Церковный календарь
Новости


2019-07-22 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 34-я (1922)
2019-07-22 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 33-я (1922)
2019-07-22 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 32-я (1922)
2019-07-22 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 31-я (1922)
2019-07-22 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 76-я (1956)
2019-07-22 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 75-я (1956)
2019-07-22 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 74-я (1956)
2019-07-22 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 73-я (1956)
2019-07-22 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 32-я (1921)
2019-07-22 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 31-я (1921)
2019-07-21 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 30-я (1922)
2019-07-21 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 29-я (1922)
2019-07-21 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 28-я (1922)
2019-07-21 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 27-я (1922)
2019-07-21 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 72-я (1956)
2019-07-21 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 71-я (1956)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 23 iюля 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 9.
Церковная письменность

Архіеп. Иннокентій (Борисовъ) († 1857 г.)

Вл. Иннокентій (въ мірѣ Иванъ Алексѣевичъ Борисовъ), архіеп. Херсонскій и Таврическій, знаменитый проповѣдникъ, богословъ и духовный писатель. Родился 15 декабря 1800 г. въ г. Ельцѣ Воронежской губ. въ семьѣ священника. Окончилъ Орловскую духовную семинарію (1819) и Кіевскую духовную академію (1823). По окончаніи академіи въ 1823 г. переѣхалъ въ С.-Петербургъ, принялъ монашество и сталъ преподавать въ духовныхъ школахъ. Профессоръ С.-Петербургской духовной академіи (1824) и ректоръ Кіевской духовной академіи (1830). Архимандритъ (1826). Епископъ Чигиринскій (1836), Вологодскій (1841) и Харьковскій (1841). Архіепископъ (1845). Архіепископъ Херсонскій и Таврическій (1848). Членъ Россійской Академіи Наукъ (1841). Во время Крымской войны и обороны Севастополя (1853-1856) проявилъ удивительное мужество, не покинувъ свою паству въ годину испытанія. Несмотря на опасность, пріѣзжалъ прямо къ мѣстамъ боевъ, воодушевляя солдатъ своими проповѣдями, совершалъ богослуженія въ походныхъ храмахъ, посѣщалъ воиновъ въ лазаретахъ, гдѣ свирѣпствовалъ заразительный тифъ. Во время сраженій обходилъ ряды войскъ, ободряя героевъ. За доблестное служеніе Вѣрѣ, Царю и Отечеству въ тяжелое для Россіи время былъ удостоенъ ряда Высочайшихъ наградъ и поощреній. Особую славу архіеп. Иннокентія составляетъ необыкновенный проповѣдническій талантъ. Его поученія стали превосходнымъ образцомъ православнаго краснорѣчія; часть ихъ была переведена на языки — франц., нѣм., польск., серб., греч., армян. Скончался архіеп. Иннокентій въ Херсонѣ 26 мая 1857 г. въ день Пятидесятницы — праздникъ Святой Троицы. Сочиненія: Шесть томовъ (полное собраніе). СПб., 1908.

Сочиненія архіеп. Иннокентія (Борисова)

Сочиненія Иннокентія, архіепископа Херсонскаго и Таврическаго.
Томъ 3-й. Изданіе 2-е. СПб., 1908.

О ГРѢХѢ И ЕГО ПОСЛѢДСТВІЯХЪ.

Вкушая вкусихъ мало меду, и се азъ умираю (1 Цар. 14, 43)!

Слово о томъ, что радости грѣховныя привременны и ничтожны, что грѣхъ напротивъ отъемлетъ у человѣка всѣ истинныя и чистыя наслажденія и служитъ источникомъ безчисленныхъ скорбей и бѣдствій.

Нѣсть радоватися нечестивымъ, глаголетъ Господь (Исаіи 48, 22).

А за чѣмъ же бѣдный грѣшникъ стремглавъ бѣжитъ въ пропасть грѣха, какъ не за радостію и утѣхами? Послушайте міролюбцевъ — они и нынѣ говорятъ то же, что твердили во времена Соломона: пріидите, насладимся настоящихъ благъ: ни единъ отъ насъ лишенъ да будетъ наслажденія: вездѣ оставимъ знаменіе веселія, яко сія есть часть наша и жребій сей (Прем. Сол. 2, 6. 9). Если бы не радость и веселіе, то міръ и грѣхъ давно потеряли бы всѣхъ своихъ поклонниковъ. Что же значитъ слово пророка, отъемлющее радость у нечестивыхъ?

