Церковный календарь
Новости


2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 126-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 125-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 124-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 123-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 122-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 121-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 4-е, о мірѣ (1844)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 3-е, о Святомъ Духѣ (1844)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 30-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 29-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 28-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 27-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 26-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 25-я (1956)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Посланіе къ Руфиніану (1903)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Изъ 39-го праздничнаго посланія (1903)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 20 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 5.
Церковная письменность

Архіеп. Иннокентій (Борисовъ) († 1857 г.)

Вл. Иннокентій (въ мірѣ Иванъ Алексѣевичъ Борисовъ), архіеп. Херсонскій и Таврическій, знаменитый проповѣдникъ, богословъ и духовный писатель. Родился 15 декабря 1800 г. въ г. Ельцѣ Воронежской губ. въ семьѣ священника. Окончилъ Орловскую духовную семинарію (1819) и Кіевскую духовную академію (1823). По окончаніи академіи въ 1823 г. переѣхалъ въ С.-Петербургъ, принялъ монашество и сталъ преподавать въ духовныхъ школахъ. Профессоръ С.-Петербургской духовной академіи (1824) и ректоръ Кіевской духовной академіи (1830). Архимандритъ (1826). Епископъ Чигиринскій (1836), Вологодскій (1841) и Харьковскій (1841). Архіепископъ (1845). Архіепископъ Херсонскій и Таврическій (1848). Членъ Россійской Академіи Наукъ (1841). Во время Крымской войны и обороны Севастополя (1853-1856) проявилъ удивительное мужество, не покинувъ свою паству въ годину испытанія. Несмотря на опасность, пріѣзжалъ прямо къ мѣстамъ боевъ, воодушевляя солдатъ своими проповѣдями, совершалъ богослуженія въ походныхъ храмахъ, посѣщалъ воиновъ въ лазаретахъ, гдѣ свирѣпствовалъ заразительный тифъ. Во время сраженій обходилъ ряды войскъ, ободряя героевъ. За доблестное служеніе Вѣрѣ, Царю и Отечеству въ тяжелое для Россіи время былъ удостоенъ ряда Высочайшихъ наградъ и поощреній. Особую славу архіеп. Иннокентія составляетъ необыкновенный проповѣдническій талантъ. Его поученія стали превосходнымъ образцомъ православнаго краснорѣчія; часть ихъ была переведена на языки — франц., нѣм., польск., серб., греч., армян. Скончался архіеп. Иннокентій въ Херсонѣ 26 мая 1857 г. въ день Пятидесятницы — праздникъ Святой Троицы. Сочиненія: Шесть томовъ (полное собраніе). СПб., 1908.

Сочиненія архіеп. Иннокентія (Борисова)

Сочиненія Иннокентія, архіепископа Херсонскаго и Таврическаго.
Томъ 4-й. Изданіе 2-е. СПб., 1908.

СВѢТЛАЯ СЕДМИЦА.

Востани спяй и воскресни отъ мертвыхъ, и освѣтитъ тя Христосъ (Еф. 5, 14).

Бесѣда во вторникъ Свѣтлыя Седмицы.

Лук. 24, 13-35.

Христосъ воскресе!

Въ нынѣ чтенномъ Евангеліи, братіе, вы слышали одну изъ трогательныхъ повѣстей во всемъ Свящ. Писаніи; и я не мало думалъ, излагать ли вамъ ее снова въ настоящемъ собесѣдованіи: ибо всякое изложеніе ея всегда останется ниже трогательной простоты евангельской. Между тѣмъ, нѣкоторыя стороны событія еммаусскаго явно требуютъ поясненія; притомъ не всякій изъ насъ удобно можетъ приложить его къ себѣ и своему состоянію. Посему и рѣшился я кратко повторить съ вами повѣсть евангельскую, стараясь, сколько возможно, не удаляться отъ ея духа и силы. О, если бы мы ощутили при семъ въ сердцахъ нашихъ, хотя нѣкую часть того пренебеснаго огня, коимъ горѣли сердца учениковъ, шедшихъ въ Еммаусъ! — Но это, братіе, зависитъ не отъ словъ и усилій человѣческихъ, а отъ всемогущей благости Духа Божія: посему, если желаете быть не хладными слушателями повѣствуемаго, то отверзите слухъ и сердца ваши къ вѣщаніямъ Сего Духа, — Который, безъ сомнѣнія, не остается безмолвнымъ въ то время, когда мы, служители слова, возвѣщаемъ вамъ пути живота вѣчнаго.

