Церковный календарь
Новости


2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Посланіе къ Руфиніану (1903)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Изъ 39-го праздничнаго посланія (1903)
2019-06-16 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 120-е (1895)
2019-06-16 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 119-е (1895)
2019-06-15 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 14-е къ монахамъ (1829)
2019-06-15 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 13-е къ монахамъ (1829)
2019-06-15 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 2-я (1921)
2019-06-15 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 1-я (1921)
2019-06-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 24-я (1956)
2019-06-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 23-я (1956)
2019-06-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 22-я (1956)
2019-06-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 21-я (1956)
2019-06-15 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 2-е, о Сынѣ (1844)
2019-06-15 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 1-е, о началахъ (1844)
2019-06-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 5-я (1922)
2019-06-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 4-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - понедѣльникъ, 17 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.
Церковная письменность

СОЧИНЕНІЯ ФИЛАРЕТА, МИТРОПОЛИТА МОСКОВСКАГО И КОЛОМЕНСКАГО.
Слова и рѣчи. Томъ I-й: 1803-1821. М., 1873.

ОТДѢЛЕНІЕ ПЕРВОЕ.
Слова и рѣчи, избранныя самимъ проповѣдникомъ для изданій 1844, 1848 и 1861 годовъ.
(Печатаются съ изданій 1848 и 1861 годовъ).

1814 годъ.
ІХ.
9. СЛОВО ВЪ НЕДѢЛЮ ДВАДЕСЯТЬ ЧЕТВЕРТУЮ.
(Говорено въ Александроневской лаврѣ; напечатано въ собраніяхъ 1820, 1821, 1844 и 1848 гг.).

И рече Іисусъ: кто есть коснувыйся Мнѣ? (Лук. VIII. 45).

Евангеліе повѣствуетъ, что нѣкогда Іисусъ Хрістосъ, идя посреди множества народа, получилъ нѣкое прикосновеніе, которое заставило его спросить, кто прикоснулся къ Нему, и когда шедшіе съ Нимъ ученики отвѣтствовали, что сіе прикосновеніе могло быть нечаянное, происходящее отъ тѣсноты и потому не требующее дальняго изслѣдованія, тогда Онъ присовокупилъ, что то было не простое и обыкновенное прикосновеніе, но такое, при которомъ Онъ ощутилъ силу изъ Него исшедшую: прикоснуся мнѣ нѣкто: азъ бо чухъ силу изшедшую изъ Мене.

Когда при семъ повѣствованіи представляемъ себѣ, что сіе изысканіе дѣлаетъ Іисусъ Хрістосъ, Божія сила и Божія премуд/с. 74/рость, отъ удивленія приходитъ желаніе взаимно вопросить Его: не ужели Ты, Господи, сый Божія Премудрость, не вѣдаешь, кто прикоснулся къ Тебѣ? И еще: не ужели Ты, сый Божія Сила, такъ преданъ во власть человѣковъ, что могутъ они почерпать и, такъ сказать, похищать изъ Тебя сію Божественную силу безъ Твоего свѣдѣнія и соизволенія?

