Церковный календарь
Новости


2019-06-16 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 120-е (1895)
2019-06-16 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 119-е (1895)
2019-06-15 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 14-е къ монахамъ (1829)
2019-06-15 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 13-е къ монахамъ (1829)
2019-06-15 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 2-я (1921)
2019-06-15 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 1-я (1921)
2019-06-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 24-я (1956)
2019-06-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 23-я (1956)
2019-06-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 22-я (1956)
2019-06-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 21-я (1956)
2019-06-15 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 2-е, о Сынѣ (1844)
2019-06-15 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 1-е, о началахъ (1844)
2019-06-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 5-я (1922)
2019-06-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 4-я (1922)
2019-06-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 3-я (1922)
2019-06-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 2-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - воскресенiе, 16 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.
Церковная письменность

Архіеп. Иннокентій (Борисовъ) († 1857 г.)

Вл. Иннокентій (въ мірѣ Иванъ Алексѣевичъ Борисовъ), архіеп. Херсонскій и Таврическій, знаменитый проповѣдникъ, богословъ и духовный писатель. Родился 15 декабря 1800 г. въ г. Ельцѣ Воронежской губ. въ семьѣ священника. Окончилъ Орловскую духовную семинарію (1819) и Кіевскую духовную академію (1823). По окончаніи академіи въ 1823 г. переѣхалъ въ С.-Петербургъ, принялъ монашество и сталъ преподавать въ духовныхъ школахъ. Профессоръ С.-Петербургской духовной академіи (1824) и ректоръ Кіевской духовной академіи (1830). Архимандритъ (1826). Епископъ Чигиринскій (1836), Вологодскій (1841) и Харьковскій (1841). Архіепископъ (1845). Архіепископъ Херсонскій и Таврическій (1848). Членъ Россійской Академіи Наукъ (1841). Во время Крымской войны и обороны Севастополя (1853-1856) проявилъ удивительное мужество, не покинувъ свою паству въ годину испытанія. Несмотря на опасность, пріѣзжалъ прямо къ мѣстамъ боевъ, воодушевляя солдатъ своими проповѣдями, совершалъ богослуженія въ походныхъ храмахъ, посѣщалъ воиновъ въ лазаретахъ, гдѣ свирѣпствовалъ заразительный тифъ. Во время сраженій обходилъ ряды войскъ, ободряя героевъ. За доблестное служеніе Вѣрѣ, Царю и Отечеству въ тяжелое для Россіи время былъ удостоенъ ряда Высочайшихъ наградъ и поощреній. Особую славу архіеп. Иннокентія составляетъ необыкновенный проповѣдническій талантъ. Его поученія стали превосходнымъ образцомъ православнаго краснорѣчія; часть ихъ была переведена на языки — франц., нѣм., польск., серб., греч., армян. Скончался архіеп. Иннокентій въ Херсонѣ 26 мая 1857 г. въ день Пятидесятницы — праздникъ Святой Троицы. Сочиненія: Шесть томовъ (полное собраніе). СПб., 1908.

Сочиненія архіеп. Иннокентія (Борисова)

Сочиненія Иннокентія, архіепископа Херсонскаго и Таврическаго.
Томъ 3-й. Изданіе 2-е. СПб., 1908.

ПАДЕНІЕ АДАМОВО.

Бесѣда въ среду 6-ой недѣли Великаго поста.

И сотвори Господь Богъ Адаму и женѣ его ризы кожаны, и облече ихъ (Быт. 3, 21).