То, что нечестивый только гоняется за радостію, а въ самомъ дѣлѣ не достигаетъ ея, — то, что мнимыя радости грѣховныя пусты, привременны и ничтожны, и что грѣхъ, увлекая призракомъ чувственнаго веселія, въ то же время отъемлетъ у человѣка радость истинную и дѣлаетъ сердце его неспособнымъ къ блаженству; то, наконецъ, что вмѣстѣ съ развратомъ души и сердца открывается для человѣка неизсякаемый источникъ огорченій и бѣдствій.

Въ самомъ дѣлѣ, братіе мои, какъ бы грѣшникъ могъ имѣть тѣ божественныя и неизглаголанныя радости, кои происходятъ отъ Духа Святаго, и коихъ одну каплю не можетъ замѣнить цѣлое море мірскихъ наслажденій? Сіи святыя радости и утѣхи, составляющія верхъ земнаго и залогъ небеснаго блаженства душъ чистыхъ и святыхъ, для грѣшника совершенно потеряны: ибо грѣхъ разорвалъ блаженный союзъ, долженствующій быть между Богомъ и душею, сотворенною для блаженства въ Богѣ. Между ними, въ грѣховномъ состояніи, нѣтъ другаго отношенія, кромѣ неизбѣжнаго — твари неблагодарной къ Творцу Всемогущему, преступника къ Судіѣ и Владыкѣ. Мысль о семъ отношеніи, какъ грѣшникъ обыкновенно ни силится заглушить ее, сильно пробуждается по временамъ и всегда исполняетъ его тайнымъ страхомъ и печалію.

/с. 579/ Лишивъ человѣка радостей божественныхъ, грѣхъ не даетъ ему наслажденія и чистыми радостями человѣческими. Первая изъ нихъ есть радость благой совѣсти; и ея-то первой лишается грѣшникъ. Вмѣсто внутренняго мира, душевнаго наслажденія и святаго ободренія отъ совѣсти, въ глубинѣ души его таится скука, недовольство и тяжесть. Справедливо, что совѣсть въ грѣшникѣ съ умноженіемъ беззаконій, съ возрастомъ его въ злѣ и нечестіи, сама слабѣетъ; но все никогда не можетъ умолкнуть совершенно, даже когда молчитъ, то глухое, но тѣмъ не менѣе ощутительное чувство, какъ нѣкая глухая рана, тяготитъ и тревожитъ. Отсюда-то почти всегдашній оттѣнокъ смущенія и недовольства на лицѣ міролюбца; отсюда глубокіе вздохи среди самыхъ шумныхъ увеселеній; отсюда жалобы и ропотъ на свою жизнь, когда, повидимому, ничего не достаетъ къ ея блаженству; отсюда тайное завидованіе состоянію людей бѣдныхъ, но добродѣтельныхъ; отсюда наконецъ мгновенные переходы нѣкоторыхъ міролюбцевъ къ покаянію, такъ что они, внезапно бросивъ все, убѣгаютъ навсегда отъ міра въ пустыни.

И другихъ высшихъ и чистыхъ радостей человѣческихъ грѣшникъ не можетъ имѣть, доколѣ остается въ области беззаконія. Такъ, всѣ возвышенныя радости духа ему не извѣстны: недовѣдомо ему услажденіе отъ молитвеннаго собесѣдованія съ Богомъ, недовѣдома сладость упованія жизни вѣчной, или страданія за правду, не извѣстно духовное веселіе отъ присутствія въ храмѣ, отъ чтенія слова Божія, отъ принятія таинствъ христіанскихъ, не извѣстна святая теплота сердца отъ общенія съ братіями во Христѣ и дѣлъ милосердія; неизвѣстенъ даже свѣтлый и утѣшительный взглядъ на природу, какъ на дѣло рукъ Божіихъ, на откровеніе славы и премудрости Божественной. — Все это для грѣшника потеряно, и не только потеряно, а обращается въ источникъ скуки, въ тяжесть душевную, такъ что это самое, напримѣръ, чтеніе слова Божія, или присутствіе во храмѣ, ему можно назначить въ наказаніе. Грѣхъ до того превращаетъ сердце человѣка, что все, отзывающееся вѣрою и добродѣтелію, ему противно и отвратительно.

Обратимся ли за симъ къ другимъ радостямъ душевнымъ, коими пользовались и дорожили даже лучшіе изъ язычни/с. 580/ковъ, — и ихъ не найдемъ у грѣшника. Такъ, удовольствій, проистекающихъ отъ самопознанія и самоусовершенствованія нравственнаго, у грѣшника нѣтъ; его стихія — жить въ самозабвеніи и нерадѣть о себѣ. Радости отъ совершеннаго, безкорыстнаго дружества у грѣшника нѣтъ; ибо какое дружество у того, кто дышетъ самолюбіемъ? Радости чистой семейной жизни у грѣшника нѣтъ; онъ, большею частію, или убѣгаетъ семейнаго состоянія, какъ узъ, или бываетъ самымъ худымъ отцемъ семейства, самымъ непокорнымъ сыномъ, самымъ холоднымъ и неприступнымъ родственникомъ.

