Церковный календарь
Новости


2019-07-17 / russportal
И. П. Якобій. "Имп. Николай II и революція". Миссія ген. Иванова (1938)
2019-07-17 / russportal
И. П. Якобій. "Имп. Николай II и революція". Измѣна, трусость и обманъ (1938)
2019-07-17 / russportal
И. П. Якобій. "Имп. Николай II и революція". Начало развала (1938)
2019-07-17 / russportal
И. П. Якобій. "Имп. Николай II и революція". Въ Ставкѣ (1938)
2019-07-16 / russportal
И. П. Якобій. "Имп. Николай II и революція". Первые безпорядки (1938)
2019-07-16 / russportal
И. П. Якобій. "Имп. Николай II и революція". Наканунѣ катастрофы (1938)
2019-07-16 / russportal
И. П. Якобій. "Имп. Николай II и революція". Военный заговоръ (1938)
2019-07-16 / russportal
И. П. Якобій. "Имп. Николай II и революція". Штурмъ власти (1938)
2019-07-16 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 22-я (1921)
2019-07-16 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 21-я (1921)
2019-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 14-я (1922)
2019-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 13-я (1922)
2019-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 12-я (1922)
2019-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 11-я (1922)
2019-07-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 60-я (1956)
2019-07-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 59-я (1956)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 17 iюля 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 15.
Церковная письменность

Архіеп. Иннокентій (Борисовъ) († 1857 г.)

Вл. Иннокентій (въ мірѣ Иванъ Алексѣевичъ Борисовъ), архіеп. Херсонскій и Таврическій, знаменитый проповѣдникъ, богословъ и духовный писатель. Родился 15 декабря 1800 г. въ г. Ельцѣ Воронежской губ. въ семьѣ священника. Окончилъ Орловскую духовную семинарію (1819) и Кіевскую духовную академію (1823). По окончаніи академіи въ 1823 г. переѣхалъ въ С.-Петербургъ, принялъ монашество и сталъ преподавать въ духовныхъ школахъ. Профессоръ С.-Петербургской духовной академіи (1824) и ректоръ Кіевской духовной академіи (1830). Архимандритъ (1826). Епископъ Чигиринскій (1836), Вологодскій (1841) и Харьковскій (1841). Архіепископъ (1845). Архіепископъ Херсонскій и Таврическій (1848). Членъ Россійской Академіи Наукъ (1841). Во время Крымской войны и обороны Севастополя (1853-1856) проявилъ удивительное мужество, не покинувъ свою паству въ годину испытанія. Несмотря на опасность, пріѣзжалъ прямо къ мѣстамъ боевъ, воодушевляя солдатъ своими проповѣдями, совершалъ богослуженія въ походныхъ храмахъ, посѣщалъ воиновъ въ лазаретахъ, гдѣ свирѣпствовалъ заразительный тифъ. Во время сраженій обходилъ ряды войскъ, ободряя героевъ. За доблестное служеніе Вѣрѣ, Царю и Отечеству въ тяжелое для Россіи время былъ удостоенъ ряда Высочайшихъ наградъ и поощреній. Особую славу архіеп. Иннокентія составляетъ необыкновенный проповѣдническій талантъ. Его поученія стали превосходнымъ образцомъ православнаго краснорѣчія; часть ихъ была переведена на языки — франц., нѣм., польск., серб., греч., армян. Скончался архіеп. Иннокентій въ Херсонѣ 26 мая 1857 г. въ день Пятидесятницы — праздникъ Святой Троицы. Сочиненія: Шесть томовъ (полное собраніе). СПб., 1908.

Сочиненія архіеп. Иннокентія (Борисова)

Сочиненія Иннокентія, архіепископа Херсонскаго и Таврическаго.
Томъ 4-й. Изданіе 2-е. СПб., 1908.

ВЕЛИКІЙ ПОСТЪ.

Слово во вторникъ 1-ой недѣли Великаго поста.

Помилуй мя, Боже, помилуй мя!

