Церковный календарь
Новости


2019-06-24 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 6-е, объ умныхъ сущностяхъ (1844)
2019-06-24 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 5-е, о Промыслѣ (1844)
2019-06-23 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 128-е (1895)
2019-06-23 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 127-е (1895)
2019-06-22 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 18-е къ монахамъ (1829)
2019-06-22 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 17-е къ монахамъ (1829)
2019-06-21 / russportal
"Церковная Жизнь" №1 (Январь) 1948 г.
2019-06-20 / russportal
"Церковная Жизнь" №3-4 (Октябрь-Ноябрь) 1947 г.
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 126-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 125-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 124-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 123-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 122-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 121-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 4-е, о мірѣ (1844)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 3-е, о Святомъ Духѣ (1844)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 25 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 17.
Церковная письменность

Архіеп. Иннокентій (Борисовъ) († 1857 г.)

Вл. Иннокентій (въ мірѣ Иванъ Алексѣевичъ Борисовъ), архіеп. Херсонскій и Таврическій, знаменитый проповѣдникъ, богословъ и духовный писатель. Родился 15 декабря 1800 г. въ г. Ельцѣ Воронежской губ. въ семьѣ священника. Окончилъ Орловскую духовную семинарію (1819) и Кіевскую духовную академію (1823). По окончаніи академіи въ 1823 г. переѣхалъ въ С.-Петербургъ, принялъ монашество и сталъ преподавать въ духовныхъ школахъ. Профессоръ С.-Петербургской духовной академіи (1824) и ректоръ Кіевской духовной академіи (1830). Архимандритъ (1826). Епископъ Чигиринскій (1836), Вологодскій (1841) и Харьковскій (1841). Архіепископъ (1845). Архіепископъ Херсонскій и Таврическій (1848). Членъ Россійской Академіи Наукъ (1841). Во время Крымской войны и обороны Севастополя (1853-1856) проявилъ удивительное мужество, не покинувъ свою паству въ годину испытанія. Несмотря на опасность, пріѣзжалъ прямо къ мѣстамъ боевъ, воодушевляя солдатъ своими проповѣдями, совершалъ богослуженія въ походныхъ храмахъ, посѣщалъ воиновъ въ лазаретахъ, гдѣ свирѣпствовалъ заразительный тифъ. Во время сраженій обходилъ ряды войскъ, ободряя героевъ. За доблестное служеніе Вѣрѣ, Царю и Отечеству въ тяжелое для Россіи время былъ удостоенъ ряда Высочайшихъ наградъ и поощреній. Особую славу архіеп. Иннокентія составляетъ необыкновенный проповѣдническій талантъ. Его поученія стали превосходнымъ образцомъ православнаго краснорѣчія; часть ихъ была переведена на языки — франц., нѣм., польск., серб., греч., армян. Скончался архіеп. Иннокентій въ Херсонѣ 26 мая 1857 г. въ день Пятидесятницы — праздникъ Святой Троицы. Сочиненія: Шесть томовъ (полное собраніе). СПб., 1908.

Сочиненія архіеп. Иннокентія (Борисова)

Сочиненія Иннокентія, архіепископа Херсонскаго и Таврическаго.
Томъ 4-й. Изданіе 2-е. СПб., 1908.

ВЕЛИКІЙ ПОСТЪ.

Слово на Великій Пятокъ.

Есть же обычай, да единаго вамъ отпущу на Пасху: хощете ли убо, да отпущу вамъ Царя Іудейска? Возопиша же вси, глаголюще: не сего, но Варавву, бѣ же Варавва разбойникъ (Іоан. 18, 40).

Вотъ наконецъ среди беззаконнаго суда надъ Іисусомъ и гласъ о Немъ народа, — тотъ гласъ, въ пользу коего нынѣ по разнымъ странамъ столько лживыхъ и безумныхъ возгласовъ! Вотъ наконецъ и приговоръ надъ Іисусомъ, такъ называемаго, свободнаго собранія общественнаго, — тотъ приговоръ, мнимымъ безпристрастіемъ коего такъ жалко прельщаются цѣлыя царства и народы! — И Пилатъ, подобно нынѣшнимъ мудрецамъ, увѣренъ былъ въ превосходствѣ добродѣтели предъ порокомъ, почему и почиталъ совершенно достаточнымъ поставить только невиннаго Іисуса предъ народнымъ собраніемъ на ряду съ Вараввою, дабы спасти Его отъ казни крестной; но что вышло? Вмѣсто гласа Божія, каковымъ привыкли иногда называть гласъ народа, изъ устъ іудеевъ раздался ужасный голосъ духа злобы: не сего, но Варавву!..

