Церковный календарь
Новости


2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 122-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 121-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 4-е, о мірѣ (1844)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 3-е, о Святомъ Духѣ (1844)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 30-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 29-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 28-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 27-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 26-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 25-я (1956)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Посланіе къ Руфиніану (1903)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Изъ 39-го праздничнаго посланія (1903)
2019-06-16 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 120-е (1895)
2019-06-16 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 119-е (1895)
2019-06-15 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 14-е къ монахамъ (1829)
2019-06-15 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 13-е къ монахамъ (1829)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 18 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 18.
Церковная письменность

Архіеп. Иннокентій (Борисовъ) († 1857 г.)

Вл. Иннокентій (въ мірѣ Иванъ Алексѣевичъ Борисовъ), архіеп. Херсонскій и Таврическій, знаменитый проповѣдникъ, богословъ и духовный писатель. Родился 15 декабря 1800 г. въ г. Ельцѣ Воронежской губ. въ семьѣ священника. Окончилъ Орловскую духовную семинарію (1819) и Кіевскую духовную академію (1823). По окончаніи академіи въ 1823 г. переѣхалъ въ С.-Петербургъ, принялъ монашество и сталъ преподавать въ духовныхъ школахъ. Профессоръ С.-Петербургской духовной академіи (1824) и ректоръ Кіевской духовной академіи (1830). Архимандритъ (1826). Епископъ Чигиринскій (1836), Вологодскій (1841) и Харьковскій (1841). Архіепископъ (1845). Архіепископъ Херсонскій и Таврическій (1848). Членъ Россійской Академіи Наукъ (1841). Во время Крымской войны и обороны Севастополя (1853-1856) проявилъ удивительное мужество, не покинувъ свою паству въ годину испытанія. Несмотря на опасность, пріѣзжалъ прямо къ мѣстамъ боевъ, воодушевляя солдатъ своими проповѣдями, совершалъ богослуженія въ походныхъ храмахъ, посѣщалъ воиновъ въ лазаретахъ, гдѣ свирѣпствовалъ заразительный тифъ. Во время сраженій обходилъ ряды войскъ, ободряя героевъ. За доблестное служеніе Вѣрѣ, Царю и Отечеству въ тяжелое для Россіи время былъ удостоенъ ряда Высочайшихъ наградъ и поощреній. Особую славу архіеп. Иннокентія составляетъ необыкновенный проповѣдническій талантъ. Его поученія стали превосходнымъ образцомъ православнаго краснорѣчія; часть ихъ была переведена на языки — франц., нѣм., польск., серб., греч., армян. Скончался архіеп. Иннокентій въ Херсонѣ 26 мая 1857 г. въ день Пятидесятницы — праздникъ Святой Троицы. Сочиненія: Шесть томовъ (полное собраніе). СПб., 1908.

Сочиненія архіеп. Иннокентія (Борисова)

Сочиненія Иннокентія, архіепископа Херсонскаго и Таврическаго.
Томъ 4-й. Изданіе 2-е. СПб., 1908.

СВѢТЛАЯ СЕДМИЦА.

Востани спяй и воскресни отъ мертвыхъ, и освѣтитъ тя Христосъ (Еф. 5, 14).

Поученія на литургіи въ первый день Пасхи.

I.

Христосъ воскресе!

О чемъ молились мы въ продолженіе святыя Четыредесятницы, и чего просили у нашего Господа, то самое нынѣ вполнѣ даровано намъ Его благодатію: мы достигли въ пречестные дни страданій Христовыхъ и теперь покланяемся святому и славному воскресенію Его! — Радостенъ, братіе, праздникъ сей и на землѣ, какъ же свѣтелъ и торжественъ онъ долженъ быть на небѣ! — О, если бы всѣмъ намъ достигнуть такимъ же образомъ и того блаженнаго дня воскресенія, причаститься и той невечерней Пасхи въ царствіи Отца небеснаго, коимъ не будетъ уже конца! — Но, мы достигнемъ, непремѣнно и всѣ достигнемъ сего блаженства, если на всю земную жизнь нашу будемъ взирать, какъ на святую Четыредесятницу, — какъ на приготовленіе къ великому дню всеобщаго воскресенія.

