Церковный календарь
Новости


2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 126-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 125-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 124-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 123-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 122-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 121-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 4-е, о мірѣ (1844)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 3-е, о Святомъ Духѣ (1844)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 30-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 29-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 28-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 27-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 26-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 25-я (1956)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Посланіе къ Руфиніану (1903)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Изъ 39-го праздничнаго посланія (1903)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 19 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 7.
Церковная письменность

Архіеп. Иннокентій (Борисовъ) († 1857 г.)

Вл. Иннокентій (въ мірѣ Иванъ Алексѣевичъ Борисовъ), архіеп. Херсонскій и Таврическій, знаменитый проповѣдникъ, богословъ и духовный писатель. Родился 15 декабря 1800 г. въ г. Ельцѣ Воронежской губ. въ семьѣ священника. Окончилъ Орловскую духовную семинарію (1819) и Кіевскую духовную академію (1823). По окончаніи академіи въ 1823 г. переѣхалъ въ С.-Петербургъ, принялъ монашество и сталъ преподавать въ духовныхъ школахъ. Профессоръ С.-Петербургской духовной академіи (1824) и ректоръ Кіевской духовной академіи (1830). Архимандритъ (1826). Епископъ Чигиринскій (1836), Вологодскій (1841) и Харьковскій (1841). Архіепископъ (1845). Архіепископъ Херсонскій и Таврическій (1848). Членъ Россійской Академіи Наукъ (1841). Во время Крымской войны и обороны Севастополя (1853-1856) проявилъ удивительное мужество, не покинувъ свою паству въ годину испытанія. Несмотря на опасность, пріѣзжалъ прямо къ мѣстамъ боевъ, воодушевляя солдатъ своими проповѣдями, совершалъ богослуженія въ походныхъ храмахъ, посѣщалъ воиновъ въ лазаретахъ, гдѣ свирѣпствовалъ заразительный тифъ. Во время сраженій обходилъ ряды войскъ, ободряя героевъ. За доблестное служеніе Вѣрѣ, Царю и Отечеству въ тяжелое для Россіи время былъ удостоенъ ряда Высочайшихъ наградъ и поощреній. Особую славу архіеп. Иннокентія составляетъ необыкновенный проповѣдническій талантъ. Его поученія стали превосходнымъ образцомъ православнаго краснорѣчія; часть ихъ была переведена на языки — франц., нѣм., польск., серб., греч., армян. Скончался архіеп. Иннокентій въ Херсонѣ 26 мая 1857 г. въ день Пятидесятницы — праздникъ Святой Троицы. Сочиненія: Шесть томовъ (полное собраніе). СПб., 1908.

Сочиненія архіеп. Иннокентія (Борисова)

Сочиненія Иннокентія, архіепископа Херсонскаго и Таврическаго.
Томъ 4-й. Изданіе 2-е. СПб., 1908.

ВЕЛИКІЙ ПОСТЪ.

Слово въ недѣлю Православія.

Овѣхъ убо милуйте разсуждающе, овѣхъ же страхомъ спасайте, отъ огня восхищающе (Посл. Іуд. ст. 22, 23).

Не сіе ли самое, братіе, совершаетъ нынѣ святая Церковь? — Нѣкоторые изъ членовъ ея попустили обнять себя тлетворному пламени ересей богопротивныхъ; — и вотъ она возвышаетъ яко трубу гласъ свой, и поражаетъ ихъ страхомъ анаѳемы, еда како дастъ имъ Богъ покаяніе въ разумъ истины, и возникнутъ отъ діавольскія сѣти (2 Тим. 2, 25. 26). Средство къ исправленію, поистинѣ, одно изъ самыхъ дѣйствительныхъ! — Одна мысль, что подобные намъ люди извергаются изъ общества вѣрующихъ, внѣ коего нѣтъ и не можетъ быть спасенія, — одна сія мысль невольно сотрясаетъ сердце и приводитъ въ движеніе чувство. Какимъ же страхомъ долженъ быть пораженъ тотъ, за кого другіе должны такъ сильно страшиться?