Всѣ сіи радости такъ недосягаемы для грѣха, что онъ не можетъ даже обѣщать ихъ своимъ любимцамъ, и не обѣщаетъ, что же дѣлаетъ? Старается представить ихъ или невозможными, или нестоющими труда, и въ замѣнъ сего выставляетъ единственно важными тѣ, кои въ состояніи доставить имъ. Что же, онъ можетъ доставить? То, что происходитъ отъ похоти плоти, похоти очесъ и гордости житейской, то, что когда-то захотѣлъ испытать во всей силѣ еще Соломонъ, но не смотря на то, что у царя было множество средствъ продолжать и разнообразить чувственныя удовольствія, принужденъ былъ сознаться, что все имъ испытанное есть суета суетъ и производитъ не услажденіе, а истощеніе и крушеніе духа (Еккл. 1, 2; 2, 26).

Пойдемъ однако же мыслію за грѣшникомъ, хотя по главнымъ путямъ его радостей, и посмотримъ, изъ чего состоятъ онѣ. Вотъ онъ влечется по стогнамъ на великолѣпной колесницѣ и радуется: чему? что его прислуга одѣта въ золото, что безсловесныя, его везущія, самой лучшей породы и высокой цѣны, что предъ нимъ невольно разступаются толпы народа, что онъ можетъ съ гордостію взирать на все встрѣчающееся, безъ затрудненія переноситься, большею частію безъ всякой причины, изъ одного края въ другой, являться тамъ, быть здѣсь, то видѣть, отъ того уйти, много начать, ничего не окончить, вездѣ оставить слѣды своего величанія и своей пустоты. Это ли радость и веселіе? — Вотъ другой грѣшникъ: онъ сидитъ въ завѣтной храминѣ и считаетъ сребренники, смотритъ на кучи бездушнаго металла и радуется: чему? что у него стяжанія на лѣта долга, что онъ можетъ, если захочетъ, купить имѣніе, построить домъ, завести у себя то или другое. Но захочетъ /с. 581/ ли? Нѣтъ, его удовольствіе считать и хранить, а не употреблять; онъ не господинъ, а рабъ своихъ сокровищъ; чтобы увеличивать ихъ, онъ обращается ко всѣмъ средствамъ, отказываетъ самому себѣ даже въ необходимомъ, среди богатства терпитъ нищету, мучится и страдаетъ, доколѣ смерть не исторгнетъ изъ рукъ его всего, что имѣлъ и на что истратилъ безумно всю жизнь. Это ли радость и блаженство? — Вотъ еще грѣшникъ: онъ идетъ противоположнымъ путемъ и все обращаетъ въ свое удовольствіе; домъ его преукрашенъ и отверстъ для всѣхъ міролюбцевъ; трапеза преисполнена снѣдями, вокругъ его пѣніе и лики; но состояніе его уже истощено, а здоровье еще прежде истощилось отъ невоздержанія; онъ самъ чувствуетъ, что въ чашѣ земныхъ наслажденій остается для него мало капель, и силится заглушить сіе чувство новыми видами невоздержанія. Это ли радость?