Кто можетъ теперь для вѣрныхъ рабовъ Господа затворить двери жизни вѣчныя, кои отверзъ Онъ? Кто можетъ похитить насъ изъ рукъ Его — Всемогущаго? (Іоан. 10, 28). Развѣ мало цѣны уплачено за насъ? Развѣ не вся кровь пролита на крестѣ? Не весь духъ преданъ Отцу? Теперь не только любовь, самая слава Спасителя нашего требуетъ, чтобы мы были спасены. — Правда, что у насъ, какъ и у Него, много злобныхъ и сильныхъ враговъ, но на Голгоѳѣ истощены и /с. 503/ попраны всѣ силы ада; и намъ при помощи благодати, остается теперь не столько сражаться со врагами, сколько преслѣдовать ихъ, пораженныхъ, и собирать плоды побѣды. — Станетъ ли противу насъ міръ? Онъ побѣжденъ въ лицѣ самого князя міра; и побѣда, побѣдившая міръ (1 Іоан. 5, 4), — смерть и заслуги Искупителя нашего, вся досталась намъ: живою вѣрою въ крестъ Его, какъ щитомъ, отразятся всѣ соблазны міра. Будетъ ли измѣнять плоть? — Она немощна и долупреклонна; но бдѣніе и молитва могутъ на крылахъ своихъ и эту тяжесть поднять отъ земли и заставить стремиться къ небу. Противъ плоти и крови бренной и грѣховной, мы имѣемъ теперь Тѣло и Кровь Божественныя, коими питаемся въ Евхаристіи. Притомъ Духъ благодати, ниспосланный намъ воскресшимъ Господомъ, есть духъ крѣпости и силы; если стяжавъ, не будемъ угашать его, то предъ нами сокрушатся всѣ забрала плотскихъ искушеній. Дерзнетъ ли наконецъ стать на пути нашемъ къ небу самъ князь тьмы? И онъ станетъ на одну свою погибель, ибо пораженъ уже во главу крестомъ. Это теперь такой драконъ, на коего, по выраженію Пророка, безопасно можетъ налагать руку и малое дитя (Исаіи 11, 8), — младенецъ во Христѣ. Если онъ и въ насъ не будетъ имѣть ничего своего, какъ не имѣлъ ничего своего въ нашемъ Спасителѣ (Іоан. 14, 30), то всѣ ужасныя рыканія его вокругъ насъ будутъ подобны гласу животнаго, стрегущаго наши домы. — Воскресшимъ Сласителемъ дарованы намъ всѣ силы, потребныя къ животу и благочестію, — ниспосланы всѣ средства, необходимыя къ сохраненію себя невредимыми отъ міра, плоти и діавола: послѣ сего, наше спасеніе зависитъ отъ насъ, — отъ нашей вѣрности Спасителю нашему и Его Божественному ученію. Только бы мы не погребали въ землѣ безпечности талантовъ благодати, намъ данныхъ, — дѣлали дѣло спасенія своего, дондеже день есть (Іоан. 9, 4); а Онъ исполнитъ Свой обѣтъ, будетъ наставлять насъ (Іоан. 16, 13) чрезъ слово и Духа Своего на всякую истину, облечетъ насъ силою свыше (Лук. 24, 49), и ниспошлетъ въ сердце наше утѣшеніе среди всякой скорби земной. Только бы мы, исшедъ изъ Египта — естественнаго растлѣнія, не обращали паки къ нему лица и сердца своего, — освободившись отъ рабства Фараону — богу вѣка сего, не полагали потомъ сами на себя узъ грѣха; — вступивъ въ пустыню самоотверженія, не останавливались у /с. 504/ водъ пререканія, не сливали тельцовъ и не покланялись имъ; — а Онъ не забудетъ Своего долга, — разсѣетъ предъ лицемъ нашимъ всѣхъ враговъ нашаго спасенія, проведетъ насъ немокренно чрезъ самый Іорданъ — потокъ смерти, и введетъ въ Ханаанъ небесный.

