Церковный календарь
Новости


2019-07-19 / russportal
В. О. Ключевскій. "Курсъ Русской Исторіи". Лекція 36-я (1908)
2019-07-19 / russportal
В. О. Ключевскій. "Курсъ Русской Исторіи". Лекція 35-я (1908)
2019-07-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 18-я (1922)
2019-07-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 17-я (1922)
2019-07-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 16-я (1922)
2019-07-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 15-я (1922)
2019-07-18 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 66-я (1956)
2019-07-18 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 65-я (1956)
2019-07-18 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 64-я (1956)
2019-07-18 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 63-я (1956)
2019-07-18 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 62-я (1956)
2019-07-18 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 61-я (1956)
2019-07-18 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 38-е (1975)
2019-07-18 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 37-е (1975)
2019-07-18 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 36-е (1975)
2019-07-18 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 35-е (1975)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - пятница, 19 iюля 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Церковная письменность

Прав. Іоаннъ Кронштадтскій († 1908 г.)

Святой праведный Іоаннъ Кронштадтскій (1829-1908), знаменитый пастырь, проповѣдникъ и чудотворецъ, «пророкъ», возвѣщавшій православному русскому народу о грядущемъ судѣ Божіемъ надъ Россіей. Родился 19 октября (1 ноября) 1829 года въ селѣ Сура Пинежскаго уѣзда Архангельской губ. въ семьѣ бѣднаго сельскаго дьячка. Получилъ образованіе въ Архангельской духовной семинаріи (1851) и С.-Петербургской духовной академіи (1855). Окончивъ курсъ академіи, вступилъ въ бракъ съ дочерью протоіерея Кронштадтскаго Андреевскаго собора Елисаветою, съ которой всю жизнь прожилъ какъ братъ и сестра. Велъ строгій аскетическій образъ жизни, ежедневно совершалъ Божественную литургію. Его трудами и любовью огромное количество опустившихся людей вновь обрѣтали человѣческій образъ. Скоро открылся въ о. Іоаннѣ и дивный даръ чудотворенія, который прославилъ его на всю Россію и далеко за ея предѣлами. Св. Іоаннъ предчувствовалъ тяжкія испытанія для Россіи. 19 февраля 1908 г. въ проповѣди во время Божественной литургіи сказалъ, обращаясь къ молящимся: «Что-то будетъ съ тобою, Матушка-Русь»; потомъ послѣ долгой паузы: «Вы, малое стадо, будьте вѣрны и мужайтесь!» Но онъ пророчествовалъ и о грядущемъ возрожденіи Россіи: «Я предвижу возстановленіе мощной Россіи, еще болѣе сильной и могучей. На костяхъ вотъ такихъ мучениковъ, какъ на крѣпкомъ фундаментѣ, будетъ воздвигнута Русь новая, — по старому образцу; крѣпкая своею вѣрою во Христа Бога и во Святую Троицу! Перестали понимать русскіе люди, что такое Русь: она есть подножіе престола Господня! Русскій человѣкъ долженъ понять это и благодарить Бога за то, что онъ русскій». 10 декабря 1908 г. о. Іоаннъ совершилъ послѣднюю литургію, а утромъ 20 декабря тихо предалъ духъ свой Богу. Память прав. Іоанна Кронштадтскаго — 19 октября (1 ноября) и 20 декабря (2 января).

Сочиненія св. прав. Іоанна Кронштадтскаго

Прав. Іоаннъ Кронштадтскій († 1908 г.)
Полное собраніе сочиненій. Томъ 1-й.

Отдѣленіе I. Бесѣды о Богѣ Творцѣ и Промыслителѣ міра.

б) О Богѣ — Творцѣ міра.
Бесѣда тринадцатая.

Отъ начала созданія мужа и жену сотворилъ я есть Богъ (Марк. 10, 6).

