Церковный календарь
Новости


2019-07-23 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 38-я (1922)
2019-07-23 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 37-я (1922)
2019-07-23 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 36-я (1922)
2019-07-23 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 35-я (1922)
2019-07-23 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 78-я (1956)
2019-07-23 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 77-я (1956)
2019-07-23 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 50-е (1975)
2019-07-23 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 49-е (1975)
2019-07-23 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 48-е (1975)
2019-07-23 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 47-е (1975)
2019-07-23 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 34-я (1921)
2019-07-23 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 33-я (1921)
2019-07-22 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 34-я (1922)
2019-07-22 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 33-я (1922)
2019-07-22 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 32-я (1922)
2019-07-22 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 31-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 24 iюля 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 15.
Церковная письменность

СОЧИНЕНІЯ ФИЛАРЕТА, МИТРОПОЛИТА МОСКОВСКАГО И КОЛОМЕНСКАГО.
Слова и рѣчи. Томъ I-й: 1803-1821. М., 1873.

ОТДѢЛЕНІЕ ПЕРВОЕ.
Слова и рѣчи, избранныя самимъ проповѣдникомъ для изданій 1844, 1848 и 1861 годовъ.
(Печатаются съ изданій 1848 и 1861 годовъ).

1816 годъ.
ХІ.
11. СЛОВО ВЪ ВЕЛИКІЙ ПЯТОКЪ.
(Говорено въ Александроневской лаврѣ; напечатано отдѣльно и въ собр. 1820, 1821, 1814 и 1848 гг.).

Тако возлюби Богъ міръ (Іоан. III. 16).

Нынѣ ли о любви, скажутъ, можетъ быть, нѣкоторые? Нынѣ ли, когда плодъ вражды созрѣлъ въ вертоградѣ Возлюбленнаго; когда и земля трепещетъ отъ ужаса, и сердца камней разрываются, и око неба помрачается негодованіемъ? Нынѣ ли о любви къ міру, когда и Сынъ Божій, страждущій въ мірѣ, оставленъ безъ утѣшенія, и молитвенный вопль Его: Боже мой, Боже мой, вскую Мя еси оставилъ (Матѳ. ХХVII. 46) — безъ отвѣта Отеческаго?

Правда, христіане! День вражды и ужаса день сей, день гнѣва и мщенія. Но если такъ, то что съ нами будетъ, когда и земля не тверда подъ нами, и небо надъ нами не спокойно? Куда убѣжать съ колеблящейся земли? Куда уклониться изъ подъ грозящаго неба? Взирайте прилежнѣе на Голгоѳу: и тамъ, гдѣ видится средоточіе всѣхъ бѣдъ, вы откроете убѣжище. Тогда, какъ трепетна бысть земля и основанія горъ смятошася и подвигошася, яко прогнѣвася на ня Богъ (Псал. /с. 90/ ХVII. 8), не видите ли, какъ непоколебимо тамъ стоитъ неукорененное древо Креста? Тогда, какъ и мертвые не почиваютъ въ гробахъ своихъ, не видите ли, какъ мирно почіетъ Распятый на крестѣ Своемъ, сколько ни старались Его совлещи самою славою Спасителя: иныя спасе, себе ли не можетъ спасти; самымъ достоинствомъ Сына Божія: аще Сынъ еси Божій: сниди со креста; самымъ благомъ вѣры въ Него: да снидетъ нынѣ со креста, и вѣруемъ въ Него? Итакъ, утвердимъ въ сердцахъ нашихъ сію странную и страшную для міра, но радостную для вѣрующихъ, истину: что во всемъ мірѣ нѣтъ ничего тверже Креста и безопаснѣе Распятаго. Ужасы отъ Голгоѳы для того и разсѣяны по всему міру, чтобы мы, не видя нигдѣ безопасности, бѣжали прямо на Голгоѳу, и повергались у ногъ, и скрывались въ язвахъ и погружались въ страданіяхъ Распятаго Спасителя. О солнце! для чего бы тебѣ закрывать отъ Него лице свое въ полдень, когда великое дѣло тьмы еще при твоемъ свѣтѣ достигло уже своей полуночи, и когда очи Всевидящаго, тмами темъ свѣтлѣйшіи свѣта твоего, и во тьмѣ столь же ясно видятъ позоръ Богоубійства? — Такъ! въ твоемъ негодованіи впечатлѣно было наше вразумленіе; ты поспѣшало совершить видимый день вражды и гнѣва, дабы препроводить насъ къ созерцаемому дню любви и милосердія, освѣщаемому незаходимымъ свѣтомъ трисолнечнаго Божества.

