Церковный календарь
Новости


2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 126-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 125-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 124-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 123-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 122-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 121-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 4-е, о мірѣ (1844)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 3-е, о Святомъ Духѣ (1844)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 30-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 29-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 28-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 27-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 26-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 25-я (1956)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Посланіе къ Руфиніану (1903)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Изъ 39-го праздничнаго посланія (1903)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 20 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.
Церковная письменность

Архіеп. Иннокентій (Борисовъ) († 1857 г.)

Вл. Иннокентій (въ мірѣ Иванъ Алексѣевичъ Борисовъ), архіеп. Херсонскій и Таврическій, знаменитый проповѣдникъ, богословъ и духовный писатель. Родился 15 декабря 1800 г. въ г. Ельцѣ Воронежской губ. въ семьѣ священника. Окончилъ Орловскую духовную семинарію (1819) и Кіевскую духовную академію (1823). По окончаніи академіи въ 1823 г. переѣхалъ въ С.-Петербургъ, принялъ монашество и сталъ преподавать въ духовныхъ школахъ. Профессоръ С.-Петербургской духовной академіи (1824) и ректоръ Кіевской духовной академіи (1830). Архимандритъ (1826). Епископъ Чигиринскій (1836), Вологодскій (1841) и Харьковскій (1841). Архіепископъ (1845). Архіепископъ Херсонскій и Таврическій (1848). Членъ Россійской Академіи Наукъ (1841). Во время Крымской войны и обороны Севастополя (1853-1856) проявилъ удивительное мужество, не покинувъ свою паству въ годину испытанія. Несмотря на опасность, пріѣзжалъ прямо къ мѣстамъ боевъ, воодушевляя солдатъ своими проповѣдями, совершалъ богослуженія въ походныхъ храмахъ, посѣщалъ воиновъ въ лазаретахъ, гдѣ свирѣпствовалъ заразительный тифъ. Во время сраженій обходилъ ряды войскъ, ободряя героевъ. За доблестное служеніе Вѣрѣ, Царю и Отечеству въ тяжелое для Россіи время былъ удостоенъ ряда Высочайшихъ наградъ и поощреній. Особую славу архіеп. Иннокентія составляетъ необыкновенный проповѣдническій талантъ. Его поученія стали превосходнымъ образцомъ православнаго краснорѣчія; часть ихъ была переведена на языки — франц., нѣм., польск., серб., греч., армян. Скончался архіеп. Иннокентій въ Херсонѣ 26 мая 1857 г. въ день Пятидесятницы — праздникъ Святой Троицы. Сочиненія: Шесть томовъ (полное собраніе). СПб., 1908.

Сочиненія архіеп. Иннокентія (Борисова)

Сочиненія Иннокентія, архіепископа Херсонскаго и Таврическаго.
Томъ 4-й. Изданіе 2-е. СПб., 1908.

ВЕЛИКІЙ ПОСТЪ.

Слово въ недѣлю 5-ую Великаго поста.

