Церковный календарь
Новости


2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 30-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 29-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 28-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 27-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 26-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 25-я (1956)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Посланіе къ Руфиніану (1903)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Изъ 39-го праздничнаго посланія (1903)
2019-06-16 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 120-е (1895)
2019-06-16 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 119-е (1895)
2019-06-15 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 14-е къ монахамъ (1829)
2019-06-15 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 13-е къ монахамъ (1829)
2019-06-15 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 2-я (1921)
2019-06-15 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 1-я (1921)
2019-06-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 24-я (1956)
2019-06-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 23-я (1956)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - понедѣльникъ, 17 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 12.
Церковная письменность

Архіеп. Иннокентій (Борисовъ) († 1857 г.)

Вл. Иннокентій (въ мірѣ Иванъ Алексѣевичъ Борисовъ), архіеп. Херсонскій и Таврическій, знаменитый проповѣдникъ, богословъ и духовный писатель. Родился 15 декабря 1800 г. въ г. Ельцѣ Воронежской губ. въ семьѣ священника. Окончилъ Орловскую духовную семинарію (1819) и Кіевскую духовную академію (1823). По окончаніи академіи въ 1823 г. переѣхалъ въ С.-Петербургъ, принялъ монашество и сталъ преподавать въ духовныхъ школахъ. Профессоръ С.-Петербургской духовной академіи (1824) и ректоръ Кіевской духовной академіи (1830). Архимандритъ (1826). Епископъ Чигиринскій (1836), Вологодскій (1841) и Харьковскій (1841). Архіепископъ (1845). Архіепископъ Херсонскій и Таврическій (1848). Членъ Россійской Академіи Наукъ (1841). Во время Крымской войны и обороны Севастополя (1853-1856) проявилъ удивительное мужество, не покинувъ свою паству въ годину испытанія. Несмотря на опасность, пріѣзжалъ прямо къ мѣстамъ боевъ, воодушевляя солдатъ своими проповѣдями, совершалъ богослуженія въ походныхъ храмахъ, посѣщалъ воиновъ въ лазаретахъ, гдѣ свирѣпствовалъ заразительный тифъ. Во время сраженій обходилъ ряды войскъ, ободряя героевъ. За доблестное служеніе Вѣрѣ, Царю и Отечеству въ тяжелое для Россіи время былъ удостоенъ ряда Высочайшихъ наградъ и поощреній. Особую славу архіеп. Иннокентія составляетъ необыкновенный проповѣдническій талантъ. Его поученія стали превосходнымъ образцомъ православнаго краснорѣчія; часть ихъ была переведена на языки — франц., нѣм., польск., серб., греч., армян. Скончался архіеп. Иннокентій въ Херсонѣ 26 мая 1857 г. въ день Пятидесятницы — праздникъ Святой Троицы. Сочиненія: Шесть томовъ (полное собраніе). СПб., 1908.

Сочиненія архіеп. Иннокентія (Борисова)

Сочиненія Иннокентія, архіепископа Херсонскаго и Таврическаго.
Томъ 4-й. Изданіе 2-е. СПб., 1908.

СВѢТЛАЯ СЕДМИЦА.

Востани спяй и воскресни отъ мертвыхъ, и освѣтитъ тя Христосъ (Еф. 5, 14).

Слово на всенощномъ бдѣніи, въ недѣлю Антипасхи.

Величаемъ Тя, Живодавче Христе, насъ ради во адъ сшедшаго, и съ Собою вся воскресившаго.

Симъ величаніемъ св. Церковь воздаетъ нынѣ честь божественному Жениху своему, исшедшему изъ гроба, яко отъ чертога. Въ заключеніе всѣхъ хвалебныхъ пѣсней своихъ для Него, продолжавшихся цѣлую седмицу, она не нашла ничего славнѣе для лица Его, какъ указать, наконецъ, на сошествіе Его во адъ: во адъ сшедшаго!

Но что это за похвала? — По нашему понятію, сойти во адъ, значитъ подвергнуться состоянію несчастному, не возвыситься, а придти въ уничиженіе. Ибо какъ ни представлять себѣ адъ, а нельзя представить его мѣстомъ свѣта, жизни и радости. Какимъ же образомъ нисшествіе во адъ воскресшаго Спасителя нашего служитъ знакомъ Его величайшаго прославленія?

