Церковный календарь
Новости


2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 126-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 125-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 124-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 123-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 122-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 121-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 4-е, о мірѣ (1844)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 3-е, о Святомъ Духѣ (1844)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 30-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 29-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 28-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 27-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 26-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 25-я (1956)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Посланіе къ Руфиніану (1903)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Изъ 39-го праздничнаго посланія (1903)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 20 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.
Церковная письменность

СОЧИНЕНІЯ ФИЛАРЕТА, МИТРОПОЛИТА МОСКОВСКАГО И КОЛОМЕНСКАГО.
Слова и рѣчи. Томъ I-й: 1803-1821. М., 1873.

ОТДѢЛЕНІЕ ВТОРОЕ.
Слова и рѣчи, напечатанныя при жизни проповѣдника, но не внесенныя въ собранія 1844, 1848 и 1861 годовъ.

1810 годъ.
ХVІІ.
4. СЛОВО ВЪ ДЕНЬ БЛАГОВѢЩЕНІЯ.
(Говорено баккалавромъ Богословія, іеромонахомъ Филаретомъ въ Александроневской лаврѣ; напечатано отдѣльно).

И дастъ ему Господь Богъ престолъ Давида отца его, и воцарится въ дому Іаковли во вѣки (Лук. I. 32 и 33).

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь.

Пріиди, воцарися, Царь блаженства и славы! безъ Тебя — міръ во злѣ лежитъ (1 Іоан. V. 19); мракъ Египетскій распространяется и угрожаетъ всей землѣ; Твои враги рыкаютъ, яко скимны, или безпечно засыпаютъ на трупахъ добычъ своихъ; остальныя капли елея догараютъ, кажется, въ лампадахъ бдящихъ рабовъ Твоихъ и своимъ мерцаніемъ освѣщаютъ повсемственную полночь. Поспѣшай, Женихъ чистыхъ душъ! взыди, Солнце правды! воцарися, Царь блаженства и славы!

Давно уже бѣдствія человѣчества призывали такимъ образомъ Избавителя. Наконецъ ожиданный вѣками день приближается. Сокрушенный скипетръ Іуды, совершеніе седминъ Даніиловыхъ, молва о предопредѣленномъ судьбою новомъ царствѣ, имѣющемъ начаться отъ Іудеи, распространившаяся между самыми язычниками, предварительно возвѣщаютъ о Немъ; Ангелъ приноситъ непосредственное о грядущемъ Сѣмени обѣтованномъ предсказаніе; блаженная Дѣва готовится быть его матерію; чающіе избавленія во Іерусалимѣ исполняются нетерпѣливости.

/с. 135/ Но что послѣдуетъ за симъ ожиданіемъ! Великій преемникъ Давидовъ родится въ низкомъ семействѣ древодѣля; возрастетъ въ бѣдности; проведетъ чудесную жизнь свою въ бѣдахъ и напастяхъ; на минуту признаютъ его Царемъ, и вскорѣ, вмѣсто престола, воздвигнутъ для него крестъ. Онъ самъ едва не отречется, повидимому, отъ короны Давида отца своего: царство мое нѣсть отъ міра сего (Іоан. ХVІII. 36).

При семъ видѣ, порокъ снова воздымаетъ чело; малодушіе падаетъ; вѣра и добродѣтель воздѣваютъ руки къ небу и призываютъ утѣшеніе.

Свѣте тихій святыя славы! посли лучъ твой разсѣять мглу безпокойныхъ мыслей, да видимъ хотя зарю надежды, во тмѣ сѣдящіе.