Христіанинъ! Пусть тьма покрываетъ землю! Пусть мракъ на языки! Востань отъ страха и недоумѣній! Свѣтися вѣрою и надеждою! Сквозь тьму приходитъ свѣтъ твой (Исаіи LХ. 1 и 2). Пройди путемъ, который открываетъ тебѣ раздирающаяся завѣса таинствъ; вниди во внутреннее Святилище страданій Іисусовыхъ, оставя за собою внѣшній дворъ, отданный языкамъ на попраніе. Что тамъ? — Ничего, кромѣ святыя и блаженныя любви Отца и Сына и Святаго Духа къ грѣшному и окаянному роду человѣческому.

Любовь Отца — распинающая.

Любовь Сына — распинаемая.

Любовь Духа — торжествующая силою крестною.

Тако возлюби Богъ міръ!

О сей-то любви, христіане, да будетъ позволено мало нѣчто нѣмотствовать предъ вами, поелику изрещи ея даже и не воз/с. 91/ можно, такъ что само Слово Божіе, дабы совершенно изобразить ее, умолкло на крестѣ. Сіе же Слово и сія любовь да даруетъ намъ и нѣмотствоватъ и внимать нѣмотствованію, подобно какъ дѣти одной матери ея сердцемъ и ея словами взаимно нѣмотствуютъ и разумѣютъ нѣмотствованіе.

Итакъ, кто распинаетъ Сына Божія? Воины? — Они суть почти столько же страдательныя орудія, какъ крестъ и гвоздіе. Пилатъ? — Онъ, кажется, истощилъ всѣ усилія въ защищеніи Праведника и торжественно изъявилъ свое несогласіе на пролитіе крови Его: пріемъ воду, умы руцѣ предъ народомъ, глаголя: неповиненъ есмь отъ крове Праведнаго сего (Матѳ. ХХVII, 24). Народъ? — Какъ могъ онъ искать смерти Того, Котораго старался воцарить? Первосвященники? Старѣйшины? Фарисеи? — Они признаются, что не имѣютъ власти ни надъ чьею жизнію: намъ не достоитъ убити никогоже (Іоан. ХVІII, 31). Предатель? Онъ уже свидѣтельствовалъ во храмѣ, что предалъ кровь неповинную (Матѳ. ХХVII, 4). Князь тьмы? — Онъ не могъ коснуться и жизни Іова: нынѣ же самъ осуждается и изгоняется. Но кто лучше, какъ Распятый, можетъ знать распинателей? И что же глаголетъ Онъ? — Не вѣдятъ, что творятъ (Лук. ХХIII. 34). Коснулся было истинной причины дѣла сего Каіафа, сказавъ, что уне есть, да единъ человѣкъ умретъ за люди: однако и сего о себѣ не рече, но Архіерей сый лѣту тому (Іоан. ХI. 50 и 51); онъ прозвучалъ, какъ кимвалъ, въ который на тотъ день надлежало благовѣстить для церкви, но и самъ же не уразумѣлъ своего благовѣстія. Такимъ образомъ то, чего не хотѣли, не могли, не знали, предъ цѣлымъ свѣтомъ совершилось тѣми самыми, которые не хотѣли, не могли, не знали.

Впрочемъ сіе не значитъ того, чтобъ и не было виновныхъ въ убіеніи Невиннаго! Нѣтъ! Кто не могъ, еслибы только восхотѣлъ, уразумѣть то, что уразумѣлъ и проповѣдалъ отчаянный даже Іуда? Но аще быша разумѣли, не быша Господа славы распяли (1 Кор. II. 8).