Остановитесь, несчастные избиратели! Что сдѣлалъ вамъ Пророкъ Галилейскій, что вы осуждаете Его такъ безжалостно на смерть? Не онъ ли отверзалъ очи вашимъ слѣпцамъ, исцѣлялъ вашихъ прокаженныхъ, изгонялъ бѣсовъ, воскрепалъ мертвыхъ? Не Онъ ли поучалъ всѣхъ и каждаго путямъ живота вѣчнаго? Съ другой стороны, чѣмъ заслужилъ вашу любовь и предпочтеніе предъ Іисусомъ Варавва? Не отъ него ли столько времени трепетали грады и мирныя веси? Не его ли проклинаютъ доселѣ за разбой и убійства жены, лишенныя супруговъ, матери, обезчадѣвшія отъ дѣтей. Не вы ли сами, наконецъ, молитесь ежедневно и въ храмѣ, и въ домахъ вашихъ о пришествіи Мессіи, Который стоитъ теперь предъ вами, ожидая вашего приговора?

Никто и ничего не можетъ сказать напротивъ; и однако же всѣ вопіютъ: не сего, но Варавву! Почему? Потому что Божественное Лице и святое ученіе Іисусово не приходятся по страстямъ и народнымъ предразсудкамъ іудейскимъ, потому что Онъ не удовлетворяетъ и не показываетъ желанія /с. 235/ удовлетворить тѣмъ мечтательнымъ ожиданіямъ, кои каждый создалъ въ умѣ своемъ касательно лица и дѣйствій Мессіи.

Нѣтъ сомнѣнія, что несчастные избиратели іудейскіе слѣдовали въ семъ случаѣ даже не собственному, хотя бы и ошибочному, мнѣнію, а чуждому наущенію; нѣтъ сомнѣнія, что фарисеями и книжниками внушено имъ теперь о Лицѣ и дѣйствіяхъ Іисуса множество самыхъ превратныхъ понятій: что Онъ другъ мытаремъ и грѣшникомъ (Матѳ. 11, 13); что Онъ не хранитъ субботы (Іоан. 9, 17); что если изгонитъ бѣсы, то о Веельзевулѣ, князѣ бѣсовстѣмъ (Матѳ. 12, 24); что если бы даже былъ невиненъ, то уне есть, да единъ человѣкъ умретъ за люди, а не весь языкъ погибнетъ (Іоан. 11, 50) — отъ мести грозныхъ римлянъ, въ случаѣ признанія Его за Мессію и Царя Іудейскаго. Но, братія мои, лучшимъ ли отъ всего этого дѣлается беззаконный приговоръ, который народное собраніе іудейское произнесдо теперь надъ Іисусомъ? Менѣе ли отвращенія и ужаса внушаетъ къ себѣ это злосчастное ослѣпленіе общественное? — Если Сынъ Божій, Спаситель человѣковъ, отданный на судъ народнаго мнѣнія, не могъ найти у него себѣ предпочтенія предъ Вараввою и осужденъ на смерть, то какая невинность и какая добродѣтель могутъ быть увѣрены, что гласъ ослѣпленнаго народа не принесетъ ихъ въ жертву если не своимъ, то чуждымъ страстямъ и прихотямъ?

Итакъ, видите, когда и гдѣ явилась уже во всей силѣ слѣпота мнѣній и приговоровъ народныхъ, коимъ лжеименная мудрость возмнила нынѣ подчинить благоустройство обществъ человѣческихъ! Вопросъ о семъ рѣшенъ еще на Голгоѳѣ, среди суда надъ Спасителемъ міра. — И что видимъ у тѣхъ народовъ, кои въ недавніе дни, возревновавъ примѣру Пилата, имѣли безуміе отдать общественное благо свое на мнѣніе и судъ всѣхъ и каждаго? Сколько людей мудрыхъ и добродѣтельныхъ промѣнено уже на Вараввъ и разбойниковъ! Но іудеи, при всемъ ослѣпленіи своемъ, все еще показали себя разумнѣе мудрецовъ нынѣшняго вѣка: они испросили токмо свободу Вараввѣ, но не ставили его во главу и вождя надъ собою. А въ наши несчастныя времена Вараввы изъ темницъ прямо идутъ возсѣдать на лиѳостротонѣ, и не омытыми отъ крови руками берутъ нагло жезлъ всенароднаго правленія!...

/с. 236/ Возблагодаримъ, братія мои, Господа за то, что мы далеки отъ сихъ безумныхъ шатаній ума превратнаго, далеки и по мѣсту, а еще болѣе по духу, который господствуетъ въ благословенномъ отечествѣ нашемъ. А между тѣмъ, собравшись нынѣ у подножія распятаго Спасителя нашего, Который пришелъ умиротворитъ крестомъ Своимъ всяческая (Кол. 1, 20), размыслимъ о томъ, яже христіанину, при настоящихъ обстоятельствахъ, подобаетъ творити, яко богоугодная и потому душеполезная, и яже отметати, яко богопротивная и потому душевредная.

