Церковный календарь
Новости


2019-07-16 / russportal
И. П. Якобій. "Имп. Николай II и революція". Военный заговоръ (1938)
2019-07-16 / russportal
И. П. Якобій. "Имп. Николай II и революція". Штурмъ власти (1938)
2019-07-16 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 22-я (1921)
2019-07-16 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 21-я (1921)
2019-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 14-я (1922)
2019-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 13-я (1922)
2019-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 12-я (1922)
2019-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 11-я (1922)
2019-07-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 60-я (1956)
2019-07-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 59-я (1956)
2019-07-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 58-я (1956)
2019-07-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 57-я (1956)
2019-07-15 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 34-е (1975)
2019-07-15 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 33-е (1975)
2019-07-15 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 32-е (1975)
2019-07-15 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 31-е (1975)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 16 iюля 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.
Церковная письменность

Архіеп. Иннокентій (Борисовъ) († 1857 г.)

Вл. Иннокентій (въ мірѣ Иванъ Алексѣевичъ Борисовъ), архіеп. Херсонскій и Таврическій, знаменитый проповѣдникъ, богословъ и духовный писатель. Родился 15 декабря 1800 г. въ г. Ельцѣ Воронежской губ. въ семьѣ священника. Окончилъ Орловскую духовную семинарію (1819) и Кіевскую духовную академію (1823). По окончаніи академіи въ 1823 г. переѣхалъ въ С.-Петербургъ, принялъ монашество и сталъ преподавать въ духовныхъ школахъ. Профессоръ С.-Петербургской духовной академіи (1824) и ректоръ Кіевской духовной академіи (1830). Архимандритъ (1826). Епископъ Чигиринскій (1836), Вологодскій (1841) и Харьковскій (1841). Архіепископъ (1845). Архіепископъ Херсонскій и Таврическій (1848). Членъ Россійской Академіи Наукъ (1841). Во время Крымской войны и обороны Севастополя (1853-1856) проявилъ удивительное мужество, не покинувъ свою паству въ годину испытанія. Несмотря на опасность, пріѣзжалъ прямо къ мѣстамъ боевъ, воодушевляя солдатъ своими проповѣдями, совершалъ богослуженія въ походныхъ храмахъ, посѣщалъ воиновъ въ лазаретахъ, гдѣ свирѣпствовалъ заразительный тифъ. Во время сраженій обходилъ ряды войскъ, ободряя героевъ. За доблестное служеніе Вѣрѣ, Царю и Отечеству въ тяжелое для Россіи время былъ удостоенъ ряда Высочайшихъ наградъ и поощреній. Особую славу архіеп. Иннокентія составляетъ необыкновенный проповѣдническій талантъ. Его поученія стали превосходнымъ образцомъ православнаго краснорѣчія; часть ихъ была переведена на языки — франц., нѣм., польск., серб., греч., армян. Скончался архіеп. Иннокентій въ Херсонѣ 26 мая 1857 г. въ день Пятидесятницы — праздникъ Святой Троицы. Сочиненія: Шесть томовъ (полное собраніе). СПб., 1908.

Сочиненія архіеп. Иннокентія (Борисова)

Сочиненія Иннокентія, архіепископа Херсонскаго и Таврическаго.
Томъ 4-й. Изданіе 2-е. СПб., 1908.

ВЕЛИКІЙ ПОСТЪ.

Слово въ Великій Вторникъ.

Се Женихъ грядетъ въ полунощи, и блаженъ рабъ, егоже обрящетъ бдяща; недостоинъ же паки, егоже обрящетъ унывающа. Блюди убо, душе моя, не сномъ отяготися, да не смерти предана будеши, и царствія внѣ затворишися, но воспряни, зовущи: святъ, свять, святъ еси, Боже, Богородицею помилуй насъ!

Кто сей таинственный Женихъ, грядущій въ полуночи? Къ кому грядетъ Онъ, и что означаетъ сія полночь? И опять, кто сей рабъ, выну бдящій и потому блаженный, и кого разумѣть подъ рабомъ унывающимъ, а потому недостойнымъ срѣтить Жениха?