Намъ должно примѣтить здѣсь то, какую ничтожную паутину составляло все сплетеніе видимыхъ причинъ, произведшихъ великое Голгоѳское событіе. Какъ же сія паутина въ первыхъ нитяхъ своихъ не расторглась или отъ дохновенія гнѣва Божія, или даже отъ вѣтра суеты человѣческой? Кто связалъ ею льва отъ Іуды? Какъ сдѣлалось то, чего не хотѣли, не могли, не /с. 92/ знали, и что столь удобно было и уразумѣть и отвратить? Нѣтъ! «Хулители Галгоѳскіе также не знаютъ, что говорятъ, какъ распинатели не знаютъ, что дѣлаютъ; въ самомъ же дѣлѣ» [1] не человѣки здѣсь ругаются Божію величеству: Божій Промыслъ посмѣвается буйству человѣческому, «безъ нарушенія свободы» [2], заставляя его служить высочайшей Своей Премудрости. Не лукавые рабы прехитряютъ Господа: Всеблагій Отецъ не щадитъ Сына, дабы не погубить рабовъ лукавыхъ. Не вражда земная уязвляетъ любовь небесную, — небесная любовь скрывается во вражду земную, дабы смертію любви убить вражду и распространить свѣтъ и жизнь любви сквозь тьму и сѣнь смертную. Богъ возлюби міръ, и Сына своего единороднаго далъ есть, да всякъ вѣруяй въ Онь не погибнетъ, но имать животъ вѣчный (Іоан. III. 16).

Кажется, мы, и приникая въ тайну распятія, и усматривая въ страданіяхъ Сына Божія волю Отца Его, болѣе ощущаемъ ужасъ Его правосудія, нежели сладость любви Его. Но сіе долженствуетъ увѣрять насъ не въ отсутствіи самыя любви, а токмо въ недостаткѣ нашея готовности къ принятію ея внушеній. Бояйся, не совершися въ любви (1 Іоан. IV. 18), говоритъ ученикъ любви. Очистимъ и расширимъ око наше любовію, и тамъ, гдѣ оно смежалось страхомъ Божія суда, насладимся зрѣніемъ любви Божіей. Богъ любы есть (16), говоритъ тотъ-же созерцатель любви. Богъ есть любовь по существу и самое существо любви. Всѣ Его свойства суть облаченія любви; всѣ дѣйствія — выраженія любви. Въ ней обитаетъ Его всемогущество всею полнотою своею; она есть Его истина, когда осуществуетъ возлюбляемое; она есть Его премудрость, когда учреждаетъ существующее или существовать имѣющее, по закону истины; она есть Его благость, когда премудро раздаетъ истинные дары свои; наконецъ, она есть Его правосудіе, когда степени и роды ниспосылаемыхъ или удерживаемыхъ даровъ своихъ измѣряетъ премудростію и благостію, ради высочайшаго блага всѣхъ своихъ созданій. Приближьтесь и разсмотрите грозное лице правосудія Божія, и вы точно узнаете въ немъ кроткій взоръ любви Божіей. Человѣкъ своимъ грѣхомъ заградилъ отъ /с. 93/ себя «присносущій» [3] источникъ любви Божіей: и сія любовь вооружается правдою и судомъ, — для чего? — дабы разрушить сей оплотъ раздѣленія. Но какъ ничтожное существо грѣшника, подъ ударами очищающаго Правосудія, невозвратно сокрушилось бы, подобно сосуду скудельному: то непостижимый Душелюбецъ посылаетъ единосущную Любовь Свою, то-есть единороднаго Сына Своего, дабы Сей, носящій всяческая глаголомъ силы Своея (Евр. I. 3), воспріятою на Себя плотію нашею, кромѣ грѣха, понесъ и тяжесть нашихъ немощей, и тяжесть подвигшагося на насъ правосудія: и Единъ истощивъ стрѣлы гнѣва, изощренныя на все человѣчество, въ крестныхъ язвахъ своихъ открылъ бы незаградимые источники милосердія и любви, долженствующіе упоить всю, проклятую нѣкогда, землю благословеніями, жизнію и блаженствомъ. Тако возлюби Богъ міръ.

