Церковный календарь
Новости


2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 30-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 29-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 28-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 27-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 26-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 25-я (1956)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Посланіе къ Руфиніану (1903)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Изъ 39-го праздничнаго посланія (1903)
2019-06-16 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 120-е (1895)
2019-06-16 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 119-е (1895)
2019-06-15 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 14-е къ монахамъ (1829)
2019-06-15 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 13-е къ монахамъ (1829)
2019-06-15 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 2-я (1921)
2019-06-15 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 1-я (1921)
2019-06-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 24-я (1956)
2019-06-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 23-я (1956)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 18 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.
Церковная письменность

СОЧИНЕНІЯ ФИЛАРЕТА, МИТРОПОЛИТА МОСКОВСКАГО И КОЛОМЕНСКАГО.
Слова и рѣчи. Томъ I-й: 1803-1821. М., 1873.

ОТДѢЛЕНІЕ ВТОРОЕ.
Слова и рѣчи, напечатанныя при жизни проповѣдника, но не внесенныя въ собранія 1844, 1848 и 1861 годовъ.

1812 годъ.
XXIV.
11. СЛОВО НА ОСВЯЩЕНІЕ ХРАМА ВО ИМЯ СВ. ЖИВОНАЧАЛЬНЫЯ ТРОИЦЫ, ВЪ ДОМѢ СВЯТѢЙШАГО ПРАВИТЕЛЬСТВУЮЩАГО СѴНОДА Г. ОБЕРЪ-ПРОКУРОРА И КАВАЛЕРА КНЯЗЯ АЛЕКСАНДРА НИКОЛАЕВИЧА ГОЛИЦЫНА.
(Говорено октября 1; напечатано отдѣльно и въ собр. 1820 и 1821 гг.).

Возмите врата князи ваша, и возмитеся врата вѣчная, и внидетъ Царь славы (Псал. XXIII. 7).

Вы слышали среди настоящаго тайнодѣйствія сію торжественную вѣсть. Она [1] изъ устъ пророка Давида. И можно ли было не спросить при семъ: кто есть сей царь славы? (Псал. ХХIII. 8). Столь превознесенный надъ всякимъ величіемъ, что славный царь Израилевъ является передъ нимъ только провозвѣстникомъ Его шествія и вратникомъ дома его, — столь глубоко снисходящій къ рабамъ своимъ, что желаетъ внити въ тѣсныя врата, немогущія вмѣстить его шествія, — кто есть сей царь славы? — Духъ Божій предваряетъ сіе благоговѣйное недоумѣніе и превращаетъ его въ радостное изумленіе — Господь крѣпкій и сильный въ брани, Господь силъ, той есть Царь славы, приходящій вселиться посредѣ людей своихъ (8. 10; 3 Цар. VІ. 13). Господь крѣпкій и сильный, который совершаетъ силу свою въ самой немощи (2 Кор. ХII. 9), — Гос/с. 176/подь сильный въ брани, побѣдитель міра и ада, грѣха и смерти, — Господь силъ, который водитъ все воинство небесныхъ и земныхъ тварей въ чинѣ ихъ, ополчаетъ ихъ за славу свою и ополчается за благо ихъ, — сей-то Царь славы преклонился нынѣ внити подъ кровъ сей, дабы утвердить здѣсь престолъ своего царства, силы, славы, благости, святыни. Какое блаженство для души, которая желаетъ и скончавается во дворы Господни (Псал. LХХХIII. 3)! Очами вѣры она видитъ теперь, какъ сіи врата вняли гласу Дому-владыки, вознесли главы свои, содѣлались вратами небесными (Быт. ХХVІII. 17).

Но примѣчаете ли вы еще другія тайныя врата, къ которымъ, сквозь сіи видимыя, взываетъ вратникъ Царя славы? Возмитеся врата вѣчная, говоритъ онъ. Врата вѣчныя конечно не суть тѣ, которыя устрояются изъ древа, и украшаются златомъ: итакъ, видите ли вы другія врата, въ которыя внити, другой храмъ, который освятить, желаетъ Царь славы?

Христіане, вы есте церкви Бога жива (2 Кор. VІ. 16). Если Онъ еще не живетъ въ васъ, то стоитъ у вѣчныхъ вратъ безсмертной души вашей, ожидая, чтобы вы уготовали путь Господень, правы сотворили стези его (Мат. III. 3). Се стою при дверехъ и толку: аще кто услышитъ гласъ мой, и отверзетъ двери, вниду къ нему (Апок. III. 20).