Прежде всего должно замѣтить, братіе, что явленіе Господа двумъ ученикамъ на пути въ Еммаусъ произошло не нынѣ, а въ первый день воскресенія, подъ вечеръ; въ настоящій же день Евангеліе о семъ читается въ церкви, вѣроятно потому, чтобы на семъ событіи остановить особенно наше вниманіе, ибо въ первый день воскресенія произошло много событій, и тамъ между ними настоящее событіе не было бы такъ замѣтно. Не тѣмъ ли паче, братіе, должны мы усугубить вниманіе къ тому, что произошло въ Еммаусѣ?

Посему, чтобы точнѣе и лучше понять событіе еммаусское, начнемъ повѣствованіе наше съ того, что ему непосредственно предшествовало. — Въ прошедшихъ собесѣдованіяхъ нашихъ мы видѣли, какъ Господь въ самый день своего воскресенія, поутру, явился двукратно женамъ Мѵроносицамъ. Вслѣдствіе повелѣнія отъ Него и отъ Ангеловъ, жены немедленно извѣстили о воскресеніи Его всѣхъ Апостоловъ и /с. 544/ прочихъ ближайшихъ послѣдователей Его. Но предубѣжденіе, страхъ и печаль были такъ велики у всѣхъ, что радостнѣйшая вѣсть показалась для многихъ плодомъ воображенія. Явишася, говоритъ Евангелистъ, яко лжа глаголы ихъ (Лук. 24, 11). Между тѣмъ въ умѣ и сердцѣ всякаго изъ почитателей Іисусовыхъ, по необходимости, возбудилось при семъ множество разныхъ мыслей и чувствованій. Никто не вѣрилъ твердо извѣстію женъ, но всякій хотѣлъ вѣрить; многіе отдали бы самую жизнь свою за истину воскресенія Учителя, какъ и отдали послѣ.

Въ такомъ смущенномъ и скорбномъ состояніи духа, подъ конецъ дня шли двое изъ учениковъ въ недалеко отстоящую отъ Іерусалима весь, называемую Еммаусъ. Одного изъ нихъ Ев. Лука именуетъ Клеопою; названіе другаго умолчано Евангелистомъ; посему еще въ древности составилось мнѣніе, что это былъ онъ самъ. Удаленіе сихъ учениковъ въ такой день изъ Іерусалима — мѣста воскресенія Господа Іисуса, гдѣ скорѣе можно было надѣяться вѣрнаго извѣстія о Немъ, могло бы навести сомнѣніе на ихъ приверженность къ Распятому: если бы повелѣніе, данное чрезъ женъ Самимъ Воскресшимъ, чтобы ученики шли въ Галилею (Еммаусъ лежитъ на пути къ ней), не служило къ оправданію настоящаго путешествія. И не вѣря твердо въ сказаніе святыхъ женъ о воскресеніи, ученики могли поспѣшить туда, гдѣ, по словамъ ихъ, надлежало ожидать явленія Воскресшаго. Но собственныя лица и слова путешественниковъ суть лучшіе свидѣтели ихъ любви къ распятому Учителю. На пути, не смотря на свѣтлость праздничныхъ дней, они представлялись совершенно мрачными отъ печали, и бесѣдовали между собою не о другомъ чемъ, какъ о томъ, что наполняло ихъ душу и сердце — о судьбѣ Іисуса Назарянина. Восхитительный теперь для насъ предметъ сей представлялъ въ то время тьму недоумѣній; посему бесѣда происходила не безъ взаимныхъ совопрошеній и споровъ, кои, по недостатку яснаго разрѣшенія, всѣ оканчивались увеличеніемъ туги сердечной.