Но если Отецъ небесный изъ любви къ міру предаетъ единороднаго Сына Своего; то равно и Сынъ изъ любви къ міру предаетъ Себя Самого: и какъ любовь распинаетъ, такъ любовь же и распинается. Ибо хотя не можетъ Сынъ творити о Себѣ ничесоже, но ничего также не можетъ Онъ творить и вопреки Себѣ. Онъ не ищетъ Своея воли (Іоан. V. 19 и 31), но потому, что есть вѣчный наслѣдникъ и обладатель воли Отца Своего. Пребываетъ въ Его любви, но въ ней и самъ воспріемлетъ въ Свою любовь все, Отцу любезное, какъ глаголетъ: возлюби Мя Отецъ, и Азъ возлюбихъ васъ (Іоан. ХV. 9 и 10). И такимъ образомъ любовь Отца небеснаго, чрезъ Сына, простирается къ міру: любовь единосущнаго Сына Божія вмѣстѣ и восходитъ къ Отцу небесному, и нисходитъ къ міру. Здѣсь имѣющій очи да видитъ глубочайшее основаніе и первоначальный внутренній составъ креста, изъ любви Сына Божія ко всесвятому Отцу Своему, и любви къ человѣчеству согрѣшившему, одна другую пресѣкающихъ, и одна другой придержащихся, повидимому раздѣляющихъ единое, но воистину соединяющихъ раздѣленное. Любовь къ Богу ревнуетъ по Богѣ, — любовь къ человѣку милуетъ человѣка. Любовь къ Богу требуетъ, чтобы соблюденъ былъ законъ правды Божіей, — любовь къ человѣку не оставляетъ и нарушителя закона погибать въ неправдѣ своей. Любовь къ Богу стремится поразить врага Божія [4], — любовь къ человѣку /с. 94/ вочеловѣчиваетъ Божество, дабы посредствомъ любви къ Богу обожить человѣчество и, между тѣмъ какъ любовь къ Богу возноситъ отъ земли Сына человѣческаго (Іоан. ХII. 32 и 34), любовь къ человѣку разверзаетъ объятія Сына Божія къ земнороднымъ, сіи противоположныя стремленія любви соприкасаются, сорастворяются, уравновѣшиваются и слагаютъ изъ себя то дивное средокрестіе, въ которомъ прощающая милость и судящая истина срѣтаются, правда Божества и міръ человѣчества лобызаются, чрезъ которое небесная истина возсіяваетъ отъ земли, и правда уже не грознымъ окомъ приникаетъ съ небеси; Господь даетъ благость землѣ, и земля даетъ плодъ свой небу (Псал. LХХХІV. 11-13).

Крестъ Іисусовъ, сложенный изъ вражды Іудеевъ и буйства язычниковъ, есть уже земный образъ и тѣнь сего небеснаго Креста любви. Безъ сего могъ ли бы оный не токмо удержать на себѣ, даже до смерти, Держащаго дланію жизнь всего живущаго, но даже и коснуться раменъ Того, для избавленія Котораго вящше дванадесяти легіоновъ Ангеловъ ожидали токмо мановенія. Вотще мрачное полчище подъемлетъ оружіе, дабы взять Его въ плѣнъ, и готовитъ узы Ему: освѣщая путь свой огнемъ злобы, оно не видитъ, что Онъ уже плѣненъ и связанъ собственною Своею любовію, яко смерть, крѣпкою (Пѣсн. VІII. 6). Вотще вопіетъ беззаконное соборище: мы законъ имамы, и по закону нашему долженъ есть умрети (Іоан. ХIХ. 7), — онъ умретъ не по иному, какъ по сему своему закону: больши сея любве никтоже имать, да кто душу положитъ за други своя (Іоан. ХV. 13). Вотще повторяютъ хулители: аще Сынъ еси Божій, сниди со креста (Матѳ. ХХVII. 40), — Сынъ Божій тѣмъ-то самымъ и дастъ познать Себя, что не снидетъ со креста, доколѣ не истощитъ всего Себя въ сугубомъ стремленіи любви къ Отцу Своему, Которому наконецъ предаетъ духъ Свой, и къ человѣкамъ, для которыхъ источаетъ воду очищенія и кровь жизни. О семъ познахомъ любовь, яко Онъ по насъ душу Свою положи (1 Іоан. III. 16). Углубляйтесь, христіане, въ сіе великое познаніе не однимъ словомъ и языкомъ, или слухомъ празднымъ, но духомъ и истиною: и вы пріидете наконецъ въ то, если можно такъ сказать, содружество креста, что не будете находить сладчайшаго удовольствія, какъ въ духѣ созерцанія взывать съ Богоноснымъ мужемъ: Любовь моя распялася! (Игнат. Богонос.).