/с. 47/ Тѣмъ прискорбнѣе, братіе, для Церкви, что чувство спасительнаго страха, которое она старается внушить чадамъ своимъ посредствомъ священнаго обряда, нынѣ совершаемаго, нерѣдко обезображивается, а иногда и совершенно подавляется другими предосудительными чувствованіями. Одни, — надменные умомъ, или паче неразуміемъ, — стараются уничтожить въ мысляхъ своихъ все, что въ нынѣшнемъ обрядѣ есть поразительнаго для заблуждающихъ, и представляютъ его себѣ празднымъ дѣйствіемъ церковной власти, не имѣющимъ вліянія на вѣчную судьбу осуждаемыхъ. Это — люди гордые, кои почитаютъ себя превыше суда Церкви, въ томъ ослѣпленіи, что святилище ихъ совѣсти, — гдѣ стоитъ, можетъ быть, мерзость запустѣнія на мѣстѣ святѣ (Матѳ. 24, 15), — есть единственное мѣсто, въ коемъ долженъ быть изрекаемъ судъ надъ ихъ мнѣніями о вѣрѣ. Другіе впадаютъ въ противоположную крайность: чувство страха при слышаніи анаѳемы, соединясь съ чувствомъ сожалѣнія къ поражаемымъ ею, превращается въ ихъ сердцѣ въ тайный ропотъ противъ мнимо-неумѣренной строгости церковныхъ правилъ. «Для чего, мыслятъ таковые, Церковь премѣняетъ нынѣ, столь сродный ей, гласъ любви на проклятія ужасающія?» Это — люди маловѣрные, кои имѣютъ слабость думать, что Церковь Христова можетъ когда-либо поступать вопреки закону любви, составляющему главное основаніе всѣхъ ея правилъ и узаконеній.

Нѣтъ нужды, братіе, изслѣдовать, есть ли между нами здѣсь кто-нибудь, питающій въ себѣ то или другое заблужденіе. Мы должны желать, чтобы сказанное нами было одно гаданіе. Но всякій согласится, что это гаданіе весьма близко къ опыту, и едва ли не оправдывается на самомъ дѣлѣ.

Итакъ, если не для искорененія, то для отвращенія вышесказанныхъ заблужденій, вникнемъ въ духъ нынѣшняго обряда и покажемъ: 1) что судъ, произносимый нынѣ Церковію, есть судъ страшный: этимъ будетъ низложено легкомысліе тѣхъ, кои присутствуютъ на немъ безъ всякаго чувства; 2) что судъ, произносимый нынѣ Церковію, есть судъ, исполненный любви: этимъ будетъ успокоено маловѣріе тѣхъ, кои думаютъ видѣть въ немъ строгость излишнюю.

1. Судъ, произносимый нынѣ Церковію, есть судъ страшный.

/с. 48/ Какъ обыкновенно смотрятъ, братіе, на того человѣка. который имѣлъ несчастіе заслужить худое мнѣніе въ обществѣ? — Одни презираютъ его, другіе чуждаются, иные сожалѣютъ о немъ. Онъ самъ почитаетъ себя человѣкомъ самымъ несчастнымъ. Нѣкоторые не могутъ пережить сего злополучія. Такъ страшно общественное мнѣніе!

