Церковный календарь
Новости


2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 126-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 125-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 124-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 123-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 122-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 121-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 4-е, о мірѣ (1844)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 3-е, о Святомъ Духѣ (1844)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 30-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 29-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 28-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 27-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 26-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 25-я (1956)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Посланіе къ Руфиніану (1903)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Изъ 39-го праздничнаго посланія (1903)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 19 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 24.
Церковная письменность

Архіеп. Иннокентій (Борисовъ) († 1857 г.)

Вл. Иннокентій (въ мірѣ Иванъ Алексѣевичъ Борисовъ), архіеп. Херсонскій и Таврическій, знаменитый проповѣдникъ, богословъ и духовный писатель. Родился 15 декабря 1800 г. въ г. Ельцѣ Воронежской губ. въ семьѣ священника. Окончилъ Орловскую духовную семинарію (1819) и Кіевскую духовную академію (1823). По окончаніи академіи въ 1823 г. переѣхалъ въ С.-Петербургъ, принялъ монашество и сталъ преподавать въ духовныхъ школахъ. Профессоръ С.-Петербургской духовной академіи (1824) и ректоръ Кіевской духовной академіи (1830). Архимандритъ (1826). Епископъ Чигиринскій (1836), Вологодскій (1841) и Харьковскій (1841). Архіепископъ (1845). Архіепископъ Херсонскій и Таврическій (1848). Членъ Россійской Академіи Наукъ (1841). Во время Крымской войны и обороны Севастополя (1853-1856) проявилъ удивительное мужество, не покинувъ свою паству въ годину испытанія. Несмотря на опасность, пріѣзжалъ прямо къ мѣстамъ боевъ, воодушевляя солдатъ своими проповѣдями, совершалъ богослуженія въ походныхъ храмахъ, посѣщалъ воиновъ въ лазаретахъ, гдѣ свирѣпствовалъ заразительный тифъ. Во время сраженій обходилъ ряды войскъ, ободряя героевъ. За доблестное служеніе Вѣрѣ, Царю и Отечеству въ тяжелое для Россіи время былъ удостоенъ ряда Высочайшихъ наградъ и поощреній. Особую славу архіеп. Иннокентія составляетъ необыкновенный проповѣдническій талантъ. Его поученія стали превосходнымъ образцомъ православнаго краснорѣчія; часть ихъ была переведена на языки — франц., нѣм., польск., серб., греч., армян. Скончался архіеп. Иннокентій въ Херсонѣ 26 мая 1857 г. въ день Пятидесятницы — праздникъ Святой Троицы. Сочиненія: Шесть томовъ (полное собраніе). СПб., 1908.

Сочиненія архіеп. Иннокентія (Борисова)

Сочиненія Иннокентія, архіепископа Херсонскаго и Таврическаго.
Томъ 4-й. Изданіе 2-е. СПб., 1908.

ВЕЛИКІЙ ПОСТЪ.

Слово въ Великую Субботу.

Между священными законами, данными народу Израильскому чрезъ Моисея, есть законъ и на тотъ случай, когда бы нашлось гдѣ-либо на полѣ тѣло человѣка убіеннаго, а между тѣмъ не было бы извѣстно, кто убійца: — въ семъ случаѣ старѣйшины ближайшаго къ мертвецу града должны были собраться къ тѣлу его, и, по принесеніи въ жертву юницы, умыть надъ главою ея руки, и потомъ сказать надъ убіеннымъ собратомъ своимъ: руцѣ наша не проліяша крове сея, и очи наши не видѣша: да не будетъ кровь неповинна на людехъ твоихъ Израиля (Второз. 21, 1-9)!

И предъ насъ, братіе мои, изнесено, какъ видите, тѣло Убіеннаго, а убійцы нѣтъ при немъ! Мы собрались, пови/с. 240/димому, для оплаканія мученической кончины сего Страдальца. Но это еще не доказательство нашей невинности. А убійцы? Развѣ они не дѣлаютъ иногда того же, не показываютъ сожалѣнія, не проливаютъ даже слезъ надъ жертвою ихъ злобы?

Можемъ ли убо, стать у сего гроба и, призвавъ во свидѣтели Бога, сказать: руки наши не проливали сей крови, и очи наши не видѣли?

Не проливали сей крови?.. А что же дѣлали эти руки, когда соплетали клевету на брата своего, или сѣть для обольщенія невинности? — Не проливали крови сей? А что же другое дѣлали, когда подписывали приговоръ яко преступнику тому, кто чистъ руками и сердцемъ, или составляли подлогъ и неправду въ обязательствахъ и завѣщаніяхъ? — Не проливали этой крови? А что же проливали, когда поднимались на угрозу бѣднымъ и сирымъ, на заушеніе тѣхъ, кои не могли ничѣмъ отвѣчать намъ, кромѣ вздоховъ и слезъ?

