Церковный календарь
Новости


2019-06-26 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 130-е (1895)
2019-06-26 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 129-е (1895)
2019-06-25 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 11-15 (1922)
2019-06-25 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 6-10 (1922)
2019-06-24 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 6-е, объ умныхъ сущностяхъ (1844)
2019-06-24 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 5-е, о Промыслѣ (1844)
2019-06-23 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 128-е (1895)
2019-06-23 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 127-е (1895)
2019-06-22 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 18-е къ монахамъ (1829)
2019-06-22 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 17-е къ монахамъ (1829)
2019-06-21 / russportal
"Церковная Жизнь" №1 (Январь) 1948 г.
2019-06-20 / russportal
"Церковная Жизнь" №3-4 (Октябрь-Ноябрь) 1947 г.
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 126-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 125-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 124-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 123-е (1895)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 26 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.
Церковная письменность

Архіеп. Иннокентій (Борисовъ) († 1857 г.)

Вл. Иннокентій (въ мірѣ Иванъ Алексѣевичъ Борисовъ), архіеп. Херсонскій и Таврическій, знаменитый проповѣдникъ, богословъ и духовный писатель. Родился 15 декабря 1800 г. въ г. Ельцѣ Воронежской губ. въ семьѣ священника. Окончилъ Орловскую духовную семинарію (1819) и Кіевскую духовную академію (1823). По окончаніи академіи въ 1823 г. переѣхалъ въ С.-Петербургъ, принялъ монашество и сталъ преподавать въ духовныхъ школахъ. Профессоръ С.-Петербургской духовной академіи (1824) и ректоръ Кіевской духовной академіи (1830). Архимандритъ (1826). Епископъ Чигиринскій (1836), Вологодскій (1841) и Харьковскій (1841). Архіепископъ (1845). Архіепископъ Херсонскій и Таврическій (1848). Членъ Россійской Академіи Наукъ (1841). Во время Крымской войны и обороны Севастополя (1853-1856) проявилъ удивительное мужество, не покинувъ свою паству въ годину испытанія. Несмотря на опасность, пріѣзжалъ прямо къ мѣстамъ боевъ, воодушевляя солдатъ своими проповѣдями, совершалъ богослуженія въ походныхъ храмахъ, посѣщалъ воиновъ въ лазаретахъ, гдѣ свирѣпствовалъ заразительный тифъ. Во время сраженій обходилъ ряды войскъ, ободряя героевъ. За доблестное служеніе Вѣрѣ, Царю и Отечеству въ тяжелое для Россіи время былъ удостоенъ ряда Высочайшихъ наградъ и поощреній. Особую славу архіеп. Иннокентія составляетъ необыкновенный проповѣдническій талантъ. Его поученія стали превосходнымъ образцомъ православнаго краснорѣчія; часть ихъ была переведена на языки — франц., нѣм., польск., серб., греч., армян. Скончался архіеп. Иннокентій въ Херсонѣ 26 мая 1857 г. въ день Пятидесятницы — праздникъ Святой Троицы. Сочиненія: Шесть томовъ (полное собраніе). СПб., 1908.

Сочиненія архіеп. Иннокентія (Борисова)

Сочиненія Иннокентія, архіепископа Херсонскаго и Таврическаго.
Томъ 4-й. Изданіе 2-е. СПб., 1908.

ВЕЛИКІЙ ПОСТЪ.

Слово въ Великій Четвертокъ.

Странствія Владычня и безсмертныя трапезы на горнемъ мѣстѣ, высокими умы, вѣрніи пріидите насладимся.

Наконецъ и у святой Церкви трапеза и пиръ духовный! Долго продолжалось и говѣніе и постъ, за то и брашно и питіе необыкновенныя. Ибо трапезы и вечери мірскія насыщаютъ и услаждаютъ на время, а потомъ нерѣдко тяготятъ собою и всегда уступаютъ мѣсто новому гладу; — здѣсь, кто вкуситъ достойнѣ, не взалчетъ во вѣки: безсмертныя трапезы. Человѣколюбивъ бо нашъ Владыка! Не потерпѣлъ зрѣть рабовъ Своихъ гладныхъ; знаетъ, что духъ бодръ, а плоть немощна: и вотъ, подъ конецъ поприща постнаго Самъ уготовляетъ трапезу. Странствія Владычня и безсмертныя трапезы. Кромѣ успокоенія и ободренія для алчущихъ, вечеря сія послужитъ прощаніемъ для ея Устроителя. Ибо Ему надобно оставить всѣхъ и идти въ долгій путь, надобно разлучиться не на краткое время. Какъ не раздѣлить послѣднихъ минутъ съ другами и присными? Какъ не оставить имъ въ память о Себѣ чего-либо? — Тѣмъ паче какъ намъ не поспѣшить на такую трапезу? Пріидите убо насладимся! Вой/с. 208/демъ всѣ на сію вечерю; ибо хотя сказано: высокими умы, но это сказано по необходимости, потому что предлагаемое на вечери высоко по самому существу своему, такъ что кто лежитъ долу, то не можетъ достать устами предлагаемаго. А впрочемъ нѣтъ никакихъ особенныхъ условій. Сказано только: вѣрніи. Но безъ вѣры что же и ходить туда, гдѣ безъ вѣры нельзя сдѣлать ни шага? И трудно ли имѣть вѣру тамъ, гдѣ распоряжаетъ всѣмъ Самъ Владыка и Господь всяческихъ, и гдѣ потому дѣйствуетъ всемогущество? Оставивъ убо всякій страхъ и недоумѣніе, взойдемъ на горнее мѣсто и, кто можетъ, насладимся, кто еще неспособенъ къ тому, по крайней мѣрѣ, посмотримъ, что тамъ предлагается, кто и какъ пріемлетъ, и что слѣдуетъ изъ предлагаемаго и принятаго?

