Церковный календарь
Новости


2019-06-25 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 11-15 (1922)
2019-06-25 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 6-10 (1922)
2019-06-24 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 6-е, объ умныхъ сущностяхъ (1844)
2019-06-24 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 5-е, о Промыслѣ (1844)
2019-06-23 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 128-е (1895)
2019-06-23 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 127-е (1895)
2019-06-22 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 18-е къ монахамъ (1829)
2019-06-22 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 17-е къ монахамъ (1829)
2019-06-21 / russportal
"Церковная Жизнь" №1 (Январь) 1948 г.
2019-06-20 / russportal
"Церковная Жизнь" №3-4 (Октябрь-Ноябрь) 1947 г.
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 126-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 125-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 124-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 123-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 122-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 121-е (1895)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 26 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 22.
Церковная письменность

Архіеп. Иннокентій (Борисовъ) († 1857 г.)

Вл. Иннокентій (въ мірѣ Иванъ Алексѣевичъ Борисовъ), архіеп. Херсонскій и Таврическій, знаменитый проповѣдникъ, богословъ и духовный писатель. Родился 15 декабря 1800 г. въ г. Ельцѣ Воронежской губ. въ семьѣ священника. Окончилъ Орловскую духовную семинарію (1819) и Кіевскую духовную академію (1823). По окончаніи академіи въ 1823 г. переѣхалъ въ С.-Петербургъ, принялъ монашество и сталъ преподавать въ духовныхъ школахъ. Профессоръ С.-Петербургской духовной академіи (1824) и ректоръ Кіевской духовной академіи (1830). Архимандритъ (1826). Епископъ Чигиринскій (1836), Вологодскій (1841) и Харьковскій (1841). Архіепископъ (1845). Архіепископъ Херсонскій и Таврическій (1848). Членъ Россійской Академіи Наукъ (1841). Во время Крымской войны и обороны Севастополя (1853-1856) проявилъ удивительное мужество, не покинувъ свою паству въ годину испытанія. Несмотря на опасность, пріѣзжалъ прямо къ мѣстамъ боевъ, воодушевляя солдатъ своими проповѣдями, совершалъ богослуженія въ походныхъ храмахъ, посѣщалъ воиновъ въ лазаретахъ, гдѣ свирѣпствовалъ заразительный тифъ. Во время сраженій обходилъ ряды войскъ, ободряя героевъ. За доблестное служеніе Вѣрѣ, Царю и Отечеству въ тяжелое для Россіи время былъ удостоенъ ряда Высочайшихъ наградъ и поощреній. Особую славу архіеп. Иннокентія составляетъ необыкновенный проповѣдническій талантъ. Его поученія стали превосходнымъ образцомъ православнаго краснорѣчія; часть ихъ была переведена на языки — франц., нѣм., польск., серб., греч., армян. Скончался архіеп. Иннокентій въ Херсонѣ 26 мая 1857 г. въ день Пятидесятницы — праздникъ Святой Троицы. Сочиненія: Шесть томовъ (полное собраніе). СПб., 1908.

Сочиненія архіеп. Иннокентія (Борисова)

Сочиненія Иннокентія, архіепископа Херсонскаго и Таврическаго.
Томъ 4-й. Изданіе 2-е. СПб., 1908.

СТРАСТНАЯ СЕДМИЦА.

Іудее знаменія просятъ, и Еллини премудрости ищутъ: мы же проповѣдуемъ Христа распята, Іудеемъ убо соблазнъ, Еллиномъ же безуміе; самѣмъ же званнымъ Іудеемъ же и Еллиномъ Христа Божію силу и Божію премудрость (1 Кор. 1, 22-24).

Поученія въ Великій Четвертокъ послѣ причащенія Св. Таинъ.

I.

