Церковный календарь
Новости


2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 122-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 121-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 4-е, о мірѣ (1844)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 3-е, о Святомъ Духѣ (1844)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 30-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 29-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 28-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 27-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 26-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 25-я (1956)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Посланіе къ Руфиніану (1903)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Изъ 39-го праздничнаго посланія (1903)
2019-06-16 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 120-е (1895)
2019-06-16 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 119-е (1895)
2019-06-15 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 14-е къ монахамъ (1829)
2019-06-15 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 13-е къ монахамъ (1829)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 18 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.
Церковная письменность

Архіеп. Иннокентій (Борисовъ) († 1857 г.)

Вл. Иннокентій (въ мірѣ Иванъ Алексѣевичъ Борисовъ), архіеп. Херсонскій и Таврическій, знаменитый проповѣдникъ, богословъ и духовный писатель. Родился 15 декабря 1800 г. въ г. Ельцѣ Воронежской губ. въ семьѣ священника. Окончилъ Орловскую духовную семинарію (1819) и Кіевскую духовную академію (1823). По окончаніи академіи въ 1823 г. переѣхалъ въ С.-Петербургъ, принялъ монашество и сталъ преподавать въ духовныхъ школахъ. Профессоръ С.-Петербургской духовной академіи (1824) и ректоръ Кіевской духовной академіи (1830). Архимандритъ (1826). Епископъ Чигиринскій (1836), Вологодскій (1841) и Харьковскій (1841). Архіепископъ (1845). Архіепископъ Херсонскій и Таврическій (1848). Членъ Россійской Академіи Наукъ (1841). Во время Крымской войны и обороны Севастополя (1853-1856) проявилъ удивительное мужество, не покинувъ свою паству въ годину испытанія. Несмотря на опасность, пріѣзжалъ прямо къ мѣстамъ боевъ, воодушевляя солдатъ своими проповѣдями, совершалъ богослуженія въ походныхъ храмахъ, посѣщалъ воиновъ въ лазаретахъ, гдѣ свирѣпствовалъ заразительный тифъ. Во время сраженій обходилъ ряды войскъ, ободряя героевъ. За доблестное служеніе Вѣрѣ, Царю и Отечеству въ тяжелое для Россіи время былъ удостоенъ ряда Высочайшихъ наградъ и поощреній. Особую славу архіеп. Иннокентія составляетъ необыкновенный проповѣдническій талантъ. Его поученія стали превосходнымъ образцомъ православнаго краснорѣчія; часть ихъ была переведена на языки — франц., нѣм., польск., серб., греч., армян. Скончался архіеп. Иннокентій въ Херсонѣ 26 мая 1857 г. въ день Пятидесятницы — праздникъ Святой Троицы. Сочиненія: Шесть томовъ (полное собраніе). СПб., 1908.

Сочиненія архіеп. Иннокентія (Борисова)

Сочиненія Иннокентія, архіепископа Херсонскаго и Таврическаго.
Томъ 3-й. Изданіе 2-е. СПб., 1908.

СЛОВА НА ВЫСОКОТОРЖЕСТВЕННЫЕ ДНИ.

Слово въ день священнаго вѣнчанія на царство Благочестивѣйшаго Государя Николая Павловича, Императора и Самодержца Всероссійскаго, произнесенное въ Кіево-Печерской лаврѣ, 22 августа 1835 года.

Молю прежде всѣхъ творити молитвы, моленія прошенія, благодаренія за вся человѣки, за Царя и за всѣхъ, иже во власти суть (1 Тим. 2, 1. 2).

