Церковный календарь
Новости


2019-07-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 26-я (1922)
2019-07-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 25-я (1922)
2019-07-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 24-я (1922)
2019-07-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 23-я (1922)
2019-07-20 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 70-я (1956)
2019-07-20 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 69-я (1956)
2019-07-20 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 68-я (1956)
2019-07-20 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 67-я (1956)
2019-07-20 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 42-е (1975)
2019-07-20 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 41-е (1975)
2019-07-20 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 28-я (1921)
2019-07-20 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 27-я (1921)
2019-07-20 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 26-я (1921)
2019-07-20 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 25-я (1921)
2019-07-19 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 22-я (1922)
2019-07-19 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 21-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - воскресенiе, 21 iюля 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.
Церковная письменность

Архіеп. Иннокентій (Борисовъ) († 1857 г.)

Вл. Иннокентій (въ мірѣ Иванъ Алексѣевичъ Борисовъ), архіеп. Херсонскій и Таврическій, знаменитый проповѣдникъ, богословъ и духовный писатель. Родился 15 декабря 1800 г. въ г. Ельцѣ Воронежской губ. въ семьѣ священника. Окончилъ Орловскую духовную семинарію (1819) и Кіевскую духовную академію (1823). По окончаніи академіи въ 1823 г. переѣхалъ въ С.-Петербургъ, принялъ монашество и сталъ преподавать въ духовныхъ школахъ. Профессоръ С.-Петербургской духовной академіи (1824) и ректоръ Кіевской духовной академіи (1830). Архимандритъ (1826). Епископъ Чигиринскій (1836), Вологодскій (1841) и Харьковскій (1841). Архіепископъ (1845). Архіепископъ Херсонскій и Таврическій (1848). Членъ Россійской Академіи Наукъ (1841). Во время Крымской войны и обороны Севастополя (1853-1856) проявилъ удивительное мужество, не покинувъ свою паству въ годину испытанія. Несмотря на опасность, пріѣзжалъ прямо къ мѣстамъ боевъ, воодушевляя солдатъ своими проповѣдями, совершалъ богослуженія въ походныхъ храмахъ, посѣщалъ воиновъ въ лазаретахъ, гдѣ свирѣпствовалъ заразительный тифъ. Во время сраженій обходилъ ряды войскъ, ободряя героевъ. За доблестное служеніе Вѣрѣ, Царю и Отечеству въ тяжелое для Россіи время былъ удостоенъ ряда Высочайшихъ наградъ и поощреній. Особую славу архіеп. Иннокентія составляетъ необыкновенный проповѣдническій талантъ. Его поученія стали превосходнымъ образцомъ православнаго краснорѣчія; часть ихъ была переведена на языки — франц., нѣм., польск., серб., греч., армян. Скончался архіеп. Иннокентій въ Херсонѣ 26 мая 1857 г. въ день Пятидесятницы — праздникъ Святой Троицы. Сочиненія: Шесть томовъ (полное собраніе). СПб., 1908.

Сочиненія архіеп. Иннокентія (Борисова)

Сочиненія Иннокентія, архіепископа Херсонскаго и Таврическаго.
Томъ 4-й. Изданіе 2-е. СПб., 1908.

МОЛИТВА СВ. ЕФРЕМА СИРИНА.

Слово въ среду 1-ой недѣли Великаго поста.

Господи и Владыко живота моего, духъ праздности, унынія, любоначалія и празднословія не даждь ми!

Духъ же цѣломудрія, смиренномудрія, терпѣнія и любве даруй ми, рабу Твоему.

Ей, Господи Царю, даруй ми зрѣти моя прегрѣшенія, и не осуждати брата моего, яко благословенъ еси во вѣки вѣковъ!