Спаситель и Господь нашъ, преподавъ Апостоламъ на тайной вечери Тѣло и Кровь Свою, не присовокупилъ къ тому никакого наставленія. Преподанное было выше слова человѣческаго, и таинство говорило само за себя. Вѣрую, что и нынѣ для тѣхъ изъ насъ, кои не одними устами причастились трапезы Господней, «нѣтъ нужды въ наставленіи, ибо самое пречистое Тѣло Господне учитъ ихъ, самая пресвятая /с. 423/ Кровь Его говоритъ имъ. Чему учитъ Тѣло, и что говоритъ Кровь? Одно: — Христіанинъ, помни смерть своего Господа, за тебя подъятую, и не измѣняй Ему своею жизнію; мысли и поступай, какъ мыслилъ и поступалъ Онъ; ищи во всемъ славы Отца небеснаго; трудись неослабно для блага ближнихъ; сражайся съ порокомъ и нечестіемъ; переноси мужественно искушенія и бѣдствія; будь готовъ, изъ любви къ истинѣ и правдѣ, нести крестъ, и, если нужно, — идти на крестъ. Се глаголъ Тѣла и Крови Христовой! Изъ-за Тайной Вечери путь прямо въ Геѳсиманію и на Голгоѳу.

Такъ, братіе, не одинъ Онъ — Спаситель нашъ, родился на то, чтобы свидѣтельствовать истину (Іоан. 18, 37), творить всегда волю Отца небеснаго, жить и умереть свято: мы всѣ на сіе истое приходимъ въ міръ сей. Не одному Ему надлежало путемъ страданій войти въ славу: вси хотящіи благочестно жити, гоними были и будутъ (2 Тим. 3, 12). Всегда могутъ быть Іуды, продающіе все за сребренники, — Каіафы, мудрствующіе яко уне есть, да единъ умретъ за люди (Іоан. 11, 50), и преслѣдованіемъ невинныхъ мнящіеся службу приносити Богу (Іоан. 16, 2), — Пилаты, дерзающіе вопрошать истину: что есть истина (тамъ же, 18, 38), и омывающіе руки, чтобы представить себя неповинными въ крови праведныхъ, — Ироды, желающіе видѣть чудеса и посмѣвающіеся чудотворцамъ; а князь тьмы, враждовавшій противъ нашего Господа, — о, сей человѣкоубійца всегда одинъ и тотъ же! — непримиримъ въ злобѣ, неистощимъ въ лукавствѣ, неутомимъ въ нападеніи. А посему истинный послѣдователь Іисусовъ всегда можетъ и всегда долженъ участвовать въ страданіяхъ своего Господа, подвизаться за истину, вести брань съ порокомъ, приносить себя въ жертву Богу и человѣчеству. И на сей-то подвигъ — непрестанный и великій, подается намъ укрѣпленіе въ Божественномъ брашнѣ Тѣла и Крови Христовой; въ семъ самомъ состоитъ сущность Новаго Завѣта, завѣщаннаго намъ смертію нашего Искупителя. Жертва за жертву! жизнь за жизнь! кровь за кровь! Мы вкушали Тѣло Его: да принадлежитъ и наше тѣло Ему, да будетъ оно сосудомъ чистоты, храмомъ Духа Святаго; мы причастились Крови Его, за насъ проліянной: не усомнимся и сами стать до крови за имя Его, за благо человѣчества, за истину и вѣру; мы приняли всецѣло внутрь /с. 424/ себя Его Самого и содѣлались едино съ Нимъ; предадимъ же и мы себя самихъ, другъ друга и весь животъ нашъ Ему — Христу и Богу нашему. Кто поступитъ такимъ образомъ, тотъ не по слуху только будетъ знать, какъ Христосъ въ немъ и онъ во Христѣ: тотъ всегда будетъ на Тайной Вечери, и не только самъ насытится манною сокровенною (Апок. 2, 17), но и содѣлается питателемъ душъ алчущихъ. А кто приступитъ къ трапезѣ Господней, не испытавъ (1 Кор. 11, 28) предварительно себя, и отойдетъ отъ нея, Не размысливъ, что и для чего принялъ: тотъ, хотя бы тысящекратно причащался Тѣла и Крови Христовой, хотя бы ничего не вкушалъ, кромѣ сей Божественной пищи, не будетъ имѣть Христа въ себѣ. Въ такомъ человѣкѣ Тѣло и Кровь Божественная заключены какъ во гробѣ: живоносное Тѣло нѣкогда возстанетъ, а гробъ останется гробомъ. Аминь.

II.