Вечеру же бывшу, возлежаше со обѣманадесяте ученикома (Матѳ. 26, 20).

Такъ святый Матѳей начинаетъ описаніе трапезы Господней. Извѣстно, по какому случаю была она: надлежало, по закону, въ нынѣшній день, вкушать агнца пасхальнаго, въ память исшествія израильтянъ изъ Египта. Такимъ образомъ трапезу эту приготовилъ, можно сказать, еще Моисей, своимъ закономъ о пасхѣ, но Господь дастъ ей другое и значеніе и назначеніе, изъ смертной содѣлаетъ безсмертною. Какимъ образомъ? Увидимъ.

А теперь обратимъ вниманіе на то, кто сидитъ на вечери. Возлежаше со обѣманадесяте. Значитъ, тутъ сидѣлъ — за всѣхъ насъ — и нашъ Апостолъ святый Андрей Первозванный, коему страна наша одолжена первою проповѣдію о Христѣ. Въ лицѣ его и мы всѣ какъ бы возлежали на безсмертной трапезѣ Господней.

Но, если возлежаше со обѣманадесяте, значитъ былъ и Іуда. Какъ онъ могъ быть допущенъ до трапезы? Такъ же, какъ и доселѣ допускаются къ ней всѣ нераскаянные грѣшники, въ показаніе преизбытка милосердія и великодушія Домовладыки, и въ доказательство, что доколѣ мы на земли, всякому возможенъ доступъ ко всему. На вечери небесной — тамъ уже будутъ впущены однѣ мудрыя дѣвы; а здѣсь — не затворяютъ двери ни отъ кого изъ самыхъ юродивыхъ.

Предатель пріиметъ то же что и прочіе Апостолы, но принятое произведетъ въ немъ противное дѣйствіе; подобно тому, /с. 209/ какъ одинъ и тотъ же свѣтъ солнечный для здраваго зрѣнія — свѣтъ и отрада, для больнаго — еще бóльшій мракъ и мученіе.

Что же не начинается вечеря? — Оттого, что послѣ долгаго пути надобно омыть ноги пришедшимъ на вечерю. Что же мѣшаетъ сдѣлать это? То, что нѣтъ прислужника. Оставалось самимъ сдѣлать это: но кому? Меньшему, а кто меньшій? Будущіе орлы богословія еще были птенцами; — вмѣсто смиренія, которое они явятъ потомъ предъ лицемъ всего міра теперь началась пря: кто большій?.. — За этимъ споромъ, пожалуй, остановится все дѣло. Нѣтъ, не остановится. Домовладыка восполнитъ Самъ, чего недостаетъ домочадцамъ.

Воставъ отъ вечери, положи ризы и пріемъ лентіонъ, препоясася. Потомъ влія воду во умывальницу, и начатъ умывати ноги ученикомъ, и отирати лентіемъ, имже бѣ препоясанъ (Іоан. 13, 4-5). Всѣ повинуются: одинъ Петръ прекословитъ: не умыеши ногу мою во вѣки! Напрасно! Прежде взяться бы за лентіонъ, и омыть ноги Учителю и соученикамъ. Тогда услышалъ бы паки: блаженъ еси, Симоне, яко плоть и кровь не яви тебѣ, но Отецъ, Иже на небесѣхъ. А теперь хотя похвальное чувство выражается въ словахъ твоихъ, но отъ той же плоти и крови, возвышенныхъ, но все еще не могущихъ наслѣдовать царствія Божія. Посему и скажется не прежнее, а другое: аще не умыю тебе, не имаши части со Мною!

Теперь нѣтъ болѣе преградъ. Да начнется пиръ, да явится веселіе!