Тягостно, братіе, и притрудно шествіе по пустыни міра для взыскующихъ горняго града; — но земля обѣтованная кипитъ медомъ и млекомъ! — Долги иногда и примрачны шесть дней земнаго дѣланія, — но седмый день покоя вѣчнаго исполненъ веселія неизреченнаго! — Будемъ ли жаловаться на терніе и волчцы, встрѣчающіеся на пути, сами засѣявъ ими всю землю и непрестанно возращая ихъ грѣхами своими? — Отложимъ ли восходить на небо потому только, что надобно идти туда по лѣствицѣ креста? И теперь, въ землѣ изгнанія и бѣдствій, отрадно воспѣвать пѣснь побѣды надъ смертію, хотя побѣда сія еще не усвоена нами: какъ же восхитительно будетъ праздновать великій день обновленія тамъ, — на новой землѣ обѣтованія, гдѣ на радостный гласъ: Христосъ воскресе! небо и земля, весь сонмъ творенія будетъ отвѣтствовать: воистину воскресе! Поспѣшимъ же, братіе, туда духомъ, доколѣ не пришли и плотію! Для чего сидѣть въ бездѣйствіи на рѣкахъ Вавилонскихъ и довольствоваться однимъ воспоминаніемъ горняго отечества? Смотрите! Царскія двери отверзты, и престолъ благодати видѣнъ всякому: это приглашеніе домой, зовъ на вечерю! Поспѣшимъ же, братіе, поспѣшимъ: воскресшій Спаситель призываетъ насъ! Аминь.

II.

Христосъ воскресе!

То-есть, братіе, кто воскресъ? — Тотъ, въ лицѣ Коего, на Голгоѳѣ попраны были всѣ права невинности и человѣчества; — Который развѣ тѣмъ оскорбилъ враговъ истины, что не сотворилъ никакого грѣха, ниже обрѣтеся лесть во устѣхъ Его (Исаіи 53, 9); Который пришелъ для спасенія самыхъ ожесточенныхъ грѣшниковъ, возлюбилъ насъ всѣхъ любовію вѣчною, безпримѣрною и умеръ за всѣхъ насъ на крестѣ.

Для чего воскресъ? — Дабы засвидѣтельствовать, что ученіе, преподанное Имъ для нашего спасенія, совершенно /с. 505/ истинно, — что жертва, принесенная Имъ за грѣхи всего міра, принята, — что права на царство вѣчное, отъ Него предъ смертію намъ уступленныя, утверждены, — что воля Его, дабы и мы всѣ были тамъ, гдѣ теперь Онъ (Іоан. 12, 26), и видѣли славу Его, будетъ исполнена.

Что должно произойти вслѣдствіе воскресенія нашего Господа? — То, что ни одинъ мертвый не останется въ гробѣ, что для всѣхъ насъ открытъ входъ въ блаженство вѣчное.

Какъ же намъ послѣ сего не радоваться, не торжествовать и не привѣтствовать другъ друга съ симъ воскресеніемъ? — Мы радуемся и веселимся, когда какой-либо присный или другъ нашъ востанетъ съ одра тяжкой болѣзни; а нынѣ единственный Другъ и Спаситель нашъ, Вождь и Глава, Наставникъ и Искупитель нашъ, восталъ изъ гроба! — Мы торжествуемъ, когда сдѣлаемъ какое-либо земное пріобрѣтеніе, получимъ особенное достоинство или почесть; а нынѣ, въ лицѣ воскресшаго Спасителя, намъ возвращено все, потерянное во Адамѣ, величіе чадъ Божіихъ, вручены всѣ права на царство небесное! — Мы привѣтствуемъ другъ друга съ окончаніемъ великихъ опасностей, — язвы, плѣна, осады отъ враговъ, а нынѣ мы всѣ освободились адовыхъ, нерѣшимыхъ узъ! — О, воистину сей день, его же сотвори Господь, да возрадуемся и возвеселимся въ онь! Безъ всякаго преувеличенія, можно сказать, что слава воскресенія Его, Спасителя нашего, болѣе значительна для насъ, нежели для Него. Онъ и безъ воскресенія остался бы возлюбленнымъ Сыномъ Отца, и наслаждался бы у Него славою, которую имѣлъ прежде міръ не бысть (Іоан. 17, 5); а изъ насъ многіе, безъ воскресенія Его, не знали бы, можетъ быть, навѣрно даже и того, что Онъ не былъ льстецъ оный (Матѳ. 27, 63), за котораго хотѣла выдать Его злоба іудеевъ. Какъ же намъ послѣ сего не торжествовать и не пѣть въ честь и славу воскресшаго Господа?