Если же приговоръ всякаго общества имѣетъ такую силу. то ужели, братіе, одна Церковь есть такое общество, коего приговоромъ можно пренебрегать? — Напротивъ, приговоръ Церкви для здравомыслящаго человѣка долженъ быть гораздо важнѣе всякаго, такъ называемаго, общественнаго мнѣнія, уже потому, что Церковь есть самое постоянное, обширное и лучшее изъ всѣхъ обществъ человѣческихъ: самое постоянное, ибо Церковь существуетъ отъ начала міра и будетъ существовать до его скончанія; самое обширное, ибо члены Церкви Христовой разсѣяны по всему міру, находятся во всякомъ языкѣ, народѣ и племени (Апок. 5, 9); самое лучшее, ибо она представляетъ видимое царство Божіе на землѣ, и служитъ приготовленіемъ къ вѣчному царству Божію на небесахъ. Пренебрегать судомъ такого общества, значитъ не имѣть уваженія къ цѣлому роду человѣческому, грѣшить противу человѣчества; а что значитъ грѣшить противу человѣчества? — Быть извергомъ человѣчества!..

Такимъ образомъ, братіе если судъ, произносимый нынѣ Церковію, представлять себѣ совершенно человѣческимъ, то онъ весьма важенъ и страшенъ, поелику есть судъ — Церкви вселенской!

Но не въ этомъ одномъ состоитъ важность приговоровъ, изрекаемыхъ нынѣ Церковію. Она утверждается на основаніи еще болѣе глубокомъ и болѣе непреложномъ.

Что, если-бы предъ самаго надменнаго вольнодумца предсталъ, какъ нѣкогда предъ Іова, Самъ Богъ и воззвалъ его къ суду Своему (Іов. 40, 1. 2)? Не растаялъ ли бы онъ въ страхѣ отъ велелѣпоты и славы Его? — Одна мысль, что Творецъ призываетъ на судъ тварь, заключаетъ въ себѣ все, что можетъ быть для твари поразительнаго: судъ Божій всегда страшенъ! —

Но чей судъ судитъ нынѣ Церковь? Свой, или Божій? Божій, братіе, Божій!

Истинная Церковь никогда не усвояла себѣ никакой /с. 49/ власти, кромѣ той, которою она облечена отъ Божественнаго Основателя своего. Если она произноситъ нынѣ анаѳему на упорныхъ враговъ истины, то потому, что такъ заповѣдано ей Самимъ Господомъ. Вотъ собственныя слова Его: аще кто Церковь преслушаетъ, буди тебѣ, якоже язычникъ и мытарь (Матѳ. 18, 17)! Осуждаемые нынѣ преслушали гласъ Церкви, не вняли ея увѣщаніямъ: и вотъ она, послѣдуя въ точности словамъ Господа, лишаетъ ихъ имени христіанъ, извергаетъ изъ нѣдра своего, какъ язычниковъ. Она связываетъ ихъ на землѣ; но въ то же время, по непреложному суду Божію, они связуются и на небѣ. На нихъ не налагается видимыхъ узъ, но налагаются тягчайшія узы проклятія. Сомнѣваться въ семъ можетъ только тотъ, кто не вѣритъ словамъ Господа, Который сказалъ: елика аще свяжете на земли, будутъ связана на небеси (Матѳ. 18, 18).

Итакъ, трепещи, упорный противникъ истины! Судъ, на тебя нынѣ произносимый, есть, по своему происхожденію. судъ Божій.

И кто подвергается нынѣ осужденію? Не тѣ ли люди, кои предварительно осуждены Самимъ Богомъ въ Его словѣ? Осуждаются отвергающіе бытіе Божіе и Его Промыслъ; но не Самъ ли Богъ, еще устами Давида, нарекъ безумнымъ того, кто говорилъ въ сердцѣ своемъ (только въ сердцѣ!): нѣсть Бога (Псал. 13, 1)! Осуждаются непризнающіе безсмертія души человѣческой и будущаго суда; но не Самъ ли Богъ чрезъ Премудраго угрожаетъ погибелію тѣмъ, кои говорили: самослучайно рождени есмы, и по семъ будемъ, якоже не бывше: пепелъ будетъ тѣло, и духа нашъ разліется, яко мягкій воздухъ (Прем. 2, 2. 3)! Осуждаются почитающіе ненужнымъ для спасенія рода человѣческаго пришествіе Сына Божія во плоти; но не отъ лица ли Божія говоритъ святый Іоаннъ: всякъ духъ, иже не исповѣдуетъ Іисуса Христа во плоти пришедша, отъ Бога нѣсть, и сей есть антихристовъ (1 Іоан. 4, 3)! — Осуждаются противники царской власти; но не по внушенію ли Духа Святаго написано Апостоломъ Павломъ: нѣсть власть, аще не отъ Бога. Тѣмже противляяйся власти, Божію повелѣнію противляется (Рим. 13, 1. 2)!