Братія! помните-ли вы, что Богъ прежде всего сотворилъ, — какихъ тварей? Такъ какъ нѣкоторые, вѣроятно, не помнятъ: то я напомню, что прежде всего Творецъ привелъ въ бытіе сродныхъ Себѣ по естеству — духовныхъ тварей, невидимыхъ нашими очами, не подлежащихъ нашимъ чувствамъ, Ангеловъ, или міръ ангельскій, а потомъ уже видимую, вещественную тварь, т. е. всѣ свѣтлые шары небесные, нашу землю съ водами, воздухомъ и со всѣми живыми на ней тварями. Такое разнообразіе, такое множество тварей Господнихъ! «Поелику первыя твари были благоугодны Богу», говоритъ св. Григорій Богословъ: «то Онъ измышляетъ другой міръ — вещественный; и это есть стройный составъ неба, земли и того, что между ними, — удивительный, по прекраснымъ качествамъ каждой вещи и еще болѣе достойный удивленія по стройности и согласію цѣлаго, въ которомъ и одно къ другому и все ко всему состоитъ въ прекрасномъ соотношеніи, служа къ полнотѣ единаго міра. А симъ Богъ показалъ, что Онъ силенъ сотворить не только сродное, но и — совершенно чуждое Себѣ естество. Сродны же Божеству природы умныя и однимъ умомъ постигаемыя (т. е. Ангелы), совершенно же чужды — твари, подлежащія чувствамъ (птицы, рыбы, гады, звѣри), а изъ сихъ послѣднихъ еще далѣе отстоятъ отъ Божественнаго естества — твари, вовсе неодушевленныя и недвижимыя» (растенія, камни, земля, вода, воздухъ, огонь) [1].

И такъ было время, когда Сынъ Божій сотворилъ несуществовавшій дотолѣ міръ. Онъ рекъ: и совершилось все, что было Ему угодно, въ продолженіе шести дней. «Но когда все это — земля, небо и море — составило міръ», говоритъ св. Григорій Богословъ, «нуженъ сталъ зритель премудрости, матери всего, и благоговѣйный царь земный, т. е. нуженъ сталъ человѣкъ. Тогда Сынъ Божій рекъ: пространное небо населяютъ уже чистые и присноживущіе служители, непорочные умы, добрые Ангелы, пѣснословцы, немолчно воспѣвающіе Мою славу. Но земля украшается одними неразумными животными. По тому угодно Мнѣ создать такой родъ тварей, въ которомъ бы заключалось то и другое — родъ тварей среднихъ между смертными и безсмертными — разумнаго человѣка, который бы увеселялся Моими дѣлами, былъ мудрымъ таинникомъ небеснаго, великимъ владыкою земли, новымъ ангеломъ изъ персти, пѣснословцемъ Моего могущества и Моего ума. Такъ рекъ Сынъ Божій, — и созидаетъ живое существо, въ которомъ приведены въ единство то и другое, то есть, невидимое и видимая природа, созидаетъ, говорю, человѣка; и изъ сотвореннаго уже вещества взявъ тѣло, а отъ Себя вложивъ жизнь (что въ словѣ Божіемъ извѣстно подъ именемъ души и образа Божія), творитъ какъ бы нѣкоторый вторый міръ — въ маломъ великій; поставляетъ на землѣ иного ангела, изъ разныхъ природъ составленнаго, поклонника, зрителя видимой твари, таинника твари умосозерцаемой, царя надъ всѣмъ, что на землѣ, подчиненнаго горнему Царству, — земнаго и небеснаго, временнаго и безсмертнаго, видимаго и умосозерцаемаго». Доселѣ св. Григорій Богословъ [2].

Но послушаемъ объ этомъ самого боговдохновеннаго Моисея. Когда земля была уже украшена всѣми родами неразумныхъ тварей, тогда, говоритъ Моисей, рече Богъ: сотворимъ человѣка по образу Нашему и по подобію: и да обладаетъ рыбами морскими, и птицами небесными (и звѣрьми), и скотами, и всею землею, и всѣми гады пресмыкающимися по земли. И сотвори Богъ человѣка, по образу Божію сотвори его: мужа и жену сотвори ихъ. И благослови ихъ Богъ, глаголя: раститеся, и множитеся, и наполните землю, и господствуйте ею, и обладайте рыбами морскими (и звѣрьми), и птицами небесными, и всѣми скотами, и всею землею, и всѣми гадами пресмыкающимися по земли (Быт. 1, 26-28).

И такъ человѣкъ созданъ по образу и по подобію Божію, — созданъ для того, чтобы владѣть земными тварями, быть зрителемъ дѣлъ Божіихъ, пѣснословить Бога, воздавать Ему долгъ любви и благодарности за приведеніе и его и всѣхъ земныхъ тварей изъ небытія въ бытіе и во всемъ этомъ находить для себя здѣсь блаженство, — а по окончаніи земной жизни вступить въ наслѣдіе жизни будущей, въ общеніе съ Богомъ.