Шестую уже седмицу поста начинаемъ, братіе мои! Такъ течетъ время! — Постъ столь же мало можетъ удержать быстроту его, какъ и празднества самыя свѣтлыя. А иные изъ насъ еще скучаютъ продолжительностію времени и не знаютъ, на что употребить его: до того можетъ простираться въ человѣкѣ забвеніе цѣли бытія своего! Кто помнитъ, для чего дана ему жизнь и что потребуется отъ него за гробомъ, тотъ никогда не будетъ тяготиться продолжительностію времени: тому каждый часъ дорогъ; ибо онъ знаетъ, что долженъ дѣйствовать и трудиться для вѣчности. Узнаетъ это и каждый; но когда? На ложѣ смертномъ; тутъ самый разсѣянный чувствуетъ наконецъ цѣну времени; видитъ, какъ кратка земная жизнь; желалъ бы продолжить ее; готовъ отдать за то все прочее: но часъ смерти неотвратимъ, — и несчастный міролюбецъ восхищается навсегда съ того поприща, которое дается только единожды, и, погубленное, никогда не возвратится. Можете представить, братіе мои, что ожидаетъ таковыхъ людей въ вѣчности! Для предупрежденія сего-то несчастія святая Церковь непрестанно оглашаетъ слухъ нашъ всѣми гласами пророковъ и Апостоловъ, дабы пробудить насъ отъ усыпленія и безчувствія душевнаго. Для сей-то цѣли и мы, братіе мои, возвышаемъ нерѣдко предъ вами слабый голосъ свой. Можетъ быть, — думаемъ мы, исходя предъ васъ съ словомъ жизни и спасенія, — можетъ быть, въ нынѣшнемъ собраніи есть душа, которая услышитъ его въ первый разъ, и не только услышитъ, но и обратитъ его въ дѣло своего спасенія: можетъ быть, какой-либо грѣшникъ, внявъ изъ устъ нашихъ гласу милосердія Божія, придетъ въ чувство, остановится на пути къ аду, и Господь отпуститъ намъ за /с. 159/ сіе хотя нѣкую часть собственныхъ нашихъ прегрѣшеній. Ибо не напрасно сказано: обративый грѣшника отъ заблужденія его, спасетъ душу отъ смерти, и покрыетъ множество грѣховъ (Іак. 5, 20). Имѣя въ виду сіе, и вы, братіе мои, не оставляйте содѣйствовать намъ не только вашимъ вниманіемъ, но и вашими молитвами о насъ: ибо, если мы, при нашей слабости духовной, можемъ чѣмъ-либо быть полезны для васъ, то единственно вѣрностію благодати Господней, избравшей насъ въ служеніе вашему спасенію.

Настоящій день воскресный, какъ замѣтили мы въ одномъ изъ прежнихъ собесѣдованій нашихъ, посвященъ Церковію между прочимъ ублаженію памяти преподобной Маріи Египетской. И подлинно, если когда воспоминаніе о сей дивной женѣ благовременно, то въ настоящіе дни поста и покаянія: ибо ничто такъ не можетъ послужить и въ поученіе и въ утѣшеніе для грѣшниковъ, какъ ея жизнь и подвиги. Извѣстно, чтó наиболѣе смущаетъ грѣшника въ то время, когда онъ начинаетъ приходить въ раскаяніе. Смущаетъ, во-первыхъ, мысль о тяжести своихъ грѣхопаденій; во-вторыхъ, чувство пагубной привычки ко грѣху и трудности сражаться съ нею. — Но вотъ грѣшница, какихъ самый грѣхолюбивый міръ видитъ у себя немного и всегда сопровождаетъ презрѣніемъ, вдругъ разрываетъ всѣ узы грѣха, на ней лежавшія, начинаетъ жизнь святую и подвижническую. удостоивается чрезвычайныхъ даровъ благодати Божіей и восходить путемъ покаянія на такую высоту духа, что становится подобною Ангеламъ безплотнымъ. Кто послѣ сего можетъ отчаяваться въ своемъ спасеніи?

Чтобы образъ покаянія Маріина живѣе напечатлѣлся въ нашей душѣ, для сего повторимъ, братіе мои, кратко всю жизнь преподобной, какъ она изложена для насъ святымъ Софроніемъ, патріархомъ іерусалимскимъ.

Рожденная въ Египтѣ, Марія съ юныхъ лѣтъ имѣла несчастіе впасть въ бездну плотской нечистоты. Поводомъ къ сему была ея особенная красота тѣлесная — этотъ даръ Божій, останокъ райскаго благолѣпія природы нашей, но который теперь рѣдко не обращается въ первый поводъ къ грѣху. Развратъ начался съ того, съ чего наиболѣе начинается онъ въ лѣтахъ юныхъ, — съ неповиновенія своимъ родителямъ, дошедшаго до того, что скоро оставленъ навсегда /с. 160/ домъ родительскій. Послѣ сего нечего было ожидать отъ пятнадцати-лѣтней дѣвицы, кромѣ грѣха и соблазновъ. И Марія, падая ниже и ниже по лѣствицѣ разврата, скоро явилась на самой послѣдней ступени. Все, чтó страсти и діаволъ могутъ сдѣлать изъ человѣка, все то было сдѣлано изъ несчастной. И въ такомъ ужасномъ состояніи проведено около семнадцати лѣтъ. — Казалось, не было уже никакой надежды на исправленіе.