Не безъ особенной причины, братіе мои, молитва сія такъ усвоена святому и великому посту, что многократно повторяется на каждомъ богослуженіи. Безъ сомнѣнія, это сдѣлано св. Церковію потому, что, при всей краткости сей молитвы, въ ней сокрыто великое богатство святыхъ мыслей и чувствъ, и весьма ясно изображены наши нужды духовныя. Посему мы поступимъ сообразно намѣренію св. Церкви и нашей духовной пользѣ, если обратимъ сію молитву въ предметъ нашихъ собесѣдованій, и разсмотримъ порознь каждое прошеніе, въ ней заключающееся. Такимъ образомъ откроется предъ нами цѣлый рядъ святыхъ добродѣтелей, коими должно украшать свою душу каждому, и явится цѣлое темное полчище грѣховъ и пороковъ, отъ коихъ надобно беречь свое сердце.

И безъ напоминанія, вѣроятно, извѣстно многимъ, что это молитва св. Ефрема Сирина. Въ дополненіе къ сему, скажемъ, что св. Ефремъ принадлежитъ къ числу величайшихъ подвижниковъ благочестія, кои украшали собою древнюю Церковь христіанскую. Человѣкъ онъ былъ по плоти, но ангелъ по духу и совершенствамъ. Отъ самыхъ юныхъ /с. 256/ лѣтъ св. Ефремъ оставилъ міръ и вселился въ пустыню, гдѣ долговременное пребываніе, безъ наставниковъ, содѣлало его учителемъ Востока и свѣтиломъ вселенныя. Самымъ любимымъ предметомъ и созерцаній и поученій Ефремовыхъ было покаяніе. Церковь Сирская, въ коей принадлежалъ онъ по мѣсту обитанія, имѣла въ немъ все — и учителя вѣры, и обличителя нравовъ, и питателя во время глада, и чудотворнаго врача отъ болѣзней, и защитника отъ еретиковъ и язычниковъ. Всеобщее уваженіе за всѣ сіи добродѣтели, еще при жизни св. подвижника, простиралось до того, что поученія его читались по церквамъ непосредственно за Св. Писаніемъ.

Изъ такого-то ума и сердца проистекла молитва, нами разсматриваемая, — изъ ума богопросвѣщеннаго, изъ сердца, пламенѣвшаго любовію къ Богу и ближнимъ, совершенно очищеннаго и освященнаго благодатію.

И въ молитвѣ своей, какъ въ душѣ и жизни, св. Ефремъ простъ и безъискусственъ. Онъ молится и располагаетъ всѣхъ насъ молить Господа, во-первыхъ, объ удаленіи отъ насъ душевредныхъ пороковъ, во-вторыхъ, о ниспосланіи вмѣсто ихъ боголюбезныхъ добродѣтелей, предполагая, что и пороки не удалятся отъ насъ, и добродѣтели не пріидутъ къ намъ безъ особеннаго содѣйствія силы Божіей.

Такое чувство ненадѣянія въ дѣлѣ спасенія на свои силы и призываніе на помощь благодати Божіей есть отличительное свойство нравственности христіанской. Гордый язычникъ говорилъ самонадѣянно: пусть дадутъ мнѣ боги честь, богатство, здравіе, а добродѣтель я самъ себѣ достану. Но откуда была у него сія пагубная самонадѣянность? Оттого, что язычникъ не зналъ хорошо грѣховнаго растлѣнія природы человѣческой и ея безсилія духовнаго, не понималъ свойствъ самой добродѣтели, ограничивая ее одною внѣшнею честностію. Просвѣщенный свѣтомъ Евангелія христіанинъ, напротивъ, ясно видитъ, какъ падшій человѣкъ не способенъ самъ по себѣ и помыслить, не только совершить что-либо истинно доброе, — какъ грѣхъ и зло до того проникли въ нашу душу, что овладѣли самымъ внутреннимъ источникомъ мыслей и чувствъ; ясно видитъ также съ другой стороны, чего требуется отъ добродѣтели, дабы она была совершенно чистою и благоугодною не предъ /с. 257/ очами только человѣческими, а и предъ очами Божіими, что для сего необходима не блестящая токмо наружность, часто прикрывающая собою одну тайную гордость и своекорыстіе, а искренняя любовь къ добру, совершенное послушаніе волѣ Божіей и закону совѣсти, съ отверженіемъ всѣхъ разсчетовъ самолюбія; видитъ, говорю, все сіе христіанинъ, и, признавая въ себѣ невозможность освободиться собственными силами отъ яда грѣховнаго, стяжать собственными средствами добродѣтель столь чистую и совершенную, падаетъ въ смиреніи предъ престоломъ благодати и восклицаетъ: Господи и Владыко живота моего, духъ праздности, унынія, любоначалія и празднословія не даждь ми! Духъ же цѣломудрія, смиренномудрія, терпѣнія и любве даруй ми, рабу Твоему! — Если Ты, всеблагій и всемогущій, Самъ не затворишь бездонныхъ хлябій зла, во мнѣ гнѣздящагося, то, при всѣхъ усиліяхъ моихъ, онѣ вѣчно будутъ источать потокъ худыхъ мыслей и дѣяній, наводнять нечистотою мою душу и сердце. Если Ты, всесвятый и праведный, Самъ не поставишь меня на путь правды и истины, не утвердишь на камени заповѣдей Твоихъ колеблющіяся стопы мои, то я вѣчно буду претыкаться и падать, всегда буду собираться идти къ Тебѣ и не тронусь съ мѣста, тѣмъ паче не достигну той цѣли вожделѣнной, которая предназначена мнѣ Твоею премудрою любовію.