Первый изъ сихъ вопросовъ разрѣшить поможетъ намъ Апостолъ Павелъ, который говоритъ, что Хрістосъ Іисусъ, иже во образѣ Божіи сый не восхищеніемъ непщева быти равенъ Богу, для Котораго, то-есть, быть и почитаться равнымъ Богу не было похищеніе чуждаго достоинства, поелику Онъ есть существенный образъ Божій, что сей Хрістосъ Іисусъ себе умалилъ, зракъ раба пріимъ, въ подобіи человѣчестѣмъ бывъ и образомъ обрѣтеся, якоже человѣкъ (Филип. II. 6 и 7), то-есть столько же истинно и совершенно воспріялъ на Себя малый и рабскій образъ человѣка, сколько непреложно и неизмѣнно былъ и есть въ Немъ великій и славный образъ Господа и Бога. Въ семъ умаленіи Своемъ, или, по точнѣйшему приложенію Павлова изреченія, въ истощаніи Своемъ, Іисусъ Хрістосъ, какъ говоритъ тотъ же Апостолъ, искушенъ былъ по всяческимъ, по подобію человѣческихъ недостатковъ и немощей, развѣ грѣха (Евр. IV. 15), который собственно не принадлежитъ къ образу человѣка, но къ образу діавола. Итакъ, если воплотившійся Сынъ Божій истощилъ всего Себя [1]; если Онъ искушенъ былъ по всяческимъ по подобію человѣковъ, то не удивительно, что благоволилъ искуситися и тѣмъ, что принялъ на Себя подобіе человѣческаго невѣдѣнія, въ которомъ сокрывалъ свѣтъ Божественной Премудрости [2], и сквозь которое свѣтъ сей просіявалъ токмо, когда было нужно, для озаренія человѣковъ. Изъ сего можно уразумѣть, что не было непристойно Божественному Іисусу вопрошать окружающихъ Его: кто есть коснувыйся Мнѣ? Хотя же само Божество Его видѣло, знало и сокровеннымъ образомъ возвѣщало Его человѣчеству, кто есть коснувыйся, но Ему благоугодно было наружно предложить сей вопросъ для того, чтобъ обратить общее /с. 75/ вниманіе на необыкновенное прикосновеніе и «слѣдствіе» [3] сего прикосновенія.

Посему можно сказать, что Самъ Іисусъ Хрістосъ обратно предлагаетъ нашему вниманію и размышленію второй сдѣланный нами вопросъ: подлинно ли Тотъ, Который есть Божія Сила, такъ преданъ во власть человѣковъ, что единымъ нѣкакимъ прикосновеніемъ они могутъ извлекать изъ Него для себя сію Божественную силу? — Потщимся же, колико можемъ, изслѣдовать и сей вопросъ, уже не столько слѣдуя собственному желанію знать, сколько соотвѣтствуя намѣренію Самого Спасителя, желающаго наставить насъ и привести въ благодатное къ Нему приближеніе.

Прежде всего въ настоящемъ изслѣдованіи должны мы утвердить для себя, какое только возможно, истинное и вѣрное понятіе о той непостижимой силѣ, которою Іисусъ Хрістосъ исполненъ такъ, что при одномъ прикосновеніи, да и то не къ самому Его тѣлу, а токмо къ краю одежды, оная уже проливается и производитъ чудесное дѣйствіе. Таковое понятіе даетъ намъ Апостолъ, когда говоритъ о Іисусѣ Хрістѣ, что въ Немъ живетъ всяко исполненіе Божества тѣлеснѣ (Кол. II. 9). Вникнемъ тщательнѣе въ сіе краткое, но весьма знаменательное изображеніе Богочеловѣка. Божество представляетъ Апостолъ исполненіемъ или полнотою всякаго совершенства, блага и блаженства. Но поелику Божество безконечно, то никакое конечное существо не можетъ принять и вмѣстить сего исполненія. Поелику Божество и все его исполненіе духовно, то никакая бренная тварь естественно не можетъ причаститься отъ сего исполненія. Поелику Божество свято и праведно, то какъ можетъ особенно человѣкъ грѣшникъ приступить къ Его исполненію безъ того, чтобы не быть пожерту всепоядающимъ огнемъ строгаго суда Божія? Что же творитъ не хотяй смерти грѣшника? — Онъ благоизволилъ, говоритъ Апостолъ, всему Божественному исполненію Своему вселитися во Хрістѣ Богочеловѣкѣ и тѣмъ примирити всяческая къ Себѣ, умиротворивъ кровію креста Его чрезъ Него, аще земная, аще ли небесная (Кол. I. 19 и 20). Такимъ образомъ безконечность Божія вселяется во Хріста и дѣлается прикосновенною для конечныхъ существъ; высочайшая духов/с. 76/ность Божія вселяется во Хріста и не только сближается съ низшею духовностію души человѣческой, но проникаетъ, объемлетъ и наполняетъ Божественными силами самую тѣлесность Его человѣчества, — живетъ въ Немъ тѣлеснѣ; оный Свѣтъ неприступный, оный огнь поядаяй, какимъ представляетъ намъ нѣгдѣ Бога самое слово Его (1 Тим. VІ. 16; Евр. ХII. 29), вселяется во Хріста и, умѣряемый Божественнымъ Его человѣчествомъ, является въ Немъ отверстымъ источникомъ свѣта и воды живыя для омраченнаго и умерщвленнаго грѣхомъ естества. Человѣчество Іисуса Хріста есть полный сосудъ Божественныхъ даровъ, которые при единомъ прикосновеніи преливаются изъ него; есть устіе Божественнаго источника, въ которомъ вся внутренняя и сокровенная полнота животворящей силы Божіей становится приступною и удобопріемлемою; есть оный, пророкомъ Исаіею въ таинственномъ откровеніи видѣнный, горящій угль (Исаіи. VІ. 6), который, чрезъ одно прикосновеніе къ устамъ Пророка, все существо его проникнулъ своею огненною силою, и очистилъ, и освятилъ его [4]. Приложимъ сіи понятія къ описаннымъ въ Евангеліи дѣйствіямъ Іисуса Хріста — и мы точно найдемъ въ сихъ дѣйствіяхъ возвѣщаемое Апостоломъ исполненіе Божественныхъ силъ, наполняющихъ самую тѣлесность Богочеловѣка, и на все отъ нея преизливающихся. Онъ пріемлетъ въ руки хлѣбы, и Его неоскудѣвающее исполненіе творитъ пять хлѣбовъ достаточными для пяти тысячъ народа. Онъ беретъ бреніе, и Его вседѣйствующее исполненіе сообщаетъ сему бренію силу отверсти очи слѣпому. Онъ прикасается мертвому, и Его животворящее исполненіе возбуждаетъ жизнь угасшую. Онъ получаетъ отъ жены кровоточивой прикосновеніе только къ краю ризы Его, и Его безпредѣльное исполненіе достигаетъ ея чудотворною своею силою, и абіе ста токъ крови ея, — она исцѣлѣла.