И рече Богъ: сотворимъ человѣка по образу Нашему и по подобію. Кому это, братія, Господь Богъ говоритъ предъ сотвореніемъ человѣка; съ кѣмъ совѣтуется; кто эти равныя Творцу лица, по образу коихъ хочетъ Онъ сотворить человѣка? Это — два Лица Пресвятыя Троицы: Сынъ Божій и Святый Духъ. Это Богъ Отецъ говоритъ съ Ними [3]. И такъ, братія, человѣкъ созданъ по образу Пресвятыя Троицы. Потому-то св. отцы находятъ въ человѣкѣ, какъ бы нѣкоторый отпечатокъ троичности Лицъ Божественныхъ: умъ, слово и дыханіе [4]. И не даромъ, братія, мы такъ сильно любимъ троичное число, что многое въ жизни дѣлаемъ до трехъ разъ. Число три — всѣ народы, даже не-христіанскіе, имѣютъ въ особенномъ почтеніи и употребленіи. Этимъ они чтутъ, сами того не зная, Святую Троицу; душа человѣческая тайно признаётъ чрезъ это Творцемъ своимъ Бога въ Троицѣ.

И да обладаетъ рыбами морскими, и птицами небесными (и звѣрьми), и скотами, и всею землею, и всѣми гады пресмыкающимися по земли. Въ этомъ, между прочимъ, братія, состоитъ образъ Божій въ человѣкѣ: какъ Богъ царствуетъ надъ всѣмъ созданіемъ — надъ небомъ и землею и надъ всѣми живыми тварями, населяющими небо и землю: такъ и человѣкъ поставленъ отъ Бога царемъ земнымъ или какъ бы намѣстникомъ Царя небеснаго. Это — первая черта образа Божія, хотя она нынѣ сильно исказилась въ насъ. Въ прежней бесѣдѣ мы видѣли, что человѣкъ потерялъ весьма много власти надъ животными послѣ грѣха, что весьма многія звѣри и гады теперь даже страшны для него. При всемъ томъ однакожъ есть и нынѣ еще нѣкоторый остатокъ власти у человѣка надъ животными; по крайней мѣрѣ и теперь, какъ говоритъ св. апостолъ Іаковъ, всяко естество звѣрей же и птицъ, гадъ же и рыбъ, укрощается и укротится естествомъ человѣческимъ (Іак. 3, 7). И это дѣлается силою ума и воли человѣческой, которыя составляютъ также черты образа Божія въ человѣкѣ; потому что и у Господа Бога также есть умъ, только безконечный, и — воля, только всесвятая и всесовершенная — такъ, что человѣческій умъ и человѣческая воля есть какъ бы отпечатокъ ума Божественнаго, воли Божественной. Впрочемъ въ нынѣшнемъ состояніи человѣка умъ и воля его испорчены, омрачены грѣхомъ и страстями, — отчего просвѣщеніе ума и образованіе воли, направленіе ея къ добру, обыкновенно называется образованіемъ, т. е. возстановленіемъ образа Божія въ человѣкѣ, хотя и рѣдко удается воспитателямъ всецѣло направить волю къ добру, если она окончательно испорчена въ самомъ своемъ началѣ или въ самой ранней молодости. — Далѣе: человѣкъ, напримѣръ, любитъ правду: — и Богъ также любитъ правду (Псал. 10, 7) и повелѣваетъ судіямъ земнымъ судить правый судъ (Ис. 1, 17); у тебя сердце склонно къ любви разумной, сознательной: — Богъ есть самая Любовь (1 Іоан. 4, 8): Онъ любитъ всѣ Свои созданія, и наша любовь, напримѣръ, къ родителямъ, къ друзьямъ, и родителей — къ намъ, есть только малое подобіе той любви, какую имѣетъ къ намъ Господь Богъ. Земные родители часто забываютъ дѣтей своихъ, но Богъ никогда не забудетъ насъ, чадъ Своихъ по благодати: аще и забудетъ сихъ жена, говоритъ Онъ, но Азъ не забуду тебе. Се на рукахъ Моихъ написахъ стѣны твоя, и предо Мною еси присно (Ис. 49, 15-16). У тебя мысль облетаетъ во мгновеніе безмѣрныя разстоянія: это — также образъ Божества, которое вездѣсуще. Вообще, что въ тебѣ есть добраго, нравственно хорошаго, это есть подобіе того, что есть въ Богѣ. Потому-то Господь Богъ требуетъ отъ человѣка, чтобы онъ совершенно уподоблялся Ему, какъ образъ Подлиннику. Христосъ Спаситель говоритъ: будите убо вы совершени, якоже Отецъ вашъ Небесный совершенъ есть (Матѳ. 5, 48). Потому-то никакой человѣкъ — даже дикарь — не можетъ быть безъ Бога; потому-то человѣкъ стремится къ Богу. Будемъ же, братія, всемѣрно стараться о сохраненіи въ себѣ образа Божія: въ немъ сокрытъ залогъ блаженства нашего на землѣ и на небѣ. — А въ чемъ состоитъ подобіе Божіе? Подобіе Божіе или уподобленіе Господу Богу состоитъ въ томъ, чтобы имѣть чистый, свѣтлый, богопросвѣщенный умъ, какой имѣли пророки, апостолы и всѣ святые; — волю избирающую правду, добро; — сердце чистое, искреннее, доброе, простое. Потому-то св. отцы, которые старались и стараются больше всѣхъ пріобрѣсти такой умъ, такую волю и такое сердце, назывались и называются преподобными отцами, т. е. отцами, преподобными Богу. И блаженны, братія, люди преподобные, кто бы они ни были: монашествующіе или въ мірѣ живущіе: они узрятъ Бога лицемъ къ лицу: подобни Ему (т. е. Богу) будемъ, говоритъ св. евангелистъ Іоаннъ, ибо узримъ Его, якоже есть (1 Іоан. 3, 2); блажени чистіи сердцемъ: яко тіи Бога узрятъ (Матѳ. 5, 8), говоритъ Самъ Спаситель. А какъ общій нашъ долгъ — уподобляться Господу: то позаботимся всѣ, братія, каждый по силамъ своимъ, успѣть въ уподобленіи Господу.