Что волнуетъ и мятетъ нынѣ несчастные царства и народы? Мысль, какимъ образомъ наилучше устроить общество человѣческое, кому вручить въ немъ власть и силу: единому или всѣмъ и каждому?

Прежде всего, примѣтимъ, братія мои, что самый вопросъ сей въ очахъ истиннаго христіанина есть уже безвѣріе и богохульство. Какъ будто Промыслъ Божій, безъ воли коего не падаетъ съ главы нашея ни единаго волоса, могъ оставить судьбу цѣлыхъ царствъ на произволъ случая, и не явилъ вседержавной воли Своей о томъ, какъ и отъ кого имъ быть управляемыми? Не со всею ли ясностію сказано въ словѣ Божіемъ, что Самъ Вышній владѣетъ царствомъ человѣческимъ, и емуже восхощетъ, даетъ е (Дан. 4, 41)? Не Самъ ли Богъ глаголетъ устами Премудраго: Мною царіе царствуютъ и сильніи пишутъ правду (Притч. 8, 15)? Не Самъ ли Онъ посему воспретилъ всякое ослушаніе власти предержащей, говоря: нѣсть власть, аще не отъ Бога: тѣмъ же противляющійся власти, Божію повелѣнію противляется (Рим. 13, 2)? Что же послѣ сего недоумѣвать и вопрошать о томъ, что рѣшено и утверждено Самимъ Богомъ?

Но вообразимъ на время, что жребій царствъ и образъ управленія народовъ отданъ на произволъ самихъ людей: какому примѣру всего лучше послѣдовать въ избраніи его, какъ не примѣру Самого Бога? Ибо царства человѣческія, очевидно, не могутъ имѣть учрежденія лучше того, какъ учреждено царство Божіе. Но оно учреждено такъ, что вездѣ въ немъ видны не только строгій порядокъ и подчиненность, но и единодержавіе.

Чтобы совершенно убѣдиться въ семъ, пройдемъ мыслію по неизмѣримому царству Божію и, первѣе всего, взойдемъ, /с. 237/ хотя и недостойные, на небо. Видите ли несчетные сонмы Херувимовъ и Серафимовъ, неизмѣримые лики Архангеловъ и Ангеловъ? Всѣ свѣтлы, всѣ чисты, всѣ могущественны, всѣ блаженны, но всѣ хранятъ неизмѣняемый порядокъ и подчиненность. Низшіе пріемлютъ озареніе отъ высшихъ, высшіе — отъ высочайшихъ, сіи — отъ первыхъ и старѣйшихъ; и всѣ соединены на вѣки подъ единою главою — единороднымъ Сыномъ Божіимъ, Который есть Владыка Херувимовъ и Серафимовъ, Началовождь Архангеловъ и Ангеловъ.

Не подобный ли порядокъ и чинъ усматриваются и на видимомъ нами небѣ? Въ срединѣ — солнце, яко глава и царь, вокругъ его, по непреложнымъ Законамъ, вращаются планеты; за ними текутъ спутники, или луны. Самыя кометы, въ ихъ своеобразномъ бѣгѣ, соблюдаютъ зависимость свою отъ солнца: къ Нему единому Возвращаются и отъ него единаго, какъ бы получивъ новое назначеніе, уходятъ. Нарушься этотъ порядокъ — сія строгая подчиненность хотя на одну минуту, и весь міръ нашъ сотрясется въ самыхъ основаніяхъ своихъ.

Сойдемъ съ неба на землю и посмотримъ, что на ней. Здѣсь, послѣ паденія владыки земли, злополучнаго прародителя нашего, нѣтъ уже первобытнаго совершенства и согласія; и однакоже вездѣ является зависимость и подчиненность низшаго высшему, вездѣ законъ единства. Нѣтъ между тварями земными ни одного, бóльшаго или меньшаго отдѣленія, которое не представляло бы собою нѣкоего вида іерархіи, почему самому и называются онѣ не безглавыми обществами, а царствами, въ коихъ существа, одаренныя превосходнѣйшими качествами, именуются даже царями.

Посмотримъ ли при семъ на самого человѣка: въ тѣлѣ его множество членовъ, но всѣми управляетъ глава, и она едина. Въ душѣ его множество способностей, но надъ всѣми царствуетъ умъ, и онъ единъ.

Между дикими животными господствуетъ на землѣ безначаліе и равенство, за то ни одно изъ нихъ не можетъ срѣтиться съ другимъ живымъ существомъ, чтобы не нанести или не потерпѣть смерти, по крайней мѣрѣ, вреда и страха.