Не кажется ли кому-либо, братіе мои, что святая Церковь, въ продолженіе настоящихъ дней, слишкомъ часто и многократно оглашаетъ слухъ нашъ симъ воззваніемъ умилительнымъ? — Если бы кому пришла подобная мысль, тотъ пусть приметъ трудъ вмѣстѣ съ нами обозрѣть, хотя мало, всю человѣческую жизнь нашу отъ ея начала до конца. Можетъ быть, чтó кажется теперь слишкомъ многократнымъ въ храмѣ, то самое не будетъ послѣ того казаться излишнимъ и дома, и не только во время поста и покаянія, но и въ другіе дни, среди самыхъ празднествъ, будетъ само собою приходить на мысль и по временамъ исторгаться изъ самыхъ устъ.

Для сего взойдемъ, во-первыхъ, къ самому началу бытія нашего на землѣ. Что тамъ? — Мракъ и нечистота, похоть и страсти. Въ беззаконіихъ зачатъ есмь и во грѣсѣхъ роди мя мати моя, вопіетъ за всѣхъ насъ святый Давидъ. Зачатый въ беззаконіи, я и самъ потому беззаконенъ; рожденный во грѣхѣ, я и самъ потому грѣшникъ. И не сіе ли самое означали болѣзни моего рожденія? За что страдали и раждающая и раждаемое, если не было вины и нечистоты? Не это ли самое выражалъ и вопль мой при появленіи на свѣтъ? Что вопіяло тогда во мнѣ? Не разумъ, не память, не воображеніе — вопіяла вся природа моя. Чѣмъ смущалась /с. 22/ она и отъ чего страдала? Отъ внутренняго прирожденнаго разстройства, нечистоты и виновности. — Первый вопль мой обращенъ былъ не къ землѣ, а къ небу, — къ Тебѣ, Жизнодавецъ, Который образовалъ меня въ утробѣ матерней, и Который единъ могъ возсоздать меня и внѣ утробы матерней.

Представляя все сіе теперь въ моемъ умѣ, вникая мыслію въ образъ моего явленія на свѣтъ, я и теперь поникаю лицемъ долу, стыждусь нечистоты моего происхожденія, боюсь наслѣдія, мною принесеннаго, и вопію: помилуй мя, Боже, помилуй мя! Будь милосердъ къ бѣдному созданію, которое явилось на свѣтѣ со всѣми нечистотами отцевъ и праотцевъ, которое вмѣсто наслѣдія принесло съ собою ужасную преклонность ко злу, коему предстояла и предстоитъ борьба со множествомъ скорбей, соблазновъ и искушеній! Помилуй мя, Боже, помилуй мя!

Во слѣдъ за первымъ рожденіемъ отъ плоти и крови, послѣдовало другое, высшее и лучшее, рожденіе отъ Духа. Не смотря на мою нечистоту и безчувственность, меня, тотчасъ по рожденіи, приняла въ объятія свои святая Церковь; омыла скверну природы моей въ купели крещенія; освятила благодатію Духа; запечатлѣла знаменіемъ креста; облекла въ бѣлую одежду невинности. Изъ чада гнѣва я сталъ чадомъ благодати.

Но гдѣ теперь сіе царское облаченіе? Гдѣ дары, на меня изліянные? Увы, и я, подобно невѣстѣ у Соломона, долженъ сказать: положиша мя стража въ виноградѣхъ, и винограда моего не сохранихъ (Пѣсн. Пѣсн. 1, 5)! Не сохранилъ я благодати крещенія, не пребылъ вѣрнымъ Тому, Кому сочетался! Осквернилъ бѣлую одежду невинности! Потерялъ благодать и Духа! — Одно взялъ міръ; другое похитили страсти; то пропало отъ нерадѣнія и безпечности; весь я подобенъ человѣку, впадшему въ разбойники: отъ ногъ до головы нѣтъ во мнѣ цѣлости. — Къ кому обратиться за помощію, кромѣ Тебя, всеблагій Творецъ и всемогущій Промыслитель мой? Помилуй мя, Боже, помилуй мя! Заблудихъ, яко овча погибшее, взыщи раба Твоего (Псал. 118, 176)! Изведи изъ темницы душу мою исповѣдатися имени Твоему (Псал. 141, 8)! Сердце чисто созижди во мнѣ, Боже, и духъ правъ обнови во утробѣ моей!