«Но нѣкоторые приговоры, скажетъ кто-либо, не содержатся въ Священномъ Писаніи». Скажи лучше, возлюбленный, /с. 50/ что ихъ тамъ содержится гораздо болѣе. Аще кто, говоритъ Апостолъ Павелъ, не любитъ Господа Іисуса Христа, да будетъ проклятъ (1 Кор. 16, 22). Какого заблужденія, какого нечестія не поражаетъ это проклятіе? Ибо съ именемъ Господа Іисуса Христа соединены всѣ добродѣтели. Значитъ, Церковь щадитъ еще слабыя совѣсти, когда поражаетъ проклятіемъ только нѣкоторыя, явныя и грубыя, ереси и преступленія.

Итакъ, трепещи, упорный противникъ истины! Судъ, на тебя нынѣ произносимый, по самому предмету своему есть судъ Божій! Слѣдствія страшнаго суда сего откроются въ полной мѣрѣ за предѣлами этой жизни; тамъ-то осужденные Церковію познáютъ во всей силѣ, какъ тяжко проклятіе невѣсты Христовой! Но и въ этой жизни слѣдствія сіи таковы, что могутъ привести въ ужасъ всякаго, кто не совершенно закоснѣлъ въ ослѣпленіи ума. Ибо представьте, чего лишается человѣкъ, подвергшійся анаѳемѣ: онъ теряетъ во-первыхъ имя христіанина и становится язычникомъ: — потеря великая! Изъ древнихъ христіанъ многіе на всѣ вопросы мучителей объ ихъ происхожденіи, званіи, имени, отвѣчали: «я — христіанинъ». Такъ много дорожили они симъ наименованіемъ! — Вмѣстѣ съ именемъ теряется и вещь: подвергшійся анаѳемѣ уже перестаетъ быть въ союзѣ съ таинственнымъ тѣломъ Церкви; онъ есть членъ отсѣченный, вѣтвь отнятая отъ древа. Потеря величайшая! Ибо внѣ Церкви нѣтъ таинствъ, возраждающихъ насъ въ жизнь вѣчную, нѣтъ заслугъ Іисуса Христа, безъ коихъ человѣкъ врагъ Богу, — нѣтъ Духа Божія, — внѣ Церкви область духа злобы. Въ Церкви Апостольской діаволъ поражалъ видимыми мученіями тѣхъ, кои своими пороками заслужили отлученіе отъ Церкви; безъ сомнѣнія, и нынѣ сей врагъ спасенія человѣческаго не дремлетъ въ погубленіи сихъ несчастныхъ, и коль скоро лишаются они благодатнаго покровительства Церкви, властвуетъ надъ ихъ душею съ такою же свирѣпостію, хотя не столь видимо. Скажите, можно ли безъ ужаса представить такое состояніе? Святый Златоустъ оплакивалъ нѣкогда несчастное состояніе тѣхъ, кои перешли въ будущую жизнь, не очистивъ себя покаяніемъ. «Кто, говорилъ онъ, тамъ помолится о нихъ? Кто принесетъ за нихъ жертву? Тамъ нѣтъ ни священника, /с. 51/ ни жертвы». Ахъ, подвергшійся анаѳемѣ еще въ сей жизни испытываетъ то несчастіе, которое нераскаяннымъ грѣшникамъ суждено претерпѣть за гробомъ! Здѣсь есть священники, выну приносится безкровная жертва о грѣхахъ; но отлученные не участвуютъ въ этой жертвѣ: ихъ имя изглаждено изъ списка вѣрующихъ, Церковь не воспоминаетъ о нихъ въ своемъ молитвословіи, они — живые мертвецы!

