Церковный календарь
Новости


2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 126-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 125-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 124-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 123-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 122-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 121-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 4-е, о мірѣ (1844)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 3-е, о Святомъ Духѣ (1844)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 30-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 29-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 28-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 27-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 26-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 25-я (1956)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Посланіе къ Руфиніану (1903)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Изъ 39-го праздничнаго посланія (1903)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 19 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 12.
Церковная письменность

Архіеп. Иннокентій (Борисовъ) († 1857 г.)

Вл. Иннокентій (въ мірѣ Иванъ Алексѣевичъ Борисовъ), архіеп. Херсонскій и Таврическій, знаменитый проповѣдникъ, богословъ и духовный писатель. Родился 15 декабря 1800 г. въ г. Ельцѣ Воронежской губ. въ семьѣ священника. Окончилъ Орловскую духовную семинарію (1819) и Кіевскую духовную академію (1823). По окончаніи академіи въ 1823 г. переѣхалъ въ С.-Петербургъ, принялъ монашество и сталъ преподавать въ духовныхъ школахъ. Профессоръ С.-Петербургской духовной академіи (1824) и ректоръ Кіевской духовной академіи (1830). Архимандритъ (1826). Епископъ Чигиринскій (1836), Вологодскій (1841) и Харьковскій (1841). Архіепископъ (1845). Архіепископъ Херсонскій и Таврическій (1848). Членъ Россійской Академіи Наукъ (1841). Во время Крымской войны и обороны Севастополя (1853-1856) проявилъ удивительное мужество, не покинувъ свою паству въ годину испытанія. Несмотря на опасность, пріѣзжалъ прямо къ мѣстамъ боевъ, воодушевляя солдатъ своими проповѣдями, совершалъ богослуженія въ походныхъ храмахъ, посѣщалъ воиновъ въ лазаретахъ, гдѣ свирѣпствовалъ заразительный тифъ. Во время сраженій обходилъ ряды войскъ, ободряя героевъ. За доблестное служеніе Вѣрѣ, Царю и Отечеству въ тяжелое для Россіи время былъ удостоенъ ряда Высочайшихъ наградъ и поощреній. Особую славу архіеп. Иннокентія составляетъ необыкновенный проповѣдническій талантъ. Его поученія стали превосходнымъ образцомъ православнаго краснорѣчія; часть ихъ была переведена на языки — франц., нѣм., польск., серб., греч., армян. Скончался архіеп. Иннокентій въ Херсонѣ 26 мая 1857 г. въ день Пятидесятницы — праздникъ Святой Троицы. Сочиненія: Шесть томовъ (полное собраніе). СПб., 1908.

Сочиненія архіеп. Иннокентія (Борисова)

Сочиненія Иннокентія, архіепископа Херсонскаго и Таврическаго.
Томъ 4-й. Изданіе 2-е. СПб., 1908.

ВЕЛИКІЙ ПОСТЪ.

Слово въ пятокъ 2-ой недѣли Великаго поста.

На рѣкахъ вавилонскихъ, тамо сѣдохомъ и плакахомъ, внегда помянути намъ Сіона. На вербіихъ посредѣ его обѣсихомъ органы наша. Яко тамо вопросиша ны плѣншіи насъ о словесѣхъ пѣсней, и ведшіи насъ о пѣніи: воспойте намъ отъ пѣсней сіонскихъ! Како воспоемъ пѣснь Господню на земли чуждей? Аще забуду тебе, Іерусалиме, забвена буди десница моя. Прильпни языкъ мой гортани моему, аще не помяну тебе, аще не предложу Іерусалима яко въ началѣ веселія моего. Дщи Вавилоня окаянная, блаженъ, иже воздастъ тебѣ воздаяніе твое, еже воздала еси намъ! Блаженъ, иже иметъ и разбіетъ младенцы твоя о камень! (Пс. 136).

Послѣ псалма: Помилуй мя, Боже, нѣтъ другаго во всей Псалтири Давидовой, который бы исполненъ былъ такого умиленія душевнаго, какъ этотъ псаломъ. Кажется, онъ написанъ не чернилами, а слезами; и долженъ быть не пѣтъ, а плаканъ. Посему-то возглашается онъ въ церкви въ тѣ недѣли, кои служатъ приготовленіемъ къ святому и великому посту. Но нисколько не будетъ излишне, если мы и теперь, во время поста, повторимъ кратко для себя содержаніе сего умилительнаго псалма. Приведши себѣ такимъ образомъ на память жалкую судьбу израильтянъ въ плѣну вавилонскомъ, мы въ ней, какъ въ зеркалѣ, можемъ увидѣть и наше бѣдственное положеніе на землѣ — въ узахъ грѣха и страстей, а это пробудитъ въ иномъ мысль о свободѣ духовной, и расположитъ искать ее у великаго Разрѣшителя всѣхъ узъ, къ чему настоящее время поста представляетъ столько средствъ для самыхъ слабыхъ вѣрою и духомъ. — Итакъ, что же дѣлаютъ израильтяне въ Вавилонѣ?