Отвѣтъ на сіе содержится въ слѣдующихъ словахъ той же хвалебной пѣсни: и съ Собою вся воскресившаго. Великая разность — быть низведену во адъ, чтобъ выйти изъ него, когда угодно; еще большая разность, сойти во адъ самому для того, чтобъ извести съ собою оттуда всѣхъ узниковъ. Спаситель нашъ сошелъ во адъ Самъ, Своимъ произволеніемъ и Своею властію, — сошелъ для того, чтобы вскорѣ выйти изъ ада, — сошелъ одинъ, чтобы извести оттуда всѣхъ: съ Собою вся воскресившаго. Дабы живѣе представить себѣ всю торжественность сего событія, вообразите, что какой-либо могущественный царь взялъ приступомъ враждебный ему городъ, гдѣ въ темницѣ томилось множество плѣнныхъ, его подданныхъ, кои, претерпѣвая всякаго рода лишенія, со дня /с. 597/ на день ожидали смерти. По завоеваніи города, побѣдитель, тотчасъ самъ спѣшитъ въ темницу, объявляетъ свободу томящимся узникамъ, и выводить ихъ съ собою. Не здѣсь ли — въ этой темницѣ, будетъ мѣсто особенной радости и веселія? Самъ побѣдитель не назоветъ ли сего дѣйствія лучшимъ плодомъ своей побѣды, этой минуты незабвенною для себя на всю жизнь? — И кто рѣшился бы воспѣвать его подвиги, не въ правѣ ли указать на это сошествіе его въ темницу, какъ на одинъ изъ лучшихъ камней въ Царственномъ вѣнцѣ его? — Подобно сему и сошествіе во адъ было дѣйствіемъ самымъ пріятнымъ и самымъ славнымъ для воскресшаго Господа, потому что въ немъ наиявственнѣйшимъ образомъ обнаружилась и крайняя любовь Его къ бѣдному человѣчеству, и высочайшее могущество Его надъ врагомъ рода человѣческаго. Величаемъ убо, братіе, и не престанемъ величать Живодавца Христа, насъ ради во адъ сшедшаго, и съ Собою вся воскресившаго!

Но что дѣлать съ пытливымъ разумомъ нашимъ, когда онъ, побуждаемый самою благодарностію, хочетъ видѣть всю глубину бѣдствій, отъ коихъ мы избавлены! — Отчего, вопрошаетъ онъ при семъ случаѣ, отчего адъ наполненъ былъ узниками? Почему сіи узники подлежали власти князя тьмы? По какой причинѣ никто изъ нихъ не могъ выйти изъ ада самъ? Для чего Самъ Спаситель не прежде сошелъ во адъ для ихъ освобожденія, какъ послѣ страданія и смерти Своей? — Вопросы, какъ сами видите, братіе, глубокіе и многообъемлющіе; почему они и не обыкли предлагаться съ сего священнаго мѣста; но поелику разрѣшеніе ихъ всецѣло клонится къ славѣ возлюбленнаго Спасителя нашего, къ умноженію нашей духовной радости, то мы, при руководствѣ слова Божія и отцевъ Церкви, не усомнимся сказать нѣчто на каждый изъ сихъ вопросовъ; — только просимъ воскрилить мысль вашу вѣрою и любовію къ Спасителю.

Отчего адъ, до сошествія въ него Господа, былъ наполненъ узниками? — Оттого, что души всѣхъ усопшихъ, доисполненія тайны искупленія на Голгоѳѣ, сходили по смерти во адъ. Почему сходили во адъ, а не отходили на небо? — Потому, что всѣ души человѣческія суть души падшія, лишенныя первобытнаго совершенства. Падшему и разбившемуся неестественно идти вверхъ: онъ, при первомъ движеніи, стремится внизъ, и /с. 598/ стремится дотолѣ, пока не будетъ остановленъ и поддержанъ кѣмъ-либо. То же было и съ душами человѣческими. Упавши въ праотцѣ, потомъ стократъ падавъ и, разбиваясь сами въ произвольныхъ грѣхопаденіяхъ, онѣ естественно теряли крѣпость и силу; и потому не могли по смерти возноситься горѣ, а упадали долу, въ кругъ бытія низшаго и худшаго, — по выраженію Писанія, въ преисподняя земли (Псал. 62, 10). Вмѣстѣ съ симъ души усопшихъ не могли не подвергаться нѣкоей злополучной зависимости отъ врага рода человѣческаго — діавола. Ибо несчастная область тьмы и смерти, печали и глада, въ которую сходили онѣ, образована первоначально имъ, чрезъ собственное его ниспаденіе изъ высшаго круга бытія, и составляетъ потому его злосчастную собственность. Мы не знаемъ, гдѣ именно находится сіе печальное обиталище падшихъ духовъ и падшихъ душъ, но должно быть гдѣ-либо; не можемъ опредѣлить, въ чемъ именно состоитъ несчастіе — быть тамъ, но не можемъ и представить, чтобы пребываніе тамъ не было сопряжено съ тяжкими лишеніями. И вотъ въ семъ-то бѣдственномъ состояніи находились души усопшихъ до сошествія къ нимъ воскресшаго Господа!