Суетное было бы любопытство видѣть освященіе видимаго храма, еслибы мы въ сіе время не помышляли объ освященіи нашего храма невидимаго. Но какъ единъ Богъ совершаетъ сіе внутреннее освященіе, такъ единъ Онъ можетъ и показать славу торжества сего. Воззовемъ къ Нему изъ глубины сердецъ нашихъ, да дастъ намъ очи видѣти, уши слышати, умъ разумѣти.

Образъ освященія внутренняго намъ представленъ въ обрядахъ освященія внѣшняго. Здѣсь, при содѣйствіи молитвы, храмъ очищается въ своихъ важнѣйшихъ частяхъ омовеніемъ, кропленіемъ, помазаніемъ, куреніемъ ѳиміама; уготовляется облаченіемъ и украшеніемъ престолъ таинственнаго присутствія Божія, и Царь славы, сокрывающій неприступное величіе свое въ осязаемыхъ изображеніяхъ и знаменіяхъ, видимо сопровождаемый служителями олтаря, но невидимо Ангельскими дори-носимый чинми, силою своего слова, отверзаетъ, проникаетъ и наполняетъ свое жилище. То же самое и въ освященіи души. Освященіе, украшеніе и благодатное посѣщеніе составляютъ всю тайну и всю славу храма внутренняго.

/с. 177/ Храмъ Божій въ человѣкѣ въ самомъ началѣ своемъ былъ чистъ; ибо хотя созданъ былъ частію изъ персти земной, но созданъ руками Божіими: былъ благолѣпенъ, ибо въ немъ поставленъ былъ образъ Божій (Быт. I. 26): былъ святъ, ибо исполненъ былъ дыханіемъ жизни (Быт. II. 7) отъ Духа Святаго. Но дыханіемъ змія отравлено дыханіе жизни: человѣкъ сокрушилъ образъ Божій, воздвигая собственный истуканъ, и тогда самъ онъ толико возмерзилъ видѣніемъ поруганнаго храма Божія, что восхотѣлъ его сокрыть отъ себя, ничтожною впрочемъ оградою — листвія смоковнаго (Быт. III. 2). Въ семъ печальномъ видѣ храмъ Божій остается доселѣ въ каждомъ естественномъ человѣкѣ, ибо Адамъ, какъ написано, роди сына по виду своему и по образу своему (Быт. V. 3), то-есть чуждый образа Божія грѣшникъ распространилъ и на потомство свою нечистоту и безобразіе.

Если сія прирожденная нечистота мало примѣчаема человѣками, сіе точно потому, что, подобно лютой проказѣ, она внѣдрилась въ существо ихъ и смѣшалась съ самою природою. Но не она ли, будучи сознаваема, хотя темнымъ, но тѣмъ не менѣе постояннымъ ощущеніемъ въ таинственной глубинѣ души, заставляетъ ихъ чуждаться безсмертнаго естества своего, заниматься только временными нуждами, питаться только чувственными удовольствіями, жить въ суетѣ, въ разсѣяніи, далече отъ себя самихъ — «Адаме, гдѣ еси» [2]? Бѣгутъ во мракъ, дабы скрыться отъ мрачнаго вида внутренности своей, и, страшась испытать снѣдающую жалость обветшавшаго дома Божія, предаютъ его въ мерзость конечнаго запустѣнія.

Кто сдѣлаетъ рѣшительное усиліе войти въ себя самого, тому представится первою потребностію, и первымъ его желаніемъ будетъ — очищеніе.

Уже Богъ очистилъ насъ, христіане, банею водною въ глаголѣ (Еф. V. 26). Впрочемъ церковь, при всей увѣренности въ силѣ и преизбыточествѣ благодати единократнаго крещенія, признаетъ и второе крещеніе въ покаяніи. Первый креститель водою проповѣдывалъ еще крещеніе Духомъ Святымъ и огнемъ (Мат. III. 11).