Въ такомъ положеніи учениковъ, непримѣтно приблизился къ нимъ одинъ путешественникъ, и началъ идти съ ними. То былъ Самъ воскресшій Іисусъ; но идущіе, сверхъ. чаянія, нисколько не узнали Его. — Поникшимъ отъ печали /с. 545/ и углубленнымъ въ самихъ себя было не до подробнаго соглядатайства чужихъ лицъ. Притомъ Самъ Господь благоволилъ явиться теперь, по замѣчанію святаго Марка, инѣмъ образомъ (Марк. 16, 12), то-есть, отличнымъ отъ того, въ какомъ видали Его прежде. Это было новое нѣкое преображеніе смиренія, подобное тому, которое послѣдовало, какъ мы видѣли, въ вертоградѣ для Магдалины, подумавшей, что она видитъ предъ собою вертоградаря. Какъ тамъ пощажена слабость жены, не способной вынесть радости внезапнаго явленія, такъ здѣсь сдѣлано снисхожденіе къ душевному состоянію учениковъ, и данъ случай воспрянуть вѣрѣ ихъ постепенно, чрезъ собственное размышленіе о согласіи смерти и воскресенія Христова съ ученіемъ пророковъ. «Господь», по глубокомысленному замѣчанію одного отца Церкви (Григор. Вел. бесѣда 23), «явился для тѣлесныхъ очей учениковъ въ томъ самомъ видѣ, въ какомъ Онъ былъ предъ ихъ очами душевными: они въ душѣ своей и любили Его, и сомнѣвались о Немъ; и Онъ теперь и былъ предъ ними, и оставался неизвѣстнымъ; присутствовалъ съ тѣми, кои бесѣдовали о Немъ, не являлъ Себя тѣмъ, кои сомнѣвались о Немъ: бесѣдовалъ, упрекалъ, изъяснялъ Писаніе, но поелику сердца учениковъ были еще далеко отъ живой вѣры, то и Онъ — творяшеся далечайше ити».

Что суть словеса сія, о нихъ же стязаетася къ себѣ идуще, и еста дряхла? — такъ началъ чудный Странникъ бесѣду, входя въ состояніе учениковъ, и какъ бы не зная ничего изъ современныхъ событій. — Но такое невѣдѣніе было новою тяжестію для сердецъ печальныхъ. «Какъ! Не знать того, отъ чего страдаетъ душа ихъ и столь многихъ тысячъ людей? Ты ли единъ пришлецъ еси во Іерусалимъ, отвѣчалъ Клеопа, и не увѣдѣлъ еси бывшихъ въ немъ во дни сія?» — То-есть, хотѣло сказать печальное сердце, мы занимаемся тѣмъ, что должно занимать теперь всѣхъ и каждаго, слѣдовательно и тебя, если у тебя есть сердце, и о чемъ нѣтъ посему и нужды ни спрашивать, ни отвѣчать. Божественный Странникъ однакоже нисколько не тронулся упрекомъ и продолжалъ показывать невѣдѣніе и любопытствовать. И рече има: кіихъ? — Послѣ сего уже явно было, что прежній вопросъ предложенъ Имъ не для того, чтобы спрашивать, а по нуждѣ; посему, ученики, помогая одинъ /с. 546/ другому, разсказали подробно, какъ Іисусъ Назарянинъ былъ мужъ — пророкъ, силенъ дѣломъ и словомъ предъ Богомъ и всѣми людьми, — како предаша Его архіерее и князи на осужденіе смерти, и распяша Его. Мы же, прибавили повѣствующіе, надѣяхомся, яко Сей есть хотяй избавити Израиля: но и надъ всѣми сими третій сей день есть днесь, отнелиже сія быша. Но и жены нѣкія отъ насъ ужасиша ны, бывшія рано у гроба: и не обрѣтше тѣлесе Его, пріидоша, глаголюще, яко и явленіе Ангелъ видѣша, иже глаголютъ Его жива. И идоша нѣцыи отъ насъ ко гробу, и обрѣтоша тако, якоже и жены рѣша: Самого же не видѣша.

Такой языкъ, обнаруживая сердечное расположеніе къ Распятому, не показывалъ вѣры въ Воскресшаго и въ то же время свидѣтельствовалъ самъ противъ себя. Ибо, если не одна, а многія жены говорили о воскресеніи и явленіи имъ Воскресшаго и Ангеловъ, то почему не вѣрить такому числу свидѣтельницъ? Если притомъ и нѣцыи отъ насъ идоша ко гробу, и обрѣтоша тако, якоже и жены рѣша, то зачѣмъ предаваться такой печали? — Зачѣмъ по крайней мѣрѣ спѣшить вонъ изъ Іерусалима, изъ сообщества прочихъ учениковъ, и уходить, такъ сказать, отъ истины? Почему притомъ, среди темноты обстоятельствъ и мыслей, не обратиться къ свѣтильнику, возженному Самимъ Богомъ — Писаніямъ Моисея и пророковъ? — Все это видимо отзывалось маловѣріемъ и малодушіемъ, стоющимъ строгаго обличенія, — и оно тотчасъ послѣдовало. «О несмысленная и косная сердцемъ, еже вѣровати о всѣхъ, яже глаголаша пророцы!» воскликнулъ Странникъ, какъ бы не могши продолжать прежняго равнодушія. Не сія ли подобаше, продолжалъ Онъ, показывая въ Себѣ человѣка свѣдущаго въ Писаніи, пострадати Христу, и внити въ славу Свою?