/с. 95/ Любовь Божія, непосредственно дѣйствующая въ крестѣ Іисусовомъ, безъ сомнѣнія долженствовала сообщить ему Божественную силу. И какъ быстро, какъ обильно, какъ неизмѣримо далеко течетъ изъ него сія побѣдоносная сила!

Аще зерно, такъ говорилъ Іисусъ Хрістосъ о Себѣ Самомъ, — аще зерно пшенично падъ на земли, не умретъ, то едино пребываетъ: аще же умретъ, многъ плодъ сотворитъ (Іоан. ХII. 24). О, какъ скоро сіе зерно Божественнаго сѣмени, умирающее на крестѣ, даетъ окрестъ себя отрасли новыя жизни! Смотрите, какъ, еще прежде кончины Іисуса, на древѣ проклятія, въ устахъ разбойника, процвѣтаетъ молитва: помяни мя, Господи, во Царствіи Твоемъ! (Лук. ХХIII. 42), и сей подлинно райскій цвѣтъ въ тотъ же день преносится въ рай Божій. Смотрите, какъ, вмѣстѣ съ потрясенною землею и разсѣдшимися камнями, сокрушается каменное дотолѣ сердце язычника и немедленно износитъ зрѣлый плодъ устенъ, исповѣдующихся Спасителю: воистину Божій Сынъ бѣ Сей (Матѳ. ХХVII. 54). Какимъ непреодолимымъ влеченіемъ «оставившіе Іисуса» [5] живаго собираются окрестъ Его креста и гроба! Наипаче же явилась побѣда креста въ Іосифѣ Аримаѳейскомъ. Доколѣ онъ зналъ Іисуса, какъ пророка и чудотворца, онъ не имѣлъ мужества открыть себя Его ученикомъ: потаенъ страха ради Іудейска (Іоан. ХІХ. 38). Но когда узналъ, что Іисусъ умеръ «смертію осужденнаго» [6], то Вознесенный отъ земли повлекъ его къ Себѣ съ такою силою, что онъ не внялъ ни чести, ни боязни человѣческой, и не поколебался обнаружить даже предъ правительствомъ свое участіе въ Распятомъ: дерзнувъ вниде къ Пилату, и проси тѣлесе Іисусова (Марк. ХV. 43). Не тою ли же силою и давно согнившія въ вертоградѣ смерти зерна показали необычайный плодъ, — и многа тѣлеса усопшихъ святыхъ восташа? (Матѳ. ХХVII. 53).

