Церковный календарь
Новости


2019-07-19 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 22-я (1922)
2019-07-19 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 21-я (1922)
2019-07-19 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 20-я (1922)
2019-07-19 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 19-я (1922)
2019-07-19 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 40-е (1975)
2019-07-19 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 39-е (1975)
2019-07-19 / russportal
В. О. Ключевскій. "Курсъ Русской Исторіи". Лекція 36-я (1908)
2019-07-19 / russportal
В. О. Ключевскій. "Курсъ Русской Исторіи". Лекція 35-я (1908)
2019-07-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 18-я (1922)
2019-07-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 17-я (1922)
2019-07-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 16-я (1922)
2019-07-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 15-я (1922)
2019-07-18 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 66-я (1956)
2019-07-18 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 65-я (1956)
2019-07-18 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 64-я (1956)
2019-07-18 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 63-я (1956)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - суббота, 20 iюля 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 12.
Церковная письменность

Архіеп. Иннокентій (Борисовъ) († 1857 г.)

Вл. Иннокентій (въ мірѣ Иванъ Алексѣевичъ Борисовъ), архіеп. Херсонскій и Таврическій, знаменитый проповѣдникъ, богословъ и духовный писатель. Родился 15 декабря 1800 г. въ г. Ельцѣ Воронежской губ. въ семьѣ священника. Окончилъ Орловскую духовную семинарію (1819) и Кіевскую духовную академію (1823). По окончаніи академіи въ 1823 г. переѣхалъ въ С.-Петербургъ, принялъ монашество и сталъ преподавать въ духовныхъ школахъ. Профессоръ С.-Петербургской духовной академіи (1824) и ректоръ Кіевской духовной академіи (1830). Архимандритъ (1826). Епископъ Чигиринскій (1836), Вологодскій (1841) и Харьковскій (1841). Архіепископъ (1845). Архіепископъ Херсонскій и Таврическій (1848). Членъ Россійской Академіи Наукъ (1841). Во время Крымской войны и обороны Севастополя (1853-1856) проявилъ удивительное мужество, не покинувъ свою паству въ годину испытанія. Несмотря на опасность, пріѣзжалъ прямо къ мѣстамъ боевъ, воодушевляя солдатъ своими проповѣдями, совершалъ богослуженія въ походныхъ храмахъ, посѣщалъ воиновъ въ лазаретахъ, гдѣ свирѣпствовалъ заразительный тифъ. Во время сраженій обходилъ ряды войскъ, ободряя героевъ. За доблестное служеніе Вѣрѣ, Царю и Отечеству въ тяжелое для Россіи время былъ удостоенъ ряда Высочайшихъ наградъ и поощреній. Особую славу архіеп. Иннокентія составляетъ необыкновенный проповѣдническій талантъ. Его поученія стали превосходнымъ образцомъ православнаго краснорѣчія; часть ихъ была переведена на языки — франц., нѣм., польск., серб., греч., армян. Скончался архіеп. Иннокентій въ Херсонѣ 26 мая 1857 г. въ день Пятидесятницы — праздникъ Святой Троицы. Сочиненія: Шесть томовъ (полное собраніе). СПб., 1908.

Сочиненія архіеп. Иннокентія (Борисова)

Сочиненія Иннокентія, архіепископа Херсонскаго и Таврическаго.
Томъ 4-й. Изданіе 2-е. СПб., 1908.

ВЕЛИКІЙ ПОСТЪ.

Слово въ Великій Понедѣльникъ.

Чертогъ Твой вижду, Спасе мой, украшенный! и одежды не имамъ, да вниду въ онь: просвѣти одѣяніе души моея, Свѣтодавче, и спаси мя!

Въ одной изъ притчей евангельскихъ будущее царствіе небесное изображено, братіе мои, подъ видомъ вечери брачной, которую одинъ могущественный царь устроилъ по случаю бракосочетанія сына своего.