Всѣ сіи крещенія заключаются въ единомъ, которое исповѣ/с. 178/дуетъ Церковь во оставленіе грѣховъ: но единая благодать очищенія толикократно изливается, колико кратъ для нея открывается и упраздняется сосудъ нашъ; она является многообразною, по видамъ грѣховныхъ нечистотъ. Кто не видитъ, что древняя проказа разсыпается въ новыхъ язвахъ и послѣ очищенія, и корень зла непрестанно даетъ отрасли? Какое же право имѣемъ мы желать, чтобы Богъ въ одно мгновеніе ока оставилъ намъ тѣ грѣхи, которые мы въ теченіе цѣлой жизни хотимъ и не хотимъ оставить? Измыйтеся, и чисти будите, повелѣваетъ Господь чрезъ Пророка. Но какъ, Господи? — Отъимите лукавства отъ душъ вашихъ предъ очима моима, — и пріидите, и истяжимся, глаголетъ Господь, и аще будутъ грѣси ваши яко багряное, яко снѣгъ убѣлю, аще же будутъ яко червленое, яко волну убѣлю (Исаіи I. 16 и 18). Отрекитесь прежде сами отъ нечистотъ своихъ искренно и постоянно, и потомъ съ совершенною довѣренностію предоставьте Богу продолжать или перемѣнять купель, имъ для васъ поставленную. Кровавыя пятна нечистой природы будутъ убѣлены кроткою водою благодати; язвы непослушанія омыются и уврачуются слезами раскаянія; дѣянія плотскія умертвятся духомъ; вожделѣнія и помыслы душевные очистятся огнемъ искушенія и страданія.

Ничто такъ не опасно для желающихъ очищенія, какъ то, чтобы они не успокоивали себя одною наружною чистотою, которая, услаждая ихъ самолюбіе, удержала бы стремленіе ко внутреннему и всецѣлому очищенію. Да видятъ они, что дѣлаетъ Церковь въ очищеніи видимаго храма: оно начинается отъ внутреннѣйшихъ и существеннѣйшихъ частей, и отъ сихъ сообщается всѣмъ. Такъ должно быть и съ человѣкомъ. «Очисти прежде внутреннее [3], говоритъ Хрістосъ, да будетъ и внѣшнее чисто» (Мат. ХХІII. 26). Человѣкъ! источникъ нечистоты твоей въ твоей внутренности: заграждай потоки въ источникѣ. Уклоненіемъ ума и воли ты отпалъ отъ Бога, и погибаешь въ самомъ себѣ; отпади отъ себя глубокимъ внутреннимъ самоотверженіемъ, и ты обрящешься въ Богѣ, и Богъ въ тебѣ. Из/с. 179/глаждай сокровеннѣйшіе слѣды твоей собственности, гдѣ только ихъ примѣтишь. Положи въ огонь очищенія самыя добродѣтели твои; не ограждай себя симъ листвіемъ смоковнымъ, которое болѣе обнаруживаетъ, нежели покрываетъ наготу немощи твоей; ищи лучше въ наготѣ самоотверженія чистоты своей предъ очами того, который въ чистѣйшей наготѣ пролилъ за тебя очистительную кровь свою; отложи безъ остатка твоего ветхаго человѣка, тлѣющаго въ похотехъ (Еф. IV. 22).

По мѣрѣ совлеченія ветхаго человѣка христіанинъ облекается въ новаго, и за очищеніемъ храма внутренняго слѣдуетъ украшеніе.

Если очищеніе внутренняго человѣка состоитъ въ отложеніи всего, что свойственно растлѣнному человѣческому естеству, то тѣмъ менѣе обновленіе и украшеніе онаго можетъ быть располагаемо по чертежамъ человѣческаго мудрованія. Красота тварей недостойна человѣка, призываемаго къ славѣ Божественной, и можетъ ли она въ человѣкѣ удовлетворить Богу? Одно то украшеніе, которое съ такимъ великолѣпіемъ сіяло въ первосозданномъ, возвеличить можетъ обновляемый храмъ Божій. Образъ Божій въ человѣкѣ есть такое сокровище, которое не только человѣка, но въ немъ и весь міръ дѣлаетъ Богу драгоцѣннымъ и любезнымъ.

Гдѣ же найдемъ мы сей вожделѣнный образъ, толь давно изглажденный, разрушенный и потерянный ветхимъ Адамомъ? — Онъ явленъ, слушатели, паки въ новомъ Адамѣ, въ воплотившемся Сынѣ Божіемъ, и преподанъ намъ Его словомъ и жизнію. Образъ дахъ вамъ, сказалъ Онъ предъ разлученіемъ съ учениками своими, да якоже Азъ сотворихъ, и вы творите (Іоан. XIII. 15).