Чѣмъ далѣе простираться будетъ сила Креста, тѣмъ болѣе торжественны будутъ ея дѣйствія. Она сосредоточитъ въ единомъ Іисусѣ распятомъ всякую власть на небеси и на земли; дастъ ощутить силу благодатнаго владычества Его и сущимъ въ темницѣ духовомъ; вознесетъ Его превыше всѣхъ небесъ; /с. 96/ низведетъ Имъ оттолѣ Утѣшителя, который не пришелъ бы, еслибы Іисусъ не прошелъ путемъ Креста и не содѣлалъ его путемъ истинно царскимъ. Тогда любы Божія безпрепятственно и преизобильно изліется въ жаждущія сердца вѣрующихъ Духомъ Святымъ (Рим. V. 5), и, не смотря ни на какія препятствія, поведетъ крестными подвигами искупленный міръ ко всеобщему торжеству освященія и прославленія. Пусть враги креста Хрістова устроятъ новый крестъ для Его Церкви: они готовятъ ей тѣмъ новую побѣду и новую славу. Пусть мудрецы вѣка сего огласятъ слово крестное юродствомъ: оно будетъ юродствомъ только для погибающихъ. Пусть Іудеи — древніе или новые — просятъ знаменія, не примѣчая знаменій, совершающихся предъ ихъ очами, и Еллины ищутъ собственной премудрости слова тамъ, гдѣ должно дѣятельно вѣровать въ Премудрость Божію: истинная Церковь всегда будетъ проповѣдовать Христа распята; Іудеемъ убо соблазнъ, Еллиномъ же безуміе, и Онъ всегда будетъ, для званныхъ «Богомъ» [7], Христосъ, Божія сила и Божія премудрость (1 Кор. I. 18-24). Пусть наконецъ настанутъ и тѣ лютыя времена, когда человѣки здраваго ученія не послушаютъ, но по своихъ похотехъ изберутъ себѣ учители, чешеми слухомъ, и отъ истины слухъ отвратятъ, «и къ баснемъ уклонятся» [8] (2 Тим. IV. 3 и 4): во слѣдъ за лжеученіемъ приведутъ богоотступленіе, и самую любовь изсушатъ преумноженіемъ беззаконія: по мѣрѣ сихъ событій сила крестная, какъ при второмъ распятіи Господа, проникнетъ съ новымъ обиліемъ все человѣчество и всю природу, сотрясетъ всю землю, разрушитъ въ ней то, что было твердо, низринетъ то, что возвышалось, затьмитъ то, что блистало, не столько въ отмщеніе врагамъ Божіимъ, которые обыкновенно сами уготовляютъ себѣ гибель, сколько для того, чтобы ускорить и довершить привлеченіе всего къ Вознесеннному отъ земли. Равнымъ образомъ и любовь, подобно предуготовленному елею мудрыхъ дѣвъ, непримѣтно для юродивыхъ, соблюдется дотолѣ, какъ явится вожделѣнный Женихъ, и она седмеричнымъ пламенемъ воспылаетъ въ день брака агнчаго; — и дотолѣ, какъ прейдутъ и небо и земля, и вѣра и /с. 97/ надежда, и будетъ Богъ всяческая во всѣхъ (1 Кор. ХV. 28), поелику во всѣхъ Богоносныхъ сердцахъ будетъ любовь, изліянная въ нихъ Духомъ Святымъ чрезъ язвы крестныя.

Вотъ, христіане, и начало, и средина, и конецъ креста Хрістова — все одна любовь Божія! Какъ въ чувственномъ семъ мірѣ, куда ни простремъ взоръ къ Востоку или Западу, къ Югу или Сѣверу, всюду зрѣніе упадаетъ въ неизмѣримость неба: такъ въ духовной области таинъ, по всѣмъ измѣреніямъ креста Хрістова, созерцаніе теряется въ безпредѣльности любви Божіей. Прекратимъ дерзновенное о семъ нѣмотствованіе. Слово крестное чѣмъ болѣе изрекается, тѣмъ болѣе онѣмѣваетъ языкъ плоти, и око земнаго ума слѣпотствуетъ отъ избытка небеснаго свѣта крестнаго. Самъ вѣчный Художникъ креста, Отецъ Господа нашего Іисуса Хріста, да дастъ вамъ по богатству славы Своея, силою утвердитися духомъ Его во внутреннемъ человѣцѣ; вселитися Хрісту вѣрою въ сердца ваша: въ любви вкоренени и основани, да возможете разумѣти со всѣми святыми, что широта и долгота и глубина и высота, разумѣти же въ семъ непостижимомъ многокрестіи единую преспѣющую разумъ любовь Хрістову, да исполнитеся во всяко исполненіе Божіе (Еф. III. 14-19).