Въ равной ли мѣрѣ всѣ, тамъ находившіеся, подлежали бѣдствіямъ и зависимости отъ князя тьмы? Безъ сомнѣнія, не въ равной. Авраамъ, Моисей и подобные имъ праведники не могли быть игралищемъ врага Божія. Очищенныя вѣрою, воскриленныя любовію, души ихъ были близки къ небу; исполненныя упованіемъ, сердца ихъ уже предвкушали радости рая. Но самое небо было заключено для всѣхъ: ни въ комъ не было силы разорвать совершенно узы, влекущія долу, — перейти черту, отдѣляющую небо отъ земли, вознестись въ свѣтлый градъ Божій, къ престолу Вседержителя. Для сего требовалось могущество болѣе, нежели ангельское, ибо для сего нужно было соединить паки небесное съ земнымъ, наполнить открывшуюся чрезъ грѣхъ, между тѣмъ и другимъ бездну. Все это могъ сдѣлать Единъ Тотъ, въ Коемъ Богъ и человѣкъ составляютъ единое Лице, для Коего потому нѣтъ ничего непреходимаго; Который, будучи превыше всего и сосредоточивая въ себѣ все, потому самому могъ возглавить Собою всяческая (Еф. 1, 10)

/с. 599/ И возглавилъ! Съ самаго начала воплощенія Сына Божія, небо со всею полнотою совершенствъ своихъ уже преклонилось къ землѣ; князь міра долженъ былъ потерять свою власть и силу, а человѣкъ — ожить для первобытной свободы и блаженства. Но все сіе совершалось постепенно. Сначала, во время земной жизни Богочеловѣка, дѣйствіе всемірнаго возстановленія, Имъ совершаемаго, обнаруживалось наиболѣе въ томъ, что находилось въ то время на землѣ, не касаясь еще всею силою своего міра невидимаго; плодами пришествія Искупителя видимо пользовались только Его современники; а для тѣхъ, кои жили вдалекѣ, тѣмъ паче для тѣхъ, кои пребывали въ другомъ мірѣ, пришествія Спасителя еще какъ бы не наступало.

Но вотъ, когда Онъ взошелъ на самый верхъ совершенства крестомъ (ибо больше сея любви къ Богу и ближнимъ, по собственнымъ словамъ Его, никтоже имать, да кто душу свою положитъ за други своя (Іоан. 15, 13), то, пріявъ власть надъ небомъ и землею, немедленно поспѣшилъ къ другой половинѣ человѣчества, находившейся во адѣ, — дабы извести оттуда на небо всѣхъ, кои были къ тому способны. Еще пречистая плоть Его оставалась во гробѣ, въ саду Іосифовомъ, стрегомая стражею, а духъ Его уже былъ во адѣ. Въ семъ случаѣ, какъ замѣчаетъ одинъ учитель Церкви, Спаситель міра какъ бы раздѣленъ былъ между двумя мірами, невидимымъ и видимымъ, и каждый изъ нихъ пріялъ свое: міръ невидимый, состоящій изъ душъ безплотныхъ, видѣлъ среди себя пресвятую душу Господа, а на землѣ, среди людей, обложенныхъ плотію, оставалась Его Пречистая плоть.

Какимъ образомъ произведено самое изведеніе душъ изъ ада? Безъ спора и брани князь тьмы уступилъ свою вѣковую добычу? — Безъ спора и брани, хотя съ великимъ стыдомъ и печалію. Безъ спора и брани, ибо, хотя видѣлъ нисшедшею къ себѣ душу человѣческую, но сія душа облечена была всемогуществомъ Божества, а онъ былъ уже пораженъ въ главу и низложенъ на Голгоѳѣ крестомъ. Съ великимъ стыдомъ и печалію, ибо хотя князь тьмы отдавалъ теперь все, что у него брали, и что только могло и хотѣло выйти изъ его державы смерти, даже хотѣлъ бы самъ бѣжать и сокрыться отъ свѣта Божества, предъ нимъ сіявшаго; но дѣй/с. 600/ствіемъ всемогущества Іисусова остановленъ, совлеченъ, по свидѣтельству Апостола, всѣхъ знаковъ начальства и власти, коими онъ окружалъ себя, какъ самозванецъ, и изведенъ въ позоръ предъ очи всѣхъ, оставлявшихъ его теперь, плѣнниковъ, и всѣхъ остававшихся съ нимъ клевретовъ его (Кол. 2, 15). А съ душами людей, ожидавшихъ съ вѣрою пришествія Искупителя, должно думать, произошло нѣчто подобное тому, что происходитъ съ частицами извѣстнаго металла, когда среди ихъ является магнитъ: онѣ тотчасъ невольно окружаютъ его, соединяются съ нимъ, каждая своимъ образомъ, и потомъ всюду за нимъ слѣдуютъ. Подобное, говорю, должно было послѣдовать и съ душами чистыми. Какъ въ нашемъ мірѣ нужно только взойти на горизонтъ солнцу, чтобы все, способное вознестись, понеслось отъ земли вверхъ, такъ во адѣ одно появленіе Богочеловѣка уже дало возможность вознестись вслѣдъ за нимъ всему, что только способно было оставить глубины адовы. Были однакоже и въ адѣ души, кои или не вдругъ поняли сію драгоцѣнную возможность, или не расположены были воспользоваться ею вдругъ: заключаю это изъ того, что Спаситель, по свидѣтельству Апостола, проповѣдывалъ во адѣ нѣкоторымъ, да пріявъ (нѣкогда) наказаніе плотію, поживутъ теперь по Бозѣ духомъ (1 Петр. 4, 6). Но кого не просвѣтитъ, не согрѣетъ, не увлечетъ за собою такая проповѣдь? — Посему св. Церковь въ радости воспѣваетъ, что сошествіемъ Жениха ея въ адъ истощены вся царствія адовы.