Нельзя также, братіе мои, не остановиться вниманіемъ на самомъ выраженіи, которое употреблено святымъ Ефремомъ въ его молитвѣ. Онъ молитъ Господа не о томъ только, чтобы отъ него были удалены пороки, и чтобы ему поданы были добродѣтели, но чтобы онъ освобожденъ былъ отъ самаго духа сихъ пороковъ, чтобы ему ниспосланъ былъ самый духъ сихъ добродѣтелей. Такъ люди духовные во всемъ созерцаютъ духа, тогда какъ люди плотскіе въ самыхъ духовныхъ предметахъ видятъ нерѣдко одну плоть! Что же здѣсь называется духомъ пороковъ и духомъ добродѣтелей? То ли, что мы обыкновенно называемъ такимъ-то порокомъ и такою-то добродѣтелію, или что-либо другое, большее?

Не погрѣшимъ, если скажемъ, что святый Ефремъ, моляся объ отогнаніи отъ него духа праздности, унынія и любоначалія, и о дарованіи ему духа цѣломудрія и смиренномудрія, имѣлъ въ виду дѣйствительныхъ духовъ, — въ /с. 258/ первомъ случаѣ, духовъ темныхъ и злыхъ, въ послѣднемъ — духовъ добрыхъ и свѣтоносныхъ. Человѣкъ, по ученію Священнаго Писанія, постоянно находится между двумя мірами: горнимъ — свѣтоноснымъ, и дольнимъ — мрачнымъ и діавольскимъ. Тотъ и другой міръ дѣйствуютъ на него непрестанно и ведутъ между собою брань за него. Міръ ангельскій дѣйствуетъ на человѣка тѣмъ, что охраняетъ, поддерживаетъ, укрѣпляетъ его на пути покаянія и добродѣтели, вдыхая благія мысли и чувства, сообщая духовную силу и крѣпость. Міръ діавольскій дѣйствуетъ тѣмъ, что старается совратить человѣка съ пути правды, удержать въ плѣну страстей и порока, вдыхая для сего въ его душу и сердце все нечистое и богопротивное. Неудивительно послѣ сего, если каждая добродѣтель имѣетъ своего духа чистаго, который, по преизбыточествующей силѣ сей добродѣтели въ немъ самомъ, становится особымъ руководителемъ для человѣка, къ ней стремящагося. Неудивительно, если и каждый порокъ имѣетъ своего духа тьмы, который также, можетъ быть, по преизбыточествующей силѣ сего порока въ немъ самомъ, становится споспѣшникомъ его для людей, грѣшныхъ. — Сихъ-то духовъ, яко началовождей добра и зла, видитъ человѣкъ Божій своимъ богопросвѣщеннымъ окомъ, и молитъ Господа о ниспосланіи ему свѣтоносныхъ духовъ добродѣтели и объ удаленіи отъ него темныхъ ангеловъ грѣха.

