Церковный календарь
Новости


2019-06-24 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 6-е, объ умныхъ сущностяхъ (1844)
2019-06-24 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 5-е, о Промыслѣ (1844)
2019-06-23 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 128-е (1895)
2019-06-23 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 127-е (1895)
2019-06-22 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 18-е къ монахамъ (1829)
2019-06-22 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 17-е къ монахамъ (1829)
2019-06-21 / russportal
"Церковная Жизнь" №1 (Январь) 1948 г.
2019-06-20 / russportal
"Церковная Жизнь" №3-4 (Октябрь-Ноябрь) 1947 г.
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 126-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 125-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 124-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 123-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 122-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 121-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 4-е, о мірѣ (1844)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 3-е, о Святомъ Духѣ (1844)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 25 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Церковная письменность

Архіеп. Иннокентій (Борисовъ) († 1857 г.)

Вл. Иннокентій (въ мірѣ Иванъ Алексѣевичъ Борисовъ), архіеп. Херсонскій и Таврическій, знаменитый проповѣдникъ, богословъ и духовный писатель. Родился 15 декабря 1800 г. въ г. Ельцѣ Воронежской губ. въ семьѣ священника. Окончилъ Орловскую духовную семинарію (1819) и Кіевскую духовную академію (1823). По окончаніи академіи въ 1823 г. переѣхалъ въ С.-Петербургъ, принялъ монашество и сталъ преподавать въ духовныхъ школахъ. Профессоръ С.-Петербургской духовной академіи (1824) и ректоръ Кіевской духовной академіи (1830). Архимандритъ (1826). Епископъ Чигиринскій (1836), Вологодскій (1841) и Харьковскій (1841). Архіепископъ (1845). Архіепископъ Херсонскій и Таврическій (1848). Членъ Россійской Академіи Наукъ (1841). Во время Крымской войны и обороны Севастополя (1853-1856) проявилъ удивительное мужество, не покинувъ свою паству въ годину испытанія. Несмотря на опасность, пріѣзжалъ прямо къ мѣстамъ боевъ, воодушевляя солдатъ своими проповѣдями, совершалъ богослуженія въ походныхъ храмахъ, посѣщалъ воиновъ въ лазаретахъ, гдѣ свирѣпствовалъ заразительный тифъ. Во время сраженій обходилъ ряды войскъ, ободряя героевъ. За доблестное служеніе Вѣрѣ, Царю и Отечеству въ тяжелое для Россіи время былъ удостоенъ ряда Высочайшихъ наградъ и поощреній. Особую славу архіеп. Иннокентія составляетъ необыкновенный проповѣдническій талантъ. Его поученія стали превосходнымъ образцомъ православнаго краснорѣчія; часть ихъ была переведена на языки — франц., нѣм., польск., серб., греч., армян. Скончался архіеп. Иннокентій въ Херсонѣ 26 мая 1857 г. въ день Пятидесятницы — праздникъ Святой Троицы. Сочиненія: Шесть томовъ (полное собраніе). СПб., 1908.

Сочиненія архіеп. Иннокентія (Борисова)

Сочиненія Иннокентія, архіепископа Херсонскаго и Таврическаго.
Томъ 4-й. Изданіе 2-е. СПб., 1908.

ВЕЛИКІЙ ПОСТЪ.

Слово въ недѣлю Православія.

Пречистому образу Твоему покланяемся, Благій, просяще прощенія прегрѣшеній нашихъ.

И какъ не поклоняться тому образу, который представляетъ намъ дражайшаго Спасителя нашего въ томъ видѣ, какъ Онъ, Богъ сый безпредѣльный, изъ любви къ намъ, бѣднымъ грѣшникамъ, облекся плотію нашею и содѣлался навсегда, яко единъ отъ насъ? — не чествовать и не лобызать съ благоговѣніемъ тотъ образъ, предъ коимъ благоговѣютъ Архангелы и Ангелы, коего трепещутъ духи злобы, въ коемъ природа наша красуется всею славою Божества? Если мы дорожимъ изображеніями людей, близкихъ къ нашему сердцу, или великихъ благодѣтелей человѣчества; любимъ часто смотрѣть на нихъ; ставимъ ихъ на самыя почетныя мѣста, а иногда лобызаемъ ихъ: то какъ не хранить и не чтить образъ Того, Кто пролилъ за насъ на крестѣ кровь Свою, Кто освободилъ насъ отъ грѣха и смерти вѣчной, возвратилъ намъ рай и доставилъ царство небесное?

