣе, нежели сколько самъ разумѣлъ. Не удивляйтесь. Если и Саулъ нѣкогда былъ во пророцѣхъ (1 Цар. ХІХ. 24) и Каіафа, думая сообщить своимъ соумышленникамъ тайну нечестія, открылъ тайну благочестія, яко уне есть, да единъ умретъ за люди (Іоан. ХVІII. 14), и гибельнѣйшее дѣло Іудейскаго народа было служеніемъ святѣйшему дѣлу спасенія человѣческаго: то Владыка судебъ также властенъ былъ содѣлать и то, чтобы судія и осудитель Іисуса былъ Его проповѣдникомъ, хотя самъ не все уразумѣлъ, что проповѣдалъ, и что разумѣлъ, тому не послѣдовалъ. Судьбы поставили страждущаго Іисуса предъ Архіереями, старѣйшинами и народомъ, предъ Іудеями и язычниками не для того, чтобы умножить преступленія, хулы и грѣхи соблазна; но чтобы показать Іудеямъ ихъ спасеніе, и язычникамъ ихъ чаяніе, сколько ихъ взоры то снести могли. Должно было кому-нибудь и проповѣдать о семъ намѣреніи судебъ. Но не было тогда ни Іоанна, который бы указалъ Іисуса, крещаемаго кровію, какъ нѣкогда указалъ Его, крестившагося водою: се агнецъ Божій, вземляй грѣхи міра (Іоан. I. 29); ни Петра, который бы исповѣдалъ Хріста Сына Бога живаго (Мат. ХVІ. 16). Итакъ слово Божіе, не удержимое никакими преградами, или недостаткомъ орудій, какъ молнія сквозь облако, проторглось сквозь омраченную душу и устами человѣка неправды проповѣдало человѣка святыни: се человѣкъ!

Дабы почерпнуть изъ сего изреченія, повидимому только земнаго, скрывающійся въ немъ свѣтъ чистаго небеснаго познанія, поучимся, слушатели, вѣдѣнію человѣка отъ мужа, котораго въ семъ наставилъ самъ человѣкъ Хрістосъ Іисусъ (1 Тим. II 5), показавъ ему свое Божественное человѣчество съ небеси и собственнымъ словомъ удостовѣривъ его въ истинѣ сего откровенія: Азъ есмь Іисусъ (Дѣя. IХ. 5). Апостолъ Павелъ въ цѣломъ мірѣ считаетъ только два человѣка, изъ коихъ одного называетъ первымъ, а другаго вторымъ и послѣднимъ. Онъ говоритъ: первый человѣкъ отъ земли перстенъ; вторый человѣкъ Господь съ небесе (1 Кор. ХV. 47); бысть первый человѣкъ Адамъ въ душу живу; послѣдній Адамъ въ духъ животворящъ (45). Всѣ прочіе человѣки принадлежатъ къ симъ двумъ, какъ вѣтви къ древу и корню, или, по точному изреченію самого втораго человѣка Іисуса Хріста, какъ рождіе къ виноградной лозѣ: Азъ есмь лоза, вы же рождіе (Іоан. ХV. 5).

/с. 234/ Гдѣ нынѣ первый человѣкъ? — бывъ отторгнутъ отъ Бога преслушаніемъ заповѣди, онъ исторженъ изъ святыя земли райскія, поверженъ на сію землю пораженную проклятіемъ, гдѣ сіе славное нѣкогда древо тщетно до безчисленности умножаетъ листвіе и вѣтви, непрестанно увядающія, и не можетъ произвести никакого плода въ жизнь вѣчную. Всѣ тѣ, которые по происхожденію отъ перваго Адама называются сынами человѣческими (Псал. IV. 3), по истинному достоинству ихъ дѣяній и самаго естества, въ Словѣ Божіемъ именуются сѣменемъ змія (Быт. III. 15) древняго, прельстившаго человѣковъ, древомъ злымъ (Мат. VII. 17), при корени коего лежитъ сѣкира (ІII. 10) осужденія вѣчнаго, плотію, въ которой не пребываетъ Духъ Божій (Быт. VI. 3) и уподобляются скотомъ несмысленнымъ (Псал. ХLVIII, 13). И гдѣ же человѣкъ? вѣки и тысящелѣтія произвели ли его? общества сложили ли его въ одинъ составъ? законы начертали ли образъ Его? мудрецы вдунули ли ему душу живу? — Если бы родъ Адамовъ могъ ощутить себя единымъ общимъ ощущеніемъ, — оно было бы ощущеніемъ безпомощнаго Іерусалимскаго разслабленнаго, и весьма естественно изобразилось бы его же словами: человѣка не имамъ (Іоан. V. 7)!