Но чего наипаче, братіе, требуетъ отъ насъ сія святая слава? — Господь и до воскресенія, въ состояніи уничиженія Своего, не всякую принималъ славу. Такъ, Онъ запрещалъ духамъ нечистымъ, когда они хотѣли предъ народомъ исповѣдать Его Сыномъ Божіимъ (Марк. 1, 25); такъ, Онъ уклонился отъ тѣхъ, кои, въ ревности не по разуму, хотѣли восхититъ Его, да сотворятъ себѣ Царемъ (Іоан. 6, 15), /с. 506/ такъ, Онъ не принялъ даже наименованія благаго изъ устъ одного книжника, говоря, что никто же благъ, токмо единъ Богъ (Лук. 18, 19). Тѣмъ паче, братіе, по воскресеніи, сѣдя во славѣ одесную Отца, Господь и Спаситель нашъ не всякую пріемлетъ славу. — Въ чемъ же, Господи, дерзнемъ вопросить Тебя, подобно Пророку (Мих. 6, 6), и мы въ чемъ срящемъ Тебя, выходящаго изъ гроба? Срящемъ ли во всесожженіяхъ и жертвахъ? Но Ты еще Пророку изрекъ, что хощешь милости, а не жертвы, увѣдѣнія Божія паче, нежели всесожженія (Ос. 6, 6). И что значатъ всѣ наши жертвы послѣ той, которая принесена Тобою за насъ на крестѣ? — Срящемъ ли въ дарахъ и приношеніяхъ? Но и дары Мѵроносицъ остались безъ употребленія у гроба Твоего; самый сударь Іосифовъ и смѵрна и алой Никодимовы оставлены Тобою на землѣ (Іоан. 20, 7). — Срящемъ ли одними поклоненіями и лобызаніями? Но повелительное: не прикасайся Мнѣ (Іоан. 20, 17), воспятило поклоненіе самой Магдалины, не растворенное еще духомъ живой вѣры въ Божество Твое. Съ чѣмъ же, Господи, съ чѣмъ срящемъ Тебя? Чѣмъ засвидѣтельствуемъ свою благодарность и любовь къ Тебѣ? Чѣмъ покажемъ, что мы точно Твои, и Ты нашъ?

Аще любите Мя, отвѣтствуетъ намъ Самъ Господь, заповѣди Моя соблюдите. Имѣяй заповѣди Моя и соблюдаяй ихъ, той есть любяй Мя (Іоан. 14, 15. 21). Итакъ, вотъ, братіе, знакъ истинной благодарности Воскресшему: исполненіе заповѣдей Его! Знакъ самый вѣрный, ибо всѣ прочіе знаки могутъ быть обманчивы, а сей — никогда. Вотъ даръ любви, благопріятный для Побѣдителя ада и смерти: постоянное твореніе воли Отца Его, Иже на небесѣхъ! — Даръ не пріемлемый токмо, но и требуемый отъ всѣхъ, для принятія коего распростерты и руцѣ Господа на крестѣ. Вотъ истинное прославленіе имени распятаго Спасителя: хожденіе по стопамъ Его въ чистотѣ и правдѣ, — каковымъ прославленіемъ наиболѣе можетъ прославиться не токмо Онъ, но и мы съ Нимъ.