Но сіе: подобаше — было превыше понятія учениковъ, мало знакомыхъ съ духомъ Писаній пророческихъ. Гораздо легче, повидимому, было теперь имъ уразумѣть лице, съ ними говорившее, ибо упрекъ въ неразуміи и вопросъ о пророкахъ показывали, что вопрошавшему извѣстно гораздо болѣе о всѣхъ происшедшихъ событіяхъ, нежели самимъ ученикамъ, что онъ вовсе не такъ чуждъ дѣлу, какъ прежде казался, самый тонъ обличенія легко могъ возбудить мысль о достоинствѣ Обличающаго. Но, очи учениковъ, по выраженію /с. 547/ Евангелиста держастѣся, да Его не познаета. Чувствовали справедливость упрека, видѣли въ Обличающемъ нѣчто необыкновенное, хотѣли бы оправдать предъ Нимъ свои сомнѣнія, но печаль смущала умъ и связывала языкъ, — чувствовали, недоумѣвали, стыдились и — молчали.

Между тѣмъ строгій Путникъ, въ доказательство словъ Своихъ, началъ пространную бесѣду о тѣхъ мѣстахъ ветхаго завѣта, въ коихъ предсказаны страданія Мессіи. Каждое значительное мѣсто у каждаго пророка было имъ указано, изъяснено и приложено къ событіямъ, недавно случившимся. Можно представить, какъ ясны послѣ сего казались и пророчества и самыя событія! Слушая божественнаго Толкователя, ученики невольно убѣждались, что такъ, точно такъ подобаше пострадати Христу, какъ пострадалъ Учитель ихъ; душа была полна отъ умиленія; сердце горѣло отъ каждаго слова; сознавались внутренно, что говорившій такимъ образомъ не простой странникъ, что Самъ Воскресшій говорилъ бы не иначе, и однакоже — не узнали Его! ибо очи ихъ еще держастѣся, да Его не познаета.

Среди такой сладкой бесѣды, съ огнемъ въ сердцѣ, не долго было идти до Еммауса. Отъ полноты чувства и углубленія въ самихъ себя, ученики забыли даже и спросить, кто такой сладкоглаголивый Странникъ. Занялись Имъ не прежде, какъ приблизившись къ Еммаусу, когда вмѣсто того, чтобы оставаться съ ними на ночлегѣ, Онъ — творяшеся далечайше ити. Тутъ обнаружилась вся приверженность къ Тому, Кто умѣлъ успокоить разстроенное воображеніе и сердце: готовы были употребить даже дружеское насиліе, только бы имѣть удовольствіе провести съ Нимъ еще нѣсколько времени. И нуждаста Его, глаголюще: облязи съ нама, яко къ вечеру есть, и преклонился есть день. Если говорившіе такимъ образомъ были сами, какъ вѣроятно, жители Еммауса, то приглашеніе ихъ имѣло тѣмъ болѣе силы. Но Воскресшій не для того и явился, чтобы отойти неузнаннымъ. И вниде съ нима облещи.

Въ домѣ, по обычаю, предложена была вечерняя трапеза, долженствовавшая еще отзываться безквасіемъ пасхи ветхозавѣтной. Чудный Странникъ сѣлъ за трапезу, но только для того, чтобы показаніемъ Себя въ Своемъ видѣ окончательно обрадовать сердца скорбныя. Старшему надлежало, /с. 548/ по обычаю, благословить и раздать хлѣбъ. Странникъ благословилъ — тѣмъ благословеніемъ, для коего нѣтъ словъ въ языкѣ человѣческомъ, — и трапеза приняла другой видъ! Сходство ли сего благословенія съ тѣмъ, какъ обыкновенно благословлялъ хлѣбъ Іисусъ; или ближайшее воззрѣніе за трапезою на благословлявшаго и особенно на Его прободенныя руки; или сверхъестественное просвѣтлѣніе взора учениковъ тѣлеснаго и духовнаго; или все сіе вмѣстѣ, только, едва преломивъ хлѣбъ, даяше има, онѣма отверзостѣся очи, и познаста Его. Но, къ довершенію изумленія, — познанный невидимъ бысть има!