Видите изъ сего, христіане, что Богъ во Хрістѣ не держитъ, такъ сказать, заключенною, а отверзаетъ щедрую руку Свою для всякаго требующаго; что всякое исполненіе благодати Божіей чрезъ Хріста непрестанно готово наполнить всякій недостатокъ, исцѣлить всякую немощь, очистить всякій грѣхъ человѣковъ.

Впрочемъ евангельская исторія показываетъ, что не всѣ, /с. 77/ наружно приближавшіеся ко Хрісту, принимали отъ Его исполненія. Она представляетъ намъ въ одно время множество народа, Его сопровождающее, окружающее, стѣсняющее; и одну только жену, Ему прикасающуюся такъ, что сіе прикосновеніе ощутилъ Онъ не тѣломъ, а Божественною Своею силою. Наставниче, говоритъ Петръ и сущіе съ нимъ, народи одержатъ Тя и гнѣтутъ. Іисусъ отвѣтствуетъ: прикоснуся мнѣ нѣкто. — Должна быть нѣкая тайна въ семъ прикосновеніи.

Для сей-то тайны, христіане, Господь и предложилъ вопросъ свой: кто есть коснувыйся Мнѣ? Онъ благоволилъ, чтобы всѣ мы знали тайну сію и умѣли бы прикасаться къ Нему для нашего спасенія. Простремъ вниманіе наше до конца сего евангельскаго приключенія, и не отринемъ наставленія, которое самъ небесный Учитель подаетъ всѣмъ намъ въ лицѣ жены кровоточивой. Сія жена прикоснулась ко Хрісту тайно, стыдясь всенародно изъяснять Ему свою болѣзнь; но когда двукратный вопросъ Его: кто есть коснувыйся? показалъ ей, что поступокъ ея утаенъ быть не можетъ, тогда она, хотя не безъ смущенія, открыла и намѣреніе и слѣдствіе своего прикосновенія. Трепещущи пріиде, и падши предъ Нимъ, ея же ради вины прикоснуся Ему, повѣда Ему предъ всѣми людми, и яко исцѣлѣ абіе. Тогда Господь, поучая ее не стыдиться прежняго недуга, но утѣшаться полученнымъ исцѣленіемъ, въ то же время открываетъ въ наставленіе всѣмъ тайну ея чудодѣйственнаго прикосновенія: дерзай дщи, вѣра твоя спасе тя. Вѣра, христіане, есть соотвѣтственное орудіе спасительнаго ко Хрісту прикосновенія; ею прикасающійся и къ ризамъ Его достигаетъ даже до внутренности Его Божественнаго исполненія; она есть духовный магнитъ, привлекающій небесныя силы.