И сотвори Богъ человѣка, по образу Божію сотвори его: мужа и жену сотвори ихъ. Кáкъ совѣщалъ Господь въ троичномъ Своемъ совѣтѣ сотворить человѣка, тáкъ и сотворилъ его, т. е. по образу Божію, — при томъ сотворилъ не только мужа, но и жену, потому что таковъ общій законъ рожденія и размноженія земныхъ тварей — чрезъ мужескій полъ и женскій; а человѣкъ, хотя по душѣ принадлежитъ небу, но по тѣлу — землѣ, и потому необходимо долженъ былъ, какъ во многомъ другомъ, такъ и въ этомъ — подчиняться общему земному закону. Мужа и жену, сказано, сотвори ихъ. Мужа сотворилъ Онъ такъ: взялъ персть отъ земли и вдуну въ лице сдѣланнаго состава человѣческаго дыханіе жизни, т. е., — какъ говоритъ св. Григорій Богословъ — удѣлилъ ему Своей Божественной жизни, или послалъ въ него духъ, который есть струя невидимаго Божества [5]. И бысть человѣкъ въ душу живу. Изъ земли и отъ дыханія Божественнаго, сталъ, Божіимъ всемогуществомъ, человѣкъ. А первую жену создалъ Господь такъ: онъ наложилъ изступленіе на Адама, и успе, т. е. онъ уснулъ — и взя едино отъ ребръ его и исполни плотію вмѣсто его, т. е. мѣсто взятаго ребра, оставшееся пустымъ, наполнилъ тою же плотію Адамовою. И созда Господь Богъ ребро, еже взя отъ Адама, въ жену, и приведе ю ко Адаму. Изъ ребра, взятаго во время сна у Адама, Богъ создалъ первую жену — для того, чтобы родъ человѣческій былъ весь какъ бы однимъ тѣломъ, и чтобы люди удобнѣе могли беречь и любить другъ друга. — Создавши жену Богъ привелъ ее къ проснувшемуся Адаму. Адамъ узналъ, что она — кость отъ костей его и плоть отъ плоти его; назвалъ ее женою — потому, что она взята была отъ мужа своего и предсказалъ, что во всѣ времена мужъ и жена будутъ составлять одну плоть такъ, что человѣкъ для жены, изъ привязанности къ ней, оставитъ отца и матерь, какъ ни сильна и ни естественна любовь дѣтей къ родителямъ. Такъ созданы были первые люди.