Послѣ сего было не до чувственнаго вкушенія снѣдей. Оставивъ трапезу, еммаусскіе путники, не смотря на совершенно преклонившійся день, поспѣшили немедленно въ Іерусалимъ, напитать вѣстію о воскресеніи прочихъ учениковъ. И теперь бесѣдовали между собою на пути, но уже не состязаяся, а удивляясь единодушно тому, какъ они могли быть невнимательны къ божественному Страннику, что не узнали Его прежде. Не сердце ли, припоминали, наше горя бѣ въ насъ, егда глаголаше нама на пути, и егда сказоваше нама Писанія? Между тѣмъ въ Іерусалимѣ, вслѣдствіе явленія Господа, среди дня, Петру, печаль также у многихъ перемѣнилась на радость; еммаусскіе благовѣстники сами встрѣчены были отъ многихъ вѣстію: яко воистину воста Господь, и явися Симону. Но это не воспрепятствовало имъ сообщить, а прочимъ услышать, какъ Господь, не узнанный на пути, познался имъ въ преломленіи хлѣба. Какъ бы въ доказательство ихъ словъ, еще имъ глаголющимъ, Самъ Іисусъ ста посредѣ ихъ: то-есть въ сіе время послѣдовало новое явленіе Господа всѣмъ Апостоламъ, о коемъ мы бесѣдовали въ прошедшій день недѣльный, среди вечерняго богослуженія.

Теперь, братіе, обратимъ вниманіе на духъ событія еммаусскаго, и посмотримъ, не бываетъ ли чего-нибудь подобнаго и съ нами.

Чудно-поучительное зрѣлище представляетъ событіе сіе съ перваго взгляда. — Господь приближается къ ученикамъ, идетъ съ ними довольно долго, — и Его не узнаютъ! — Онъ предлагаетъ имъ вопросъ, дѣлаетъ даже строгій упрекъ, — и Его не узнаютъ! — Излагаетъ Писаніе, доказываетъ изъ всѣхъ пророковъ, что тако подобаше пострадати Христу, /с. 549/ и внити въ славу Свою, — и Его не узнаютъ! — Отъ словъ Іисуса горитъ сердце, но Его не узнаютъ! Когда Онъ наконецъ творится далечайше ити, Его принуждаютъ остаться и облещи, — и однакоже не узнаютъ! Боже мой, что это за чудное неузнаніе? — Явно, братіе, что оно устроено, или допущено съ премудрымъ намѣреніемъ, но какимъ? — Для большаго ли вразумленія учениковъ еммаусскихъ, и вообще первыхъ учениковъ Евангелія? — Но еммаусскіе странники не преминули бы возвратиться съ вѣстію въ Іерусалимъ и тогда, если бы Воскресшій прямо предсталъ за ихъ вечернею трапезою, какъ предсталъ потомъ въ іерусалимской горницѣ Апостоламъ. — Или, можетъ быть, сердце ихъ имѣло особенную нужду въ святомъ горѣніи отъ словъ Іисусовыхъ на пути? — Но въ такомъ случаѣ наши хладныя сердца тѣмъ паче имѣютъ нужду въ божественномъ пламени; и мы должны раздѣлить его съ учениками еммаусскими.