Но се пришелъ, наконецъ, столь долгое время ожиданный, человѣкъ, долженствующій исцѣлить разслабленнаго или, лучше сказать, отъ смерти, которая по тому только могла называться жизнію, что была ощущаема, воздвигнуть къ истинной жизни, превышающей чаянія и желанія разслабленнаго. Явился вторый человѣкъ, Господь съ небесе, дабы перваго человѣка, перстнаго, возвращаемаго въ землю, отъ нея же взятъ бысть (Быт. III. 19), возвести на новый и живый путь (Дѣян. II. 28) возвращенія къ Богу, вдунувшему въ лице его дыханіе жизни (Быт. II. 7). Произрасла Лоза истинная, долженствующая отпадшее рождіе соединить съ собою, увядшее прозеленить, дивіе удобрить, да будетъ въ ней, и сотворитъ плодъ многъ (Іоан. ХV. 5). Бысть послѣдній Адамъ, который единъ животворящимъ духомъ своимъ силенъ проникнуть и, проникнувъ, разрушить царство смерти, основанное на разрушеніи перваго Адама, возглавить себѣ всяческая (Еф. I. 10) и сочетать конецъ съ началомъ.

Сей небесный и Божественный человѣкъ, въ высокомъ имени Единороднаго Сына Божія и въ таинственномъ имени Богочело/с. 235/вѣка, представляемый Евангеліемъ нашему вѣрованію и созерцанію, указуется также и въ простомъ имени человѣка нашему подражанію: се человѣкъ! и хотя такимъ образомъ во всякомъ состояніи, во всякомъ дѣйствіи, во всякомъ мгновеніи святѣйшія жизни Іисусовы мы можемъ видѣть чистѣйшіе образы истиннаго совершенства человѣческаго, впрочемъ судьбы особенно указуютъ Его въ то мгновеніе, когда Онъ изшелъ изъ дома судіи къ народу, нося терновенъ вѣнецъ и багряну ризу.

Мгновеніе великое и подлинно требующее особеннаго указанія, дабы оно въ сокращенномъ своемъ величіи не укрылось отъ нашей непроницательности! Іисусъ въ такомъ состояніи, въ которое приведенъ волею другихъ; въ чуждей одеждѣ; не видно никакого дѣйствія Его; не слышно никакого слова Его; Его какъ бы нѣтъ. Что же здѣсь намъ указуется въ Немъ? — то самое, что Іисусъ является безъ воли, безъ дѣйствія, безъ слова. Сіе молчаніе, которое Онъ сохраняетъ между восклицаніями защитника, и между воплями клеветниковъ и хулителей, сей глубокій взоръ, сквозь смятенія человѣческія погруженный въ судьбы Божіи, сіи неподвижные члены, такъ-сказать, почивающіе въ страданіяхъ, — все сіе представляетъ намъ образъ человѣка высочайше терпѣливаго, мужественнаго, кроткаго, смиреннаго, никакою всеобщею враждою непобѣдимаго въ любви, непоколебимаго въ мирѣ со всѣми, человѣка безстрастнаго, чистаго, святаго, и — чтобы соединить сіи черты въ одну ихъ объемлющую, — человѣка всесовершенно преданнаго Богу.