Что воздамъ Господеви о всѣхъ, яже воздаде ми? вопрошалъ нѣкогда взысканный благодѣяніями Божіими Давидъ, и отвѣчалъ: чашу спасенія пріиму, и имя Господне призову (Псал. 115, 3-4). Какъ ни велики благодѣянія Божіи къ Давиду, но они малы въ сравненіи съ тою милостію, коей нынѣ, братіе, удостоены отъ Господа всѣ мы. Ибо Господь даровалъ намъ то, что выше всѣхъ благъ: даровалъ Самого Себя, — Свое Тѣло и Свою Кровь. Что же воздадимъ Господу о всѣхъ, яже воздаде намъ? Воздадимъ по крайней мѣрѣ то, что и Давидъ: принявъ чашу Господню, возвѣстимъ имя Бога, намъ благодѣющаго. — Какъ возвѣстимъ? И словомъ; ибо многіе изъ насъ, здѣ стоящихъ, призваны на служеніе слова, на проповѣдь Евангелія, но прежде и паче всего — нашими дѣлами и жизнію. Повѣрятъ ли нищему, покрытому язвами и рубищемъ, что онъ былъ на трапезѣ царя и удостоился его дружества? Не повѣрятъ и намъ, что мы причащались Тѣла и Крови Господней, если на насъ останутся прежнія язвы страстей, прежнія рубища грѣховъ. Господь не требовалъ отъ насъ достоинствъ, посаждая за трапезу Свою; не обратилъ вниманія на грѣхи наши и нечистоту: взялъ насъ прямо съ распутій міра, — нѣкоторыхъ, можетъ быть, отъ вратъ адовыхъ. — Онъ положился на одну /с. 425/ нашу будущую благодарность, — на то, что мы, взысканные по милости, насыщенные не по достоинству, исторгнутые изъ бездны зла, симъ самымъ преизбыткомъ милосердія будемъ остановлены на пути беззаконія; что чаша завѣта сама будетъ для насъ залогомъ вѣрности, защитою отъ страстей, побужденіемъ къ любви; что уста наши, орошенныя Кровію Его, уже не будутъ разверзаться на неподобные глаголы; что сердце наше, проникнутое огнемъ Божественной любви, не будетъ источать помысловъ злыхъ и похотей вреждающихъ. Измѣнимъ ли, братіе, сей Божественной надеждѣ на насъ, сему любвеобильному довѣрію къ намъ? Покажемъ ли, что мы приступили къ святой трапезѣ съ Іудинымъ лицемѣріемъ? Захотимъ ли быть доказательствомъ, что адъ надъ грѣшниками сильнѣе неба? Предадимъ ли Тѣло и Кровь Господа врагамъ Его — нашимъ страстямъ и беззаконіямъ? — О, да не будетъ, да не будетъ, да не будетъ сего! Умыхъ нозѣ мои, како оскверню ихъ? (Пѣсн. Пѣс. 5, 3) — восклицаетъ душа вѣрующая, изображенная Соломономъ. Мы не нози токмо умыли, но и руцѣ и главу. И чѣмъ умыли? Дражайшею Кровію нашего Спасителя и Господа. Возвращаться, послѣ сего, на прежнія нечистоты, значитъ проливать напрасно Кровь завѣта, укорять Духа благодати, ругаться страданіямъ Спасителя. Да скажетъ же каждый, имѣющій въ томъ нужду, — да скажетъ внутреннему морю страстей: до сего дошло ты по моему невниманію; но отселѣ, благодатію Божіею, не прейдешь далѣе, но въ тебѣ сокрушатся волны твоя! — Аминь.

III.

Въ книгѣ Исхода читаемъ, что по установленіи между Богомъ и народомъ израильскимъ завѣта, въ знаменіе коего всѣ люди окроплены были кровію жертвъ, Моисей взялъ книгу завѣта, и прочте людемъ во уши; и рекоша: вся, елика глагола Господь, сотворимъ и послушаемъ (Исх. 24, 7).

Для васъ, братіе, не нужно повторять теперь книгу Новаго Завѣта, изъ чаши коего вы пили Кровь Господа, ибо сія Божественная книга въ прошедшіе дни была разверзаема предъ вами многократно. Посему о васъ можно сказать подобное тому, что Самъ Учредитель Новаго Завѣта изрекъ о первыхъ причастникахъ Тѣла и Крови Его: путъ вѣсте /с. 426/  (Іоан. 14, 4); знаете, куда лежитъ путь изъ-за Тайной Вечери; вѣдаете, что хочетъ преподать намъ и чего требуетъ отъ насъ Господь, питая насъ Самимъ Собою; разумѣете, что Онъ чрезъ сіе самое хощетъ быть въ насъ и соединить насъ съ Собою, и что сей таинственный союзъ возможенъ съ нашей стороны токмо посредствомъ вѣры и любви.