Подлинно, братіе, если въ какомъ случаѣ, то въ настоящемъ мы не войдемъ въ непринадлежащую намъ часть, если не вступимъ на путь, ведущій въ Еммаусъ. — Но нужно ли и вступать, когда мы всѣ уже давно на семъ пути, хотя многіе и не вѣдаютъ того? Ибо не всѣ ли мы идемъ въ тотъ неземный Еммаусъ, изъ коего уже нѣтъ возврата въ земный Іерусалимъ, гдѣ ожидаетъ каждаго или вечеря нескончаемая, или гладъ вѣчный? — Для нѣкоторыхъ, можетъ быть, уже преклонился есть и день жизни, и волею или неволею, но имъ остается одно — облещи въ утробѣ земли до всеобщаго утра и пробужденія. Возможно ли же, чтобы мы шли симъ великимъ путемъ одни, чтобы съ нами не было нашего Спасителя, когда Онъ Самъ сказалъ, что будетъ пребывать съ вѣрующими въ Него до скончанія вѣка (Матѳ. 28, 20)? Нѣтъ, какъ бы мы мало ни думали о Немъ, но Онъ съ нами, всегда съ нами на пути нашей жизни, съ каждымъ изъ насъ: и если мы не ощущаемъ Его присутствія, не познаемъ Его, то это несомнѣнный знакъ, что и наши очи держатся, какъ и учениковъ еммаусскихъ, да Его не познаемъ. И у кого же они совершенно отверсты? Многіе ли могутъ сказать, что они познали Господа на пути своей жизни? — При всемъ невниманіи нашемъ, мы замѣчаемъ иногда, что кто-то какъ бы невидимо находится съ нами и дѣйствуетъ на насъ во благо, входитъ тайнымъ вліяніемъ /с. 550/ въ наши мысли и чувства, раздѣляетъ справедливыя радости и праведныя печали, даетъ себя по временамъ сильно ощущать; но мысль, что это Спаситель нашъ, всего менѣе приходитъ при семъ на умъ: очи наши держатся, да Его не познаемъ. При грѣхопаденіяхъ, слышимъ нерѣдко внезапные, сильные упреки, то въ умѣ и совѣсти — извнутрь, то совнѣ — въ событіяхъ; нѣкоторые изъ нихъ отзываются явно гласомъ свыше и напоминаютъ собою упрекъ еммаусскій; но мысль, что такимъ образомъ насъ обличаетъ Спаситель нашъ, намъ не приходитъ на умъ: очи наши держатся, да Его не познаемъ. Святые предметы вѣры, наипаче же страданія и смерть Спасителя, непрестанно изъясняются намъ пастырями Церкви, мы сами всегда, когда захотимъ, можемъ читать пророковъ и Апостоловъ; при слышаніи и чтеніи сердце нерѣдко приходитъ въ сильное чувство, внутрь насъ возгарается небесный огонь, мы дѣлаемся легки и готовы парить духомъ къ небесамъ, но мысль, что этотъ огнь изъ устъ нашего Спасителя, бесѣдующаго съ нашимъ сердцемъ, не приходитъ на умъ: очи держатся, да Его не познаемъ. Наконецъ, увлеченные сладостію пребыванія въ области вѣры и любви христіанской, стараемся иногда съ усиліемъ продлить благія мысли и чувства въ душѣ, готовы за сіе на самыя жертвы, на борьбу съ міромъ и его соблазнами, словомъ: емлемся на нѣкоторое время за жизнь вѣчную (1 Тим. 6, 12); но мысль, что все это есть слѣдствіе близости къ намъ нашего Спасителя, Его тайныхъ вѣщаній, Его Божественнаго одушевленія — не приходитъ на умъ: очи держатся, да Его не познаемъ. Вообще, святая мысль о присутствіи намъ нашего Господа, которая бы должна была непрестанно занимать насъ, управлять нашими поступками и воодушевлять насъ, — сія благотворная мысль чужда намъ; самые добрые, повидимому, христіане не почитаютъ за нужное имѣть ее всегда въ умѣ. Сдѣлаютъ ли какое особенно доброе дѣло? — Вся честь ихъ уму и сердцу. Постигнетъ ли какой внезапный, важный случай? — Виною люди или обстоятельства, или тотъ же случай. При изъясненіи приключеній своей жизни, скорѣе обратятся ко всякой другой причинѣ, нежели — къ своему Спасителю и Его дѣйствію; — не будемъ вовсе въ состояніи сказать что-либо въ изъясненіе, но скажите имъ, что это тайное дѣйствіе Спаси/с. 551/теля, ищущаго быть познаннымъ, — и, вмѣсто благодарности, вы сдѣлаетесь предметомъ изумленія, даже упрека, или сожалѣнія. Хотимъ быть одни. На пути жизни, дѣйствовать одни, страдать и радоваться одни; и точно бываемъ одни, не видимъ и не чувствуемъ Того, Кто съ нами, всегда съ нами, ибо мы токмо можемъ нарушить слово, Ему данное, а Онъ — никогда; сказалъ: буду съ вами всегда, — и точно съ нами всегда. Что же пріобрѣтаемъ мы отъ нашего печальнаго одиночества, отъ нашей несчастной самостоятельности? — Пріобрѣтаемъ то, что нѣтъ ничего слабѣе насъ ни въ счастіи, ни въ несчастіи. Встрѣтится сомнѣніе? И вѣра тотчасъ падаетъ. Случится обида отъ ближняго? И вся любовь исчезла. Ищемъ непрестанно покоя сердцу, и нигдѣ не находимъ; что бы долженствовало веселить, то самое огорчаетъ насъ. Между тѣмъ, такъ ли-бъ было, когда бы мы шли по пути жизни и дѣйствовали въ присутствіи нашего Спасителя? — Какихъ горестей не усладилъ бы намъ Онъ Своимъ благословеніемъ? Особенно съ какимъ дерзновеніемъ вступали бы мы во врата смерти, на кои теперь и взглянуть не смѣемъ безъ страха? — Поспѣшимъ же, братіе, сорвать роковую повязку съ очей нашихъ и познать Господа своего, доколѣ мы еще на пути, и доколѣ не объялъ насъ мракъ той безконечной ночи, въ которую и для зрящихъ не будетъ видно ничего, кромѣ ужасовъ тьмы.