Напрасно отлученный отъ Церкви успокоивалъ бы свою совѣсть тѣмъ, что и внѣ Церкви нѣтъ невозможности заслужить милость Божію, — что милосердіе Творца безпредѣльно, — что во всякомъ языцѣ дѣлаяй правду, пріятенъ Ему есть (Дѣян. 10, 35). Такъ! Въ Богѣ нѣтъ лицепріятія; Онъ есть Богъ христіанъ и язычниковъ, воздаетъ каждому по дѣламъ. Но по тому самому, что въ Богѣ нѣтъ лицепріятія, Онъ не можетъ взирать окомъ благоволенія на того, кто изверженъ изъ Церкви. Какъ? Богъ по безпредѣльному милосердію Своему привилъ (Рим. 11, 24) тебя, какъ дикую вѣтвь, къ животворной маслинѣ — Іисусу Христу: ты, вмѣсто того, чтобы всѣми силами держаться на ея корнѣ и, впивая въ себя сокъ жизни, приносить плоды правды, — отломился своимъ суемудріемъ отъ сей маслины, — и небесный Дѣлатель потерпитъ тебя въ вертоградѣ Своемъ? Не прикажетъ бросить въ огонь? — Гдѣ же будетъ Его правосудіе, Его нелицепріятіе? — Не говори, что ты, находясь внѣ Церкви, можешь приносить плодъ добродѣтели. Гдѣ нѣтъ души, тамъ нѣтъ жизни; душа — Іисусъ Христосъ, — только въ тѣлѣ — въ Церкви: значитъ, ты, и съ твоими мнимыми добродѣтелями, мертвъ предъ Богомъ. — Все, что не отъ вѣры, грѣхъ (Рим. 14, 23); а у тебя, отлученный, какая вѣра? Развѣ бѣсовская (Іак. 3, 15). Язычникъ лучше тебя у Бога; онъ не былъ удостоенъ тѣхъ даровъ, коими пренебрегъ ты; онъ не былъ сыномъ Церкви, а посему и не будетъ судимъ какъ преступный сынъ. «Еретики, писалъ нѣкогда святый Кипріанъ, думаютъ, что Богъ помилуетъ и ихъ. Не помилуетъ, доколѣ не обратятся къ Церкви. Кто не имѣетъ Церковь матерію, тотъ не можетъ имѣть отцемъ Бога».

Но, если участь отлученныхъ отъ Церкви такъ плачевна, то не нарушается ли отлученіемъ ихъ законъ любви, повелѣвающій щадить заблуждшихъ? Ни мало.

/с. 52/

2. Судъ, произносимый нынѣ Церковію, будучи судомъ страшнымъ, есть вмѣстѣ и судъ любви.

Свойство каждаго дѣйствія, братіе, познается изъ побужденій, расположившихъ къ дѣйствію, средствъ, при семъ употребленныхъ, и цѣли, для которой оно предпринято.