Сообразно важности случая, на эту вечерю приглашено все, что только было ближайшаго къ царю по своему мѣсту и званію; но, къ крайнему удивленію всѣхъ, сіи званные, эти близкіе, имѣли безразсудство отказаться отъ вечери: одинъ, какъ говоритъ Евангеліе, пошелъ въ это время на село свое, другой — на купли своя (Матѳ. 22, 1-14). И презрители дома и чести царевой были немедленно наказаны со всею строгостію. Между тѣмъ, чтобы приготовленная вечеря не осталась безъ гостей, царь велѣлъ слугамъ своимъ выдти на распутія и пригласить всѣхъ, кто только явится на встрѣчу. Такимъ образомъ домъ царевъ немедленно наполнился гостями, и всѣ они начали веселиться свѣтло. Среди пира самъ царь, по обычаю домовладыкъ, вошелъ видѣти возлежащихъ. Всѣми остался онъ доволенъ, какъ и всѣ имъ, одинъ только гость принудилъ его собою, среди всеобщаго довольства и веселія, обнаружить свой праведный гнѣвъ и даже показать примѣръ строгости. Ибо — вообразите — вмѣсто сколько-нибудь приличной и дню и мѣсту одежды, этотъ безразсудный явился на вечерю въ своемъ ежедневномъ платьѣ, которое видимо отзывалось нечистотою его образа жизни. Царь обратился однакоже къ нему съ кроткимъ вопросомъ: друже, како вшелъ еси сѣмо, не имый одѣянія брачна? Но когда виновный не могъ сказать въ отвѣтъ ни одного слова, обнаруживая симъ, что, идя къ царю, онъ ни мало не подумалъ о томъ, куда и за чѣмъ идетъ, то царь, въ праведномъ гнѣвѣ своемъ, повелѣлъ не только изгнать его вонъ изъ чертога, но и предать на заключеніе во тьму кромѣшнюю.

Этою царскою вечерію, какъ мы сказали, изображено въ Евангеліи царствіе небесное. Званные на вечерю, но вознебрегшіе зовомъ и не явившіеся, суть неразумные іудеи, /с. 192/ кои, за беззаконное отверженіе Іисуса Христа и Апостоловъ Его, лишились отечества и преданы съ тѣхъ поръ всемірному разсѣянію. Призванные потомъ на вечерю съ распутій и халугъ — это всѣ мы бѣдные грѣшники, кои призваны въ Церковь Христову съ распутій идолопоклонства. Новая одежда брачная, въ коей надлежало явиться на вечерю, — это одежда оправданія, снискиваемая раскаяніемъ во грѣхахъ своихъ и вѣрою въ заслуги Христовы. Гость оказавшійся не имущимъ одѣянія брачна и однакоже дерзнувшій появиться вмѣстѣ съ другими на вечери, — это христіанинъ лжеименный, который, вмѣстѣ съ другими, говоритъ: вѣрую и исповѣдую; чаю жизни будущаго вѣка, а живетъ и дѣйствуетъ, какъ невѣрный, и весь преданъ суетамъ вѣка настоящаго.

Таковъ братіе мои, разумъ притчи евангельской о вечери и чертогѣ брачномъ, таково отношеніе ея къ дѣлу нашего спасенія! Сія же самая притча служитъ основаніемъ и того умилительнаго пѣснопѣнія, коимъ святая Церковь оглашаетъ слухъ нашъ въ продолженіе настоящихъ дней. Христіанинъ представляется здѣсь видящимъ предъ собою тотъ пренебесный чертогъ, въ коемъ учреждена божественная вечеря для всѣхъ уневѣстившихъ себя Жениху душъ и сердецъ: чертогъ Твой вижду, Спасе Мой! Видъ неизреченнаго блаженства привлекаетъ его, и онъ хотѣлъ бы войти на вечерю и присоединиться къ священному лику празднующихъ, но взоръ на себя самого останавливаетъ его. Онъ помнитъ злополучную участь того, кто имѣлъ безразсудство явиться на вечери царской, не имый одѣянія брачна; чувствуетъ въ то же время, что у него нѣтъ сего драгоцѣннаго одѣянія, что одежда его, то-есть, дѣла и жизнь, мрачна, ветха и отвратительна: и одежды не имамъ, да вниду въ онь. Послѣ сего надлежало бы оставить желаніе быть на вечери; но какъ оставить, когда туда стремится все существо его? — И вотъ, скудный одѣяніемъ, но не вѣрою и любовію, онъ обращается съ прошеніемъ къ Тому, Кто силенъ восполнить все недостающее, Кто свѣтомъ Своимъ можетъ просвѣтить всякую тьму, и молитъ Его оказать ему сію великую милость: просвѣти одѣяніе души моея, Свѣтодавче, и спаси мя!