Теперь обратимъ вниманіе на свое тѣло и душу и посмотримъ, что внушаютъ они намъ своимъ происхожденіемъ, своимъ устройствомъ; что дѣлать, какъ обращаться должны мы съ ними. — Тѣло человѣка создано изъ земли. Вотъ, братія, усмирительная для гордости нашей истина: — наше тѣло изъ той земли, которую мы попираемъ ногами. Въ самомъ дѣлѣ, отъ чего питается, развивается и возрастаетъ тѣло зараждающагося младенца во утробѣ матерней? — Отъ крови и соковъ матернихъ. — А кровь и соки откуда? — Отъ пищи, принимаемой матерью, а пища — изъ земли. И такъ видите, братія, что тѣло наше образуется изъ земли. Еслибы люди чаще вспоминали объ этомъ, сколько убавили бы они своей гордости, сколько прихотей, выдуманныхъ для украшенія и удовольствій тѣла, оставили бы они! Тогда, естественно, весьма многіе разсуждали бы такъ: я — земля и пепелъ (Быт. 18, 27): за чѣмъ же мнѣ такъ нѣжить свое тѣло, слишкомъ безпокоиться для него, — для его питанія, одѣянія, когда оно опять обратится въ землю, когда оно за всѣ труды и заботы объ немъ заплатитъ однимъ безобразнымъ тлѣніемъ и разрушеніемъ? — Вообще внимательный человѣкъ при разсмотрѣніи природы своего тѣла — его строенія, его назначенія, его потребностей — легко приходитъ къ смиренному о себѣ мнѣнію. Тѣло наше есть только временный земляной домъ нашей души, устроенный дѣйствіемъ Божественнаго всемогущества. Большая часть людей не знаютъ этого собственнаго жилища — его строенія, расположенія частей его — хотя человѣкъ и живетъ въ немъ на землѣ нѣсколько десятковъ лѣтъ: — наше тѣло питается, возрастаетъ, живетъ, а какъ это все бываетъ, не знаемъ; мы не знали бы, когда намъ нужно ѣсть и пить, если бы голодъ и жажда не давали знать объ этомъ; не знали бы, какъ подкрѣпить изнуренныя силы, еслибы природа сама не указала намъ средства для этого въ снѣ. По тѣлу человѣкъ весьма ограниченное, немощное существо, и весь онъ не свой, а Божій.