Итакъ, что побуждаетъ Церковь, — эту любвеобильную матерь, которая вседневно призываетъ на самыхъ строптивыхъ чадъ своихъ благословенія Божіи, — что побуждаетъ ее нынѣ изрекать проклятія? Во-первыхъ, необходимость указать падшимъ чадамъ своимъ ту глубину золъ, въ которую низринуло ихъ суемудріе. Будучи терпимы въ нѣдрахъ Церкви, они могли бы успокоивать свою совѣсть тѣмъ, что заблужденія ихъ не заключаютъ еще въ себѣ неизбѣжной гибели для ихъ души, что образъ ихъ мыслей еще можетъ быть совмѣщенъ съ духомъ Евангелія, что они по крайней мѣрѣ не такъ далеко уклонились отъ общаго пути, чтобы ихъ почитать уже совершенно заблуждшими. Самолюбіе ихъ могло бы еще находить для себя пищу въ томъ, что они, принадлежа къ обществу христіанъ, думаютъ однако же о предметахъ вѣры не такъ, какъ другіе христіане. Послѣ сего, что оставалось дѣлать Церкви? — Именно то, что она дѣлаетъ теперь: поразить суемудріе ужасомъ и безславіемъ анаѳемы! — Изводя на позоръ заблуждшихъ, Церковь симъ самымъ отнимаетъ у заблужденій прелесть особенной мудрости, коею они обольщаютъ; поражая ихъ именемъ Божіимъ, она отнимаетъ надежду на безопасность; противопоставляя исповѣданіе вселенской Церкви суемудрію частныхъ людей, обнажаетъ ничтожность послѣдняго. Пусть заблуждшіе продолжаютъ питать, если угодно, свои заблужденія: Церковь не связываетъ ихъ ума; но она сдѣлала свое дѣло, указала имъ ту бездну, въ которой они находятся, заранѣе произнесла надъ ними судъ, который, въ случаѣ нераскаянности, постигнетъ ихъ за гробомъ.

Такимъ образомъ, анаѳема есть послѣдній предостерегательный гласъ Церкви къ заблуждающимъ. Но гласъ предостереженія, братіе, какъ бы громокъ ни былъ, не есть ли гласъ любви?

Что еще побуждаетъ Церковь произносить нынѣ проклятія? Необходимость предостеречь вѣрныхъ чадъ своихъ отъ паденія. Извѣстно, что заблужденія, въ устахъ и писаніяхъ /с. 53/ людей погибельныхъ (Іоан. 17, 12), имѣютъ не рѣдко видъ самый обольстительный: всѣ опасныя стороны бываютъ прикрыты искуснымъ образомъ; напротивъ, мнимо-полезныя слѣдствія ихъ, кои существуютъ только на словахъ, изображены бываютъ со всею привлекательностію, такъ что умъ простой невольно и непримѣтно соблазняется ими. Подробныя, ученыя опроверженія сихъ заблужденій, — хотя и въ нихъ нѣтъ недостатка для знающихъ, — были бы превыше разумѣнія многихъ членовъ Церкви. Послѣ сего, что оставалось дѣлать Церкви? То, что она дѣлаетъ теперь: выставить на позоръ заблужденія въ ихъ отвратительной наготѣ и, представивъ ихъ гнусность предъ очи каждаго, поразить ихъ проклятіемъ.

Позволяй, послѣ сего, если угодно, воображенію твоему обольщаться цвѣтами, коими украшаются заблужденія: Церковь внушила тебѣ, какія ехидны скрываются подъ сими цвѣтами; она невинна, если ты погибнешь отъ ихъ яда.

Но, можетъ быть, средство, употребляемое Церковію для вразумленія падшихъ и предостереженія стоящихъ, слишкомъ жестоко? — Средство это — анаѳема; итакъ, чтó такое анаѳема? Анаѳема есть одно изъ духовныхъ наказаній, самое послѣднее и потому самое тяжкое. Произнести анаѳему на кого-либо значитъ отлучить его совершенно отъ общества вѣрующихъ, лишить всѣхъ преимуществъ христіанина, объявить человѣкомъ богопротивнымъ, осужденнымъ, если не раскается, на погибель, — достойнымъ того, чтобы всѣ убѣгали его, какъ язвы. Въ семъ разумѣ употребляетъ слово анаѳема Апостолъ Павелъ, когда говоритъ: аще кто вамъ благовѣститъ паче, еже пріясте, анаѳема да будетъ (Гал. 1, 9), то-есть, смотрите на него, какъ на врага Божія. Такое же значеніе слова анаѳема находится у Іустина мученика (Отв. 21 къ православнымъ), святаго Златоуста (Бесѣд. 16, на Посл. къ Римл.), блаженнаго Ѳеодорита (въ толк. на 1 Кор. 16, 22), Ѳеофилакта и другихъ отцевъ Церкви. Такимъ образомъ, анаѳема есть, какъ мы сказали, самое страшное дѣйствіе церковной власти: это въ нѣкоторомъ смыслѣ — казнь духовная; ибо подвергшійся проклятію мертвъ для Церкви. Но казнь сія отнюдь не то, что казнь тѣлесная. Послѣ казни тѣлесной не воскресаютъ для здѣшней жизни, а послѣ сей казни духовной всегда можно воскреснуть для жизни духовной чрезъ истинное покаяніе. Такимъ /с. 54/ образомъ, анаѳема, даже какъ казнь, растворена любовію христіанскою. У отлученныхъ не отнимается средствъ къ покаянію: они въ величайшей опасности, ибо лишены покрова благодати; но для нихъ еще не все потеряно. Двери милосердія, столько разъ для нихъ напрасно отверзавшіяся, еще могутъ быть отверсты. Оставь заблужденіе, обратись съ искреннимъ покаяніемъ къ Церкви, — и она не отринетъ молитвъ кающагося.