Въ самомъ дѣлѣ, братіе, если мы въ мысляхъ, чувствахъ и дѣяніяхъ своихъ будемъ постоянно выражать образъ жизни нашего Господа, то симъ самымъ безъ споровъ, безъ труда заградимъ уста всѣмъ врагамъ Его. Іудей, смотря на насъ, скажетъ тогда: «вѣрно въ самомъ дѣлѣ восталъ Христосъ /с. 507/ изъ гроба, а не украденъ учениками, какъ клевещутъ предки наши; ибо, смотри, Онъ живъ въ христіанахъ! Его духъ (и какой Божественный духъ!) дышетъ въ ихъ нравахъ, въ поступкахъ, во всей жизни». — «Вѣрно Христосъ есть Учитель истины, а не пророкъ нашъ», скажетъ, смотря на насъ, магометанинъ: «ибо нашъ пророкъ (такъ величаютъ магометане основателя своего лжевѣрія) не производитъ того въ своихъ послѣдователяхъ; у насъ нѣтъ такой чистоты, мира и любви, такого смиренія и самоотверженія. Все это можетъ происходить у христіанъ токмо отъ Самого Бога, и, вѣрно, Спаситель ихъ — есть Богъ». Самъ князь тьмы съ клевретами своими испытаетъ новое пораженіе во славу нашего Спасителя, если мы, дерзая о имени Воскресшаго, будемъ ходить въ чистотѣ и истинѣ, презирая всѣ козни врага, отражая всѣ его искушенія, попирая всю злобу и гордыню его. Такъ, говорю, прославится воскресшій Господь нашею благою жизнію, а вмѣстѣ съ Нимъ прославимся и мы, ибо таковое прославленіе составитъ наше спасеніе. Напротивъ, братіе, если мы будемъ словами величать Господа, а дѣлами помрачать Его имя и вѣру въ Него, — устами лобызать крестъ и священный хлѣбъ, а руками совершать дѣла непотребныя, то все наше нынѣшнее прославленіе Воскресшаго обратится въ оскорбленіе для Него и въ посрамленіе для насъ: мы будемъ подобны воинамъ Пилатовымъ, кои на словахъ говорили: радуйся, царю Іудейскій! (Марк. 15, 18), а на дѣлѣ ударяли Его въ ланиту и били тростію по главѣ. Да не будетъ же, братіе, сего, да не будетъ! Аминь.

III.

Христосъ воскресе!

Такъ, братіе, Онъ воскресъ! — Воскресъ воистину и отъ истины! Камень велій зѣло (Марк. 16, 4) не скрылъ Источника жизни; кустодія не удержала въ узахъ смерти Льва отъ Іуды (Апок. 5, 5); печать Каіафы растаяла отъ огня правды Божіей! Не болѣе трехъ дней Сыну Человѣческому надлежало пробыть въ сердцѣ земли (Матѳ. 12, 40), но и сей малый срокъ сокращенъ до возможной крайности. Ибо время, протекшее отъ смерти Господа до Его воскресенія, принадлежитъ только тремъ днямъ, а само по себѣ не со/с. 508/ставляетъ и четыредесяти часовъ. Такъ поспѣшено торжество истины надъ лжею и клеветами, невинности — надъ злобою и неправдами!

Да станутъ теперь іудеи надъ гробомъ Іисуса; и да судятъ сами о происшедшемъ; — одно изъ двухъ: или умершаго да дадятъ, или воскресшему поклонятся (Стих. Воскр.). О, какъ постыжены въ семъ случаѣ всѣ разсчеты мудрости человѣческой, и какъ очевидна неисповѣдимость путей Божіихъ! — Думали-ль священники іудейскіе, вознося на крестъ Іисуса, что они симъ самымъ вводятъ Его какъ великаго Первосвященника, во Святое Святыхъ, дабы Онъ тамъ предсталъ лицу Божію о насъ, единымъ приношеніемъ совершилъ во вѣки освящаемыхъ (Евр. 10, 14)?... Думалъ ли Пилатъ, полагая надпись на крестѣ Іисусовомъ и отказываясь перемѣнить оную, по требованію іудеевъ, что онъ симъ самымъ, какъ слуга и вѣстникъ, провозглашаетъ достоинство Того, Коему предана теперь всякая власть на небѣ и на землѣ (Матѳ. 28, 18)? — Думалъ ли несчастный Іуда, принимая тридесять сребренниковъ, что онъ беретъ не первосвященниками, а Самимъ Богомъ давно поставленную и Пророкомъ засвидѣтельствованную цѣну Цѣненнаго, Его же цѣниша отъ сыновъ Израилевыхъ (Матѳ. 27, 9)? — Пріиди теперь, мудрость земная, и посмотри на свое безуміе! Пріиди, вѣра святая, и виждь, какой конецъ твоему терпѣнію и упованію! — Что на землѣ дѣлалось по злобѣ и корыстолюбію, ослѣпленію и буйству, то на небѣ утверждалось по одной чистой любви и было слѣдствіемъ величайшей мудрости. На Голгоѳѣ, казалось, превращенъ былъ весь порядокъ міра и нравственнаго и чувственнаго, а онъ тамъ весь возстановленъ! Во гробѣ Іисусовомъ, повидимому, погребены были навсегда всѣ святыя надежды, а онѣ всѣ тамъ утверждены на вѣки!