Тайна сія извѣстна, говорятъ, можетъ-быть, нѣкоторые, слыша сіе. О, еслибы такъ было, христіане! О, еслибы намъ извѣстна была вѣра, какую имѣютъ истинные послѣдователи Хрістовы! О, еслибы намъ извѣстна была оная, истинно вселенская вѣра, которая въ Авелѣ множайшую жертву принесла паче Каина; которая въ Ноѣ угодила Богу и спасла родъ человѣческій отъ конечнаго истребленія потопомъ; которая въ Авраамѣ принесла въ жертву Богу единороднаго сына и, сквозь отдаленіе многихъ вѣковъ, видѣла день Хрістовъ; которая въ Моvсеѣ жезломъ пресѣкла море и чрезъ бездну провела /с. 78/ народъ Божій; которая отверзала очи Пророковъ и дѣлала ихъ современниками потомственныхъ событій; которая въ ученикахъ и свидѣтеляхъ Іисуса Хріста оставила все, чтобъ идти въ слѣдъ Его, и потомъ Его силою исцѣляла всякій недугъ и всякую язву, съ Нимъ ходила по водамъ, не умерла въ ужасные дни смерти Его, пріяла обѣтованіе Святаго Духа по вознесеніи Его, повелѣвала именемъ Его всей природѣ, побѣдила своимъ терпѣніемъ цѣлый міръ ея гонителей! — Что я говорю? — Еслибы намъ дѣятельно извѣстна была вѣра хотя столь малая, какъ зерно горчичное, чтó бы мы тогда были? — Мы могли бы преставлять горы. Аще имате вѣру, яко зерно горушно, речете горѣ сей, прейди отсюду тамо, и прейдетъ, и ничто же не возможно будетъ вамъ (Матѳ. ХVII. 20). Если же въ той вѣрѣ, которую нѣкоторые изъ насъ толь тщеславно себѣ приписываютъ, не находимъ мы не только возможности дѣйствовать чудесными и Божественными силами, но ниже довольной помощи для возстановленія разсыпанныхъ и подавленныхъ силъ собственной нашей духовной природы; если сія мнимая вѣра не исцѣляетъ насъ ни отъ духовныя слѣпоты ума, ни отъ текущаго непостоянства сердечныхъ вожделѣній, ни отъ двоедушнаго хроманія въ путяхъ закона и правды, и не спасаетъ отъ мертвыхъ дѣлъ, — то не должно ли признаться намъ, вѣрные, что истинная вѣра, которую небесный Учитель называетъ вѣрою Божіею, и для насъ есть еще тайна, которой предлежитъ намъ поучаться, дабы она открылась въ насъ? И поелику сія тайна хотя и въ насъ самихъ сокрывается, но никѣмъ не можетъ быть открыта, развѣ Начальникомъ и Совершителемъ вѣры Іисусомъ: то не должно ли намъ непрестанно взывать къ Нему съ первыми Его учениками: Господи, приложи намъ вѣру (Лук. ХVII. 5)?