Впрочемъ, вспомнимъ, что если мы не по имени токмо христіане, но или есмы, или хотя желаемъ быть истинными послѣдователями Іисуса Хріста, то имѣемъ и свой крестъ, по его заповѣди: аще кто хощетъ по Мнѣ ити, да отвержется себе, и возметъ крестъ свой, и по Мнѣ грядетъ (Мат. ХVІ. 24). Поелику же нашъ крестъ долженъ быть подобіемъ Креста Хрістова, то не отрадно ли теперь помыслить, что и нашъ крестъ долженъ состоять изъ единыя любви? Такъ, христіане, сей крестъ, отъ котораго міролюбцы бѣгутъ, какъ отъ мучителя [9], и отъ котораго самые крестоносцы не рѣдко стонутъ, но большею частію потому, что благое и легкое бремя Хрістово, по невѣдѣнію, малодушію, неопытности, увеличиваютъ собственными тяжестями, — сей страшный крестъ весь изъ любви — что можетъ быть утѣшительнѣе? — весь изъ любви состоять долженъ. Но да принесетъ нынѣ каждый изъ насъ малый крестъ свой и приложитъ къ великому Кресту Хрістову, дабы видѣть, сообразенъ /с. 98/ ли оный своему первообразному: ибо мы должны вѣдать, что всякій крестъ, не подобный Кресту Хрістову, не вознесетъ насъ отъ земли, но падетъ и съ нами, и истрыется подъ нами въ дрова огню геенскому. Итакъ, воззримъ еще разъ на Крестъ Господень. Се любовь Отца небеснаго распинаетъ за насъ единороднаго Сына Своего, — какъ сообразуется сему наша любовь? Совершаемъ ли мы дѣло Авраама (Быт. ХХII), возношеніе на жертвенникъ любви Божіей всего намъ любезнаго, безъ колебанія, безъ остатка собственности, паче упованія? Се любовь Сына Божія сама предаетъ себя на распятіе не токмо Святѣйшей рукѣ Отца Своего, но и рукамъ грѣшниковъ: научила ли любовь и насъ неограниченной сей преданности судьбамъ Божіимъ, съ которою бы мы, какъ Исаакъ, всегда были готовы быть жертвою — для славы ли Божіей, для очищенія ли собственнаго, для блага ли ближнихъ? Се любовь Божія, изливающаяся Духомъ Святымъ, наполняетъ горняя и дольняя, объемлетъ время и вѣчность, дабы и ожестѣвшее и омертвѣвшее враждою противъ Бога растворить въ живоносную и блаженную любовь: умѣетъ ли и наша любовь побѣждать злое благимъ, благословлять кленущихъ, молиться за распинающихъ и не знать ни одного врага во всемъ мірѣ, хотя бы онъ не давалъ намъ ни одного друга? — Не умножимъ сихъ вопрошеній. Здѣсь должна продолжать бесѣду — совѣсть каждаго, которая и возвѣститъ намъ, нынѣ, или нѣкогда, непремѣнно, или горе, ожидающее враговъ креста, или побѣду, миръ и славу его любителей, по суду закланнаго на крестѣ Агнца Божія, Ему же отъ всякаго созданія благословеніе и честь и слава и держава во вѣки вѣковъ (Ап. V. 13). Аминь.

Примѣчанія:
[1] Въ отд. изд. и въ собр. 1820 и 1821 г. этихъ словъ нѣтъ.
[2] Въ отд. изд. этихъ словъ нѣтъ.
[3] Въ отд. изд. и въ собр. 1820 и 1821 г.: «приснотекущій».
[4] Въ отд. изд. и въ собр. 1820 и 1821 гг. далѣе слѣдуетъ: «любовь къ человѣку хощетъ умереть вмѣсто его. Наконецъ...»
[5] Въ отд. изд. и въ собр. 1820 и 1821 гг.: «оставившіе и отрекшіеся Іисуса».
[6] Въ отд. изд. и въ собр. 1820 и 1821 гг.: «смертію преступника».
[7] Въ отд. изд.: «отъ Бога».
[8] Въ отд. изд. этихъ словъ нѣтъ.
[9] Въ отд. изд. и въ собр. 1820 и 1821 гг. далѣе слѣдуетъ «и убійцы».

Источникъ: Сочиненія Филарета, митрополита Московскаго и Коломенскаго. Слова и рѣчи. Томъ I: 1803-1821. Съ портретомъ автора. — М.: Типографія А. И. Мамонтова, 1873. — С. 89-98.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.