Въ то время, когда благочестивѣйшій Государь нашъ восходилъ на всероссійскій императорскій престолъ и, въ знаменіе невидимаго облеченія силою свыше (Лук. 24, 49), принималъ видимое помазаніе отъ Святаго (1 Іоан. 2, 20), мы едва ли могли исполнить сіе апостольское завѣщаніе во всей полнотѣ его; — способнѣе были молиться и просить, нежели благодарить и славить. Знала Россія о благихъ свойствахъ новаго Самодержца, ободрялась первыми движеніями Богомъ врученнаго ему скипетра: но — будущее было закрыто! — Видимъ былъ только рядъ тѣней и облаковъ, — рядъ новонасажденій царственныхъ, кои ожидали отъ него свѣта, теплоты и жизни. — Теперь, послѣ толикихъ знаменій благословенія свыше, по совершеніи столь многихъ опытовъ мудрости и силы, среди чрезвычайныхъ успѣховъ брани и мира, когда отъ прежнихъ мраковъ не осталось ничего, кромѣ имени, когда событія превзошли большею частію самыя ожиданія, — теперь настоящій день царственный для самыхъ взыскатель/с. 70/ныхъ любителей отечественной славы содѣлывается днемъ благодареній и славословія. Чего не благоволилъ Господь узрѣть намъ въ Монархѣ нашемъ? Чѣмъ не засвидѣтельствовано, что благодать помазанія, нисшедшая въ настоящій день на главу Его, не тща бысть (1 Кор. 15, 10), что Духъ Божій, Духъ премудрости и силы, носится отъ того дне надъ нимъ (1 Цар. 16, 13), наставляя его на всякую истину, отвращая отъ всякаго вида неправды, содѣлывая любезнымъ предъ очами Бога и человѣковъ?

Вѣрныя чада Церкви, ищущія видѣть въ помазанникахъ Божіихъ преимущественно силу вѣры и образъ благочестія, сколько разъ уже имѣли вы утѣшеніе быть свидѣтелями или слышателями того, какъ Монархъ нашъ со всѣми нуждами и надеждами царства любитъ повергаться предъ престоломъ Царя царствующихъ, какъ благодушно переноситъ самыя тяжкія испытанія, коими Промыслъ любитъ посѣщать и очищать народы, Ему угодные; — съ какою, готовностію простираетъ всякій разъ щедрую десницу на сооруженіе алтарей и распространеніе предѣловъ Церкви; — съ какою мудрою твердостію воспящаетъ устремленія людей буіихъ и ненаказанныхъ противъ мира и единства вѣры; — съ какою непоколебимостію стоитъ противъ соблазновъ вѣка и тлетворнаго духа времени!

Любители наукъ и образованія народнаго, видѣли ли вы хотя одно предпріятіе, клонящееся къ пользѣ просвѣщенія, оставленнымъ безъ вниманія и поощренія? Хотя одинъ подвигъ во славу наукъ не вознагражденнымъ сугубо? — Казалось, любовь къ народному образованію истощила, въ предшествовавшее царствованіе, всѣ средства и усилія, такъ что нечего уже было даже дѣлать въ отношеніи къ числу, обширности и разнообразію отечественныхъ вертоградовъ наукъ, и Россія имѣла полное право называть себя, если не просвѣщенною (названіе пріобрѣтаемое вѣками), то просвѣщаемою. Но для державной воли нѣтъ предѣловъ въ добрѣ! — По мановенію новаго Монарха, являются новыя святилища наукъ, преобразуются и воскресаютъ прежнія въ вящшей лѣпотѣ и силѣ. Въ то же время, свобода мыслей — священный и опасный даръ, уподобляющій человѣка или Божеству, или духамъ отверженнымъ, — подчиняется законамъ, изреченнымъ, можно сказать, самою мудростію.

/с. 71/ И ваши чаянія, мирные ревнители правосудія и порядка гражданскаго, не срѣтились ли съ исполненіемъ! — Вы желали, чтобы усилены были оплоты противъ мзды и лукавства, превращающаго вѣсы правды: и вотъ для сего умножено число стражей правосудія во всѣхъ концахъ земли отечественной, открыты новыя убѣжища для угнетаемой невинности, самою таинственностію надзора наведенъ спасительный страхъ на преступленіе. Вы желали, чтобы мирныя занятія гражданской жизни, плоды искусствъ и промышленности отечественной оживлены были ближайшимъ воззрѣніемъ державной власти и успѣхи на семъ поприщѣ поставлены въ рядъ заслугъ отечеству: и сколько учрежденій, свидѣтельствующихъ, что сіе желаніе было по сердцу Монарха, что ему плоды мира любезны не менѣе плодовъ брани? Вы желали, чтобы законы изведены были изъ мрака, чтобы съ свитка судебъ гражданскихъ отрясенъ былъ прахъ, налегшій въ продолженіе вѣковъ: и вотъ законодательство отечественное, уступивъ державной волѣ, явило наконецъ столь долго сокрываемое лице свое.