/с. 23/ За лѣтами моего неразумнаго младенчества, о коихъ самый первый мудрецъ не можетъ не сказать ко Господу съ Давидомъ: скотенъ быхъ у Тебе (Псал. 72, 22), наступили лѣта отрочества и юности. Время наидрагоцѣнное, въ которое человѣку, при раскрытіи въ немъ разума и воли, можно сказать, самому дается быть въ нѣкоторомъ смыслѣ творцемъ духовнаго бытія своего. Въ это время и я, подобно прародителямъ моимъ, находился въ раю невинности, и предо мною было древо жизни съ обѣтованіемъ и древо смерти съ заповѣдію. Могъ я не простирать руки къ плоду запрещенному; властенъ былъ я остаться на пути правды и непорочности. Все удерживало меня: и благодать крещенія, и гласъ совѣсти, и родители, и воспитатели; но, увы, ничто не удержало! И мнѣ змій искуситель представился достовѣрнѣе моего Творца и Благодѣтеля; и для меня древо смерти показалось добрымъ въ снѣдь, угоднымъ очима еже видѣти, и красно еже разумѣти; и я — стократъ неразумнѣе прародителей моихъ, ибо имѣлъ ихъ опытъ предъ собою, и я, несчастный, вкусилъ дерзностно горькія снѣди — и потерялъ рай.

Ахъ, братіе мои, кто не пожелалъ бы, чтобы возвратились дни его юности, драгоцѣнные тѣ дни, когда отъ насъ зависѣло вступить на путь Господень, или уклониться на распутія грѣха и суеты мірской? Но сіи дни не возвратятся; и каждому изъ насъ, воспоминая ихъ, остается точію восклицать изъ глубины души: помилуй мя, Боже, помилуй мя! Грѣхъ юности и невѣдѣнія моего не помяни! Помяни же мя ради благости (Псал. 24, 7), единой благости Твоей.

Наступило время мужества и лѣтъ зрѣлыхъ: мы вошли въ различныя связи семейства, дружества, знакомства, вступили на путь служенія общественнаго, облеклись различными обязанностями; многіе изъ насъ засвидѣтельствовали клятвою, что они будутъ вѣрными истинѣ, непреклонными хранителями правды для себя и для другихъ. Чего бы надлежало ожидать отъ насъ послѣ сего? Надлежало бы ожидать твердаго и неуклоннаго исполненія своихъ обязанностей, мужественной борьбы съ порокомъ во всѣхъ его видахъ, благоразумнаго употребленія даровъ счастія, кому они посланы, и великодушнаго перенесенія ударовъ несчастія, кого они постигли, что мы всегда будемъ готовы на всякое /с. 24/ дѣло благое, удалены отъ всякой лжи и неправды, будемъ воздержны и строги къ самимъ себѣ, великодушны и милосердны къ ближнимъ нашимъ, кротки, искренни и любвеобильны ко всѣмъ и каждому, непамятозлобивы къ самимъ врагамъ.

Но, братіе мои, скажите сами, многіе ли могутъ похвалиться сими качествами? Кто, бросивъ самый поверхностный взоръ на свои обязанности, не скажетъ: ахъ, я не исполнялъ и не исполняю ихъ, какъ должно! При святомъ алтарѣ — я не предстою съ тою чистотою и благоговѣніемъ, кои подобаютъ служителямъ Бога Вышняго; въ судѣ — я не храню правды и истины съ тѣмъ самоотверженіемъ, коего требуетъ участь подсудимыхъ собратій моихъ; во святилищѣ наукъ — я дорожу не столько истиною, сколько суетною славою моего имени и готовъ нерѣдко защищать ложь, для меня пріятную; въ куплѣ и продажѣ — я своекорыстенъ, на господствѣ — жестокъ и своенравенъ, въ низкой долѣ — лукавъ и строптивъ. Сколько времени погибло и гибнетъ у меня напрасно! Сколько данныхъ отъ Бога талантовъ погублено и теряется всуе! Многократно я рѣшался на доброе, и доселѣ творю худое. Вижу, что иду не тѣмъ путемъ, а иду непрестанно. И когда окончится во мнѣ эта злополучная борьба совѣсти съ страстями? Гдѣ конецъ моему душевному плѣну и рабству? Творецъ всемогущій, къ Тебѣ молитва моя! Помилуй бѣдное созданіе Твое! Дай силы расторгнуть узы грѣховныхъ навыковъ и страстей! Отврати очи мои, во еже не видѣти суеты! Коснись грѣхолюбиваго сердца, да престанетъ биться для праха и тлѣнія! Помилуй мя, Боже, помилуй мя! Спаси меня отъ меня самого!