Быть не можетъ, братіе мои, чтобы сіи вопросы не были уже многими изъ васъ предложены самимъ себѣ и рѣшены, по указанію Евангелія и сообразно потребностямъ ихъ души и сердца, такъ что когда святая Церковь возглашаетъ: се Женихъ грядетъ! они знаютъ уже, Кого при семъ ожидать, и что требуется отъ каждаго изъ насъ для Его срѣтенія. Но не во всѣхъ, какъ говоритъ Апостолъ, разумъ (1 Кор. 8, 7). Есть люди, кои и среди полудня имѣютъ нужду въ вожатаѣ, одни по слабости зрѣнія, другіе по незнанію пути, хотя онъ и не далекъ отъ нихъ, а иные и по нежеланію идти. Посему не будетъ излишне, если и мы, по приличію настоящаго дня, размыслимъ вслухъ всѣхъ о пришествіи Жениха, дабы и не размышлявшій о семъ доселѣ могъ ясно увидѣть, кто онъ — рабъ бдящій и посему блаженный, или унывающій и недостойный, и потому отвергаемый?

Итакъ, скажемъ, что Женихъ дивный, грядущій въ полуночи, есть дражайшій Спаситель нашъ, Господь Іисусъ Христосъ. Между многими знаменательными названіями, кои усвояются Ему въ словѣ Божіемъ, Онъ носитъ имя и нашего Жениха, потому что душа наша обручена Ему, какъ невѣста жениху, на всегдашнее и совершенное соединеніе съ Нимъ вѣрою, любовію и блаженствомъ. Обручихъ васъ, пишетъ Апостолъ Павелъ Коринѳянамъ, обручихъ васъ единому мужу дѣву чисту представити Христови (2 Кор. 11, 2). Это святое обрученіе — со стороны Божественнаго Жениха нашего — произошло на крестѣ, гдѣ Онъ изъ любви къ намъ, для искупленія душъ нашихъ отъ грѣховъ и проклятія, и для усвоенія насъ Себѣ на всю вѣчность, — претерпѣлъ смерть /с. 197/ и пролилъ всю кровь Свою. А съ нашей стороны это драгоцѣнное обрученіе, по Его же непосредственному распоряженію, совершается въ таинствѣ крещенія, гдѣ, отрекшись міра, плоти и діавола, мы, яко невѣста жениху, сочетаваемся Христу и Богу нашему. Со времени сего обрученія, мы уже, какъ выражается Апостолъ Павелъ, не свои, а принадлежимъ — душою и тѣломъ — Искупителю и Господу нашему.

Какъ между нами людьми бываетъ, что за обрученіемъ не вдругъ слѣдуетъ бракъ, и обрученные разлучаются другъ отъ друга на нѣкоторое время до брака, такъ то же самое произошло и въ нашемъ обрученіи со Христомъ. Бракъ, по многимъ и важнымъ причинамъ, отложенъ, и Самый Женихъ, для нашего же блага, долженъ былъ удалиться отъ насъ. Это послѣдовало, какъ извѣстно, въ четыредесятый день по воскресеніи Его, когда Онъ, вознесся съ Елеона на небо. Много знаковъ любви оставлено Имъ при насъ въ залогъ нашего союза съ Нимъ: съ нами святое слово Его, съ нами животворящій крестъ Его, съ нами пречистое Тѣло и Кровь Его, съ нами Церковь, наперсница совѣтовъ Его и наша невѣстоводительница, съ нами таинства Церкви и сама благодать Духа Пресвятаго; но, Самъ Онъ, Женихъ душъ нашихъ, съ тѣхъ поръ невидимъ и пребудетъ таковымъ до конца нашей разлуки съ Нимъ, то есть, до послѣдняго дня міра, когда Онъ паки явится во славѣ для совершенія всемірнаго торжества брачнаго.

Долго ли продлится эта разлука, сіе замедленіе таинственнаго брака Агнча? О семъ вѣдаетъ только Самъ Женихъ душъ и сердецъ. — Когда пріидетъ Онъ, въ какой годъ и день, въ какую пору и часъ? Опять тайна для всѣхъ. О днѣ и часѣ томъ, сказалъ Самъ Онъ, никтоже вѣсть, ни Ангели небесніи (Матѳ. 24, 36). И вотъ, сія-то глубокая неизвѣстность составляетъ ту таинственную полночь, въ которую, какъ говорится въ разсматриваемомъ нами пѣснопѣніи, Женихъ пріидетъ, ибо полночь у насъ есть такое время, когда прекращаются не только всѣ дѣла, но и всѣ ожиданія, и люди, ничего больше не ожидая, предаются сну.