Сею самою чертою описуется образъ краснаго добротою паче сыновъ человѣческихъ (Псал. ХLIV. 3) и во всѣхъ Его состояніяхъ. Онъ самъ описуетъ ею и дѣла свои: якоже заповѣда Мнѣ Отецъ, тако творю (Іоан. ХIV. 31); и свои глаголы: яже убо азъ глаголю, якоже рече Мнѣ Отецъ, тако глаголю (Іоан. ХII. 50); и свою волю: не ищу воли Моея, но воли пославшаго Мя Отца (Іоан. V. 30). Сею неограниченною преданностію Богу Отцу Іисусъ подобенъ самъ себѣ и тогда, когда кровавый потъ скрываетъ большую часть образа Его: Отче, не Моя воля, но Твоя да будетъ (Лук. ХХII. 42). Она есть послѣдняя живая черта въ лицѣ умирающаго на крестѣ Іисуса: Отче, въ руцѣ Твои предаю духъ Мой (Лук. ХХIII. 46). И наконецъ сія же черта возсіяетъ и на славномъ лицѣ Іисуса воскресшаго, ибо и тогда, какъ Ему дастся всякая власть на небеси и на земли /с. 236/ (Мат. ХХVІII. 18), воспросятъ ли Его о временахъ и лѣтахъ? — Онъ не коснется ихъ, какъ положенныхъ во власти Отца (Дѣян. I. 7); будетъ ли Онъ обѣщать Святаго Духа? — Онъ повелитъ ожидать Его какъ обѣтованія Отча. (Дѣян. I. 4).

Се едино изъ человѣческихъ свойствъ Іисуса Христа, хотя впрочемъ оно есть и едино изъ Божественныхъ Его свойствъ, указуемое нынѣ намъ для подражанія: се человѣкъ! сіе да мудрствуется и въ насъ.

Христіане! бывъ нынѣ призваны Церковію воззрѣть и мысленнымъ и вмѣстѣ чувственнымъ окомъ на образъ Іисуса Хріста, въ жизни и смерти преданнаго Богу Отцу своему любовію и послушаніемъ, — воспомянемъ, что когда и самъ Онъ въ семъ образѣ предсталъ Іудеямъ, ожесточенныя чада гнѣва не плѣнились добротою краснаго паче сыновъ человѣческихъ, но удаляли отъ себя образъ Его и желали потребить Его. Да внемлемъ прилежно и нашему, въ безобразіи перваго Адама рожденному, сердцу, какимъ гласомъ отзывается оно къ образу втораго Адама, въ который мы должны преобразиться. Но говоритъ ли оно, что въ семъ образѣ есть слишкомъ печальныя и страшныя черты; что оно желало бы носить токмо пріятныя и радостныя, а распятіе воли предоставить Распятому за насъ плотію; что изъ дѣтской преданности Богу должно исключить Богомъ утвержденныя права разума и свободы? — Вѣдайте, что сіи, или подобныя симъ, чувствованія и желанія суть хотя тихіе и отдаленные отголоски онаго вопля Іерусалимскаго противъ Іисуса: возми, возми, распни Его (Іоан. ХІХ. 15), — между подражателями и врагами распятаго Іисуса нѣтъ средняго состоянія: иже нѣсть со мною, говоритъ Онъ, на мя есть (Мат. ХII. 30). Должно взять одинъ изъ двухъ жребіевъ непремѣнно: или жребій Распятаго, или жребій распинателей. Самъ Распятый, нашего ради спасенія, благодатію своею да даруетъ всѣмъ намъ вѣрою разумѣти Его, и силу воскресенія Его и сообщеніе страстей Его, подражаніемъ, сообразуяся смерти Его (Фил. III. 10), во умерщвленіи воли своея и самопреданіи въ волю Божію, да тако и мы достигнемъ въ воскресеніе мертвыхъ. Аминь.

Источникъ: Сочиненія Филарета, митрополита Московскаго и Коломенскаго. Слова и рѣчи. Томъ I: 1803-1821. Съ портретомъ автора. — М.: Типографія А. И. Мамонтова, 1873. — С. 230-236.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.