Что сказать о радости, которую чувствуютъ всѣ истинные сыны отечества, при взглядѣ на картину семейственныхъ добродѣтелей, украшающихъ престолъ отечественный? Не великое ли благодѣяніе Промысла, что тѣ добродѣтели, кои служатъ первымъ основаніемъ общественнаго благоденствія и кои въ нашъ вѣкъ едва не прешли у многихъ въ забвеніе, что сіи кроткія добродѣтели украсились порфирою и предстали, какъ образецъ для подражанія съ престола? Взирая на цвѣтущія отрасли царственнаго вертограда, Россія познаетъ въ радости, что благоденствіе ея не только велико, но и продолжительно; что ей не суждено вѣдать даже страха опасности, неразлучной съ оскудѣніемъ царственныхъ поколѣній.

Я уже не смѣю предъ мужами силы и браней, предъ виновниками славы отечества подробно излагать исполинскіе успѣхи браней отечественныхъ и говорить о славѣ оружія, которая какъ бы нѣкіимъ завѣтомъ судебъ сопряжена съ знаменами воинства россійскаго, но въ наши времена озарилась новымъ, доселѣ невиданнымъ, блескомъ. Довольно сказать, что самые упорные враги наши должны были признать, и предъ цѣлымъ свѣтомъ признали, что /с. 72/ рука, столь мудро управляющая скипетромъ, умѣетъ бросать и громы въ нарушителей нашего, или — что тоже — всемірнаго спокойствія; что она умѣетъ даже дѣлать болѣе — производить чудеса не силы токмо и мужества, но и любви, — обращая самыхъ упорныхъ враговъ въ искреннѣйшихъ друзей нашихъ.

Таково наше настоящее: мирно, утѣшительно, величественно!... Къ общей радости о немъ, мы можемъ присовокупить, что все благое, нами видѣнное, есть предвареніе и начало новыхъ благъ, что въ будущемъ сокрывается, безъ сомнѣнія, еще больше... Такъ, мы можемъ сказать это! Если шумъ оружія и превращенія браней не могли воспятить въ дѣйствіи ни любви къ наукамъ и искусствамъ, ни попеченія о народномъ богатствѣ и промышленности, ни упражненія въ дѣлахъ человѣколюбія; если рука, управлявшая теченіемъ всемірныхъ происшествій, умѣла находить время насаждать, отреблять и ограждать все, потребное въ великомъ дому царства, то чего нельзя ожидать отъ благословенной тишины и мира? Какихъ мудрыхъ учрежденій не изыдетъ отъ престола, осѣненнаго лаврами и оливами? Умъ, привыкшій обнимать всѣ нужды отечества, провидѣть опасности, исправлять недостатки, открывать новые источники благоденствія, не останется празднымъ; сердце, бьющееся для блага отечества, не можетъ остановиться въ своемъ движеніи; явятся новые опыты мудрости и благости, и тѣ, кои подобно намъ будутъ обращать взоры на благосостояніе отечества, не будутъ имѣть нужды повторять однихъ и тѣхъ же доблестей...

При такой радости о настоящемъ и среди такихъ надеждъ въ будущемъ, что другое для истинныхъ сыновъ отечества остается въ настоящій день, какъ только вмѣстѣ съ Церковію славить и благодарить Промыслъ Отца небеснаго за то, что Онъ оправдалъ царствовать надъ нами царя по сердцу Своему?

Въ чемъ же должна состоять благодарность сія? — Въ одномъ ли устномъ исповѣданіи подвиговъ и доблестей Богомъ дарованнаго и Богомъ возвеличеннаго Монарха? Въ одномъ ли даже молитвенномъ призываніи на главу его новыхъ благословеній неба?