Вся сія вѣсте, братіе; но блажени есте, аще и творите я (Іоан. 13, 17). Новый Завѣтъ не имѣетъ нужды въ дѣлахъ закона, но непремѣнно требуетъ дѣлъ благодати. Безъ сего, завѣтъ пребудетъ новымъ, а мы останемся ветхи. Кровь завѣта, коея мы пріобщаемся, не можетъ молчать: она вопіетъ или за насъ, въ отпущеніе грѣховъ (Матѳ. 26, 28), или противу насъ, въ отмщеніе за грѣхи.

Но и сія вѣсте, братіе, блажени убо есте, аще и творите я. Блажени, ибо въ такомъ случаѣ вы Христовы, и Христосъ вашъ, а съ Нимъ вся ваша (1 Кор. 3, 22), небо и земля, время и вѣчность. Блажени, ибо рано или поздно, Онъ пріидетъ къ намъ, и пойметъ насъ къ Себѣ, дабы мы, слуги Его, были навсегда тамъ же (Іоан. 12, 26), гдѣ теперь Онъ — Глава и Господь нашъ. Но все сіе подъ условіемъ, аще творите. Если будемъ жить и ходить такъ, какъ Онъ жилъ и ходилъ; будемъ любить и возвѣщать истину и добродѣтель, какъ Онъ любилъ и возвѣщалъ ихъ, если будемъ носить крестъ и побѣждать міръ, какъ Онъ носилъ и побѣждалъ; если будемъ подобны Ему, — вѣрны даже до смерти.

Въ противномъ случаѣ, братіе, и сіе Божественное брашно не поставитъ насъ предъ Богомъ! (1 Кор. 8, 8). — Аминь.

IV.

Если бы, братіе, кто изъ насъ внезапно вступилъ въ союзъ съ какимъ-либо могущественнымъ монархомъ, былъ имъ приближенъ къ лицу его, удостоенъ довѣрія, дружбы и любви, то какою исполнилось бы сердце его радостію! Какая перемѣна произошла бы во всѣхъ поступкахъ его! Съ какою скоростію оставилъ бы онъ, если имѣлъ, всѣ худыя привычки! Какъ строго и постоянно началъ бы смотрѣть за всѣми своими дѣйствіями, чтобъ не сдѣлать чего-либо, недостойнаго новаго союза своего съ царемъ!

/с. 427/ Но вотъ, братіе, чего никто бы не посмѣлъ ожидать отъ владыки земнаго, то самое, или паче безконечно выше и болѣе того, благоволилъ оказать нынѣ всѣмъ намъ Царь небесный! Единство, безпримѣрное единство соединило всѣхъ насъ съ Нимъ. Ядый Мою плоть, говоритъ Онъ Самъ, и піяй Мою Кровь, во Мнѣ пребываетъ, и Азъ въ немъ (Іоан. 6, 56), а мы всѣ вкушали Плоть Его и пили Кровь Его. Послѣ сего что разлучитъ насъ съ возлюбившимъ насъ Господомъ? Какъ мы не можемъ уже возвратить Ему Тѣла и Крови Его, такъ и Онъ не можетъ уже не быть въ насъ. Мы Его, — навсегда Его! Онъ нашъ, — навсегда нашъ!

Сдѣлаемъ же, братіе, для союза съ Царемъ небеснымъ то, что непремѣнно каждый изъ насъ сдѣлалъ бы ради союза съ царемъ земнымъ. Да будетъ мысль о соединеніи нашемъ со Христомъ правиломъ нашихъ дѣйствій; да удерживаетъ насъ отъ всего противнаго Христу и Его святому закону; да располагаетъ ко всему, что честно и похвально предъ Богомъ и человѣки! Не попустимъ, чтобы возлюбленный Женихъ душъ нашихъ терпѣлъ и страдалъ отъ соединенія съ нами! Дорого стоила Ему возможность питать насъ Своимъ Тѣломъ и Кровію: для сего надлежало взойти на крестъ. Не попустимъ же, чтобы Онъ, входя подъ кровъ души нашей, паки обрѣлъ тамъ для Себя Голгоѳу.