«Но какая намъ польза изъ сего сошествія? Изведены не мы, а другіе», подумаетъ кто-либо. Брось, возлюбленный, мысль сію, ибо она отъ недостатка любви къ Спасителю и къ подобнымъ тебѣ человѣкамъ. — Что намъ? — А развѣ торжество главы — Господа нашего, не есть торжество всего тѣла и всѣхъ членовъ, то-есть, всѣхъ насъ, вѣрующихъ во имя Его? — Мы не участвуемъ лично въ подвигахъ земнаго царя, и однакоже всѣ радуемся и торжествуемъ, когда онъ одерживаетъ побѣды, беретъ города и области. Какъ же не радоваться намъ о побѣдѣ нашего Царя небеснаго? — Притомъ, кто и что мы всѣ человѣки? Не члены ли одного тѣла? Когда выздоравливаетъ одна половина тѣла, то это не можетъ не быть отрадно и для другой. — А множество душъ, бывшихъ во адѣ до воскресенія Спасителя, безъ сомнѣнія, /с. 601/ составляло значительную часть рода человѣческаго, если не половину тѣла.

Вмѣстѣ съ утѣшеніемъ, сошествіе Господа во адъ содержитъ для насъ урокъ великій. Надобно, братіе, и намъ куда-либо идти по смерти. Куда же пойдемъ? Горѣ или долу? — Врата въ рай отверсты крестомъ Спасителя; но рай остался на небѣ. Кто хочетъ быть въ раю, тому надобно умѣть по смерти возноситься горѣ. Но и на высокія горы земныя не всякій можетъ восходить: тѣмъ паче взошедъ, рѣдкій можетъ быть тамъ долго. Посему надобно заранѣе пріуготовляться къ восходу. Какъ пріуготовляться? — Во-первыхъ, сложеніемъ съ себя всякой тяжести, освобожденіемъ себя отъ всякихъ узъ; во-вторыхъ, пріобрѣтеніемъ легкости и способности возноситься горѣ, и дышать небеснымъ воздухомъ. Узы души суть страсти, тяжесть души есть грѣхъ. Кто не разрѣшитъ себя отъ сихъ узъ, не сложитъ съ себя сей тяжести, тотъ естественно по смерти останется долу, или, что еще хуже, влекомый собственною внутреннею тяжестію, устремится внизъ. Куда? — Туда, можетъ быть, куда стремятся вокругъ насъ и всѣ тяжести — къ средоточію земли. А что тамъ? — Спросите у трехъ-сотъ огнедышащихъ жерлъ, коими со всѣхъ сторонъ испещрена поверхность земная...

Но гдѣ бы ни былъ адъ, кто однакоже, возлюбленный, сойдетъ для освобожденія насъ изъ него, если намъ съ тобою, по несчастію, достанется быть тамъ? — Взошедъ на небо, Спаситель уже не снидетъ съ него паки и на землю, какъ прежде, доколѣ не настанетъ великій день суда. Тогда, по свидѣтельству тайновидца, и самъ адъ отдастъ паки мертвецы своя (Апок. 20, 13); но отдастъ уже не для восхода въ рай, а на судъ и поверженіе въ озеро огненное (Апок. 20, 15).

Итакъ, доколѣ имѣемъ всю возможность, не будемъ медлить очищеніемъ себя отъ всякой скверны плоти и духа, памятуя, что всякій грѣхъ есть тяжесть, которая по смерти будетъ влечь насъ долу — во адъ. Аминь.

Источникъ: Сочиненія Иннокентія, Архіепископа Херсонскаго и Таврическаго. Томъ IV. — Изданіе второе. — СПб.: Изданіе книгопродавца И. Л. Тузова, 1908. — С. 596-601.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.