Бывали-ль мы съ тобою, возлюбленный слушатель, въ подобномъ состояніи души и сердца? Если не бывали, то /с. 193/ святая пѣснь Церкви не по насъ, и намъ нужно размышлять еще не о чертогѣ царскомъ и вечери брачной, а о плѣнѣ вавилонскомъ и тьмѣ египетской, въ коихъ находимся мы съ тобою. Но есть люди, предъ умственными очами коихъ выну чертогъ Жениха небеснаго, которые куда ни пойдутъ, что ни начнутъ дѣлать, утромъ и вечеромъ, днемъ и ночью, созерцаютъ его предъ собою: чертогъ Твой вижду, Спасе мой! Такіе люди употребляютъ всѣ свои силы и средства къ тому, чтобы очистить душу и сердце свое отъ всѣхъ сквернъ мірскихъ и стяжать одѣяніе брачное; не упускаютъ ни одного случая убѣлить душевныя ризы свои, — то въ крови Агнчей — въ заслугахъ дражайшаго Искупителя, то въ собственныхъ слезахъ, текущихъ отъ сердца сокрушеннаго и духа смиреннаго, то въ купели любви и милосердія къ своимъ ближнимъ; но никогда не почитаютъ себя достигшими желаннаго совершенства. Ибо та же благодать Духа, которая открываетъ имъ красоту и величіе благъ небесныхъ, уготованныхъ любящимъ Господа, даетъ видѣть имъ и всю нечистоту нашей падшей природы, все несовершенство самыхъ благихъ дѣлъ нашихъ; постоянно указуетъ имъ въ сердцѣ ихъ новые и новые остатки зла и нечистоты грѣховной. Посему, какъ бы высоко ни стояли они, всегда бываютъ проникнуты чувствомъ глубокаго смиренія; не стыдятся подобно Апостолу Павлу, называть себя первыми изъ грѣшниковъ, и, не видя въ себѣ самихъ возможности очистить себя, якоже Онъ чистъ есть (Іоан. 3, 3), на ряду съ послѣдними грѣшниками взываютъ изъ глубины души: просвѣти одѣяніе души моея, Свѣтодавче, и спаси мя!

Очевидно, братіе мои, что большая часть изъ насъ не имѣетъ счастія принадлежать къ сему, какъ Самъ Спаситель называетъ его, малому числу избранныхъ. Но, съ другой стороны, ужели кто-либо изъ насъ рѣшился принадлежать явно къ ужасной толпѣ людей отверженныхъ? Нѣтъ, такого духовнаго безчувствія и омертвенія, такой ненависти къ самимъ себѣ, такой любви и, такъ сказать, пристрастія къ аду, нѣтъ въ самыхъ ожесточенныхъ грѣшникахъ. И въ ихъ душѣ слышится по временамъ голосъ совѣсти; и ихъ сердце посѣщается омерзѣніемъ ко грѣху; и надъ ними дѣйствуетъ иногда сила благодати, не оставляющей человѣка до самыхъ послѣднихъ минутъ бытія его на земли; нѣтъ только рѣ/с. 194/шимости разорвать узы грѣха; недостаетъ токмо спасительнаго принужденія своей злой воли, и усилія возникнуть отъ сѣти діавольской.