Сойдемъ, наконецъ, мыслію, при свѣтѣ слова Божія, даже во адъ (да даруетъ Господь, чтобы мы сходили туда одною мыслію, и для того именно, чтобы не сойти туда когда-либо /с. 238/ на самомъ дѣлѣ)! Гдѣ болѣе мятежа и безначалія, какъ во адѣ? Ибо отчего и произошли адъ и геенна, какъ не вслѣдствіе мятежа на небѣ Ангеловъ противъ Вседержителя? Но и духи злобы поняли, что, при совершенномъ равенствѣ и безначаліи, не можетъ существовать никакое общество; и вотъ тѣ, кои на небѣ не захотѣли повиноваться всемогущему Творцу и Благодѣтелю, во адѣ должны раболѣпствовать предъ велѣніями сатаны-всегубителя!..

Видите теперь, чѣмъ держится весь міръ, видимый и невидимый? Онъ держится повиновеніемъ и подчиненностію. Видите, прежде всего, какой главный законъ господствуетъ въ царствѣ Божіемъ? Законъ порядка и единодержавія. Какъ же послѣ сего думать и утверждать, что царства человѣческія могутъ существовать иначе, нежели какъ существуетъ царство Божіе? Тѣмъ паче, когда уставъ царствъ земныхъ изреченъ Самимъ Владыкою неба и земли?

Посмотримъ теперь на міръ Божій съ другой стороны. Явно, что онъ не таковъ, какимъ вышелъ изъ рукъ Творца; что въ него вкралось зло, вредящее его совершенству и блаженству тварей. Поелику зло это не могло быть отъ Бога, то откуда произошло оно? Отъ злоупотребленія той самой свободы, которую такъ неразумно ставятъ нынѣ во главу угла. Возмутился противъ Бога на небѣ Архангелъ, и отторгъ вмѣстѣ съ собою, какъ выражается Тайновидецъ, третію часть звѣздъ (Апок. 12, 4), то-есть Ангеловъ. Возмутился въ Эдемѣ противъ заповѣди Божіей первозданный человѣкъ, и, изгнанный изъ рая сладости, распространилъ вмѣстѣ съ собою по лицу земли грѣхъ и проклятіе. Вотъ откуда зло въ мірѣ — отъ крамолы и мятежа!

Чтобы еще болѣе убѣдиться въ истинѣ всего нами утверждаемаго, воззрите, братія мои, наконецъ, на образъ Божественнаго Страдальца, предлежащій теперь очамъ нашимъ! Для чего Сынъ Божій сошелъ съ неба, претерпѣлъ страданія столь ужасныя и умеръ на крестѣ? Для того, чтобы примирить небо съ землею, удовлетворить за грѣхи наши правдѣ вѣчной, возвратить намъ возможность паки чадами Божіими быти (Іоан. 1, 12) и наслѣдниками царствія небеснаго; чтобъ вмѣстѣ съ нами возставить и все, чрезъ насъ падшее и возмутившееся, и соединить, какъ выражается святый Павелъ, подъ единою главою (Еф. 1, 10). Значитъ, Сынъ Божій во/с. 239/плотился и пострадалъ именно для того, дабы крестомъ Своимъ изгладить столь ужасно тяготѣющія надъ нами и всѣмъ міромъ послѣдствія нашего мятежа эдемскаго. Если бы злополучные прародители наши, прельщенные пагубнымъ совѣтомъ змія губителя, не возмечтали быть яко бози и не возстали дерзновенно противъ заповѣди Своего Творца и Благодѣтеля, то на землѣ не было бы ни грѣха и проклятія, ни болѣзней и смерти; а посему не было бы нужды и въ сей ужасной жертвѣ всемірнаго искупленія. Тогда Сынъ Божій являлся бы среди насъ, какъ является въ мірѣ ангельскомъ, окруженный величіемъ и славою; а теперь видите, чѣмъ увѣнчана Его глава — тернами! Видите, чѣмъ украшены его руцѣ и нозѣ — язвами гвоздинными! Видите, чѣмъ проникнуто Его сердце — копіемъ! Помни же все сіе, христіанинъ, и, подобясь Спасителю твоему, Который, будучи единороднымъ Сыномъ Божіимъ, не восхищеніемъ, какъ говоритъ Апостолъ, непщева быти равенъ Богу, но Себе умаливъ, зракъ раба пріимъ, смирилъ Себе, послушливъ бывъ даже до смерти, смерти же крестныя (Филип. 2, 7. 8), востекай и ты на высоту и духовную и вещественную, и частную и общественную путемъ не превозношенія и гордыни, а вѣры, смиренія, преданности и любви ко всему, что дано тебѣ въ руководство свыше и поставлено надъ тобою Самимъ Богомъ. Аминь.

Источникъ: Сочиненія Иннокентія, Архіепископа Херсонскаго и Таврическаго. Томъ IV. — Изданіе второе. — СПб.: Изданіе книгопродавца И. Л. Тузова, 1908. — С. 234-239.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.