На рѣкахъ вавилонскихъ, тамо сѣдохомъ и плакахомъ, внегда помянути намъ Сіона.

Вотъ чѣмъ занимаются плѣнники іерусалимскіе! Вмѣсто того, чтобы строить для себя въ Вавилонѣ домы, насаждать вертограды, заниматься куплею и продажею, на что дано чрезъ Пророка разрѣшеніе отъ Самого Бога, они присѣдятъ на берегу рѣкъ вавилонскихъ, какъ бы въ ожиданіи, что волны рѣчныя съ часу на часъ поднимутъ ихъ и унесутъ въ отечество; — сидятъ и плачутъ, воспоминая о своемъ возлюбленномъ Сіонѣ. Тѣло ихъ въ Вавилонѣ, а духъ и сердце въ Іерусалимѣ. На что ни посмотрятъ въ странѣ чуждой, /с. 77/ ничто не радуетъ ихъ, а все пробуждаетъ мысль объ отечествѣ: на рѣкахъ вавилонскихъ, тамо сѣдохомъ и плакахомъ, внегда помянути намъ Сіона.

При взглядѣ на органы, кои израильтяне принесли съ собою въ плѣнъ — не для забавъ, а чтобы бряцать на нихъ хвалу и славу Іеговы, — у вавилонянъ раждается любопытство и желаніе послушать пѣсней сіонскихъ. Плѣннику ли отказать побѣдителямъ въ сей просьбѣ? Иные почли бы за счастіе угодить такимъ образомъ своимъ гордымъ владыкамъ, но израильтянинъ, теперь, не таковъ! Онъ страшится и одной мысли — осквернить священную пѣснь Сіона слухомъ языческимъ. Вмѣсто удовлетворенія желаній вавилонянъ, плѣнники, въ полномъ сознаніи величія и достоинства своей вѣры, отвѣчаютъ: како востоемъ пѣснь Господню на земли чуждей? Отвѣчаютъ такъ, ни мало не заботясь, что ихъ участь, и безъ того горькая, можетъ чрезъ то отяготиться еще болѣе.

Неблаговременный вызовъ со стороны побѣдителей къ веселію и игрѣ, когда у плѣнниковъ текутъ изъ очей слезы, пробуждаетъ въ израильтянахъ новый порывъ любви къ отечеству, — и они даютъ обѣтъ никогда не измѣнять ему: аще забуду тебе, Іерусалиме, забвена буди десница моя!

По удаленіи вавилонянъ, оставшись одни, плѣнные израильтяне тѣмъ сильнѣе предаются противъ нихъ негодованію, что видятъ, какъ они, лишивъ ихъ отечества, хотѣли бы лишить и благородства духа: дщи Вавилоня окаянная, блаженъ, иже воздастъ тебѣ воздаяніе твое, еже воздала еси намъ! Блаженъ, иже иметъ и разбіетъ младенцы твоя о камень!

Такъ мыслили, такъ чувствовали, такъ вели себя израильтяне въ плѣну вавилонскомъ! — Кто не преклонится съ уваженіемъ предъ сими чувствами? Не скажетъ, что народъ израильскій въ самомъ плѣну и униженіи показалъ при семъ случаѣ, что онъ не напрасно былъ возлюбленъ Господомъ и избранъ Имъ нѣкогда въ особенный удѣлъ Себѣ изъ всѣхъ народовъ?