Но Тотъ, Кто оставляетъ девяносто девять овецъ и ищетъ одной заблудшей, Тотъ не оставилъ и теперь несчастную грѣшницу, и премудростію Своею обратилъ ко спасенію ея то самое, чтó казалось верхомъ погибели. Ловя всѣ возможные случаи на удовлетвореніе своей страсти, Марія замѣтила, что одинъ корабль, наполненный юными людьми, отправляется въ Іерусалимъ для поклоненія Кресту Христову. Діаволъ тотчасъ вложилъ въ сердце мысль употребить сей случай для своей страсти; — и вотъ злополучная плыветъ въ Іерусалимъ, скверня море своими дѣлами, какъ прежде сквернила землю. Ни взоръ на святый градъ, ни видъ Голгоѳы и гроба Господня не могли остановить навыка ко грѣху; Марія и въ Іерусалимѣ продолжаетъ губить себя и другихъ. Но это было уже послѣднею жертвою аду.

Когда наступилъ день торжественнаго поклоненія Кресту Христову, Марія вмѣстѣ съ другими пожелала войти въ храмъ; но сколько ни приближалась ко вратамъ его, каждый разъ уносилась волненіемъ толпы народной. Сначала это казалось дѣломъ случая и возбуждало только новыя усилія протѣсниться вмѣстѣ съ другими въ церковь; но когда съ одной стороны всѣ усилія остались тщетными, а съ другой замѣтно стало, что этотъ неуспѣхъ преслѣдуетъ изъ всѣхъ только ее одну: то въ Маріи пробудилась наконецъ совѣсть, — какъ молнія проникла все существо ея мысль, что не люди, а перстъ Божій и грѣхи ея отрѣваютъ ее отъ Святыни. — Въ сокрушеніи сердца, Марія подъемлетъ очи горѣ и видитъ предъ собою на стѣнѣ церковной святую икону Богоматери. Это было для нея какъ бы явленіе съ неба. «Мати Божія, — восклицаетъ со слезами грѣшница, — я знаю всю мою нечистоту; вѣдаю, что за тяжкіе грѣхи мои мнѣ мѣсто не въ храмѣ, а въ адѣ; но призри, Всеблагая, на мое покаяніе, и буди моею Ходатаицею и Споручницею предъ Богомъ Сыномъ /с. 161/ Твоимъ: отселѣ вся жизнь моя будетъ принадлежать Ему и Тебѣ!»

Послѣ сей молитвы, Марія опять стремится ко вратамъ церковнымъ; и не смотря на прежнія, еще большія толпы народа, входитъ невозбранно во храмъ и совершаетъ поклоненіе Кресту Христову. Видимая милость сія преисполняетъ душу ея новымъ умиленіемъ и благодарностію къ Богу. Возвратившись ко вратамъ церковнымъ, она паки повергается предъ иконою Богоматери; снова произноситъ обѣтъ чистоты и покаянія; вторично избираетъ Ея Споручницею спасенія, и, пріявъ свыше вразумленіе идти за Іорданъ въ пустыню, оставляетъ навсегда міръ и все человѣческое.

Я говорю: и все человѣческое, ибо Марія, заключившись въ пустынѣ Іорданской, не только попрала всю прежнюю роскошь и изнѣженность, не только отвергла удовлетвореніе самымъ необходимымъ потребностямъ плоти и крови; но вознеслась, можно сказать, надъ самою природою человѣческою. Во все время ея пребыванія въ пустынѣ у нея не было ни крова, ни одежды, ни пищи. Трехъ малыхъ хлѣбовъ, взятыхъ ею изъ Іерусалима, стало ей — насколько бы вы думали? на шестнадцать лѣтъ! Потомъ пищею для ней служило не столько зеліе пустынное, сколько молитва и благодать Божія. И среди такихъ подвиговъ проведено четыредесять седмь лѣтъ! Можете представить себѣ, братіе, чего стоила такая жизнь тѣлу, привыкшему къ нѣгѣ и чувственности!