Было однако же время, когда это поклоненіе стоило крови и жизни поклоняющимся, когда не только поклоняться образу Спасителя, даже имѣть его у себя вмѣнялось за преступленіе самое тяжкое. И такъ поступаемо было не у язычни/с. 57/ ковъ, не у магометанъ, не у евреевъ, а между христіанами, въ державѣ, издревле славившейся усердіемъ къ вѣрѣ и уставамъ Церкви! — И такое безуміе продолжалось не годъ, не два, не три, а болѣе ста лѣтъ!.. Когда представляешь теперь себѣ все это, то не знаешь, что думать и чѣмъ изъяснить ослѣпленіе столь ужасное!

Ибо, что такое сдѣлали святыя иконы, чтобъ имъ быть предметомъ гоненія, столь лютаго и продолжительнаго? Что нѣкоторые изъ христіанъ, по простотѣ своей, простирали благоговѣніе и усердіе свое къ нимъ до излишества, останавливаясь мыслію своею на изображеніи, вмѣсто того, чтобъ восходить чрезъ него къ изображаемому? Но по этой причинѣ надобно было бы сокрушить всѣ иконы и въ великомъ храмѣ природы; надлежало бы погасить на небѣ солнце, луну и всѣ звѣзды, а на землѣ истребить источники и рѣки, горы и лѣса, самыхъ животныхъ; ибо все это было, и доселѣ служитъ для цѣлыхъ народовъ, предметомъ не только суевѣрнаго почтенія, но и обожанія. И однако же храмъ природы, не смотря на такое злоупотребленіе, доселѣ полонъ иконами, какъ былъ въ началѣ мірозданія. Зачѣмъ же близорукой мудрости земной не подражать было въ семъ отношеніи мудрости небесной?

Много ли впрочемъ изъ самыхъ простыхъ христіанъ такихъ, кои какую бы то ни было икону принимали прямо за лице, ею изображаемое, и думали, что древо и краски составляютъ самое Божество? Такого человѣка надобно долго искать и, сыскавъ, при надлежащей бесѣдѣ съ нимъ, рѣдко не окажется противнаго, то есть, что онъ не умѣетъ только выразить своихъ понятій, какъ должно, а не то, чтобы не умѣлъ отличить иконы отъ лица, ею изображаемаго. Что же касается до другихъ людей, самыхъ простыхъ и непросвѣщенныхъ, то ихъ усердіе и любовь къ святымъ иконамъ могутъ казаться нѣкоторымъ простирающимися до излишества именно потому, что въ этихъ судіяхъ самихъ слишкомъ уже мало усердія не только къ святымъ иконамъ, а и къ святымъ лицамъ, на нихъ изображеннымъ.