Истина, слушатели, не должна быть ужасна любителямъ истины: поелику совершенная любовь изгоняетъ страхъ (1 Іоан. IV. 18). Да внемлемъ любовію; тогда и грозный для слуха гласъ ея будетъ сладокъ для сердца нашего. Царство мое, говоритъ Истина, нѣсть отъ міра сего. Я не отвергаюсь царства, которое неотъемлемо принадлежитъ мнѣ: только это не есть міръ. Оно въ мірѣ, но не отъ міра. Я имѣю малое стадо, но которое отъ Востока разсѣяно до Запада, отъ Юга до Сѣвера. Я имѣю обширнѣйшее владычество, но котораго средоточіе выше всѣхъ столицъ міра. Во храмѣ, въ чертогѣ, въ хижинѣ я нахожу вѣрныхъ себѣ; въ хижинѣ, въ чертогѣ, даже во храмѣ я вижу враговъ моихъ. Князь тьмы объемлетъ своею властію большую часть подсолнечной: Азъ же поставленъ есмь Царь отъ Отца свѣтовъ надъ Сіономъ горою святою его, возвѣщаяй повелѣніе Господне (Псал. II. 6 и 7). Повелѣніе Господне, Божіе слово есть мой скипетръ; слышащіе и хранящіе оное — слуги моего царствія. До времени, которое Отецъ положилъ во своей власти, слово сего царства сокрыто внутрь его, и оно не отдѣлено безопасными границами. Міръ, какъ царство тьмы, не видитъ его; но всегда противоборствуетъ ему, какъ царству свѣта. Царство мое нѣсть отъ міра сего.

Слышите, какъ единый глаголъ устрашаетъ и ободряетъ, поражаетъ и укрѣпляетъ; или, лучше, прежде ободряетъ и укрѣпляетъ, потомъ устрашаетъ и поражаетъ. Царство мое — вотъ надежда укрѣпляющая! Нѣсть отъ міра сего — вотъ страхъ поражающій. Какое прозорливое попеченіе о немощи нашей! Какое /с. 136/ мудрое руководство къ великодушію! Прежде нежели открываетъ причину безпокойства, указуетъ на источникъ утѣшенія; представляетъ уже совершающуюся побѣду, и тогда поставляетъ въ сраженіи; подаетъ щитъ, и послѣ наноситъ ударъ. Что же медлимъ? Преодолѣемъ искушеніе, даруемою намъ силою, — изгонимъ страхъ любовію. Хрістосъ царствуетъ; что можетъ быть сего вожделѣннѣе! Господь воцарися, да радуется земля (Псал. ХСVI. 1). Нѣтъ нужды, что еще облакъ и мракъ окрестъ его (Псал. ХСVI. 2); что его царство не всегда имѣетъ довольно чувственнаго великолѣпія; что иногда какъ бы поглощается царствомъ тмы. Довольно: Господь воцарися, да гнѣваются людіе (Псал. ХСVІII. 1), сколько хотятъ. Пусть нетерпѣливость негодуетъ, нечестіе издѣвается, злоба ярится. Пусть мятется міръ; это его несчастіе, что онъ не удостоивается имѣть толь великаго, толь благаго Владыку, — христіанамъ почто смущаться? Любящимъ Бога вся поспѣшествуютъ во благое (Рим. VIII. 28).

Такъ, христіане, сіи временныя противности царства Хрістова и его, такъ сказать, изгнаніе отъ міра, иногда явное и грубое, иногда тонкое и хитрое, суть такія событія, которыя предопредѣлилъ человѣколюбивый Богъ въ пользу любящихъ его человѣковъ. Онъ искушаетъ ихъ, яко злато въ горнилѣ, дабы пріять ихъ наконецъ, яко всеплодіе жертвенное. Міръ есть то горнило, въ которомъ огнь искушеній, постепенно разрушая плоть, очищаетъ сокровище духовное и возвышаетъ цѣну его предъ очами неба. Если небесный Царь требуетъ свободнаго и сердечнаго себѣ служенія, если Онъ созидаетъ царство чадъ и братій, то удивительно ли, что не покупаетъ нашего повиновенія видимыми выгодами, что не порабощаетъ насъ опасеніемъ близкихъ уроновъ, а уноситъ отъ взоровъ нашихъ свою награду, и даже выставляетъ иногда предъ нами нѣкоторыя непріятности, чтобы дать намъ непринужденнѣе и безкорыстнѣе избрать его Владыкою нашего сердца? Если вѣрѣ даруется благодать и вѣчность упованію, то не нужно ли отдалить видѣніе, чтобы дать мѣсто вѣрѣ и упованію? Если кроткіе должны наслѣдовать землю блаженства (Матѳ. V. 5), то на землѣ испытанія нѣтъ ли причины терпѣть окрестъ ихъ дерзкихъ и притѣснителей? Если любовь къ Богу, чтобы мы были Его достойны, должна взять въ насъ верхъ надъ всякою другою, то не обязаны ли мы Ему тѣмъ, что Онъ облегчаетъ намъ исполненіе /с. 137/ сея должности, дѣлая нашимъ врагомъ прелестный міръ, который такъ трудно перестать любить?