Послушаемъ, какъ сама преподобная повѣствовала о семъ святому старцу Зосимѣ. «Рече же Зосима къ преподобнѣй: «колико есть лѣтъ, о госпоже моя, отнелѣже водворилася еси въ пустыни сей?» Она же отвѣща: «мню яко четыредесять и седмь лѣтъ, отнелѣже изыдохъ отъ святаго града». Зосима же рече къ ней: «что обрѣтаеши въ пищу себѣ, госпоже моя?» Она же рече: «полтретья убо хлѣба принесохъ, прешедши Іорданъ, иже по малѣ изсохше окаменѣша, ихъ же по малу вкушающи, многа лѣта пребыхъ». Зосима же рече: «како же ли безъ воды пребыла еси толика лѣта; никоея же ли бѣды пріемлющи отъ внезапнаго ослабѣнія?» Отвѣща же она: «рѣчи мя нынѣ вопросилъ еси, авво Зосимо, о ней же трепещу глаголати: аще бо воспомяну вся тыя напасти, яже пострадахъ, и помышленія лютая, колико сотвориша ми бѣды: боюся да не тѣми же паки оскорблена буду. /с. 162/ Вѣру ми ими, авво, шестнадесять лѣтъ сотворихъ въ пустыни сей, яко со звѣрьми лютыми, съ моими безумными похотьми борющися: егда бо начинахъ пищи вкушати, абіе хотяшеся ми мясъ и рыбъ, яже бяху во Египтѣ, хотяшеся же ми и вина, любимаго мною: много бо вина піяхъ, егда бѣхъ въ мірѣ; здѣ же не имуще ни воды вкусити, лютѣ жаждою палима бѣхъ и бѣднѣ терпяхъ. Бываше же ми и желаніе любострастныхъ пѣсней, зѣло возмущающее мя, и нудящее пѣти пѣсни бѣсовскія, ихже въ мірѣ навыкла бѣхъ. Абіе же слезящи и съ вѣрою перси своя біющи, воспоминахъ обѣты, яже бѣхъ сотворила, входящи въ пустыню сію. Мыслію же идяхъ ко иконѣ Пречистыя Богородицы, Испоручницы моея, и у Тоя плакахся, просящи отгнати помышленія отъ мене, терзающія окаянную мою душу. Егда же довольно плакахся и въ перси усердно біяхъ: тогда свѣтъ видѣхъ, всюду осіявающъ мя и тишина велика въ бури мѣсто бываше ми. Како же тебѣ, авво, исповѣмъ помышленія моя, порѣвавшія мя на грѣхъ? Яко огнь во окаяннѣмъ сердцѣ моемъ разгарашеся и всю отвсюду мя опаляше, ко грѣху понуждая. Егда же таковое помышленіе прихождаше ми, повергахъ мя на землю, и слезы многи проливахъ, мнящи яко сама Испоручница стои́тъ и истязуетъ мя, яко преступившу, и муку за преступленіе показующи. Не востаяхъ же отъ земнаго поверженія нощь и день, дондеже сладкій оный свѣтъ осіяваше мя и помыслы смущающи мя отгоняше. Очи же мои къ Испоручницѣ моей непрестанно возводяхъ, просящи отъ нея помощи; яко же и воистину Спомощницу ту имѣхъ и къ покаянію Споспѣшницу. И тако скончахъ семнадесять лѣтъ, бѣды тьмами пріемлющи: оттолѣ же до днешняго дне Помощница моя Богородица во всемъ и на вся руководствуетъ мя». Рече же Зосима къ ней: «не потребовала ли еси уже прочее пищи и одѣянія»? Она же отвѣща: «хлѣбы убо оны скончавши, якоже рекохъ ти въ седминадесяти лѣтѣхъ, питахся быліемъ, сущимъ въ пустыни сей. Риза же, юже имѣхъ, прешедши Іорданъ, отъ ветхости истлѣ. Многу же бѣду отъ зимы и отъ зноя пострадахъ, солнцемъ горящи и мразомъ омерзающи и трясущися. Тѣмъ же и многажды падши на земли, лежахъ аки бездушна и недвижима. Многажды же съ различными напастьми и бѣдами боряхся. Оттолѣ убо и доднесь, силы Божія многообразная, грѣшную мою душу и тѣло унылое соблюде: /с. 163/ помышляющи бо точію, отъ коликаго зла избави мя Господь, пищу неиждеваемую стяжахъ — упованіе спасенія моего. Питаюся бо и покрываюся глаголомъ Божіимъ, содержащимъ всяческая. Ибо не о хлѣбѣ единомъ живъ будетъ человѣкъ. И елицѣ не имяху покрова, въ каменіе облекошася, елико ихъ совлечеся грѣховнаго одѣянія». Слышавъ же Зосима, яко и словеса отъ Писанія воспоминаемы, отъ Моисея же и Пророкъ и отъ книгъ Псаломскихъ, рече къ ней: «псалмомъ же и инымъ книгамъ, о госпоже, училася ли еси?» Она же слышавши сіе осклабися, и рече къ нему: «вѣруй, человѣче, не видѣхъ инаго человѣка, отнелѣ же Іорданъ преидохъ, кромѣ твоего лица днесь, и ниже звѣря, не инаго животнаго видѣхъ: книгамъ же никогда же учихся, ни иного чтущаго или поющаго слышахъ, но слово Божіе живо и дѣйственно то учитъ разуму человѣка. Нынѣ убо заклинаю тя воплощеніемъ Слова Божія, молитися за мя блудницу».