И оно началось. Агнецъ снѣденъ, горькое зеліе вкушено, опрѣсноки потреблены, чаша благодаренія испита, ветхій завѣтъ исполненъ.

Но все это смертное. тысячу разъ вкушаемое и ни разу не насыщавшее духа. Гдѣ же безсмертная трапеза? — Гдѣ страннолюбіе Владычне?

Не скучайте и не опасайтесь! Кто напиталъ пять тысячъ пятью хлѣбами, Тотъ напитаетъ и насъ. Если и неприглашенныхъ пріемлетъ, кольми паче не отпустятся тцы приглашенные. Вѣрніи, пріидите насладимся!

Ядущимъ же имъ (ученикамъ), пріимъ Іисусъ хлѣбъ, благословивъ преломи и даяше ученикомъ, и рече: пріимите и ядите! сіе есть тѣло Мое! и пріемъ чашу, и хвалу воздавъ, /с. 210/ даде имъ глаголя: пійте отъ нея вси, сія бо есть кровь Моя новаго завѣта, яже за многія изливаема во оставленіе грѣховъ (Матѳ. 16, 26-28).

Итакъ, вотъ чѣмъ будутъ угощать насъ: не хлѣбомъ, а тѣломъ, — не виномъ, а кровію! — сіе есть тѣло, сіе есть кровь! — И чьимъ тѣломъ и кровію? — Спасителя нашего: тѣло Мое, кровь Моя!

Кто бы могъ приложить вѣру сему, если бы не вѣщалъ о семъ Онъ же Самъ, если бы не повторили того же, отъ лица Его, Апостолы?

Но какъ же намъ употребить эту снѣдь?

Такъ любитъ насъ Владыка! Видя, что всѣ трапезы оканчиваются во истлѣніе, и не дѣлаютъ насъ безсмертными, Онъ уставляетъ брашно и питіе нетлѣнныя. Ихъ можно было составить только изъ плоти и крови, кои однѣ во всемъ мірѣ не подлежали разрушенію, а напротивъ имѣли силу оживлять, и Онъ не пожалѣлъ ни Своего тѣла, ни Своей крови, — а предложилъ ихъ на вечери, предложилъ не ученикамъ токмо Своимъ, а въ лицѣ ихъ всѣмъ народамъ.

За насъ первый принялъ св. Андрей, но принялъ съ тѣмъ, чтобы передать вѣрно каждому изъ насъ. И кому онъ не передаетъ вѣрно? Приступай всякъ; на каждой трапезѣ церковной, то же тѣло и та же кровь, коихъ причащались нынѣ Апостолы.

Но какъ приступить къ сей трапезѣ? — Какъ вкусить тѣло? Какъ пить кровь? — Это — не по природѣ нашей. Вѣдалъ сіе все Учредитель, и позаботился о нашей слабости.

Вкушаемое есть тѣло, но видъ у него тотъ же, хлѣба; піемое — кровь, но образъ и вкусъ его тотъ же, — вина. Такимъ образомъ снисходится къ нашей природѣ, что вмѣсто единаго чуда каждый разъ дѣлается два: и хлѣбъ и вино обращаются въ тѣло и кровь и, обращенные, удерживаютъ свой прежній видъ, дабы такимъ образомъ было съ нашей стороны мѣсто и вѣрѣ.

Подлинно, не низкій умъ надобно имѣть, дабы насладиться сей трапезы. Надобно симъ умомъ возлетѣть на высоту любви Спасителя къ намъ, полагающаго за насъ душу Свою.

Но этотъ высокій умъ — на сей случай — даетъ не ученость, а вѣра: аще не вѣруете, не имате разумѣти (Исаіи 7, 9).

/с. 211/ Итакъ будемъ вѣровать, приступая къ трапезѣ Тѣла и Крови, не будемъ поникать умомъ долу, вопрошая: како можетъ дати плоть Свою ясти? (Іоан. 6, 52) или, подобно еретикамъ, недоумѣвая, какъ подъ видомъ хлѣба и вина можетъ сокрываться тѣло и кровь?

Отъ человѣкъ это невозможно, а отъ нашего Спасителя, Который есть Богъ и человѣкъ, вся возможна. Напротивъ, недостойно Его было преподать одинъ хлѣбъ и одно вино, ибо это можетъ сто разъ сдѣлать каждый изъ людей. Ему, яко Богу, предлежало сдѣлать бóльшее; и Онъ содѣлалъ самое бóльшее, ибо никтоже большее любви имать, да аще кто душу положитъ за други своя. Аминь.

Источникъ: Сочиненія Иннокентія, Архіепископа Херсонскаго и Таврическаго. Томъ IV. — Изданіе второе. — СПб.: Изданіе книгопродавца И. Л. Тузова, 1908. — С. 207-211.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.