Доколѣ внутренній храмъ нашъ не столь еще упраздненъ отъ образовъ міра и плоти, чувствъ и воображенія, чтобы могъ вмѣстить въ себѣ великій образъ Іисуса Хріста, — мы можемъ собирать въ оный уменьшительные образы Его, которые онъ показалъ міру въ избранныхъ своихъ послѣдователяхъ. Апостолъ даже съ убѣжденіемъ предлагаетъ себя самого въ образецъ для тѣхъ, которые не смѣютъ взирать на Божественный примѣръ Господа: молю васъ, подобни мнѣ бывайте (1 Кор. IV. 16). Впрочемъ сіе подобіе, присовокупляетъ онъ, не должно васъ удовлетворять и успокоивать само собою, но только приближать /с. 180/ къ существенному образу совершенства во Хрістѣ: подобни мнѣ бывайте, якоже азъ Хрісту.

Нѣтъ сомнѣнія, что только неослабнымъ подвигомъ и даже болѣзнію мы можемъ достигнуть того, да вообразится въ насъ Хрістосъ (Гал. IV. 19). Мы должны, по словамъ Писанія, преднаписать его себѣ предъ очами (Гал. III. 1) и непрестанно брать для себя съ образа его каждую черту, для которой будемъ находить мѣсто въ нашемъ умѣ, въ нашемъ сердцѣ, и въ нашей жизни. Надобно, чтобы мы его сопровождали отъ его рожденія до его смерти, отъ яслей до креста и гроба, и подражали Ему во всемъ, что вочеловѣчившійся Богъ можетъ сообщить человѣку долженствующему быть причастникомъ Божественнаго естества (2 Пет. I. 4). И когда наконецъ раздробленныя черты истины, правоты, любви, смиренія, послушанія, долготерпѣнія, умерщвленія Хрістова, нами пріемлемыя и сохраняемыя, сліются въ единый живый образъ Его; когда сей нерукотворенный образъ отразится во всѣхъ нашихъ силахъ, способностяхъ, дѣйствіяхъ и наполнитъ ихъ такъ, что мы не восхотимъ и вѣдѣти что, точію Іисуса, и сего распята (1 Кор. II. 2), и сіе не по плоти, но «по духу» (2 Кор. V. 16) [4]; когда во внутреннѣйшей храминѣ души, въ небесной славѣ смиренія, совокупно видимы будутъ ясли и крестъ Іисусовъ, подобно какъ въ семъ видимомъ олтарѣ священная трапеза, гдѣ Хрістосъ таинственно рождается и совершаетъ крестную жертву свою; когда духъ человѣческій готовъ будетъ ежеминутно съ духомъ Іисусовымъ предавать себе въ руцѣ Божіи, — тогда готовъ престолъ Твой оттолѣ, и одушевленному дому Твоему подобаетъ святыня, Господи, въ долготу дній (Псал. ХСII. 2 и 5) не земли, но неба.

Престолъ Вездѣсущаго не можетъ быть празденъ, слушатели. Господь не умедлитъ посѣтить домъ, коего единъ Онъ есть Зиждитель и краеугольный камень, и украситель, и украшеніе.

Аще снасаждени были подобію смерти Его, то и воскресенія будемъ (Рим. VI. 5). Если мы насадили въ себѣ его жизнь умерщвленія, то процвѣтетъ въ насъ и сущій въ немъ животъ и свѣтъ человѣковъ (Іоан. I. 4). Если мы не стыдимся носить поношеніе (Евр. ХIII. 13) Сына человѣческаго, и хвалимся о /с. 181/ крестѣ Его, то узримъ и славу единороднаго отъ Отца (Іоан. I. 14). Если въ Немъ умираемъ себѣ и міру, Онъ воскреснетъ въ насъ и въ безмѣрномъ избыткѣ все возвратитъ намъ въ себѣ самомъ. Привлекаемый силою своего въ насъ подобія Онъ явится самъ, и посѣтитъ (Бл. Мак. 33), какъ изъясняется нѣкто изъ посѣщенныхъ Его благодатію, — посѣтитъ душу чрезъ всѣ ея исходы, стези и чувства. Онъ пріидетъ дверемъ затвореннымъ (Іоан. ХХ. 19) и предстанетъ во внутреннѣйшемъ ея основаніи; постигнетъ и приближится на пути (Лук. ХХIV. 15) внѣшней дѣятельности; предваритъ въ горѣ (Мат. ХХVIII, 16) Богомыслія; возсіяетъ въ духѣ неприступнымъ свѣтомъ своимъ; воспылаетъ въ сердцѣ преспѣющею разумъ любовію своею (Еф. III. 19). Человѣкъ не столько будетъ чувствовать жизнь и бытіе свое, сколько присутствіе и дѣйствованіе возлюбленнаго своего Спасителя. Живу не ктому азъ, но живетъ во мнѣ Хрістосъ (Гал. II. 20).