Паки Адамъ и Ева вкупѣ. Но какъ же, когда Адамъ осуждался на смерть, о женѣ не было сказано ни слова? Уже не пощажена ли она, по слабости пола, отъ сего страшнаго наказанія? Нѣтъ, кто вкусилъ отъ плода запрещеннаго, тотъ не могъ оставаться безсмертнымъ. Ева первая простерла къ нему руку, и первая же увидитъ надъ собою Ангела смерти. Ибо, на основаніи того же сказанія Моисеева, есть причина думать, что она, предваривъ Адама въ нарушеніи заповѣди, предварила его и въ смерти. Если же умолчано о ней въ опредѣленіи Божіемъ, то потому конечно, что Адамъ представлялъ собою на ту пору все человѣчество: чтó изрекалось въ семъ качествѣ ему, тó само собою падало и на жену, взятую отъ ребра его. Одной только, повидимому, черты въ наказаніи Адамовомъ нельзя отнести къ женѣ: воздѣлыванія въ потѣ лица земли. Но и здѣсь сколько женъ, по необходимости раздѣляющихъ трудъ мужа надъ землею! Если мужъ раздираетъ руками своими утробу земли и бросаетъ въ нее сѣмена, то жена своими руками собираетъ то, чтó произращаетъ земля. И какъ собираетъ? Съ утомленіемъ и не безъ воздыханій, когда земля щедро наградила трудъ мужа; еще съ большими воздыханіями и печалію, когда собирать почти нечего; такъ что ее угнетаетъ и печалитъ болѣе недостатокъ пота и труда, какъ бы онъ ни былъ тяжелъ, нежели избытокъ усилій. И собранное кто /с. 514/ уготовляетъ на трапезу? Рука жены. Лице мужа страждетъ на одномъ солнцѣ; лице жены страдаетъ и отъ солнца во время жатвы, и каждый день отъ огня, на коемъ готовится пища. Если сравнить все это, если принять во вниманіе бóльшую слабость тѣлеснаго состава жены предъ мужемъ, ея большую чувствительность въ минуту несчастія и скорби, то окажется, что жребій жены на землѣ тяжелѣе жребія мужа. Посему весьма справедливо и законами и общимъ мнѣніемъ (гдѣ оно идетъ какъ должно) оказывается большее вниманіе и большее снисхожденіе женѣ. Только это вниманіе и это уваженіе не должны простираться, какъ иногда бываетъ, за предѣлы, — до той безразсудной угодливости прихотямъ жены, отъ коей палъ прародитель нашъ и падаютъ доселѣ многіе изъ домовладыкъ. Но обратимся къ тому, чтó повѣствуетъ Моисей.

И сотвори Господь Адаму и женѣ его ризы кожаны, и облече ихъ.

Итакъ, первыя ризы наши были нерукотворенныя! Ихъ сдѣлалъ не человѣкъ, и не Ангелъ, а Самъ Богъ! Видите ли любовь, видите ли попеченіе нѣжнаго Отца о дѣтяхъ! И въ какое время? Когда Онъ судитъ и наказуетъ ихъ — преступныхъ! По изреченіи приговора надъ виновными, надлежало ожидать, что они предоставлены будутъ самимъ себѣ, что Господь не замедлитъ удалиться отъ тѣхъ, кои сами, еще такъ недавно, убѣгали и скрывались отъ лица Его. Но Онъ продолжаетъ Свое присутствіе, какъ бы ожидая и желая видѣть, чтó произведутъ слова Его; и, не слыша ничего изъ устъ насъ, осужденныхъ, тотчасъ изъ судіи обращается въ друга и благодѣтеля. Прародителей, какъ мы видѣли, ничто такъ не смущало на первый разъ, какъ ихъ нагота; смущала до того, что они не могли переносить собственныхъ взоровъ, и спѣшили сдѣлать для себя препоясаніе. Препоясаніе это не столько однако же скрывало, сколько обнажало ихъ наготу, показуя, что они не въ прежнемъ естественномъ имъ состояніи невинности. При томъ, надолго ли бы стало сего препоясанія? Въ состояніи ли оно было защищать тѣло отъ будущихъ перемѣнъ воздушныхъ? Скоро ли бы злополучные грѣшники дошли сами по себѣ до искусства устроять себѣ одежды изъ вещества болѣе прочнаго? Всеблагій видитъ все сіе, — и настоящее положеніе /с. 515/ Адама и Евы, то есть, ихъ стыдъ и смущеніе, и будущую потребность для нихъ въ большей и прочнѣйшей защитѣ своего тѣла отъ перемѣнъ воздушныхъ, и неспособность ихъ скоро удовлетворить сей нуждѣ, — видитъ, и немедленно Самъ восполняетъ ихъ недостатки: и сотвори Господь Богъ Адаму и женѣ его ризы кожаны, и облече ихъ.

Но что это за ризы кожаны? Не плоть ли наша нынѣшняя, грубая и скотоподобная, которая, по замѣчанію Соломона (Прем. 9, 15), отягощаетъ собою душу и обременяетъ умъ? Если сравнить тѣло человѣческое въ нынѣшнемъ его состояніи съ тѣмъ, какъ оно было въ началѣ, вышло изъ рукъ Божіихъ, и съ тѣмъ, какимъ оно имѣетъ быть нѣкогда паки, послѣ будущаго всеобщаго воскресенія изъ мертвыхъ: то и настоящее грубое тѣло наше можно, пожалуй, назвать ризами кожаными. Но Моисей, очевидно, разумѣетъ подъ ними не то, а дѣйствительную одежду, которую Господь премилосердый устроилъ для прародителей нашихъ.