Въ прошедшіе дни не разъ мы слышали, какъ сыны древняго Сіона обрекали себя вѣчному забвенію и безмолвію, если забудутъ Іерусалимъ свой. Се, воистину болѣе Іерусалима здѣ (Матѳ. 12, 41. 42). Да скажетъ же, выходя теперь изъ храма, да скажетъ, братіе, каждый изъ насъ въ сердцѣ своемъ: аще забуду Тебе — Господа и Спасителя, питающаго меня Тѣломъ и Кровію Своею, забвенна, навсегда забвенна буди десница моя: прилпни, навсегда прилпни языкъ мой гортани моему, аще не предложу Тебе и безпримѣрной любви Твоей ко грѣшникамъ въ начало всякаго веселія моего! (Псал. 136, 5. 6). — Аминь.

V.

Замѣчаютъ, что человѣкъ бываетъ во многомъ таковъ, какую вкушаетъ пищу. Каковымъ же, братіе, должно быть намъ, кои вкушаемъ Тѣло и Кровь Господа? — По крайней /с. 428/ мѣрѣ, намъ должно быть Господними; по крайней мѣрѣ, не должно быть врагами Того, Кто питаетъ насъ Тѣломъ и Кровію Своею.

Не должно быть врагами!... Но что же значатъ, братіе, будущіе грѣхи наши? Развѣ мы будемъ дѣлать ихъ для Господа? И развѣ кто-либо изъ насъ не будетъ дѣлать ихъ? О, братіе, духовная слабость наша такъ велика, что я не знаю, можно ли самымъ Тѣломъ и Кровію Господа умолять васъ къ совершенному безгрѣшію! Но во имя сего Тѣла и сея Крови не могу не умолять васъ къ борьбѣ съ грѣхомъ, къ храненію своего сердца, къ покаянію и смиренію. Господь, Который всегда даруетъ намъ все, — ибо даруетъ Тѣло и Кровь Свою, — требуетъ отъ насъ хотя чего-нибудь. Начни, изъ благодарности къ Нему, борьбу хотя съ одною страстію, въ тебѣ особенно господствующею; посвяти себя постоянно и совершенно хотя одной какой-либо добродѣтели: и сіе начало не останется безъ плода великаго. Одна павшая страсть ниспровергнетъ и другія; одна вошедшая въ душу добродѣтель приведетъ и прочія. Господь, видя усиліе твое, не замедлитъ поспѣшить на помощь съ благодатію Своею; а подъ ея плодотворнымъ осѣненіемъ, и малое сѣмя благаго произволенія можетъ возрасти въ древо веліе благой жизни.

Откажемъ ли и въ семъ Господу? почтемъ ли труднымъ рѣшиться на совершеніе и одной добродѣтели? пожалѣемъ ли разстаться и съ однимъ порокомъ? — Но это значило бы уже благословлять въ лице (Іов. 2, 5) Господа, намъ благодѣющаго; это значило бы приступить къ Тайной Вечерѣ явно съ лобзаніемъ Іуды. Нѣтъ, христіанинъ никогда не захочетъ, — онъ не можетъ давать сего адскаго лобзанія!

Сдѣлаемъ же, братіе, хотя малое для Господа, даровавшаго намъ все; и Онъ обратитъ сіе малое въ большее, которое, при осѣненіи Его благодати, удобно можетъ содѣлаться всѣмъ. Аминь.

VI.

Въ Евангельской исторіи явленій Іисуса Христа по воскресеніи, читаемъ, что двое изъ учениковъ Его шли съ Нимъ однажды не малое время по одному и тому же пути въ Эммаусъ, бесѣдовали о всѣхъ приключшихся во Іерусалимѣ, /с. 429/ слышали отъ Него изъясненіе многихъ пророчествъ о Мессіи, ощущали отъ словъ Его огнь въ сердцѣ, удерживали Его даже облещи съ ними и, однакоже, среди всѣхъ сихъ дѣйствій не узнали въ Немъ своего Учителя и Господа дотолѣ, пока Онъ на вечерней трапезѣ не благословилъ хлѣба и не преподалъ имъ онаго (Лук. 24, 13-31).