Но не смотря на то, — что плоть наша немощна и создана изъ земли, — и въ ней проявляется безконечная премудрость Творца, и совершенно пренебрегать тѣломъ нашимъ не слѣдуетъ: оно есть прекрасное, живое орудіе души нашей и сонаслѣдникъ Царства небеснаго; вмѣстѣ съ душею и тѣло наше нѣкогда будетъ участвовать въ блаженствѣ вѣчномъ. «Если хочешь знать, какова премудрость Создавшаго насъ», говоритъ св. Іоаннъ Златоустъ, «подумай, что дѣлается изъ глины: что же другое, кромѣ кирпича или черепицы? — И однако великій Художникъ-Богъ изъ этого вещества — изъ котораго дѣлается только кирпичъ и черепица — могъ устроить глазъ, столь прекрасный, что удивляются ему всѣ смотрящіе и сообщить ему такую силу, что онъ простирается взоромъ на столь великую высоту воздуха, и, при помощи небольшаго зрачка обнимаетъ столь великія тѣла: и горы, и лѣса, и холмы, и моря, и небо. И что говорить о зрачкѣ и силѣ зрѣнія? Если разсмотрѣть только рѣсницы глаза, — этотъ по видимому самый ничтожный изъ всѣхъ членовъ: — и въ нихъ увидимъ великую премудрость Зиждителя Бога. Какъ ости на колосьяхъ, выдавшись впередъ на подобіе копій, отгоняютъ птицъ и не даютъ имъ садиться на плодъ и ломать еще очень слабый стебель, такъ и на глазахъ — волоски рѣсницъ выдаются какъ бы ости и копья, отражаютъ отъ глазъ пыль, соръ и все, что безпокоитъ отвнѣ, и предохраняютъ вѣки отъ поврежденія. Увидимъ и въ бровяхъ не меньше того премудрости. Кто не изумится ихъ положенію? Онѣ и не слишкомъ выставляются впередъ, чтобы не затмевать глаза, и не углублены внутрь болѣе надлежащаго; но выдаваясь сверху на подобіе кровельнаго навѣса на домѣ, принимаютъ на себя стекающій съ головы потъ и не даютъ вредить глазамъ». Доселѣ св. Златоустъ [6]. А мы къ этому прибавимъ отъ себя, что чувство зрѣнія защищено у насъ самымъ тщательнымъ образомъ потому, что оно самое благородное и самое дѣятельное чувство; зрѣніемъ мы больше всего познаёмъ славу Божію: яко узрю, говоритъ Псалмопѣвецъ, небеса, дѣла перстъ Твоихъ, луну и звѣзды, яже Ты основалъ еси. Что есть человѣкъ, яко помниши его (Псал. 8, 4-5)? Слухъ занимаетъ послѣ него второе мѣсто. И имъ познаёмъ мы славу Божію, равно какъ и то, кто мы, для чего родились и живемъ, что съ нами будетъ по смерти и проч. Это бываетъ особенно тогда, когда мы въ Церкви слушаемъ со вниманіемъ чтеніе и пѣніе или проповѣдь слова Божія. Черезъ слухъ мы получаемъ много и другихъ разныхъ свѣдѣній. Говоря о зрѣніи и слухѣ, естественно, братія, придти къ мысли, что Тотъ, Кто создалъ слухъ и зрѣніе, непремѣнно Самъ все видитъ и слышитъ. Въ самомъ дѣлѣ, насаждей ухо не слышитъ ли? или создавый око не сматряетъ ли (Псал. 93, 9)? О! непремѣнно все слышитъ и видитъ, даже — то, что мы мыслимъ и чувствуемъ или еще только будемъ мыслить и чувствовать. Будемъ же осторожны въ мысляхъ, словахъ и дѣлахъ. — Можно бы сказать и еще многое о премудромъ устройствѣ другихъ частей тѣла, головнаго мозга и его покрововъ, объ устройствѣ сердца и пр., но пора уже сказать нѣсколько словъ и о душѣ.