И развѣ нѣтъ цѣлаго сословія пастырей и учителей Церкви, которое на то истое и утверждено, дабы вразумлять погрѣшающихъ, руководствовать немощныхъ? При такомъ руководствѣ, святыя иконы суть одно изъ наилучшихъ средствъ /с. 58/ къ наученію православнаго народа святымъ истинамъ вѣры. Это самыя вразумительныя письмена для тѣхъ, кои не знаютъ письменъ. Поелику же таковыхъ всегда и вездѣ большая часть: то лишить храмы святыхъ иконъ — значитъ лишить цѣлый народъ одного изъ самыхъ дѣйствительныхъ способовъ къ наставленію его въ вѣрѣ. Что можетъ сравниться съ назидательностію святаго храма, украшеннаго, по надлежащему, святыми иконами? — Вступая въ священное окружіе его, человѣкъ невольно отдѣляется мыслію и чувствами отъ всего грѣховнаго міра; вступаетъ какъ бы въ видимое сообщество святыхъ; переносится духомъ въ Церковь праведниковъ, на небесѣхъ написанныхъ. Что ни взоръ, то благочестивая мысль или святое чувство. Благоразумно ли закрыть сей источникъ святаго воодушевленія? — И чѣмъ замѣнить его? искусственными ли колоннами, картинами, изображеніями природы? — Но они возбудятъ въ тебѣ удивленіе къ художнику, а не къ Господу; тогда какъ икона, даже безъискусственная, прямо заставляетъ думать о святомъ. Не предъ иконами ли и не ихъ ли дѣйствіемъ рѣшалась судьба людей, даже цѣлыхъ народовъ? — Вспомните Марію Египетскую: кто возбудилъ въ душѣ ея святое дерзновеніе обѣщать предъ Богомъ исправленіе своей жизни? Взоръ на икону Богоматери, стоявшую надъ дверьми храма іерусалимскаго. Равно не память ли о сей иконѣ и обѣтѣ, предъ нею произнесенномъ, поддерживала ее потомъ въ продолженіе четыредесятилѣтнихъ, неимовѣрныхъ подвиговъ пустынныхъ? — Судьба всего нашего отечества въ отношеніи къ вѣрѣ такъ же рѣпилась, можно сказать, ни чѣмъ другимъ, а святою иконою. Ибо что особенно подѣйствовало на святаго Владиміра, въ пользу восточнаго Православія, когда онъ колебался и недоумѣвалъ въ избраніи вѣры? — То, что греческій философъ, убѣждавшій его къ принятію христіанства, заключилъ убѣжденія свои представленіемъ предъ великаго князя картины страшнаго суда. Святая икона прекратила наше колебаніе; святая икона сдѣлала насъ христіанами, и притомъ православными. Послѣ сего, если бы и всѣ прочіе народы христіанскіе, по неразсудной гордости, перестали поклоняться иконамъ: то православному отечеству нашему, изъ одной благодарности, подобало бы никогда не оставлять къ нимъ должнаго почтенія.

/с. 59/ И какъ перестать почитать святыя иконы, когда употребленіе ихъ утверждено примѣромъ Самого Іисуса Христа и Его Апостоловъ? — когда важность и святость ихъ запечатлѣны чудесами и знаменіями, отъ нихъ происходящими? Если бы поклоненіе иконамъ было противно духу вѣры и благочестія, то Спаситель не сталъ бы отпечатлѣвать лица Своего на убрусѣ и не посылалъ бы его къ Авгарю: ибо могъ ли Авгарь не облобызать сего образа и не поклониться ему? равно какъ могъ ли Пославшій не знать, что сдѣлаютъ съ тѣмъ, чтó послано? Если бы изображенія святыхъ заключали въ себѣ что-либо не святое, то Евангелистъ Лука не подалъ бы первый примѣра изображать на иконѣ лице Богоматери: ибо ему, водимому Духомъ Святымъ, нельзя было не предвидѣть, что ликъ Богоматери, изъ-подъ его апостольской кисти, не замедлитъ сдѣлаться предметомъ всеобщаго благоговѣнія, и что примѣръ живописующаго Евангелиста не останется безъ подражателей въ Церкви Христовой. Наконецъ, если бы иконопочитаніе было несообразно съ свойствомъ Новаго Завѣта: то благодать Святаго Духа не избирала бы иконъ въ видимое орудіе своихъ чудесныхъ дѣйствій, совершая чрезъ нихъ различныя исцѣленія. Такъ мыслили древніе защитники иконопочитанія, и проливали за святыя иконы кровь свою. А мы, братіе, поклоняясь невозбранно святымъ иконамъ, будемъ проливать предъ ними, по крайней мѣрѣ, благодарственныя молитвы за то, что Промыслъ Божій не далъ злу иконоборства утвердиться въ Православной Церкви, какъ оно утвердилось, къ сожалѣнію, въ нѣкоторыхъ обществахъ христіанскихъ.