Послѣ такихъ и столь долговременныхъ подвиговъ не могло не послѣдовать совершеннаго очищенія души и тѣла, совершеннаго мира съ Богомъ и совѣстію, совершенной побѣды надъ немощами природы человѣческой, совершеннаго приближенія къ первобытному совершенству человѣка въ состояніи невинности и содружеству съ міромъ духовнымъ и божественнымъ. И дѣйствительно, святый Зосима, коему предоставлена была Промысломъ Божіимъ честь открыть преподобную подвижницу въ пустынѣ и послужить ея погребенію, засталъ ее уже не человѣкомъ, а ангеломъ. Марія облечена была еще плотію, но сія плоть походила болѣе на духъ, нежели на наше тѣло: она переходила немокренно Іорданъ; во время молитвы возносилась отъ земли на воздухъ; не могла вкушать почти ничего, кромѣ Тѣла и Крови Христовой. Для преподобной открыты были самыя тайныя движенія сердца въ Зосимѣ; она бесѣдовала съ нимъ изъ Святаго Писанія, изъ Псалмовъ и Пророчествъ, никогда не читавъ Писанія и вовсе не умѣя читать; знала все, что совершается въ его монастырѣ; предрекла, что имѣетъ совершиться въ будущемъ. Самые звѣри пустынные благоговѣли предъ лицемъ преподобныя: въ продолженіе жизни ея не смѣли приближаться къ ней, а по кончинѣ вырыли для нея могилу и помогли немощному старцу предать ея святыя мощи землѣ.

Судите теперь сами, братіе мои, не благоприлично ли /с. 164/ такая жизнь, какъ преподобной Маріи, указуется Церковію всѣмъ грѣшникамъ среди настоящихъ дней поста и покаянія? Гдѣ яснѣе, какъ не въ сей жизни, можно увидѣть, что нѣтъ грѣха, побѣждающаго человѣколюбіе Божіе, что нѣтъ бездны разврата, изъ коей, при помощи благодати Божіей, нельзя было бы выйти путемъ вѣры и покаянія, что можно, и начавъ поздно, не только сравняться, но и упредить въ совершенствѣ даже тѣхъ, кои работали въ вертоградѣ Господнемъ отъ перваго часа?