Поелику такимъ образомъ время пришествія небеснаго Жениха неизвѣстно, а съ другой стороны нигдѣ не сказано, чтобы это пришествіе послѣдовало не иначе, какъ спустя весьма долгое время, то явно, что оно можетъ послѣдовать /с. 198/ всегда, во всякій день и часъ; а посему тѣмъ, кои обручены небесному Жениху, то есть, всѣмъ намъ, должно быть всегда готовыми къ срѣтенію Жениха, ожидать Его выну, не отлучаться, такъ сказать, никуда вдаль, не заниматься ничѣмъ такимъ, что бы могло помѣшать явиться вовремя къ Его приходу. Такъ именно заповѣдалъ намъ Самъ Женихъ, предъ Своею разлукою съ нами: бдите убо, — говорилъ Онъ, — яко не вѣсте дне, ни часа, въ оньже Сынъ Человѣческій пріидетъ (Матѳ. 25, 13).

Тѣ, кои вѣрны своему обрученію и обѣту, кои истинно возлюбили Жениха душъ, тѣ такъ всегда и поступали, и нынѣ поступаютъ. Они выну на стражѣ; первое и послѣднее ожиданіе ихъ въ жизни есть чаяніе пришествія Жениха. Услышать гласъ: се Женихъ грядетъ! было бы верхомъ ихъ земнаго блаженства. Чтобы сдѣлать себя способнѣе къ ожиданію и срѣтенію Его, многіе изъ нихъ вовсе оставляли для сего міръ и все, что въ мірѣ; отрекались навсегда отъ самыхъ невинныхъ удовольствій и связей земныхъ, дабы, по слабости природы, занявшись слишкомъ чѣмъ-либо житейскимъ, не охладить любви въ душѣ къ Жениху, не раздвоить вниманія и усердія, не отяжелѣть духомъ и не предаться сну чувственности. Другіе, не оставляя міра, участвуя во всѣхъ его движеніяхъ и дѣлахъ, и живутъ однако же такъ, какъ бы они были не въ мірѣ; не прилѣпляютъ ни къ чему сердца своего; всѣ житейскія дѣла и отношенія свои подчиняютъ одному началу — любви къ Іисусу, — и гдѣ бы ни были, чѣмъ бы ни занимались, всегда готовы оставить съ радостію всѣ дѣла и всѣ пріобрѣтенія земныя, по первому гласу о пришествіи Жениха. Всѣ таковые, и внѣ міра и въ мірѣ живущіе, очевидно, суть рабы бдящіе: Женихъ видитъ ихъ усердіе, уготовляетъ для каждаго изъ нихъ вѣнецъ славы; и они блаженны воистину, какъ бы ни была низка и горька участь ихъ на землѣ, ибо всѣ здѣшнія лишенія и страданія, коимъ они могутъ подвергаться, временны и скоропреходящи, а въ будущемъ ихъ ожидаетъ за сіе такое блаженство, коего око не видѣ, ухо не слыша, и которое не восходило на самое сердце человѣческое.

Но есть изъ обрученныхъ небесному Жениху и такіе, кои совершенно забыли о своихъ обѣтахъ, не помнятъ даже того, что у нихъ есть Женихъ, что прихода Его надобно /с. 199/ ожидать выну, и что худо, крайне худо, будетъ тому, кто, во время пришествія Его, обрящется спящимъ. Много ли таковыхъ людей между христіанами? Такъ много, что слово Божіе называетъ ихъ потому — всѣми: коснящу же Жениху, говорится, воздремашася вся, и спаху (Матѳ. 25, 5).

И подлинно, братіе мои, много ли можете вы указать такихъ христіанъ, о коихъ съ увѣренностію можно бы сказать: се рабъ бдящій въ самой полунощи! Будущее пришествіе Господа и Спасителя нашего содѣлалось такимъ предметомъ, о коемъ никто и не говоритъ, а если бы кто и заговорилъ гдѣ-либо, то показался бы человѣкомъ страннымъ, занимающимся такими вещами, кои не заслуживаютъ вниманія людей, такъ называемыхъ, дѣловыхъ и образованныхъ. Между тѣмъ, будущее пришествіе Господа есть событіе, чрезвычайно важное для каждаго, отъ коего вполнѣ зависитъ вѣчная судьба наша, съ коимъ должны пріити къ намъ или всѣ блага, или всѣ бѣдствія, и все это не можетъ возбудить въ насъ вниманія, и все это — какъ дѣло, намъ вовсе чуждое! Напрасно Евангеліе говоритъ съ силою: бдите, яко не вѣсте дне, ни часа, въ оньже Сынъ Человѣческій пріидетъ! Напрасно святая Церковь восклицаетъ: се Женихъ грядетъ въ полунощи! Мы слышимъ и не внемлемъ; слышимъ и, вмѣсто того, чтобы готовиться къ срѣтенію Жениха, безпечно предаемся суетамъ мірскимъ, какъ бы намъ оставаться на землѣ вѣчно. Сколько найдется христіанъ, оканчивающихъ уже жизнь свою, кои даже не вѣдаютъ, что у души ихъ есть Женихъ, и что они могутъ даже дожить до Его пришествія!.. Что виною такой непростительной холодности къ небесному Жениху душъ и сердецъ? Виною наше безмѣрное пристрастіе къ благамъ земнымъ, наше погруженіе въ чувственность. Сердце наше раздѣлено на столько предметовъ, что въ немъ нѣтъ уже мѣста для Возлюбленнаго. Все отдано міру и плоти! Все въ плѣну у похотей и страстей!