Но откуда же, спроситъ кто-либо, взялись въ раю кожи? Пожалуй, если хочешь, прими просто и буквально выраженіе Моисея — и сотвори; тогда вовсе не нужно будетъ спрашивать — откуда? И если судить по лицу и достоинству Того, Кто устроялъ теперь для Адама одежду: то Ему, какъ всемогущему, приличнѣе было сдѣлать ее не изъ чего-либо, а изъ ничего. — А если тебя пугаетъ мысль о новомъ твореніи (хотя Господь непрестанно творитъ новое въ царствѣ благодати), то можно найти отвѣтъ на предложенный вопросъ и другимъ образомъ. Та же, напр., священная книга Бытія показываетъ намъ, что Авель приносилъ уже Богу жертву отъ первородныхъ и отъ тука ихъ. Кто, скажи, научилъ его искать и найти жертву Богу въ закланіи и смерти животныхъ? Всего вѣроятнѣе, примѣръ отца — Адама. А онъ откуда взялъ такую мысль необыкновенную? — Самъ дошелъ до нея? — Какимъ образомъ? Здравый разумъ и тогда уже не могъ не внушать того, чтó изречено впослѣдствіи о подобныхъ жертвахъ Апостоломъ: яко невозможно, то есть, крови юнчей и козлей отпущати грѣхи (Евр. 10, 4). И какъ, скажи, можно было осмѣлиться принести въ жертву Богу жизнь существа, Имъ созданнаго? Сдѣлавъ это самовольно, скорѣе можно было опасаться за то гнѣва Божія, нежели /с. 516/ благоволенія. Поелику же сыны Адама приносятъ уже въ жертву животныхъ и дѣлаютъ это, какъ должно думать, потому, что самъ Адамъ дѣлалъ то же, самъ же онъ не могъ начать дѣлать сего отъ себя и произвольно: то остается положить, что принесеніе въ жертву животныхъ внушено прародителямъ нашимъ Самимъ Богомъ. Для чего внушено? Господь Самъ не могъ имѣть въ этомъ никакой нужды: значитъ, это нужно было для Адама. Для чего? Для того же, конечно, для чего введены впослѣдствіи жертвы въ цѣломъ народѣ Израильскомъ, дабы, то есть, — какъ разъяснилъ намъ тó Ап. Павелъ въ посланіи къ Евреямъ, — онѣ служили прообразованіемъ той великой Жертвы крестной, коею имѣлъ быть на Голгоѳѣ искупленъ весь міръ и заглаждены всѣ грѣхи.

Когда произошло это божественное наученіе Адама жертвоприношеніямъ? Не погрѣшимъ, кажется, если скажемъ, что теперь же, по окончаніи суда надъ нимъ: ибо послѣ не видно уже, чтобы Господь являлся ему когда-либо. Въ смерти приносимаго въ жертву животнаго прародители наши тотъ же часъ могли видѣть и свою будущую смерть и свое будущее искупленіе страданіями и смертію за всѣхъ насъ Искупителя міра. И вотъ вещество для содѣланія ризъ Адаму и женѣ его: кожи, то есть, жертвенныхъ животныхъ! Посему-то, можетъ быть, и послѣ, когда данъ израильтянамъ законъ о жертвоприношеніяхъ, кожа отъ закланнаго животнаго не сожигалась вмѣстѣ съ жертвою, а была предоставлена закономъ жрецу. Если Моисей не говоритъ теперь о всемъ этомъ, то, конечно, потому, что вообще о происшедшемъ въ Эдемѣ говорится у него весьма мало, одно необходимое; а еще болѣе потому, что, начавъ рѣчь о первомъ жертвоприношеніи въ Эдемѣ и его таинственномъ значеніи, надлежало уже вмѣстѣ съ тѣмъ коснуться и многихъ другихъ истинъ и таинъ Божіихъ; а это значило бы приподнять завѣсу, скрывавшую до времени Святое Святыхъ, за которую входилъ одинъ первосвященникъ, то есть, только немногіе избранные.

Но возвратимся къ нашей бѣдной и вмѣстѣ богатой и драгоцѣнной одеждѣ: бѣдной, ибо она замѣнила собою благодать Божію и невинность, насъ облекавшія, — богатой, ибо она вышла изъ рукъ Самого Творца и Господа нашего; бѣд/с. 517/ной, ибо она составлена изъ смерти существъ живыхъ, — богатой, ибо она выражала собою будущія заслуги для насъ нашего Искупителя. Примѣтьте, братіе, силу и нѣжность самаго выраженія: сотвори Адаму и женѣ его ризы кожаны. Можно бы сдѣлать ризу одному Адаму и сказать: вотъ такъ сдѣлай и женѣ! Но Господь творитъ одѣяніе для обоихъ. Далѣе сказано: и облече я́; то есть, не только Самъ сдѣлалъ одежду, но и Самъ возложилъ на нихъ: подобно тому какъ мать, сдѣлавши платье своему дитяти, сама надѣваетъ на него, показуя, какъ ходить въ немъ и какъ носить его.