Итакъ восклонитеся и воздвигните главы ваша (Лук. 21, 28), вы, кои, подобно своему Господу, страдаете за истину и правду: въ судьбѣ Его указана судьба всѣхъ истинныхъ крестоносцевъ! Есть Богъ, судяй земли, отмститель невинныхъ и защитникъ правыхъ! Есть законъ, коего никакой Каіафа и Пилатъ не въ силахъ ни затмить, ни ниспровергнуть! Злоба человѣческая можетъ сдѣлать много: она можетъ лишить васъ добраго имени, повергнуть въ нищету, обременить узами, /с. 509/ покрыть ранами, возвести на крестъ; — можетъ самый гробъ вашъ запечатать и окружить стражею; но здѣсь и предѣлъ всякому гоненію и всякой неправдѣ? — Погубляя тѣло, злоба враговъ не можетъ коснуться вашего духа, не можетъ измѣнить въ васъ, безъ воли вашей, ни одной благой мысли, ни одного святаго чувства: это ваша собственность, неотъемлемая, вѣчная! Надъ безсмертнымъ духомъ вашимъ единъ Законоположникъ и Судія, могій спасти и погубити (Іак, 4, 12); — Тотъ, Кто сотворилъ его безсмертнымъ, Того убо единаго убойтеся (Лук. 12, 5), ибо Онъ, въ случаѣ невѣрности и нераскаянности, можетъ не тѣло токмо, но и душу вашу ввергнуть въ геенну огненную. А все прочее на землѣ, какъ бы страшно и могущественно ни было, страшно токмо для людей, живущихъ для земли, а не для тѣхъ, коихъ жизнь въ Богѣ, надежды на небѣ, сокровища въ совѣсти, отрада въ Евангеліи. Пройдетъ нѣсколько лѣтъ страданія, борьбы, очищенія, — и вы, подобно Спасителю, представлены будете туда, гдѣ нѣтъ ни болѣзни, ни печали, ни воздыханія: гдѣ живетъ одна истина и правда (2 Петр. 3, 13), и гдѣ за все, претерпѣнное на землѣ, награждаютъ такъ, что награжденные и не помнятъ прежнихъ болѣзней за настоящую радость.

И не сіе ли самое, братіе, воодушевляло всѣхъ подвижниковъ благочестія, кои подобно великому Подвигоположнику, воставшему нынѣ изъ гроба, всегда были гонимы отъ міра! Вѣмъ яко присносущенъ есть, Иже имать искупити мя и на земли воскресити кожу мою, терпящую сія (Іов. 19, 25), говорилъ нѣкогда Іовъ, — и на гноищи благословлялъ имя Господне! Вѣмъ, Ему же вѣровахъ, яко силенъ есть преданіе мое сохранити до дне пришествія Своего (2 Тим. 1, 12), писалъ нѣкогда Павелъ, — и съ радостію шелъ въ темницу и подъ мечъ! Будемъ и мы братіе, какъ можно чаще обращать взоры къ лицу воскресшаго Господа. Если мы истинные послѣдователи Его, то быть не можетъ, чтобы и насъ міръ не преслѣдовалъ своею злобою, или своими соблазнами. Кто же воодушевитъ насъ мужествомъ, какъ не Онъ, Господь и Спаситель нашъ. восшедшій за насъ на крестъ! Его брань есть наша брань, и Его побѣда есть наша побѣда: что было съ Нимъ, то будетъ и со всѣми нами: если съ Нимъ страждемъ, то съ Нимъ и прославимся! (Рим. 8, 17). Аминь.

/с. 510/

IV.

Христосъ воскресе!

Воскресе, — и ктому не умираетъ, смерть Имъ ктому не обладаетъ (Рим. 6. 9). Воскресе, — и пріялъ власть воскресить всѣхъ, кои умерли во Адамѣ. Воскресе и нынѣ воскрешаетъ въ духѣ тѣхъ, кои обращаются къ Нему съ вѣрою и повиновеніемъ!