Если съ учениками Эммаусскими было такое приключеніе, тѣмъ паче можетъ быть съ нами. Тѣмъ паче мы можемъ идти однимъ путемъ (о если бы хотя шли однимъ путемъ!) съ Іисусомъ, поучаться въ словѣ Его, чувствовать сладость Его ученія, стараться даже быть въ Его присутствіи, и между тѣмъ не знать Его, какъ должно, не видѣть въ немъ своего Учителя и Господа.

Да познается же Онъ таковымъ, по крайней мѣрѣ, въ преломленіи хлѣба! въ Тѣлѣ и Крови Своей, коими Онъ питалъ насъ нынѣ! Тутъ весь Іисусъ, вся мудрость и сила, и наипаче вся любовь. Если здѣсь не узнаемъ Его, то никогда не будемъ знать. Кто, кромѣ матери, питалъ насъ отъ тѣла своего? Но матери не умираютъ, чтобы питать, такимъ образомъ, дѣтей: это питаніе можетъ, напротивъ, ихъ самихъ спасать отъ смерти. А Спаситель нашъ умеръ для того, чтобы питать насъ Тѣломъ и Кровію Своею. Больше сея любви (Іоан. 15, 13) нѣтъ и быть не можетъ.

Да познаемъ же, говорю, изъ сего, сколь благъ Господь и Спаситель нашъ! Да разумѣемъ, что значитъ Пастырь душъ: Онъ душу Свою полагаетъ за овцы Своя (Іоан. 10, 11). Что значитъ христіанскій Начальникъ и Владыка: Онъ долженъ быть всѣмъ слуга (Матѳ. 20, 26).

Что скрывать? Можетъ, легко можетъ случиться, что и нашъ путь жизни приведетъ нѣкоторыхъ изъ насъ, если не на верхъ, то къ подножію Голгоѳы; и намъ, подобно Спасителю, надобно будетъ избирать одно изъ двухъ: славу Божію, или славу міра, волю свою, или Отца небеснаго, крестъ, или удовольствія плоти. Тогда вспомнимъ о чашѣ завѣта, кровавой молитвѣ Геѳсиманской, и пойдемъ, подобно Господу, на встрѣчу врагамъ, съ твердою рѣшимостію умереть за истину. Только подобныя дѣйствія, а не вздохи и поклоненія, могутъ засвидѣтельствовать, что мы истинные ученики Распятаго, и что Онъ дѣйствительно познался намъ въ преломленіи хлѣба (Лук. 24, 35). Аминь.

/с. 430/

VII.

При всей важности настоящаго дня, я думалъ было оставить нынѣ бесѣдовать съ вами, потому что вы слышали вчера такое поученіе, котораго станетъ для всѣхъ насъ на много дней. Я разумѣю подъ этимъ вчерашнее погребеніе собрата вашего. Ему не дано сдѣлаться наставникомъ въ продолженіе жизни, за то предоставлено смертію своею преподать урокъ самымъ наставникамъ своимъ. Будемъ надѣяться на милосердіе Божіе, что ему попущено дать намъ урокъ сей вовремя для него, но нельзя сомнѣваться и въ томъ, что это было вовремя для насъ. Въ день покаянія, гробъ служитъ самымъ разительнымъ проповѣдникомъ покаянія: и я думаю, многіе изъ васъ, опуская въ землю тѣло собрата своего, отложили вмѣстѣ съ тѣмъ не одну земную мысль; не одинъ, думаю, идя къ судилищу духовному, останавливался со вздохомъ на томъ мѣстѣ, гдѣ лежало бездыханное тѣло собрата, и невольно возводилъ взоры къ Тому, Который обладаетъ живыми и мертвыми. Въ надеждѣ на сіи-то чувства, я хотѣлъ было нынѣ не бесѣдовать съ вами.

Но потомъ мнѣ пришло на мысль, что поступить такимъ образомъ значило бы предоставить все смерти. Вчера такъ: въ день покаянія и умертвія грѣху, довольно гласа смерти, а нынѣ день жизни и воскресенія. Если смерть тѣлесная говорила, то жизнь духовная тѣмъ паче не можетъ оставаться безмолвною.

Что же сказать вамъ отъ лица сея жизни? Смерть и гробъ говорили: плачьте и трепещите! А я скажу: радуйтеся и благодарите, ибо жало смерти — грѣхъ, притуплено правдою Сына Божія, насъ покрывающею. Радуйтеся, ибо сама смерть пожерта животомъ, заключеннымъ въ смерти Сына Божія. Радуйтесь и благодарите, ибо Господь нашъ для того и питаетъ насъ Тѣломъ и Кровію Своею, дабы мы всѣ, подобно Ему, прешли отъ смерти въ животъ.