Кромѣ сего, каждая добродѣтель, коль скоро утвердится въ человѣкѣ, и каждый порокъ, коль скоро овладѣетъ имъ. образуютъ изъ себя самихъ свой духъ, по виду своему. Этотъ духъ добродѣтели сильнѣе и свѣтоноснѣе, нежели самая добродѣтель; этотъ духъ порока мрачнѣе и злѣе, нежели самый порокъ. — Какъ образуется въ душѣ этотъ духъ? Такъ же, какъ въ вещахъ чувственныхъ. Наполните комнату какими-либо вещами и оставьте ихъ тамъ надолго: въ комнатѣ образуется духъ сихъ вещей, такъ что если вы и вынесете ихъ, духъ сей останется надолго. Если наполните веществами благовонными, то останется благовоніе; если зловонными, то зловоніе. Такъ бываетъ и съ душею, когда она наполняется извѣстнымъ какимъ-либо видомъ добродѣтелей или пороковъ: въ ней образуется духъ господствующей добродѣтели или духъ любимаго порока. — Кто, напримѣръ, теперь, въ продолженіе святаго поста, потрудится /с. 259/ нелѣностно постяся, у того, и по окончаніи постныхъ дней, останется духъ поста, и содѣлаетъ его трезвымъ и воздержнымъ во всемъ. Кто, напротивъ, въ прошедшіе дни предавался много роскоши и сладострастію, изъ того и святый постъ не вдругъ можетъ изгнать духа чувственности и плотоугодія, такъ что онъ и среди духовныхъ предметовъ, въ минуты самыя священныя, будетъ возмущаться отъ воспоминаній и мыслей плотскихъ. — Вообще борьба съ духомъ порока гораздо труднѣе, нежели съ самимъ порокомъ. Порокъ можно тотчасъ оставить, но духъ порока не скоро оставитъ тебя: надобно долго сражаться, долго подвизаться и терпѣть, чтобы освободиться отъ него.

Все сіе, безъ сомнѣнія, имѣетъ въ виду святый подвижникъ Христовъ, и посему проситъ у Господа совершеннаго освобожденія отъ зла, совершеннаго очищенія своего духа и тѣла, совершеннаго уничтоженія въ природѣ своей закваски грѣховной.

Подражая сему, не остановимся и мы, братіе мои, на поверхностномъ очищеніи души нашей посредствомъ исповѣди отъ нѣкоторыхъ токмо, видимо злыхъ и богопротивныхъ дѣлъ. Что пользы отсѣкать вѣтви, когда остается корень зла? Благоразумно ли убивать одну большую змѣю, когда десять малыхъ готовы на ея мѣсто? Вооруженныя духомъ ревности по Бозѣ и своемъ спасеніи, проникнемъ до самаго исходища зла въ душѣ нашей и постараемся истребить его совершенно. Для насъ самихъ это было бы невозможно, но мы имѣемъ всемощную благодать Божію, предъ коей вся нага и откровенна, вся возможна и удобна. Когда мы усердною молитвою низведемъ сію благодать въ свою душу, предадимъ ей сердце свое и дадимъ безпрепятственно дѣйствовать въ насъ и врачевать недуги наши, то бездна тьмы и зла, насъ обуревающая, раздѣлится; явится суша — твердое хожденіе въ заповѣдяхъ Божіихъ, возсіяетъ надъ нами свѣтъ лица Божія, создается сердце новое, обновится духъ правый; и мы вообразимся прежнею, первобытною добротою невинности и правды, еже буди со всѣми нами благодатію Христовою! — Аминь.

Источникъ: Сочиненія Иннокентія, Архіепископа Херсонскаго и Таврическаго. Томъ IV. — Изданіе второе. — СПб.: Изданіе книгопродавца И. Л. Тузова, 1908. — С. 355-359.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.