Тяжелъ, братіе мои, былъ плѣнъ вавилонскій; сокрушительно иго, возложенное Навуходоносоромъ на бѣдныхъ сыновъ Израиля! — Но что значатъ всѣ плѣны вавилонскіе и египетскіе въ сравненіи съ тѣмъ ужаснымъ плѣномъ, въ коемъ находится весь родъ человѣческій? Ибо гдѣ мы всѣ? /с. 78/ Въ странѣ чуждой, въ странѣ мрака и хлада, проклятія и смерти. Было и у насъ отечество — въ раю сладости; но пришелъ врагъ и плѣнилъ насъ; плѣнилъ и повергъ въ нерѣшимыя узы грѣха и страстей. Что мы были и что теперь? Были почтены и украшены образомъ Божіимъ; теперь часто нѣтъ въ насъ и образа человѣческаго. Наслаждались всегдашнимъ здравіемъ души и тѣла, не знали смерти и тлѣнія; теперь всѣ стонемъ изъ дѣтства отъ болѣзней душевныхъ и тѣлесныхъ и, послѣ многихъ скорбей и бѣдъ, обращаемся въ землю, отъ нея же взяты. Всѣ твари вначалѣ служили намъ съ радостію и были яко малые домочадцы въ великомъ домѣ Божіемъ, теперь всѣ твари или убѣгаютъ отъ человѣка, или возстаютъ на него и терзаютъ своего владыку. Самое рожденіе каждаго изъ насъ, какъ нѣкоего изверга, омывается кровію и слезами; самые чистые и праведные труды сопровождаются пóтомъ лица и не приносятъ иногда ничего, кромѣ скорби и воздыханій. Тьма въ умѣ, злость въ волѣ, горесть въ сердцѣ, нечистота въ чувствѣ, бренность въ тѣлѣ, мертвость во всемъ существѣ, удаленіе отъ небеснаго отечества, — вотъ наша доля всѣхъ и каждаго — отъ Адама и до сего дне!

Не должно ли послѣ сего ожидать, что и мы, подобно израильтянамъ въ Вавилонѣ, будемъ рыдать и плакать о своемъ потерянномъ Сіонѣ? Что будемъ, по крайней мѣрѣ, помнить всегда, гдѣ мы и что съ нами; не будемъ прилѣпляться сердцемъ къ странѣ чуждой и плѣну нашему, а ожидать съ радостію того вожделѣннаго часа, когда рукою Ангела смерти сложатся съ насъ всѣ узы, и мы возвратимся туда, гдѣ нѣтъ ни печали, ни воздыханія? Но посмотрите на міръ человѣческій. — Что увидите? Увидите купующихъ и продающихъ, услышите лики и тимпаны, всюду встрѣтите людей, кои о томъ только мыслятъ, чтобы ежедневно радоваться и веселиться, праздновать и торжествовать. У многихъ потеряна самая мысль о Сіонѣ, о томъ блаженномъ состояніи, въ коемъ былъ человѣкъ первозданный; другіе, если и воспоминаютъ о немъ иногда, то какъ о предметѣ, до нихъ не касающемся. Остаться, если бы возможно было, на землѣ вѣчно, то есть, вѣчно жить въ плѣну земныхъ нуждъ и треволненій, въ узахъ страстей и болѣзней, — это для многихъ составило бы верхъ наградъ и желаній!.. Ничто не можетъ /с. 79/ раскрыть намъ очей и показать, что мы не на своей родинѣ, что мы въ плѣну и заточеніи. Напрасно смерть безъ всякаго порядка восхищаетъ насъ, одного за другимъ, въ вѣчность, мы спокойно становимся на убылое мѣсто и продолжаемъ то же заблужденіе!...

Такъ унизились, огрубѣли, обезчувствѣли мы въ плѣну нашемъ! До того забыто нами, что мы были нѣкогда и чѣмъ паки быть должны! Малая токмо часть, какъ бы нѣкіимъ чудомъ спасшаяся отъ всеобщаго ослѣпленія, видитъ истинное положеніе человѣка на землѣ; чувствуетъ, какое тяжкое иго на всѣхъ сынѣхъ Адамлихъ; воздыхаетъ и плачетъ о падшемъ состояніи всѣхъ и каждаго. И что же? Сіи избранные, сіи ясновидящіе кажутся для всѣхъ прочихъ — людьми мрачными, мечтателями легкомысленными, существами малоспособными къ жизни общественной, такими лицами, о коихъ должно сожалѣть, и коихъ не безполезно избѣгать!...

По истинѣ, если гдѣ, то въ семъ жалкомъ ослѣпленіи человѣческомъ обнаруживаются вся сила и ужасное свойство грѣха, ибо явно, что онъ не только лишаетъ человѣка богоподобія, не только унижаетъ его до состоянія неразумныхъ тварей, дѣлаетъ похожимъ на духа отверженнаго; но, вдобавокъ къ униженію и плѣну, исторгаетъ у него самую память о его прежнемъ величіи и будущемъ предназначеніи. Послѣ сего бѣдный грѣшникъ не смѣетъ поднять очей на небо, яко ему чуждое; не видитъ предъ собою ничего, кромѣ земли; въ угожденіи бѣдному чреву поставляетъ все свое блаженство; за мимолетными благами и забавами гоняется, какъ дитя; на самую смерть свою смотритъ, какъ на дань природѣ, тогда какъ она есть точію оброкъ грѣха.