Если бы, помыслитъ кто-либо изъ грѣшниковъ, и мнѣ было такое званіе свыше, какъ Маріи! А Маріи, возлюбленный, какое было вначалѣ особенное званіе? Что она, за тѣснотою отъ народа, вмѣстѣ съ другими не могла войти въ храмъ іерусалимскій? Ахъ, сколь многіе изъ насъ не обратили бы на это ни малѣйшаго вниманія, и спокойно, даже можетъ быть съ радостію, пошли бы домой! Совѣсть Маріи сдѣлала важнымъ и рѣшительнымъ для нея это, если угодно такъ назвать, знаменіе. Будемъ внимательны къ самимъ себѣ, и мы въ своей жизни найдемъ не мало подобнаго, можетъ быть еще болѣе знаменательнаго, ибо можно сказать утвердительно, что нѣтъ ни единаго изъ грѣшниковъ, который не имѣлъ бы въ своей жизни такихъ случаевъ, гдѣ благодать Божія видимо призывала его къ покаянію; но наше непрестанное разсѣяніе и ожесточеніе во грѣхѣ дѣлаютъ для насъ все это безплоднымъ. Что бы ни срѣталось съ нами подобнаго, у насъ одинъ судъ: это случай! Какъ будто всѣ, самые такъ называемые, случаи были не въ десницѣ Господней! И какъ будто со стороны Спасителя нашего могъ быть опущенъ безъ вниманія какой-либо случай къ спасенію бѣднаго грѣшника! Посему, когда бы и гдѣ бы ни пришла тебѣ мысль отстать отъ грѣха, бросить развратную жизнь, будь твердо увѣренъ, что сія душеспасительная мысль прямо отъ Бога, ибо какъ бы иначе она и посѣтила твою мрачную душу, если бы не была послана свыше? Прими таковую мысль; послѣдуй, куда она зоветъ тебя; оставь гибельный путь грѣха, — и благость Божія, являющаяся и неищущимъ ея, тѣмъ паче не замедлитъ явиться тебѣ, когда увидитъ, что ты началъ искать своего спасенія; озаритъ душу твою свѣтомъ лица своего; укажетъ путь, коимъ должно тебѣ слѣдовать; подкрѣпитъ тебя въ немощи, утѣшитъ въ скорби, вознаградитъ за /с. 165/ всѣ земныя лишенія и разсѣетъ для тебя на узкомъ и тернистомъ пути къ царствію столько залоговъ своей любви, что ты и страдая будешь радоваться и не промѣняешь новаго ужаснаго для міролюбцевъ состоянія своего ни на какія блага въ мірѣ.

Что же мнѣ дѣлать, внявъ призыванію свыше, — спроситъ иная душа грѣшная: — неужели, подобно Маріи, оставить все и идти въ пустыню? Сдѣлать и это, если бы оказалось необходимымъ, ибо ты конечно отдалъ бы все для своего спасенія, если бы у тебя разбойники отнимали жизнь тѣлесную. А страсти, сіи враги злѣйшіе всѣхъ разбойниковъ, отнимаютъ у тебя жизнь духовную, вѣчную, — и ты будешь разсчитывать, чѣмъ пожертвовать для ея спасенія и что оставить? Такъ ли пекутся о своемъ спасеніи? Такъ ли цѣнишь ты свою душу, ея же не достоинъ весь міръ? Но, для большей части кающихся грѣшниковъ нѣтъ необходимости оставлять совершенно мірское свое состояніе. Вступивъ вдругъ на столь высокую, крутую и скользкую лѣстницу, мы по слабости стопъ своихъ, не могли бы идти по ней безбѣдно. Посему, душа кающаяся, довольно будетъ для тебя на первый разъ и той пустыни, которая откроется въ самой тебѣ, коль скоро ты внесешь во внутренность твою свѣтъ слова Божія; довольно той пустыни, которую составитъ для тебя тотъ же міръ, тебя окружающій и тебя ласкавшій, коль скоро ты отвергнешься его внутренно. Путь Маріи есть путь необыкновенный, почему она и достигла совершенства равноангельскаго; для насъ, грѣшная душа, довольно будетъ, если мы престанемъ походить ожесточеніемъ и нераскаянностію на злыхъ духовъ, возвратимъ себѣ чистый образъ человѣческій, погубленный во грѣхахъ, и содѣлаемся достойными войти современемъ, хотя послѣдними, въ то же блаженное царствіе Божіе, гдѣ живутъ и блаженствуютъ души покаявшихся грѣшниковъ. Аминь.

Источникъ: Сочиненія Иннокентія, Архіепископа Херсонскаго и Таврическаго. Томъ IV. — Изданіе второе. — СПб.: Изданіе книгопродавца И. Л. Тузова, 1908. — С. 158-165.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.