Нѣтъ, служители алтаря усугубятъ свои моленія о бла/с. 73/годенствіи царя и царства; но ихъ признательность симъ не ограничится: она изыщетъ новую жертву, достойную благочестія высокаго покровителя Церкви. Тысячи чадъ Отечества блуждаютъ еще во тьмѣ невѣдѣнія истиннаго Бога, продолжаютъ говорить древу: ты отецъ мой, и камню: ты родилъ меня; явятся новые провозвѣстники Евангелія, кои, облеченные силою свыше, пройдутъ до послѣднихъ предѣловъ земли отечественной, разсѣютъ тьму идолопоклонства, и собратовъ отечества земнаго обратятъ въ сонаслѣдниковъ отечества небеснаго. Милліоны чадъ самой Церкви еще младенчествуютъ познаніями въ вѣрѣ, изнемогаютъ отъ предразсудковъ, недугуютъ раздѣленіями: просвѣщенная ревность служителей слова предложитъ въ обиліи первымъ млеко вѣры, да возрастаютъ во спасеніе, обнажитъ предъ очами послѣднихъ мрачную картину суевѣрія во всемъ ея безобразіи, объятіями любви изметъ ихъ отъ среды заблужденій и погибели. Юношество найдетъ въ пастыряхъ Церкви просвѣщенныхъ образователей своего ума и нравовъ, кои первыя искры познанія содѣлаютъ искрами вѣры, да свѣтятъ и озаряютъ путь жизни, не сожигая и не разрушая. Семейства обрѣтутъ въ нихъ опытныхъ руководителей душъ, способныхъ быть судьями и врачами совѣстей, предупреждать и исправлять тайныя неправды, водворять всюду миръ и любовь. Къ устнымъ наставленіямъ присоединится примѣръ жизни богоугодной, — и такимъ образомъ духъ благочестія, внушаемый и словомъ и дѣломъ, проникнетъ, оживитъ, укрѣпитъ и освятитъ весь многочастный составъ жизни общественной ко благу всѣхъ и каждаго, къ радости Монарха, поставляющаго за наилучшую славу свою быть вѣрнымъ служителемъ Царя небеснаго, и путемъ благоденствія временнаго вести своихъ подданныхъ къ блаженству вѣчному.

Примѣру служителей алтаря послѣдуютъ служители наукъ и просвѣщенія. Владѣя словомъ, они не престанутъ въ слухъ всего свѣта повѣдать доблести Монарха, украшать именемъ его свои творенія; но ихъ признательность симъ не ограничится, найдетъ новый даръ, достойный августѣйшаго покровителя просвѣщенія. Сосредоточиваясь въ желаніи истиннаго блага отечеству, они соединенными усиліями станутъ противъ превратнаго направленія наукъ и знаній; подверг/с. 74/нутъ строгому испытанію плоды мудрости иноземной и отдѣлятъ отъ ней все нечистое и вредное; будутъ предшествовать общественному мнѣнію здравыми сужденіями, подобясь благодѣтельнымъ звѣздамъ, указующимъ путь мореплавателю среди мрака, а не блудящимъ огнямъ, совращающимъ путника со стези истинной. Праздныя и безплодныя умозрѣнія, зловредные вопросы и недоумѣнія навсегда изгонятся ими изъ области просвѣщенія; высокія истины разоблачатся отъ туманнаго покрова, низведутся — по крайней мѣрѣ въ своихъ слѣдствіяхъ — въ кругъ общественнаго понятія и употребленія. Полезныя изобрѣтенія, облегченіе трудовъ общественныхъ и частныхъ, усовершенствованіе всякаго рода искусствъ и орудій дадутъ самому послѣднему селянину почувствовать, что онъ, являясь во градъ, не напрасно удивляется тамъ огромнымъ святилищамъ наукъ, что въ вертоградѣ ихъ произрастаютъ плоды, и для него полезные. Таковое служеніе истинѣ будетъ самою благопріятною жертвою Монарху, который хощетъ, чтобы его царство было царствомъ свѣта, но того, который приходитъ съ неба, а не творится на землѣ, чтобы алтарь наукъ не былъ противоположенъ алтарю вѣры, матери и дщери всякой истинной премудрости.