Наступятъ и лѣта старчества: тѣло мое ослабѣетъ, чувства одно за другимъ будутъ закрываться; и льстящій теперь міръ самъ начнетъ убѣгать отъ меня. Но и все это обратитъ ли меня къ Богу и вѣчности? Употребится ли мною хотя сей жалкій остатокъ жизни на дѣла благая? Не раздѣлятъ ли его между собою тѣ же похоти и тѣ же страсти? Ахъ, сколько старцевъ, кои съ лѣтами видимо юнѣютъ въ злобѣ и любви къ міру! Сколько стоящихъ у дверей гроба и смотрящихъ вспять! Не буду ли подобенъ имъ и я? Не пройдутъ ли и мои послѣдніе годы и дни въ суетѣ и ослѣпленіи, какъ проходятъ у многихъ? Господь милосердый, не /с. 25/ попусти мнѣ впасть въ сіе ужасное ослѣпленіе! Пощади отъ сего адскаго нечувствія! Помилуй мя, Боже, помилуй мя! Вслѣдъ за немощами, придетъ наконецъ послѣдняя болѣзнь; ляжемъ на одръ, съ коего не встанемъ болѣе: врачъ отступится, священникъ приблизится, сродники и присные окружатъ одръ нашъ и будутъ ожидать нашей кончины. Въ сей грозный часъ, среди послѣдняго томленія тѣла и духа, среди всеконечнаго смятенія мыслей и чувствъ, какой гласъ желали бы вы, братіе мои, чтобы исшелъ изъ устъ вашихъ? — Мнѣ бы не хотѣлось для себя другаго, кромѣ: помилуй мя, Боже, помилуй мя! Помилуй грѣшника, коего жизнь исчезла въ суетѣ и грѣхахъ! Яви послѣдній знакъ милосердія и даруй, да изыду изъ темницы плоти моей съ чувствомъ покаявшагося на крестѣ разбойника!

Ударитъ, наконецъ, часъ общаго всемірнаго пробужденія отъ сна смертнаго: надобно будетъ вставать изъ утробы земной, облечься въ тѣло новое и неразрушимое и, вмѣстѣ съ дѣлами своими, явиться на судъ страшный для услышанія приговора надъ собою на всю вѣчность. Тогда, среди неба и ада, между Ангелами и духами отверженными, чтó будешь чувствовать ты, бѣдная душа моя? Не возопіешь ли въ послѣдній разъ: помилуй мя, Боже, помилуй мя!

Да, братіе мои, на страшномъ всемірномъ судѣ Божіемъ, не прежде, конецъ сей покаянной молитвы: она прекратится тогда, какъ предъ лицемъ вселенной навсегда рѣшится судьба каждаго изъ насъ. Послѣ сего уже не будетъ ей мѣста. Въ раю, у праведныхъ останется одна радость и одно вѣчное славословіе имени Божія. Во адѣ, для грѣшниковъ, одинъ вопль отчаянія и скрежетъ зубовъ.

Какая изъ сихъ участь ожидаетъ насъ? — Единъ Господь вѣсть. Но, если пребудемъ таковыми, каковы есмы; если умремъ во грѣхахъ нашихъ: то явно, гдѣ часть и съ кѣмъ жребій нашъ. Воззовемъ же къ Господу Богу изъ глубины души всѣ и каждый: помилуй насъ! Даждь всѣмъ намъ прежде конца покаяніе! Аминь.

Источникъ: Сочиненія Иннокентія, Архіепископа Херсонскаго и Таврическаго. Томъ IV. — Изданіе второе. — СПб.: Изданіе книгопродавца И. Л. Тузова, 1908. — С. 21-25.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.