Пріиди, отважный мудрецъ, который мнитъ судить судящаго всей земли: скажи намъ, какъ бы ты поступилъ иначе? «Я отдалъ бы и земныя блага тѣмъ, которые достойны небесныхъ». Умолкни: ты человѣкъ, твои мысли, твои желанія тебя обличаютъ. Не такова воля Того, Кто творитъ избранныхъ своихъ причастниками Божественнаго естества (2 Петр. I. 4). Онъ желаетъ имъ Божественнаго счастія — счастія превращать зло во благо, препятствія въ средства, и не имѣть надобности въ землѣ на пути къ небу. «По крайней мѣрѣ, самая любовь христіанская не заставляетъ ли желать, чтобы тѣ, которые не суть отъ міра, были отъ него исхищены, дабы не имѣть опасности прикасаться его нечистотѣ»? О, сія любовь христіанская, однако еще не Хрістова. Ты любишь христіанъ; Хрістосъ — и христіанъ и человѣковъ. Ты благопріятствуешь вѣрнымъ; Онъ печется о всѣхѣ. Ты хощешь соблюсти сущихъ его; а Онъ чрезъ своихъ пріобрѣсть и тѣхъ, которые не суть его. Онъ окружаетъ свѣтъ тмою для того, чтобы мало-по-малу, сколько можно, просвѣтить и тму; позволяетъ сынамъ свѣта смѣшиваться съ сынами непріязненными, дабы и симъ подать случай пріять любовь Божію, во еже спастися имъ (2 Сол. II. 10). Еслибы царство свѣта отдѣлилось такъ, чтобы ни одна искра не падала изъ него въ царство тмы, то что былъ бы міръ, какъ не адъ, и что сталось бы съ тѣми несчастными, коихъ Хрістосъ теперь и не числитъ своими, такъ какъ еще не распявшихъ плоть со страстьми и похотьми, но и не отрѣваетъ въ надеждѣ ихъ исправленія?

Предположимъ на минуту возможность таковаго совершеннаго раздѣленія сыновъ царствія отъ сыновъ вѣка сего. Вообразимъ, напримѣръ, что Хрістосъ внезапно явился бы въ семъ храмѣ, подобно какъ нѣкогда въ Іерусалимскомъ, и нашедъ здѣсь, какъ тамъ, продающихъ и купующихъ (Матѳ. ХХІ. 12), продающихъ фарисейское благочестіе и покупающихъ славу ревностныхъ служителей Божества, продающихъ свою пышность и покупающихъ удивленіе легкомысленныхъ, продающихъ обманчивую лѣпоту взорамъ и покупающихъ обольщеніе сердцу, приносящихъ въ жертву Богу нѣсколько торжественныхъ минутъ и хотящихъ заплатить ими за цѣлую жизнь порочную, — всѣхъ сихъ, немедленно, навсегда извергнулъ бы отселѣ, да не творятъ /с. 138/ дома молитвы домомъ гнусной купли, и, какъ недостойныхъ, отсѣкъ бы отъ сообщества истинно вѣрующихъ... Какая надежда осталась бы тогда симъ изгнанникамъ? Покаяніе? Но кто бы научилъ ихъ ему? Кто бы увѣрилъ, что еще можетъ оно быть принято? Кто бы поддержалъ въ постоянномъ его совершеніи? Безъ наставленія, безъ возбужденій, среди соблазновъ, будучи непрестанно влекомы стремленіемъ житейскаго моря, они совсѣмъ были бы потеряны для царствія Божія, такъ какъ и оно для нихъ. Нынѣ, если совѣсть ихъ усыплена, то пробуждаетъ ее наставленіе; когда наставленіе не дѣйствуетъ, примѣръ добродѣтели влечетъ за собою; стыдъ исправляетъ; самая благопристойность, принуждающая до нѣкоторой степени подражать дѣйствіямъ благочестія, есть уже родъ наставленія въ немъ. Посему-то Сѣятель небеснаго сѣмени повелѣлъ рабамъ своимъ отсрочить разлученіе своея пшеницы отъ плевелъ, доколѣ все созрѣетъ: оставите расти обоя купно до жатвы (Матѳ. ХIII. 30).