Или, можетъ-быть, вѣра наша не достигаетъ сообщенія съ явленною во Хрістѣ силою Божіею, потому болѣе, что уже Онъ оставилъ землю и вознесся на небо? — Если какая душа, жаждущая Господа, возмущается сею мыслію, то да воспомянетъ она послѣднее обѣщаніе Іисуса Хріста, данное Апостоламъ предъ отшествіемъ Его на небо: се Азъ съ вами есмь во вся дни до скончанія вѣка (Матѳ. ХХVІII. 20). Апостолы не пребыли на землѣ до скончанія вѣка: кто же не видитъ, что данное имъ обѣтованіе простирается и на тѣхъ, которые по нихъ /с. 79/ преемственно вступаютъ въ тѣ же права вѣры и составляютъ единую Церковь до скончанія вѣка? Живущее во Хрістѣ исполненіе Божества не заключается небомъ; и вознесеніе плоти Его не отъемлетъ у насъ Его Духа и силы. Дерзнемъ сказать болѣе: оно не столько раздѣляетъ, сколько еще болѣе соединяетъ Его съ своею Церковію. Ибо для чего восшелъ Онъ превыше всѣхъ небесъ? — Для того, учитъ Апостолъ, да исполнитъ всяческая (Еф. IV. 10). И потому исполненіе Божества живетъ нынѣ уже не въ единомъ личномъ тѣлеси Его, но и во всемъ таинственномъ тѣлѣ Церкви, яже есть вся — единое тѣло Его, исполненіе исполняющаго всяческая во всѣхъ (Еф. I. 23).

О, коль близъ есть насъ Хрістосъ повсюду, и наипаче въ Церкви своей! Только твари, окружая насъ отвсюду и, подобно какъ въ ономъ приключеніи евангельскомъ, тѣсняся между Имъ и нами, не допускаютъ насъ прикоснуться къ Нему. Но дерзай, ищущая своего спасенія душа! Не уступай сей смятенной толпѣ, которая сама не знаетъ, куда влечетъ тебя. Употребляй всѣ усилія проложить себѣ прямый путь къ вожделѣнному твоему Спасителю; простирай къ Нему то крѣпкіе вопли покаянія, то тихія воздыханія молитвы, то пламенныя желанія любви. Подвизайся, елико можешь, досягнуть хотя края Его ризъ: Онъ не умедлитъ и въ нихъ открыть для тебя токъ живоносной силы Своей. Приближайся къ Нему преимущественно въ семъ домѣ молитвы и таинствъ, гдѣ хотя Онъ также закрываетъ Свое присутствіе нѣкоторыми наружными видами, но вмѣстѣ и являетъ оное торжественнѣйшимъ образомъ. Здѣсь ежедневно слышатся глаголы Его, которые хотя для чувственныхъ человѣковъ суть чувственные звуки и письмена [5], но для вѣрующихъ духъ суть и животъ суть (Іоан. VI. 63). Здѣсь тайнодѣйствуется тѣло Его, коего святое пріобщеніе не токмо приближаетъ къ Нему вѣрующихъ, но и совершенно съ Нимъ соединяетъ, по слову Его: ядый Мою плоть и піяй Мою кровь во Мнѣ пребываетъ, и Азъ въ немъ (Іоан. VI. 56). Погружайся, вѣрующая душа, всею мыслію и сердцемъ во глубину сихъ таинствъ вѣры и въ нихъ наипаче обрѣтай твоего Спасителя, приступай къ Нему, прикасайся Ему, соединяйся съ Нимъ! Дерзай, вѣра твоя спасетъ тя. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Въ собр. 1820 и 1821 гг. далѣе слѣдуетъ: «и упразднилъ отъ всякаго Божественнаго величія: то конечно истощилъ Онъ Себя нѣкоторымъ образомъ и въ Божественномъ Своемъ всевѣдѣніи».
[2] Въ собр. 1820 и 1821 гг. далѣе слѣдуетъ: «какъ огнь въ кремнѣ, или какъ драгоцѣнный камень въ простомъ...»
[3] Въ собр. 1820 и 1821 гг.: «дивное слѣдствіе...»
[4] Въ собр. 1820 и 1821 гг. далѣе слѣдуетъ: — «подобно какъ и естественный разженный угль простираетъ силу заключающагося въ немъ огня далѣе предѣловъ древеснаго вещества своего».
[5] Въ собр. 1820 и 1821 гг. далѣе слѣдуетъ: «мертвыя».

Источникъ: Сочиненія Филарета, митрополита Московскаго и Коломенскаго. Слова и рѣчи. Томъ I: 1803-1821. Съ портретомъ автора. — М.: Типографія А. И. Мамонтова, 1873. — С. 73-79.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.