Но почто прежде времени нѣмотствовать тамъ, гдѣ и достигшіе въ мѣру возраста Хрістова, самые гласы словесе, въ благоговѣніи трепещутъ и умолкаютъ? Апостолъ Павелъ освященіе внутренняго храма называетъ тайною сокровенною отъ вѣкъ и родовъ (Кол. I. 26 и 27), и, въ то самое время, когда открываетъ, что уже она явися святымъ, что Богъ восхотѣ сказати, кое богатство славы тайны сея во языцѣхъ, — заключаетъ сію богатую тайну въ сихъ только словахъ: Хрістосъ въ васъ, упованіе славы. Единъ тотъ можетъ ввести во святилище тайны сея и показать ея богатство, кто повелѣваетъ вратамъ вѣчнымъ, и тогда только покажетъ, когда они отверзутся. Тайна Господня боящимся Его, и завѣтъ Его явитъ имъ (Псал. XXIV. 14).

О, тайна таинъ, тайна славная и неизвѣстная, толь близкая и недосягаемая, толь давно проповѣданная, но всегда неизреченная, толь часто прерѣкаемая, и толь рѣдко постигаемая! Тщетно любопытство желаетъ однимъ взглядомъ проникнуть всю глубину христіанства, тщетно невѣріе думаетъ слышать осязаніемъ и слухомъ познавать свѣтъ, — Богъ разумовъ таится отъ премудрыхъ и разумныхъ и открывается младенцамъ; его тайна не можетъ быть исторгнута или похищена, но только испрошена терпѣливо и дарована милосердо.

Нашъ долгъ, христіане, очищать и украшать храмъ свой, а /с. 182/ не назначать Господу время и образъ Его благодатнаго посѣщенія. Если мы желаемъ испытать, какъ Онъ можетъ обитать въ семъ храмѣ, то испытаемъ прежде, какъ мы совершаемъ наше къ тому пріуготовленіе.

Отдѣлимся на минуту отъ самихъ себя и внидемъ во внутренній храмъ нашъ хотя столь же хладнокровными зрителями, каковыми бываемъ иногда въ храмѣ видимомъ. Можемъ ли мы не примѣтить въ немъ множества образовъ міра, и плоти, которые одни за другими въ него вносятся, одни надъ другими утверждаются и возвышаются, совокупно или поперемѣнно требуютъ какой-либо жертвы и, хотя отъ времени до времени, ее получаютъ. И сіе ли есть храмъ единаго Бога, или, это всебожница міра?

И между тѣмъ Господь при дверехъ. О милость, о неблагодарность, непостижимыя! Какой рабъ можетъ пренебрегать посѣщеніемъ владыки своего, и какой владыка можетъ снести такое пренебреженіе? Можетъ ли богатый оставить нищаго толцать во врата свои отъ утра до вечера, и нищій не проклясть жестокосердаго? Но Ты, Господи, съ неизреченными сокровищами щедротъ Твоихъ, съ того времени какъ возсіялъ надо мною свѣтъ Евангелія Твоего, стоишь у вѣчныхъ вратъ души моей, а я не внемлю Твоимъ кроткимъ толцаніямъ, и вратами тлѣнія убѣгаю, скитаться по міру, и просить у враговъ твоихъ моей погибели.

Пожелаемъ, слушатели, чтобъ у каждаго, кто будетъ отверзать врата освященнаго нынѣ храма, и входить въ нихъ, въ то же время отзывались въ душѣ, и отверзали бы ее Богу, Божественныя слова освященія: вознесите, врата, главы ваша, и отверзитеся врата вѣчная, и внидетъ Царь славы. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Въ отд. изд. прибавлено: «взята».
[2] Въ отд. изд. этихъ словъ нѣтъ.
[3] Въ отд. изд. напечатано такъ: «Очисти прежде внутреннее (сткляницы и блюда) (иносказательно) говоритъ Хрістосъ, да будетъ и внѣшнее (ихъ) чисто».
[4] Въ отд. изд.: «въ дусѣ».

Источникъ: Сочиненія Филарета, митрополита Московскаго и Коломенскаго. Слова и рѣчи. Томъ I: 1803-1821. Съ портретомъ автора. — М.: Типографія А. И. Мамонтова, 1873. — С. 175-182.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.