Божественный Страдалецъ преданъ, умученъ и умерщвленъ не отъ кого другаго, какъ отъ неправдъ и страстей человѣческихъ; Онъ вознесенъ на крестъ, яко жертва за грѣхи всего міра. Итакъ, чтобъ быть невиннымъ въ ранахъ и смерти Его, надобно быть чистымъ отъ грѣха и беззаконія. Но гдѣ и въ комъ сія чистота? Вопросимъ святаго Іова — онъ отвѣтствуетъ: кто чистъ будетъ отъ скверны? никтоже, аще и единъ день житіе его на земли (Іов, 14, 4). Спросимъ святаго Давида — онъ вопіетъ: вси уклонишася и неключими быша: нѣсть творяй благостыню, нѣсть даже до единаго (Псал. 13, 8)! Спросимъ святаго Павла — онъ повторяетъ то же: вси согрѣшиша и лишени суть славы Божіей (Рим. 3, 23)! Спросимъ свою совѣсть: она говоритъ еще болѣе, то есть, что мы сами вопрошающіе о семъ — есмы, если не первые, то далеко и не послѣдніе изъ грѣшниковъ.

Послѣ сего нечего намъ съ старѣйшинами Израилевыми свидѣтельствовать о своей невинности. Надобно употребить надъ симъ убіеннымъ Страдальцемъ тѣ же слова, только въ противномъ смыслѣ, то есть, стать у сего гроба и сказать: наши, наши руки наложили сіи язвы и пролили сію драгоцѣнную кровь! Сей грѣхи наши носитъ и о насъ болѣзнуетъ (Исаіи 53, 4)! — Въ Іудѣ продало Его наше корыстолюбіе; въ /с. 241/ ученикахъ, Его оставившихъ, измѣнило Ему наше легкомысліе; въ Пилатѣ осудило Его наше неправосудіе и лицепріятіе; въ разбойникѣ и книжникахъ глумились надъ Нимъ наше вольномысліе и кощунство; въ воинахъ пронзила Его наша лютость и буйство; въ Каіафѣ запечатали гробъ Его наше нечестіе и ожесточеніе: Сей грѣхи наши носитъ и о насъ болѣзнуетъ!

Безъ сомнѣнія, Спаситель нашъ, принявъ на Себя неправды наши, никогда не возвергнетъ ихъ паки на насъ: нѣтъ, Его любовь и милость къ намъ нераскаянны! Но, когда мы, освобожденные смертію Его отъ клятвы и казни за грѣхи наши, снова предаемся беззаконію, то онѣ сами собою паки упадаютъ на насъ со всею ихъ тяжестію, и мы снова являемся врагами Богу, виновными въ смерти Сына Его, въ крови и страданіяхъ возлюбленнаго Спасителя нашего, еще болѣе виновны, нежели судіи, Его распявшіе. Ибо они, распиная Его, не знали навѣрное Его Божественнаго достоинства: аще бо быша разумѣли, говоритъ Апостолъ, не быша Господа славы распяли (1 Кор. 2, 8). А мы совершенно знаемъ, Кто распинаемый, — что Онъ есть единородный Сынъ возлюбленнаго Отца, сіяніе славы и образъ ѵпостаси Его. Посему, презирая смерть Его, за насъ подъятую, мы подлежимъ отвѣту, какъ Его убійцы.

Подлежать отвѣту въ убійствѣ Сына Божія! Чувствуешь ли ты, грѣшникъ, весь ужасъ сей мысли? Чтобы объяснить тебѣ это, вообрази, что близъ дома твоего найденъ человѣкъ убіенный, что этотъ человѣкъ такъ важенъ, что все царство не стóитъ его единаго. Представь за симъ, что на тебя пало подозрѣніе (только подозрѣніе) въ его убійствѣ, и правосудіе готовится преслѣдовать тебя, какъ убійцу. Въ какой бы ты при семъ пришелъ страхъ! И какихъ не употребилъ бы мѣръ, чтобы доказать или свою невинность, или вознаградить, если можно, содѣянное? — Но, вотъ убіенъ, и кто убіенъ? не простой человѣкъ, а Сынъ Царя небеснаго: мы сами не можемъ не признать своего участія въ Его мученической смерти; и что же мы дѣлаемъ, вслѣдствіе сего? Не чувствуемъ даже важности своего преступленія! Ибо, если-бъ чувствовали хотя сколько-нибудь, то давно престали бъ быть разсѣянными зрителями сихъ ранъ и сего вѣнца терноваго. Если бы чувствовали сколько-нибудь, то давно употребили бы всѣ силы /с. 242/ и средства на то, чтобы освободиться отъ грѣховъ, кои дѣлаютъ насъ виновными въ крови Спасителя нашего.