Что же, спросите, должно употреблять намъ, дабы познать Господа, намъ присущаго? — То же самое, братіе, что употреблено учениками еммаусскими: они нуждаста Его облещи; должно и намъ употребить это святое принужденіе — не надъ Господомъ, ибо Онъ всегда съ нами, — а надъ своимъ сердцемъ; надобно принудить самихъ себя облещи съ Господомъ, то-есть, какъ можно чаще заниматься мыслію о Немъ, представлять Его присущимъ себѣ, обращать къ Нему взоръ и слухъ сердца, воздыхать къ Нему изъ глубины души, слушаться Его внушеній, и вызывать Его къ дѣйствію въ насъ усерднымъ расположеніемъ состоять подъ симъ дѣйствіемъ. Такое сближеніе съ Господомъ, сначала въ мысляхъ и чувствахъ, а потомъ въ дѣлахъ и жизни, не можетъ оставаться празднымъ и недѣйствительнымъ: Господь, видя нашу близость къ Нему, вѣрность и усердіе, не умедлитъ исполнять, когда нужно, умъ нашъ свѣтомъ, а усердіе /с. 552/ теплотою небесною, посылать къ намъ отъ себя прямо радости и печали; а по возбужденіи въ насъ духовнаго глада, по очищеніи вкуса, преломитъ и для насъ хлѣбъ жизни, причаститъ насъ той манны сокровенной (Апок. 2, 17), которая, можетъ быть, получаема изъ Его рукъ, и получаемая всегда обнаруживаетъ собою дающаго. Впрочемъ, любовь Его давно приготовила для всѣхъ насъ и чувственную, постоянную вечерю, на коей Спаситель нашъ, если не Самъ видимо преломляетъ, то Самъ видимо преломляется. Это — таинство Евхаристіи, въ коемъ Господь не познается токмо, но и вкушается. Кто здѣсь не познаетъ Его хотя отчасти, тотъ совершенно ослѣпленъ врагомъ спасенія.

Не оставимъ, наконецъ, братіе, безъ замѣчанія и того обстоятельства въ событіи съ учениками еммаусскими, что Господь, по узнаніи Его, тотчасъ невидимъ бысть има. Исторія святыхъ Божіихъ человѣковъ показываетъ, что и сіе обстоятельство повторяется надъ истинными послѣдователями Христовыми. Минуты полныхъ откровеній божественныхъ, по признанію ихъ, кратки; Господь даетъ Себя познавать и таинственно видѣть по временамъ любящимъ Его, для ободренія ихъ, но не надолго; и это потому, что мы здѣсь должны ходить вѣрою, а не видѣніемъ (2 Кор. 5, 7); потому, что сумракъ вѣры необходимъ для слабыхъ очей нашихъ, доколѣ они не исцѣляютъ, и доколѣ мы не придемъ туда, гдѣ всегда невечерній день.

Памятуя сіе, братіе, будемъ искать Господа; будемъ искать лица Его выну (Псал. 104, 4), но не будемъ требовать, чтобы Онъ всегда подлежалъ чувствамъ нашимъ, не будемъ скучать, если Онъ бываетъ невидимъ и сокрывается отъ насъ, — въ твердой увѣренности, что Онъ всегда съ нами благодатію, коль скоро мы съ нимъ любовію. Аминь.

Источникъ: Сочиненія Иннокентія, Архіепископа Херсонскаго и Таврическаго. Томъ IV. — Изданіе второе. — СПб.: Изданіе книгопродавца И. Л. Тузова, 1908. — С. 543-552.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.