Что же сказать объ ней? — Если въ тѣлѣ Богъ показалъ столько мудрости: то, конечно, несравненно больше въ душѣ, которая создана по образу Божію. Обратимъ вниманіе на умъ человѣка. Чего не сдѣлалъ онъ въ мірѣ умомъ своимъ? Онъ проникъ отчасти въ звѣздный міръ; онъ подмѣтилъ и частію примѣнилъ въ свою пользу законы природы; онъ придумалъ тысячи разнородныхъ искусствъ; создалъ разныя науки; вообще умомъ своимъ онъ творитъ много великихъ дѣлъ. Но, къ несчастію, сила и работа ума у плотскихъ людей клонится больше къ тому, чтобы увеличить удобство и удовольствія временной жизни, а не — къ тому, чтобы облегчить восхожденіе человѣку къ жизни небесной, вѣчной: плотская, грѣховная воля склонила и весь умъ къ землѣ, между тѣмъ какъ христіанинъ долженъ мудрствовать больше всего о небесномъ. Человѣкъ, напримѣръ, возлетаетъ на воздушномъ шарѣ и паритъ на немъ тѣломъ выше всего земнаго; или идетъ по водѣ паровымъ судномъ и огромною силою паровъ роетъ влажную стихію; или тою-же силою паровъ заставляетъ катиться по желѣзной дорогѣ неимовѣрныя тяжести живыя и громоздскія; также — въ нѣсколько мгновеній или минутъ передаетъ свои желанія или мысли людямъ, удаленнымъ на большія разстоянія, или наконецъ, нашелъ возможность добывать изъ земли, при небольшихъ средствахъ, возможно — большее количество плода. Всѣ эти открытія дѣлаютъ честь уму человѣческому, и — почти всѣ — весьма полезны. Но, несравненно больше было бы чести человѣку, если бы при всѣхъ этихъ изобрѣтеніяхъ онъ меньше пресмыкался по землѣ — во злѣ; еслибы при просвѣщеніи ума менѣе оставался во мракѣ пагубнаго своемыслія и страстей, свирѣпствующихъ сильнѣе нынѣ, чѣмъ когда-либо въ другое время и — воспарялъ къ небу, своему истинному отечеству, умудряясь въ средствахъ ко спасенію. Ты возлетаешь, человѣкъ, на воздушномъ шарѣ, но только — для кратковременнаго удовольствія зрителей, а не для существенной пользы ихъ. Св. столпники, возвышавшіеся на столпахъ для подвиговъ добродѣтели, или истинные иноки, подвизавшіеся на горахъ и гдѣ-бы то ни было, почтеннѣе тебя не въ примѣръ: возвышаясь отъ земли тѣломъ, они возвышались и духомъ — сколько для своей душевной пользы, столько же и для пользы человѣчества, которое иногда отвсюду стекалось за наставленіями къ угодникамъ Божіимъ; а ты или вовсе не возвышаешься духомъ, или возвышаешься, но только тѣломъ, и только тогда, какъ летаешь. Въ жидкой стихіи ты пролагаешь себѣ быстрый путь, или по сушѣ — на приведенной въ движеніе парами машинѣ — летишь стрѣлою: — честь тебѣ, или — лучше слава Господу, просвѣщающему умы человѣческіе — дѣлать многополезныя открытія въ богатой тайнами природѣ и чрезъ нихъ дѣлать удобнѣйшею многотрудную жизнь нашу. Но, человѣкъ, гдѣ твоя быстрота восхожденія къ небу, къ твоему истинному отечеству? — ты быстръ на земномъ пути; но какъ медленъ и часто неподвиженъ — на небесномъ! Какъ ни быстръ твой земной путь, но дальше земныхъ обителей, дальше земли никуда ты не унесешься по нему; а тебѣ предстоитъ весьма нужный путь къ небеснымъ обителямъ и къ безконечной жизни! Ты нашелъ средство посредствомъ длинной проволоки и молніеподобнаго тока извѣстной силы въ природѣ — не смотря на великія земныя пространства — въ нѣсколько минутъ передавать свои мысли другимъ; — и это дѣлаетъ тебѣ честь. Но какъ высока была бы твоя честь, если бы ты съ подобною, или несравненно большею быстротою возносилъ чаще умъ и сердце свое горѣ — къ Богу, и не привязывался сильно къ землѣ, если бы ты парилъ чаще умомъ своимъ въ вѣчности, тебя ожидающей; если бы ты съ свойственною уму быстротою переносился духомъ — то къ вѣчнымъ мученіямъ, то — къ невообразимому блаженству, конца неимѣющему! А ты — рѣдко и вспоминаешь объ этомъ. О питаніи своего тѣла, о украшеніи его одеждою ты прилагаешь все стараніе и всегда дѣлаешь для него въ этомъ отношеніи больше, чѣмъ сколько слѣдуетъ; — почему-же о питаніи души нетлѣнною пищею слова Божія, Животворящихъ Таинъ и молитвы, о украшеніи души одеждою добрыхъ дѣлъ слишкомъ мало или даже вовсе не заботишься? Во всемъ этомъ видѣнъ умъ только земной; а христіанинъ больше всего долженъ горняя мудрствовать (Кол. 3, 2).

Будемъ вспоминать чаще, братія, что мы, по своей природѣ — какъ говоритъ св. Григорій Богословъ — земные и небесные, временные и безсмертные; что здѣсь на землѣ мы только предуготовляемся и послѣ смерти будемъ переселены въ иной міръ. Поэтому тлѣнное, временное, не будемъ предпочитать нетлѣнному, вѣчному. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Твор. Св. Отцевъ, годъ 2-й, кн. 4-я, стр. 156 и 157.
[2] Тамъ же.
[3] Св. Ириней.
[4] Бог. Дам. л. 6.
[5] Твор. Св. Отцевъ, кн. 4-я.
[6] Бесѣда Златоуста по случаю низверженія царскихъ статуй, 10-я.

Источникъ: Полное собраніе сочиненій Протоіерея Iоанна Ильича Сергіева. Томъ 1-й. — Изданіе второе. — СПб.: Типографія В. Ерофеева, 1893. — С. 89-101.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.