Но, при всемъ желаніи моемъ, я, скажешь, не могу уже возвратить прошедшаго: грѣхи, мною содѣянные, вѣчно останутся грѣхами. Правда, возлюбленный, что мы съ тобою не можемъ возвратить прошедшаго, но можемъ располагать настоящимъ, даже будущимъ, поколику оно имѣетъ перейти въ настоящее. Итакъ, сдѣлаемъ то, что можемъ. Грѣхи и страсти человѣческіе умучили и вознесли на крестъ Спасителя нашего, престанемъ убо грѣшить и быть рабами страстей, утвердимъ волю и желаніе свои въ законѣ Господнемъ; начнемъ служить Богу живому и истинному, съ тѣмъ же усердіемъ, съ какимъ служили доселѣ міру и страстямъ своимъ; сдѣлаемъ, говорю, все это, и кровь Сына Божія, проліянная на крестѣ, хотя и проліяна отъ насъ, то есть, отъ грѣховъ нашихъ, но не будетъ противу насъ, а за насъ — въ наше оправданіе, въ наше спасеніе, въ нашу добродѣтель и заслугу; грѣхи наши останутся и тогда грѣхами, но разность въ томъ, что коль скоро мы перестанемъ грѣшить, то они сдѣлаются какъ бы чуждыми для насъ, ибо ихъ приметъ на Себя Искупитель нашъ, приметъ и изгладитъ крестомъ Своимъ.

А безъ сего — жестокій властелинъ, сколько бы ты ни поклонялся Сему Страдальцу, лютое бичеваніе, Имъ претерпѣнное, — отъ тебя, который, по слѣпому произволу лютаго сердца своего, такъ безпощадно бичуешь подвластныхъ тебѣ.

А безъ сего — этотъ терновый вѣнецъ — отъ тебя, гордый и неразумный мудрецъ, который поставляешь жалкій умъ и познанія твои въ томъ, чтобы глумиться безумно надъ предметами вѣры и нравственности христіанской, потому токмо, что они выше понятій твоего бѣднаго разума.

А безъ сего — эта рана въ сердцѣ Божественнаго Страдальца — отъ тебя, недостойный пастырь Церкви, который, имѣя права входить во святая святыхъ, вносишь туда съ собою мерзость запустѣнія душевнаго, устами и руками совершаешь тайну спасенія, а въ сердцѣ и мысляхъ дѣлаешь тайну неправдъ и беззаконія.

А безъ сего, то есть, безъ исправленія жизни и совѣсти, безъ преданія себя въ волю Искупителя нашего, безъ сообразованія себя съ Евангеліемъ и примѣромъ Его, что бы мы ни дѣлали, какъ бы набожны ни казались, всѣ мы предъ /с. 243/ судомъ правды Божіей обрѣтаемся, яко убійцы сего Божественнаго Страдальца: на всѣхъ насъ кровь Праведника Сего!

Теперь мысль сія легко можетъ казаться неважною для многихъ: никто не взыскуетъ сей крови; мы приходимъ къ жертвѣ нашей и отходимъ, яко невинные. Но такъ не будетъ всегда. Настанетъ время, когда Сей же Божественный Страдалецъ явится судіею всемогущимъ, когда сіи руцѣ вмѣсто Евангелія пріимутъ молнію и громы на нераскаянныхъ. Что будетъ тогда съ тобою, бѣдный грѣшникъ? Что речешь? Чѣмъ оправдишься? Куда скроешься? Гдѣ найдешь покровъ и защиту? Страшно есть впасть въ руцѣ Бога жива (Евр. 10, 31)! Сто кратъ страшнѣе впасть въ сіи руцѣ за кровь Сына Божія!

Познáемъ же, братіе мои, благотворную силу сея святыя и страшныя тайны! Убоимся самаго преизбытка любви Божіей къ намъ недостойнымъ. Окропленные кровію завѣта вѣчнаго, отвергнемъ грѣхъ и всякую нечистоту, да причастницы жизни вѣчныя будемъ! Аминь.

Источникъ: Сочиненія Иннокентія, Архіепископа Херсонскаго и Таврическаго. Томъ IV. — Изданіе второе. — СПб.: Изданіе книгопродавца И. Л. Тузова, 1908. — С. 239-243.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.