О, глубина премудрости и любве Божія! Вкушеніе подвергло насъ въ раю смерти; вкушеніемъ внѣ рая возвращается намъ безсмертіе. Мы всѣ умираемъ потому, что всѣ въ тѣсной тѣлесной связи съ Адамомъ перстнымъ, виновникомъ смерти; и вотъ вторый Адамъ, виновникъ жизни, тѣлеснымъ же образомъ распространяетъ на всѣхъ насъ жизнь /с. 431/ и нетлѣніе. Отобоюду таинство! Какъ всѣ пали въ Адамѣ не постигаемъ; и, какъ всѣ востаемъ во Христѣ, — не вѣдаемъ! Не вѣдаемъ, — ибо неисповѣдимость болѣзни требовала и врачества неисповѣдимаго. Первый свидѣтель — опытъ; опытъ же долженъ свидѣтельствовать и о силѣ послѣдняго. Вкусите и видите (Псал. 33, 9). Вкуси вѣрою, и смотри, прогнано ли невѣріе. Вкуси любовію и смотри, истреблена ли въ сердцѣ зависть и злоба. Вкуси упованіемъ, и смотри, Одушевленъ ли мужествомъ, исчезъ ли въ тебѣ страхъ смерти. Господь устоитъ въ обѣщаніи даровать тебѣ жизнь вѣчную, ибо Онъ причащаетъ тебя не словами, а Тѣломъ и Кровію Своею, — тѣмъ Тѣломъ, которое не подъ видомъ хлѣба, а на самомъ дѣлѣ было ломимо на крестѣ, — тою Кровію, которая не въ образѣ вина, а въ собственномъ своемъ видѣ лилась на Голгоѳѣ. Такая жертва не могла быть принесена для малаго; такая пища и питіе должны, по необходимости, производить чрезвычайное дѣйствіе. Послѣ сего спасительная сила таинства зависитъ отъ тебя самого, отъ того, чтобы ты вкушалъ не одними устами, соединился со Христомъ не однимъ тѣломъ, но и духомъ.

Итакъ, соедини невидимое, духовное причащеніе съ видимымъ и тѣлеснымъ: — и ты опытно познаешь, какъ еще до смерти, преходятъ отъ смерти въ животъ (1 Іоан. 3, 14), и какъ, живя на землѣ, имѣютъ животъ сей сокровенъ въ Богѣ (Кол. 3, 8). Аминь.

VIII.

Причастіе Святаго Духа буди со всѣми вами! — Сего при каждомъ Богослуженіи желаемъ мы вамъ отъ лица св. Церкви; сего же самаго желать вамъ особенно прилично теперь. Причастившись Тѣла и Крови Сына Божія, вы причастились и благодати Божественнаго Духа. Итакъ это причастіе да будетъ съ вами всегда!

И жизнь тѣлесная, для поддержанія себя, имѣетъ нужду въ сугубомъ причащеніи, болѣе чувственномъ, посредствомъ пищи и питія, и болѣе духовномъ, посредствомъ дыханія. И, — что особенно въ настоящемъ случаѣ должно быть для насъ примѣчательно, — то и другое причастіе сопряжено съ пресуществленіемъ: и пища, и воздухъ должны уподобиться нашему тѣлу и преложиться въ него, чтобъ служить для /с. 432/ поддержанія нашей жизни. — Что для тѣла пища и питіе, то для души Тѣло и Кровь Господа; что для тѣлесной жизни дыханіе воздухомъ, то для духовной причастіе Св. Духа. По настоящему составу тѣла, ему нельзя жить ни однимъ дыханіемъ, ни одною пищею: такъ, и по настоящему состоянію души, для нея необходимо и вкушеніе Тѣла и Крови Господней, какъ пища, и причастіе Духа Святаго, какъ дыханіе. Пища принимается обыкновенно не такъ часто; и Евхаристіи причащаемся не каждый день, а по временамъ; дыханіе необходимо каждую минуту, потому и причастіе Св. Духа нужно всегда и для всѣхъ. Итакъ, еще повторю: причастіе Святаго Духа буди со всѣми вами!