Но, чтó пріобрѣли сіи общества, отвергнувъ необдуманно почитаніе святыхъ иконъ? Возвысились въ понятіяхъ о предметахъ вѣры? Напротивъ, видимо приблизились къ опасности потерять вѣру въ самые существенные догматы христіанства и охладѣли въ чувствѣ до того, что съ равнодушіемъ слушаютъ и читаютъ самыхъ ожесточенныхъ хулителей имени Христова. Гдѣ же мнимая выгода отъ неиконопочитанія? Развѣ въ томъ, что храмы начали походить своею внутренностію на мѣста простыхъ собраній, такъ что ихъ завсегда тотчасъ можно обратить на какое угодно употребленіе?.. И недальновидные, обнаживъ безразсудно церковь свою, думали укрыться съ сею наготою подъ сѣнію заповѣди Мои/с. 60/сеевой: не сотвори себѣ кумира, ни всякаго подобія! да не поклонишися имъ, ни послужиши имъ (Исх. 20, 4. 5)! Но богомудрый законодатель еврейскій запрещаетъ, очевидно, тѣ кумиры и изваянія, кои были въ употребленіи у язычниковъ и представляли собою ихъ божества нечистыя, но не запрещаетъ священныхъ изображеній предметовъ святыхъ. Доказательствомъ послѣдняго суть златыя изображенія Херувимовъ, кои, по повелѣнію Самого Бога, поставлены Моисеемъ въ скиніи свидѣнія, и притомъ въ святѣйшемъ ея мѣстѣ — надъ Ковчегомъ Завѣта, куда именно обращались лицемъ всѣ молящіеся.

И кто изъ насъ, устрояя икону, думаетъ творить кумиръ или подобіе Божіе? Кто надѣется изобразить безпредѣльнаго и неописаннаго? Мы только написуемъ тѣ образы, въ коихъ Господь и Создатель нашъ благоволилъ видимо являться намъ, Своимъ тварямъ. Такъ мы изображаемъ Бога Отца въ видѣ старца, потому что Онъ въ видѣніяхъ пророка Даніила представляется ветхимъ деньми. Такъ изображаемъ Святаго Духа въ видѣ голубя и въ видѣ огненныхъ языкъ, потому что въ первомъ видѣ Онъ сошелъ на Сына Божія во Іорданѣ, а во второмъ — на Апостоловъ въ день Пятидесятницы. Что тутъ предосудительнаго? Что касается до Сына Божія, Спасителя нашего, то можно ли не изображать Его въ образѣ человѣческомъ, когда Онъ принялъ сей образъ на Себя на всю вѣчность? А изображая такъ, можно ли не поклоняться сему образу, когда Имъ спасены мы и весь міръ?

Итакъ, съ какой стороны ни разсматривать почитаніе святыхъ иконъ, оно представляется достойнымъ всякаго уваженія, однимъ изъ благолѣпныхъ украшеній церкви, изъ дѣйствительнѣйшихъ средствъ къ назиданію въ вѣрѣ и добрыхъ нравахъ. Послѣ сего остается только съ благодарностію правильно пользоваться симъ средствомъ, стоившимъ такъ дорого защитникамъ иконопочитанія, кои полагали, и многіе положили, за него души свои. То есть, какъ пользоваться? — Обращая молитвы, прошенія и благодаренія свои не столько къ иконамъ, сколько чрезъ нихъ къ тѣмъ святымъ лицамъ, кои на нихъ изображены; — возбуждаясь зрѣніемъ святыхъ лицъ и ихъ святыхъ подвиговъ, на иконахъ изображенныхъ, къ подражанію ихъ вѣрѣ и добродѣтелямъ; — не простирая чествованія святыхъ иконъ до обоженія вещества, ихъ со/с. 61/ставляющаго, и не приписывая имъ другихъ необыкновенныхъ качествъ, кромѣ тѣхъ, кои зависятъ отъ невидимой благодати Божіей, чрезъ нихъ дѣйствующей.

Пользующіеся такимъ образомъ святыми иконами, по опыту, знаютъ, какая великая польза отъ того душѣ; а непользующіеся, неудивительно, если не знаютъ сего. Послѣднимъ посему можно и должно сказать и теперь то же, что сказано было, какъ повѣствуетъ нынѣ чтенное Евангеліе, Апостоломъ Андреемъ брату его Наѳанаилу: пріиди и виждь (Іоан. 1, 46)! Аминь.

Источникъ: Сочиненія Иннокентія, Архіепископа Херсонскаго и Таврическаго. Томъ IV. — Изданіе второе. — СПб.: Изданіе книгопродавца И. Л. Тузова, 1908. — С. 56-61.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.