И какъ можетъ Церковь отринуть ихъ, когда въ семъ именно — въ обращеніи заблуждшихъ и состоитъ главная цѣль проклятій, нынѣ изрекаемыхъ? — О, ты, который соблазняешься мнимою строгостію церковныхъ правилъ, ты — да не оскорбится твое самолюбіе — и слѣпъ и глухъ. Точно таковъ! Иначе ты видѣлъ бы, какъ Церковь нынѣ со всѣми чадами своими преклоняетъ колѣна предъ Господомъ Іисусомъ, — слышалъ бы, какъ собственными заслугами Его умоляетъ, дабы Онъ далъ духъ покаянія тѣмъ, кои за свою нераскаянность подвергаются анаѳемѣ. Ибо, чѣмъ начинаетъ Церковь торжественный обрядъ, нынѣ совершаемый? — Молитвами объ обращеніи заблуждшихъ. Чѣмъ оканчиваетъ оный? — Тѣми же молитвами. Уступая необходимости, какъ судія, она произноситъ осужденіе, — покорствуя любви, какъ мать, она призываетъ Духа Божія на осужденныхъ. Проклятые могли бы пасть подъ тяжестію клятвы: и вотъ, сила проклятія, такъ сказать, со всѣхъ сторонъ ограждена силами молитвы, дабы первая дѣйствовала не болѣе, какъ сколько нужно для спасенія осужденныхъ.

Итакъ, братіе, вмѣсто того, чтобы пререкать настоящему суду Церкви и почитать его или недѣйствительнымъ, или чрезмѣрно строгимъ, каждый членъ Церкви обязанъ обратить нынѣ вниманіе на самого себя, и разсмотрѣть свою совѣсть. «Вы, писалъ нѣкогда Апостолъ Павелъ къ Коринѳянамъ, вы ищете доказательствъ на то, Христосъ ли мною говоритъ. Испытайте лучше самихъ себя: въ вѣрѣ ли вы? О насъ же, надѣюсь, узнаете, что мы то, чѣмъ быть должно (2 Кор. 13, 5. 6)». То же самое, братіе, имѣетъ право сказать нынѣ и Церковь къ нѣкоторымъ чадамъ своимъ. Вы, маловѣрныя или невѣрныя чада, вы ищете доказательствъ на то, Христосъ ли нынѣ говоритъ мною, когда я изрекаю анаѳему, — не уклоняюсь ли я въ семъ случаѣ отъ /с. 55/ Духа Христова, Духа мира и любви? — Испытайте лучше самихъ себя: въ вѣрѣ ли вы? Въ вѣрѣ ли вы, когда не утверждены въ той мысли, что Церковь, столпъ и утвержденіе истины (1 Тим. 3, 15), никогда не можетъ поколебаться въ основаніи своемъ, которое всегда было и будетъ любовь? Въ вѣрѣ ли вы, кои питаете предосудительное желаніе, чтобы Церковь не возвышала болѣе гласа своего для пораженія заблужденій, когда враги истины едва не къ небу простираютъ хульныя уста свои, дабы изрекать поруганіе и соблазны? Испытайте самихъ себя, въ вѣрѣ ли вы (2 Кор. 13, 5)? Я для того и совершаю нынѣ торжество Православія, для того и провозглашаю въ слухъ всѣхъ исповѣданіе вселенской Церкви, дабы вы разсмотрѣли свою совѣсть, сохраняется ли въ ней невредимымъ залогъ вѣры, данный вамъ при Крещеніи, не нарушена ли цѣлость его богопротивными мудрованіями о вѣрѣ, тѣмъ паче богопротивною жизнію и дѣлами студными? Испытайте самихъ себя, въ вѣрѣ ли вы (2 Кор. 13, 5)? Когда вы будете укоренены въ вѣрѣ, какъ должно, когда одушевитъ васъ духъ истинной, живой любви христіанской: тогда, надѣюсь, безъ всякихъ доказательствъ, узнаете обо мнѣ, что я то, чѣмъ быть должна — судія и матерь, заступница предъ Богомъ кающихся и провозвѣстница суда Божія надъ нераскаянными.