Не будемъ же забывать сего, возлюбленные! Перестанемъ смотрѣть легкомысленно на одежду нашу: она есть сугубый памятникъ и нашего грѣха предъ Богомъ и милосердія Божія къ намъ, грѣшникамъ. Какъ знаменіе нашего падшаго состоянія, одежду, изъ чего бы ни состояла она и какъ бы ни была богата, всегда должно носить со смиреніемъ, а не превозноситься ею, какъ то дѣлаютъ безразсудно нѣкоторые. А какъ даръ любви Божіей, одежда должна располагать насъ къ благодарности Богу. И чѣмъ же, спросишь, могу я возблагодарить Бога за нее? Тѣмъ, возлюбленный, если ты, въ благодарность, самъ не откажешься сдѣлать одежду для Бога. Какъ это? А вотъ какъ: если одѣнешь бѣднаго и нагаго собрата твоего. Ибо, слышишь ли, что говоритъ Самъ Господь въ Евангеліи? Понеже сотвориcте единому сихъ братій Моихъ меньшихъ, Мнѣ сотвористе (Матѳ. 25, 40). Видишь, на кого переходитъ одежда, сдѣланная нищему?

Вспомнимъ и подумаемъ при семъ случаѣ и еще объ одномъ одѣяніи. Прародители наши, получивъ ризы изъ рукъ. Божіихъ, безъ сомнѣнія, не столько носили ихъ потомъ, сколько берегли, какъ драгоцѣнность и святыню. И у насъ есть одежда, полученная изъ рукъ Божіихъ: это оное драгоцѣнное одѣяніе, въ которое облекла насъ при крещеніи св. Церковь. Для составленія сего одѣянія также необходима была смерть — не животнаго какого-либо безсловеснаго, а смерть Сына Божія, Спасителя нашего. Ибо мы облечены въ крещеніи заслугами Его, облечены, можно сказать, въ самую крестную смерть Его, за насъ претерпѣнную. Ибо, елицы во Христа крестистеся, говоритъ Апостолъ и поетъ св. Церковь, во Христа облекостеся (Гал. 3, 27). И въ другомъ мѣстѣ говорится: елицы во Христа Іисуса крестихомся, /с. 518/ въ смерть Его крестихомся; спогребохомся Ему крещеніемъ въ смерть, да якоже Христосъ воста отъ мертвыхъ, тако и мы во обновленіи жизни ходити начнемъ (Рим. 6, 3-4). Вотъ наша одежда! Видите, какъ она чиста и свята! Какъ великолѣпна и божественна! Какъ вожделѣнна и вмѣстѣ страшна! Ибо малая ли вещь облечься въ смерть Сына Божія?...

Будемъ же, братіе мои, памятовать все это и вести себя, какъ прилично людямъ, облеченнымъ во Христа. Оставимъ суетное попеченіе объ украшеніи нашей внѣшности, которое у многихъ изъ насъ выходитъ изъ всякихъ предѣловъ и поглощаетъ собою все время. Ахъ, не до нарядовъ и украшеній, не до изящныхъ, такъ называемыхъ вкусовъ и послѣднихъ модъ тѣмъ, кои лишены образа Божія, изгнаны изъ рая сладости, поселены на землѣ проклятія, осуждены на то, чтобы возвратиться въ землю, отъ нея же взяты, и на краткое время токмо остаются между жизнію и смертію, небомъ и адомъ. Благодареніе любви вѣчной, что по паденіи нашемъ могли мы удержаться — до времени — хотя на сей зыбкой и опасной срединѣ! Доколѣ мы не восхищены еще отъ среды живыхъ, дотолѣ все можетъ быть исправлено: можемъ, если захотимъ, возвратить рай потерянный, и получить еще большее, то есть, царствіе небесное и сожитіе со Христомъ и Ангелами. Но долго ли продлится для насъ сія драгоцѣнная возможность? Завтра, послѣ-завтра явится смерть, и позоветъ насъ, подобно прародителямъ нашимъ, предъ страшный судъ Божій. Что речемъ на судѣ семъ, если явимся безъ той одежды невинности, въ которую Господь Самъ облекъ насъ при крещеніи? Не будемъ же тратить драгоцѣннаго времени напрасно; употребимъ все, даже претерпимъ все, только бы изыти путемъ вѣры и покаянія изъ той бездны, въ которую низринулъ насъ грѣхъ, прежде нежели она заключится надъ нами на вѣки. Аминь.

Источникъ: Сочиненія Иннокентія, Архіепископа Херсонскаго и Таврическаго. Томъ III. — Изданіе второе. — СПб.: Изданіе книгопродавца И. Л. Тузова, 1908. — С. 513-518.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.