И оно будетъ и пребудетъ съ нами, если мы пребудемъ съ нимъ. Разъ сошедши на землю, всеблагій Духъ не оставитъ земли, доколѣ останется на ней хотя одинъ достойный Его причастникъ. Ибо Онъ для того и пріобрѣтенъ заслугами Ходатая нашего, чтобы, занимая Его мѣсто, пребывать съ нами во вѣкъ, наставлять насъ на всякую истину (Іоан. 16, 13), отвращать отъ всякаго порока, укрѣплять насъ во всякой немощи, утѣшать во всякой скорби нашей (1 Сол. 3, 7). Это Его дѣло на землѣ, — Его, дерзнемъ сказать, обязанность и назначеніе. И возможно ли, чтобы Онъ не исполнилъ того, что принялъ на Себя, за чѣмъ посланъ, для чего сошелъ къ намъ? Посему, если въ насъ нѣтъ благодати Духа, то это несомнѣнный знакъ, что мы нисколько не стараемся о пріобрѣтеніи ея, что мы препятствуемъ ей и удаляемся отъ нея, что Пресвятому Духу нельзя въ насъ быть и дѣлать Своего великаго дѣла.

Не удивляйтесь тому, что Вездѣсущій и Всеисполняющій не можетъ быть въ насъ безъ нашего согласія. Въ воздухѣ нигдѣ нѣтъ недостатка; но у кого повреждено орудіе дыханія, тотъ не можетъ дышать, хотя бы и хотѣлъ; равнымъ образомъ и кто не употребляетъ сего орудія, тотъ также не дышитъ, хотя бы и могъ. Такъ и Духъ Святый вездѣ есть и все исполняетъ, но для того, чтобы исполняться Симъ Духомъ, причащаться Его благодати, дышать ею, — для сего нужно имѣть здравое орудіе дыханія и употреблять его по надлежащему.

Изъ чего составляется дыханіе тѣла? — Изъ надлежащаго расширенія членовъ тѣла, предназначенныхъ для дыханія, изъ вдыханія въ себя воздуха и изъ возвращенія его на/с. 433/задъ. То же самое необходимо и для дыханія духовнаго, для причастія Св. Духа: во-первыхъ, надобно отверзать и расширять орудіе духовнаго дыханія, умъ и чувство — сознаніемъ своихъ недостатковъ и бѣдности; во-вторыхъ, надобно привлекать благодать Духа молитвеннымъ желаніемъ быть едино съ Господомъ; и въ-третьихъ надобно возвращать принятое и, такъ сказать, издыхать въ святыхъ чувствахъ, въ здравыхъ словахъ, въ дѣлахъ любви и смиренія. Нельзя вдыхать воздухъ, не произведши въ себѣ нѣкоей пустоты и упраздненія: нельзя причаститься и Духа Божія, не упразднившись отъ духа міра, отъ самолюбія. И въ свободную грудь воздухъ не войдетъ, не будучи привлеченъ дыханіемъ: и въ свободную отъ суетъ земныхъ душу не входитъ благодать Духа, доколѣ не привлечется молитвеннымъ вожделѣніемъ. Самый чистый и цѣлебный воздухъ, вдыхаемый, но не выдыхаемый, можетъ обратиться во вредъ здравію: и благодать Духа, пріемлемая, но не возвращаемая, не издыхаемая въ благихъ помыслахъ и дѣлахъ, служитъ въ осужденіе.

Можно бы и еще не мало сказать о причастіи Духа, о Его важности и необходимости для всѣхъ насъ; но не время занимать васъ долгимъ собесѣдованіемъ. Теперь у каждаго изъ васъ подъ кровомъ души Гость безцѣнный. Займитесь Имъ и обратитесь всѣмъ умомъ и всѣмъ сердцемъ къ Нему: Онъ скажетъ вамъ о Духѣ то, чего и мы представить не можемъ; и не только скажетъ, но, если найдетъ васъ достойными, то и преподастъ вамъ причастіе Св. Духа, чего изъ насъ никто не можетъ сдѣлать. Аминь.

Источникъ: Сочиненія Иннокентія, Архіепископа Херсонскаго и Таврическаго. Томъ IV. — Изданіе второе. — СПб.: Изданіе книгопродавца И. Л. Тузова, 1908. — С. 422-433.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.