Итакъ, вы кои въ мысляхъ своихъ любите обнимать судьбу всего человѣчества, и желали бы найти средство къ освобожденію его отъ всѣхъ золъ, возрадуйтеся и возвеселитеся! Средство сіе найдено на небѣ, есть Самимъ Богомъ ниспосланный Спаситель, Которой отниметъ нѣкогда всякую слезу отъ очію (Апок. 21, 4) всякаго страдальца. Послѣ сего намъ остается токмо слѣдовать Его предначертаніямъ, распространять Его свѣтъ, разливать Его жизнь. — Вы, кои воздыхаете подъ тяжестію наклонной ко грѣху природы, не знаете какъ свергнуть иго страстей, — ободритесь и утѣшьтесь! Тайна паки-бытія духовнаго разгадана на Голгоѳѣ; есть Самимъ Богомъ посланный Разрѣшитель узъ грѣховныхъ! Послѣ сего намъ остается токмо употреблять средства благодати, Имъ открытыя, прививаться къ Нему вѣрою и любовію, ходить по стопамъ Его; — и въ насъ созиждется паки сердце чистое, и въ утробѣ нашей обновится духъ правый (Псал. 50, 12). — Вы, кои ищете безсмертія, всю жизнь гоняетесь за славою, если хощете безсмертія истиннаго, славы неувядаемой, то не ищите ихъ нигдѣ, кромѣ гроба Христова: здѣсь источникъ жизни и нетлѣнія! Воскресшій Спаситель содѣлаетъ васъ безсмертными не по имени токмо, какъ дѣлаетъ міръ и исторія, а дастъ всему существу вашему жизнь вѣчную.

О, братіе, какъ блага и утѣшительна вѣра наша! Какое великое счастіе быть христіаниномъ! Гдѣ столько свѣта и жизни, какъ въ Евангеліи? Гдѣ столько упованія и утѣшеній, какъ у креста? Гдѣ Спаситель подобный нашему? — Одни мы, христіане, носимъ крестъ, одни мы празднуемъ и воскресеніе! Что неизбѣжнѣе на землѣ перваго, и что нужнѣе послѣдняго? — Тамъ, гдѣ вся мудрость земная теряется и не знаетъ, что дѣлать, молчитъ или ропщетъ, — я разумѣю надъ гробомъ, — тамъ христіанская вѣра наипаче и оказываетъ свое Божественное дѣйствіе, — озаряетъ, утѣшаетъ и /с. 511/ живитъ. Крестъ, стоящій на могилахъ нашихъ, говоритъ болѣе о предназначеніи человѣка, нежели всѣ системы философовъ.

Познаемъ же, братіе, наше сокровище, и научимся дорожить имъ, какъ должно: не будемъ такъ легкомысленны, чтобы влаяться всякимъ вѣтромъ мнѣній и ученій, во лжи человѣчестѣй, въ коварствѣ козней мщенія (Ефес. 4, 14). Многіе могутъ обѣщать спасеніе, но Одинъ токмо можетъ дать оное — Тотъ, Кто взошелъ для сего на крестъ и возсталъ изъ гроба. Съ креста, взошедъ на него добровольно, не говорятъ неправды, изъ гроба не возстаютъ для лжи. Будемъ же вѣрны и въ дѣлахъ и въ жизни Воскресшему, какъ Онъ былъ и есть вѣренъ намъ. Аминь.

V.

Христосъ воскресе!

Св. Амвросій Медіоланскій, любомудрствуя о праздникѣ Рождества Христова, замѣчаетъ, что со времени его день начинаетъ возрастать, какъ бы показуя симъ начало и обиліе свѣта духовнаго, возсіявшаго на весь міръ изъ Виѳлеема. Не съ меньшею справедливостью, братіе, можемъ замѣтить и мы, что время воскресенія Христова есть то самое въ году, когда вся природа обновляется и какъ бы воскресаетъ послѣ хлада зимняго. Смотря на весну изъ оконъ храма, невольно видишь въ ней нѣкое знаменіе, коимъ земля ежегодно привѣтствуетъ Побѣдителя ада и смерти. Печальныя знаменія на Голгоѳѣ произошли единожды, ибо Спаситель единожды умеръ; а радостныя знаменія Воскресенія повторяются всегда, ибо Христосъ, воскреснувъ изъ мертвыхъ, ктому не умираетъ (Рим. 6, 9). Онъ могъ умереть и воскреснуть въ другое время года; между тѣмъ, воскресъ именно тогда, когда вся природа можетъ привѣтствовать Его своимъ совоскресеніемъ.