Напрасно, совершенно напрасно, въ извиненіе безпечности нашей, стали бы мы ссылаться на медленность въ пришествіи Жениха, ибо эта медленность только съ одной стороны, а съ другой — необыкновенная скорость. Все равно — Онъ ли къ намъ пріидетъ, или мы къ Нему пойдемъ. Онъ медлитъ приходомъ, и, можетъ быть, еще отложитъ его на тысячи лѣтъ, а мы эти тысящи лѣтъ развѣ будемъ оставаться /с. 200/ здѣсь и ждать Его? Нѣтъ, нынѣ, завтра, явится ангелъ смерти, и воззоветъ насъ къ Жениху. Какъ же, послѣ сего, спать безпечно и не ожидать зова и исхода, намъ предстоящаго? Тѣмъ паче, когда онъ видимо не далекъ отъ каждаго, и въ то же время совершенно неизвѣстенъ? Ибо о днѣ и часѣ, въ который мы окончимъ жизнь свою, такъ-же никтоже не вѣсть: это — наша собственная полночь! — Но, увы, и о ней должно сказать то же, что сказано о полунощи, въ нюже Женихъ пріидетъ: воздремашася вся, и спаху! Приготовленіе къ смерти, это дѣло столь важное, что ему надлежало бы занимать насъ во всю нашу жизнь, — не почитается даже дѣломъ. Занимающіеся имъ, какъ должно, составляютъ исключеніе, и притомъ весьма рѣдкое. Всѣ прочіе живутъ такъ, какъ бы имъ жить здѣсь вѣчно. Самыя болѣзни, насъ посѣщающія, эти видимые предтечи и вѣстники смерти, не въ силахъ заставить насъ подумать о ней. Увы, сколько ни видѣли мы умирающихъ, никогда почти не видали такихъ, кои предварительно были бы увѣрены, что имъ должно, наконецъ, разстаться съ жизнію. Многіе, напротивъ, за нѣсколько часовъ и минутъ до смерти, все еще предавались мыслямъ о земномъ, думали жить, не оставляли помысловъ о такихъ дѣлахъ и о предпріятіяхъ, для коихъ потребна крѣпость силъ и жизнь продолжительная. Такъ умираютъ юные; такъ нерѣдко умираютъ самые старцы. Можете судить по сему, въ какомъ видѣ сіи несчастныя души являются предъ своего небеснаго Жениха, и что постигаетъ ихъ на вечери брачной!...

При такомъ ужасномъ примѣрѣ безпечности, среди сего жестокаго вихря суеты и страстей, заслѣпляющаго прахомъ глаза у самыхъ лучшихъ, повидимому, людей, не должно ли, братіе мои, каждому, кто только хотя мало дорожитъ собственнымъ спасеніемъ, пріити въ страхъ, обратиться къ самому себѣ, и сказать словами священной пѣсни: блюди убо, душе моя, и ты, не сномъ отяготися, да не смерти предана будеши! Блюди, — не увлекайся никакимъ примѣромъ, не слѣдуй никакой стези, которая кажется покрытою цвѣтами, а ведетъ въ пропасть адскую. Блюди — стой на стражѣ, доколѣ не смѣнятъ; храни вѣру и упованіе, доколѣ не явится само упованіе. Женихъ невидимъ; но Онъ всегда близъ тебя, видитъ всѣ твои мысли и желанія, и считаетъ всѣ труды и жертвы, и готовитъ вѣнецъ за все. Еще нѣсколько лѣтъ, можетъ быть, /с. 201/ недѣль, дней терпѣнія, и завѣса падетъ, міръ и все, что въ немъ, исчезнетъ изъ глазъ, явится чертогъ небесный, и ты введена будешь на бракъ Агнчій. Аминь.

Источникъ: Сочиненія Иннокентія, Архіепископа Херсонскаго и Таврическаго. Томъ IV. — Изданіе второе. — СПб.: Изданіе книгопродавца И. Л. Тузова, 1908. — С. 196-201.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.