Правда, плевелы, кажется, иногда слишкомъ тучнѣютъ и чрезмѣрно тѣснятъ пшеницу: но не будемъ обманываться пустою наружностію; не будемъ завидовать тучности, которая скоро будетъ тучною пищею огня. Сколь прискорбно для плоти слышать, что царство Хрістово не есть отъ міра сего, столь низко было бы ревновать лукавнующему міру сему. Онъ не царствуетъ, но рабствуетъ. Если исключить отъ него тѣхъ, которые всѣмъ его званіямъ предпочитаютъ званіе христіанина, то въ немъ останутся одни рабы, — рабы честолюбія, рабы злата, рабы чрева, рабы сладострастія, и всѣ вмѣстѣ, рабы самолюбія. Отъ чего иначе всѣ они такъ спѣшатъ переходить отъ пріобрѣтенія къ пріобрѣтенію, отъ удовольствія къ удовольствію, отъ чести къ чести, если не отъ того, что каждый въ настоящемъ его состояніи слишкомъ чувствуетъ свое рабство?

Отврати, вѣрующая душа, очи твои, еже не видѣти суеты; обратися въ покой твой, и въ тайнѣ ищи тихаго, безмятежнаго царствія Божія въ себѣ самой. Царствіе Божіе внутрь васъ есть (Лук. ХVII. 21). Въ живой вѣрѣ, и въ твердомъ упованіи, въ чистой совѣсти, въ ангельской любви — здѣсь царствіе Божіе. Здѣсь Хрістосъ второе зачинается, рождается, обитаетъ, владычествуетъ. Въ семъ Божественномъ царствѣ нѣтъ никакихъ бѣдъ, ни глада, ни жажды, ибо Царь нашъ питаетъ /с. 139/ рабовъ своихъ манною сокровенною (Апок. II. 17); ни скорбей и унынія, Онъ есть радость; ни болѣзней и смерти, — Онъ есть жизнь; ни гоненій и угнѣтенія, идѣже бо Духъ Господень, ту свобода (2 Кор. III. 17). Небесное дыханіе сего Духа, освѣжая воздухъ души, разливаетъ въ ней сладкую воню мира. Сердце — сіе море великое и пространное, которое такъ часто волнуютъ бури, наполняютъ гады безчисленные, и коему змій бездны ругается, сокрушаетъ волны свои о камень постоянства, и въ кроткомъ стремленіи своемъ изображаетъ единое вожделѣніе, насыщуся, внегда явитимися славѣ Твоей (Псал. ХVІ. 15). Здѣсь всегда ясное небо: ни тучи сомнѣній не закрываютъ свѣта Божія, ни громъ гнѣва его не потрясаетъ слуха внутренняго. Поле дѣятельности покрывается златыми классами, которые чѣмъ болѣе теплота любви наполняетъ и возращаетъ, тѣмъ болѣе преклоняетъ долу смиреніе. Какое зрѣлище! Се новое небо, и земля новая! Се малый міръ, сокращающій въ себѣ высочайшія красоты великаго!

Все сіе — начало блаженства; скоро — безконечность! Теперь оно въ мѣру; скоро безъ мѣры! Сіе заря утренняя; скоро день невечерній! Сіе бдѣніе полночное; скоро торжество брачное!

Да пріидетъ, да пріидетъ царствіе Твое (Матѳ. VІ. 10), Царь славы, Женихъ безсмертія: сперва царствіе Твое въ сердце наше, и потомъ сердце наше въ царствіе Твое. О семъ Духъ Твой ходатайствуетъ въ насъ воздыханіями неизглаголанными; о семъ взываетъ Церковь, Невѣста Твоя; они возбуждаютъ и насъ приближаться къ Тебѣ, несмотря ни на какія препоны. И Духъ и Невѣста глаголютъ: пріиди, и слышай да глаголетъ: пріиди! (Апок. ХХII. 17). Аминь.

Источникъ: Сочиненія Филарета, митрополита Московскаго и Коломенскаго. Слова и рѣчи. Томъ I: 1803-1821. Съ портретомъ автора. — М.: Типографія А. И. Мамонтова, 1873. — С. 134-139.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.