Станемъ же, возлюбленный слушатель, станемъ со всѣми узами и язвами нашими предъ свѣтоноснымъ лицемъ всемилосердаго Спасителя нашего; станемъ и воззовемъ къ Нему изъ глубины души: буди милосердъ, Владыко, и ко мнѣ, бѣдному созданію Твоему! Какъ ни далеко заблудилъ я отъ прага дому Твоего, какъ міръ и страсти ни заслѣпили очей сердца моего, какъ ни оземленѣлъ я всѣмъ существомъ моимъ, какъ ни глубока пропасть грѣха, въ коей держитъ меня врагъ мой, но и я, недостойный, подъемлемый силою благодати Твоей, не оставляющей самаго послѣдняго изъ грѣшниковъ, озаряемый свѣтомъ Евангелія, вразумляемый примѣромъ избранныхъ рабовъ Твоихъ, возношусь иногда мыслію до той святой высоты, съ коей все дольнее и земное кажется малымъ и ничтожнымъ, а все небесное, святое, вѣчное, видимо приближается ко мнѣ и какъ бы зоветъ къ себѣ: чертогъ Твой вижду, Стасе мой! О, какъ въ немъ все чисто и свято, какъ все свѣтло и радостно! Лучше, воистину лучше, приметаться у прага сего чертога, нежели возсѣдать и царствовать въ селеніяхъ грѣшничихъ: чертогъ Твой вижду, Спасе мой, украшенный! Вижду и то, что, не смотря на всю мою нечистоту и недостоинство, и для меня есть мѣсто въ семъ чертогѣ, что и мое бѣдное имя не забыто Тобою, а вписано въ число искупленныхъ и предназначенныхъ къ блаженству во царствіи Твоемъ. Все давно зоветъ меня къ Тебѣ; и я готовъ идти на божественную вечерю Твою, но какъ явиться предъ свѣтлое лице Твое съ моею тьмою и наготою, съ моими рубищами и язвами грѣховными? Была у меня одежда невинности въ Эдемѣ, украшалъ меня тамъ самый драгоцѣнный образъ Твой, но явился лукавый змій, похитилъ у меня сію одежду: и оттолѣ лежу нагъ и стыждуся. Было у меня потомъ и другое царское облаченіе отъ Тебя — безцѣнная одежда заслугъ Сына Твоего, въ которую облекла меня при крещеніи св. Церковь, но пришли съ лѣтами нечистые помыслы, злыя пожеланія и страсти; совлекли съ меня нешвенный хитонъ оправданія благодатнаго: — оттолѣ лежу нагъ и стыждуся. Омывался и послѣ я не разъ въ таинственной купели покаянія; убѣлялся паче снѣга прича/с. 195/щеніемъ святыхъ и животворящихъ Таинъ, но вскорѣ паки, безумный, возвращался къ блату мірскихъ забавъ и утѣхъ; погружался еще глубже въ тину невоздержанія и сладострастія. Что мнѣ теперь дѣлать? Куда обратиться? Кто сниметъ мракъ и язвы съ моей совѣсти? Кто покроетъ наготу души моей? Напрасно обратился бы я за симъ къ тварямъ, меня окружающимъ: онѣ сами воздыхаютъ отъ ужасной работы истлѣнію, коей покорило ихъ преступленіе Адамово; сами ожидаютъ отъ меня освобожденія изъ плѣна. Вотще молилъ бы я о семъ самыхъ небожителей и Ангеловъ: у нихъ много свѣта и любви; но ихъ одежда не по мнѣ, ибо я землянъ и смертенъ. Куда ни посмотрю, явно вижу, что не къ кому прибѣгнуть мнѣ, кромѣ Тебя же, о всемилосердый Владыко и Судіе мой, Тебя, Который умеръ за насъ, еще грѣшниковъ сущихъ, Который доселѣ долготерпѣливо ожидаешь обращенія моего. Твой, Господи, чертогъ: Твоя да будетъ и одежда! — Просвѣти, Свѣтодавче, одѣяніе души моей! Просвѣти!... Я не молю Тебя о свѣтѣ Ѳаворскомъ: пусть остается онъ удѣломъ и наградою присныхъ и друговъ Твоихъ! Озари меня хотя свѣтомъ Синайскимъ, да вижду ясно путь заповѣдей Твоихъ, и, проникнутый страхомъ Твоего всемогущества, начну ходить непреткновенно въ оправданіяхъ Твоихъ! — Не скрой отъ меня свѣта Голгоѳскаго, да узрю силу и необходимость, для спасенія людей, животворящаго Креста Твоего, и займу отъ него мужество и святую рѣшимость умерщвлять плоть мою съ ея страстями и похотями! Осѣни меня сіяніемъ свѣта Сіонскаго, да, облеченный силою свыше, благодатію Духа-Утѣшителя, не устрашусь борьбы съ соблазнами міра и съ злыми моими навыками! Да посѣтитъ, наконецъ, о Всеблагій, мрачную душу мою хотя единый лучъ свѣта съ Елеона, да не опущу изъ вида той блаженный стези, по которой взошелъ Ты ко Отцу Твоему на небо, и коею должно востекать къ Тебѣ всѣмъ, желающимъ обрѣстись на божественной вечери въ богосвѣтломъ чертогѣ Твоемъ! Аминь.

Источникъ: Сочиненія Иннокентія, Архіепископа Херсонскаго и Таврическаго. Томъ IV. — Изданіе второе. — СПб.: Изданіе книгопродавца И. Л. Тузова, 1908. — С. 191-195.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.