И кого же ей приличнѣе привѣтствовать своимъ великимъ обновленіемъ? — Если въ ней, послѣ паденія царя ея — Адама, остался какой-либо порядокъ, если за зимою слѣдуетъ паки всегда весна, то симъ остаткомъ жизни природа обязана не другому кому, какъ Начальнику жизни, второму Адаму, Который, рѣшившись изгладить слѣды паденія Адама и перваго, тотчасъ, по паденіи его, взялъ въ Свои руки тотъ /с. 512/ скипетръ владычества, коимъ не могъ уже управлять нашъ несчастный праотецъ. Равнымъ образомъ, если природа послѣ множества кратковременныхъ обновленій, посредствомъ весны и лѣта, увидитъ нѣкогда надъ собою весну не преходящую, облечется въ лѣпоту эдемскую, то все сіе произойдетъ вслѣдствіе не другаго чего-либо, а того, что Господь кровію Своею со креста освятилъ всю землю, и сообщилъ всѣмъ стихіямъ живоносное начало обновленія и безсмертія. Кого же, посему, и привѣтствовать природѣ своимъ воскресеніемъ, какъ не Воскресшаго и съ Собою, какъ воспѣваетъ Церковь, вся воскресившаго? (Велич. въ нед. Антипасхи). — Между воскресеніемъ природы и воскресеніемъ Господа связь не времени только, а самаго дѣла. Природа воскресаетъ теперь временно, потому что воскресъ нынѣ Воскреситель ея, и по тому же самому воскреснетъ нѣкогда вѣчно.

Такое понятіе объ отношеніи весны къ нашему празднеству увеличиваетъ, братіе, и радость праздника, и пріятность весны. Воскресеніе Господа становится для насъ, если можно, еще величественнѣе, когда представляемъ, что дѣйствія его не ограничиваются даже цѣлымъ родомъ человѣческимъ, а простираются на всю природу. А весна природы пріемлетъ нѣкій священный видъ, когда узнаемъ, что это обновленіе земли происходитъ изъ одного и того же начала съ нашимъ духовнымъ обновленіемъ, что оно есть также плодъ искупленія Голгоѳскаго. Послѣ сего понятно, что значитъ, когда Церковь воспѣваетъ, что въ воскресеніи Господа обрадованы небо и земля и преисподняя. Воскресеніе Господа есть праздникъ истинно всемірный, ибо на Голгоѳѣ съ Богомъ, по выраженію Апостола, примиренъ весь міръ (Колос. 1, 20).

Но, братіе, сей вселенскій миръ останется внѣ насъ, если мы не введемъ его въ свое сердце! — Все вокругъ насъ обновится, а мы пребудемъ ветхи, если не постараемся быть новыми. Посмотрите на лицо природы: весна для всей земли, все цвѣтетъ и красуется, а засохшія деревья и теперь голы и безобразны, и портятъ своимъ видомъ красоту природы. Такъ и души грѣшныя: онѣ, подобно сухимъ древамъ, пребудутъ мертвы, когда все обновится. Поелику же въ Эдемѣ должно быть все благообразно; то /с. 513/ съ грѣшными душами поступлено будетъ такъ, какъ садовники поступаютъ съ сухими деревьями, то-есть, они будутъ срублены и брошены въ огонь.

Посему надобно, братіе, непремѣнно надобно, обновиться заранѣе и, пія воду жизни, согрѣваясь солнцемъ благодати, начать приносить и плоды благодатные, — надобно воскреснуть здѣсь, чтобы не умереть вѣчною смертію тамъ! Аминь.

Источникъ: Сочиненія Иннокентія, Архіепископа Херсонскаго и Таврическаго. Томъ IV. — Изданіе второе. — СПб.: Изданіе книгопродавца И. Л. Тузова, 1908. — С. 502-513.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.