Душа падшая, душа плѣнная, душа погибающая, пробудись отъ своего нечувствія и познай, кто ты! Грѣхъ и страсти унизили, ослѣлили, подавили, умертвили тебя; но ты и теперь болѣе заключаешь въ себѣ, нежели сколько есть въ видимомъ мірѣ, ибо ты — одушевленный образъ Божій. Сама по себѣ ты не можешь подумать о томъ, чтобы сразиться съ жестокимъ врагомъ твоимъ и разорвать узы, на тебя возложенныя; но у тебя есть всемогущій Заступникъ, Который можетъ связать крѣпкаго (Матѳ. 12, 29) противника твоего, разрушить всѣ твердыни его и преподать тебѣ всѣ средства къ возврату въ отечество. Предай себя /с. 80/ Ему, — и невозможное сдѣлается возможнымъ. Какъ бы ты ни была погружена въ чувственность, какъ бы ни были тяжки и велики грѣхи твои, хотя бы чернотою твоею ты походила на самого духа злобы: все исправится, все убѣлится, все просвѣтлѣетъ, и ты паки содѣлаешься такимъ существомъ, въ коемъ будетъ почивать Самъ Богъ; достигнешь еще на землѣ того величія, предъ коимъ не со страхомъ токмо, но и съ любовію начнетъ преклоняться вся тварь.

Хочешь ли, возлюбленный слушатель, узнать, какъ намъ нужно вести себя въ плѣну нашемъ, чтобы возвратиться въ первобытное состояніе невинности и блаженства?

Возьмемъ для сего примѣръ съ израильтянъ и ихъ поведеніе въ Вавилонѣ. Не смотря на удаленіе отъ любезнаго отечества, они духомъ и мыслію своею непрестанно были въ Сіонѣ и Іерусалимѣ: да витаетъ, какъ можно чаще, и наша мысль и нашъ духъ не въ селеніяхъ подобныхъ намъ грѣшниковъ, а въ свѣтлыхъ обителяхъ Отца небеснаго. Да содѣлается, какъ у израильтянъ, и у насъ всѣхъ началомъ и концемъ занятій и всякаго веселія мысль о Іерусалимѣ небесномъ, о томъ блаженномъ часѣ, когда мы, сбросивъ тяжелыя узы плоти, должны будемъ возвратиться въ свое отечество.

Помышляя о святыхъ радостяхъ Сіона, израильтяне не хотѣли принимать участія въ нечистыхъ забавахъ и языческихъ увеселеніяхъ вавилонскихъ, да удалятся, сколько возможно, и отъ насъ тлетворныя забавы и утѣхи плотскія, кои, въ самомъ очищенномъ видѣ ихъ, вредятъ уже тѣмъ, что губятъ драгоцѣнное время и земленятъ сердце. Будемъ говорить почаще душѣ своей словами израильтянъ: како воспоемъ пѣснь Господню на земли чуждей? Какъ намъ веселиться и радоваться безумно, когда мы въ плѣну грѣха, подъ гнѣвомъ Божіимъ, съ лютыми язвами въ совѣсти! Намъ ли предаваться суетамъ и губить время, когда насъ ожидаетъ смерть, судъ страшный и вѣчность?

Израильтяне, въ порывѣ праведнаго негодованія, изъявляли желаніе, чтобы самые младенцы дщери Вавилонской, лишившей ихъ отечества, были разбиты о камень; вооружимся и мы святою ревностію противъ всѣхъ исчадій нашей грѣховной природы. Начнемъ не только огребаться плотскихъ грубыхъ грѣховъ, но избивать о камень самоотвер/с. 81/женія самые нечистые помыслы, самыя тайныя зловожделѣнія души и сердца. Если мы, одушевившись вѣрою и призвавъ на помощь благодать Божію, пребудемъ постоянны въ семъ святомъ подвигѣ, то узы плѣна грѣховнаго будутъ со дня на день слабѣть на насъ; и мы, находясь еще въ Вавилонѣ міра сего, начнемъ ощущать блаженную свободу духа, возноситься надъ всѣмъ бреннымъ; а по прошествіи краткихъ дней земной жизни, — когда Ангелъ смерти сниметъ съ насъ послѣднія узы плоти, — въ мирѣ и съ радостію возвратимся въ Іерусалимъ небесный. Аминь.

Источникъ: Сочиненія Иннокентія, Архіепископа Херсонскаго и Таврическаго. Томъ IV. — Изданіе второе. — СПб.: Изданіе книгопродавца И. Л. Тузова, 1908. — С. 76-81.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.