Но мы взяли грѣшниковъ со всѣми удобствами ко грѣху, а много ли таковыхъ? Большая часть находится въ жалкой необходимости алкать непрестанно грѣховныхъ наслажденій и не имѣетъ возможности удовлетворить нечистымъ пожеланіямъ. Что же дѣлаетъ сія жалкая толпа? — Бросается на всякаго рода наслажденія, предается всѣмъ видамъ порока, только бы не пропасть, такъ сказать, съ голода душевнаго. — Вообще съ людьми, предавшимися порочной жизни, происходитъ то же, что бываетъ съ человѣкомъ отъ укушенія тарантуломъ. О таковыхъ говорятъ, что они тотчасъ чувствуютъ непреодолимое побужденіе къ тѣлесному движенію, начинаютъ скакать и кружиться, такъ что, смотря на нихъ, можно подумать, якобы они находятся въ состояніи необыкновеннаго веселія; между тѣмъ они страдаютъ ужаснымъ образомъ и нерѣдко умираютъ среди этой жалкой пляски. — Таково положеніе грѣшника: укушенный грѣхомъ, проникнутый его ядомъ зміинымъ, онъ получаетъ непреодолимую наклонность къ разсѣянію и утѣхамъ чувственнымъ, непрестанно движется по направленію господствующей страсти, скачетъ отъ наслажденія къ наслажденію, представляетъ лице человѣка, упоеннаго счастіемъ; а между тѣмъ внутри мучится и страдаетъ. Скоро начинаетъ страдать и совнѣ: ибо одна изъ первыхъ принадлежностей грѣха и страстей — необузданность въ наслажденіяхъ; а при семъ быстро исто/с. 582/щаются силы тѣла и духа. Съ другой стороны, изъ самыхъ грѣховныхъ удовольствій неминуемо возникаетъ множество огорченій и досадъ; широкій путь грѣха, казавшійся покрытымъ одними цвѣтами, дѣлается часъ отъ часу тѣснѣе и неудобнѣе; цвѣты исчезаютъ, уступая мѣсто тернамъ, и грѣшникъ видитъ себя наконецъ въ безднѣ, ископанной для него собственными грѣхами. Въ самомъ дѣлѣ, много ли изъ міролюбцевъ и долго ли наслаждаются даже здоровьемъ, симъ необходимымъ условіемъ счастія земнаго, за коимъ они гоняются? Большая часть умираетъ преждевременно; и если не внезапно, то послѣ продолжительныхъ и тяжкихъ страданій. Если нѣкоторые и достигаютъ преклонныхъ лѣтъ, то не потому, что предавались пороку, а потому, что не предавались ему всецѣло, что не забывали правилъ воздержанія, то есть не оставляя вовсе добродѣтели. Остатокъ добра спасаетъ ихъ отъ разрушительной силы грѣха. Зато сей же грѣхъ въ такомъ случаѣ находитъ большею частію другое средство брать жестокую дань за немногія капли минутной радости. Невоздержаніе и расточительность, столь неразлучныя съ порокомъ, въ непродолжительномъ времени истощеваютъ у грѣшника средства къ удовлетворенію своихъ преступныхъ желаній. Изъ роскошнаго богача онъ нерѣдко дѣлается нищимъ, надъ коимъ со всею точностію повторяется Евангельская исторія блуднаго сына; кто располагалъ прежде милліонами для удовлетворенія своихъ прихотей, принужденъ бываетъ прилѣпиться къ какому-либо жителю страны и почитать за милость, когда ему позволятъ имѣть кусокъ насущнаго хлѣба. И сколько такихъ несчастныхъ! А если къ нищетѣ присоединится еще болѣзнь, какъ это нерѣдко бываетъ: тогда міролюбецъ вживѣ начинаетъ терпѣть то, чѣмъ слово Божіе угрожаетъ нераскаяннымъ грѣшникамъ за гробомъ. Въ такихъ случаяхъ, если не приспѣетъ на помощь особенная благодать Божія, рѣдко не доходятъ до отчаянія и самоубійства.

Судите послѣ сего сами, братіе, справедливо ли говоритъ слово Божіе, что нѣсть радоватися нечестивымъ? Истинно, нѣтъ грѣшника, который бы по окончаніи своего грѣховнаго поприща, не сказалъ съ Іонаѳаномъ: вкушая вкусихъ мало меду, и се азъ умираю (1 Цар. 14, 43).

Страдаютъ и праведники: само слово Божіе, отъемлю/с. 583/щее рѣшительно истинную радость у нечестивыхъ, говоритъ, что многи скорби праведнымъ. Но какого рода эти скорби? Онѣ всѣ похожи на благотворныя горькія лѣкарства, кои пріемлетъ больной, по предписанію искуснаго врача, для исцѣленія себя отъ смертоносной болѣзни; горечь ихъ постоянно сопровождается сладкимъ чувствомъ выздоровленія; со дня на день они чувствуютъ себя лучше и крѣпче въ душѣ своей и совѣсти, а это вознаграждаетъ для нихъ всѣ прискорбія. Къ людямъ добродѣтельнымъ со всею вѣрностію можно отнести то, что замѣтилъ надъ собою св. Павелъ: яко скорбяще, присно же радующеся (2 Кор. 6, 10); о людяхъ же грѣшныхъ со всею силою должно сказать противное: всегда, повидимому, радующеся, присно же скорбяще. Аминь.

Источникъ: Сочиненія Иннокентія, Архіепископа Херсонскаго и Таврическаго. Томъ III. — Изданіе второе. — СПб.: Изданіе книгопродавца И. Л. Тузова, 1908. — С. 578-583.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.