Желаешь ли, христіанинъ, яснѣе видѣть, чего требуетъ отъ тебя Церковь, призывая тебя нынѣ къ участію въ священномъ обрядѣ, ею совершаемомъ? — Внемли! Судъ, произносимый нынѣ Церковію, есть судъ страшный. Итакъ, не оставайся хладнокровнымъ слушателемъ онаго, разсмотри со вниманіемъ свою вѣру и свою жизнь, не падаетъ ли, прямо или непрямо, проклятіе Церкви и на тебя. Не ограничивай силы сихъ проклятій одними наглыми заблужденіями ума: грѣховная жизнь еще болѣе заслуживаетъ проклятія, нежели неправая вѣра. Помни, что сказано Апостоломъ: аще кто не любитъ Господа Іисуса Христа, да будетъ анаѳема (1 Кор. 16, 22)! Но тотъ, кто ведетъ жизнь нечистую, очевидно, не любитъ Господа Іисуса. Итакъ, блюдись, не поражаетъ ли анаѳема сія и тебя — твои грѣхи, твою не-христіанскую жизнь.

Судъ, произносимый нынѣ Церковію, есть судъ страшный. Итакъ, христіанинъ, убѣгай, сколько возможно, убѣгай /с. 56/ тѣхъ людей, кои питаютъ въ себѣ заблужденія, осуждаемыя Церковію, уклоняйся тѣхъ собраній и бесѣдъ, въ коихъ проповѣдуется нечестіе и разсѣеваются неправые толки о вѣрѣ, смотри съ отвращеніемъ на писанія, въ коихъ содержатся подобныя суемудрія, старайся исторгать ихъ изъ рукъ тѣхъ, кои подчинены твоему управленію.

Судъ, произносимый нынѣ Церковію, есть судъ любви. Итакъ, смотри на него очами любви, внимай ему слухомъ любви. Раздѣляй съ Церковію ея молитвы о заблуждшихъ, не забывай упоминать о нихъ въ собственныхъ молитвенныхъ собесѣдованіяхъ твоихъ съ Богомъ; проси имъ духа покаянія и смиренномудрія. Симъ-то образомъ ты покажешь истинную любовь твою къ заблуждающимъ братіямъ твоимъ по человѣчеству, а не тѣмъ, чтобы пререкать спасительной строгости церковныхъ правилъ. Аминь.

Источникъ: Сочиненія Иннокентія, Архіепископа Херсонскаго и Таврическаго. Томъ IV. — Изданіе второе. — СПб.: Изданіе книгопродавца И. Л. Тузова, 1908. — С. 46-56.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.