И въ третьемъ святилищѣ — правосудія и законовъ, безъ сомнѣнія, обрѣтется, кромѣ хвалы, дѣятельная жертва благодарности мудрому покровителю правды. Мужи совѣта, раздѣляющіе тайны воли царевой, скорѣе всѣхъ найдутъ средства возвеселить своими дѣйствіями сердце царево. Осѣняемые благотворною силою власти самодержавной, они не остановятся на временномъ уврачеваніи язвъ гражданской жизни, тѣмъ менѣе на смоковичномъ прикрытіи наготы нѣкоторыхъ частей ея; проникнутъ до самаго перваго начала слабости и недуговъ гражданскихъ и заградятъ единожды и навсегда исходища пагубы; заставятъ войти въ предѣлы закона и справедливости, если что вышло изъ нихъ ко вреду общественному; поднимутъ изъ праха, если что лежитъ повержено въ него своеволіемъ. Вѣковые предразсудки умолкнутъ отъ всемогущаго гласа вѣчной правды; своекорыстіе усрамится само себя при видѣ опустошеній, имъ производимыхъ; безобразная личность частная исчезнетъ предъ благолѣпнымъ лицемъ отечества. По выраженію про/с. 75/рока, всяка гора и холмъ смирится, всяка дебрь исполнится, стропотное будетъ въ правое и острое въ пути гладки, — и тогда спасеніе Господне узрится. Узрится въ благотворности законовъ, равно благодѣющихъ и великому и малому, — въ единодушіи и любви согражданъ, не раздѣляемыхъ рѣзкимъ противорѣчіемъ своихъ выгодъ, — въ славѣ Монарха, возмогшаго понести на своихъ раменахъ тяжесть пакибытія гражданскаго.

Нужно ли изводить на среду прочія сословія и изображать то, чѣмъ каждое изъ нихъ можетъ свидѣтельствовать свое истинное усердіе къ отечеству и признательность Монарху? — Но принадлежащіе къ симъ сословіямъ сами еще лучше насъ могутъ знать и силы, и средства, и совершенства, и недостатки свои, то, чтó дѣлается ими для пользы общественной и чтó можетъ быть сдѣлано во славу отечества и Монарха, каждый подвигъ добра пріемлющаго за услугу себѣ самому. Цѣль нашего собесѣдованія состоитъ не въ изложеніи обязанностей всѣхъ сословій, а въ приведеніи на память того, что всякая истинная признательность подданныхъ къ Монарху должна состоять въ благомъ дѣйствованіи по примѣру Монарха, и что для таковаго дѣйствованія настоитъ теперь время благопріятное.

Въ самомъ дѣлѣ, не всякое время бываетъ равно благопріятно для развитія силъ и подвиговъ на поприщѣ гражданской жизни. Народы, подобно частнымъ людямъ, не рѣдко ослабѣваютъ въ стремленіи къ цѣли бытія своего, даже совращаются съ поприща, погружаются на нѣкоторое время (горе, если навсегда!) въ усыпленіе и бездѣйствіе. Въ это время самыя великія усилія и пожертвованія частныхъ людей остаются безъ плода, самыя полезныя предпріятія, прекрасныя намѣренія теряются въ пустотѣ общественнаго мнѣнія, — и великіе дѣйствователи, являющіеся въ сіи эпохи бездѣйствія, большею частію содѣлываются жертвами собственной ревности. Но бываютъ въ жизни народовъ и времена особеннаго самосознанія, полнаго пробужденія, а по сему самомунеобыкновенной дѣятельности. Тутъ все приходитъ въ движеніе благотворное, недостатки сами собою выходятъ наружу и настоятельно требуютъ исправленія; улучшенія представляются безъ исканій и приходятъ въ дѣйство безъ напряженія; все являетъ жизнь и дѣятельность; посему въ /с. 76/ краткое время совершается то, чего не могли произвести цѣлые вѣка разслабленія гражданскаго. Вокругъ престола наипаче сосредоточивается тогда свѣтъ и жизнь: онъ содѣлывается истиннымъ подобіемъ престола Царя небеснаго, къ коему непрестанно возносятся прошенія и молитвы, и Отъ Коего непрестанно изливаются благословенія и милости. Въ сіе-то время каждый истинный сынъ отечества долженъ усугублять свою дѣятельность и одушевляться готовностію ко всему великому и полезному; долженъ, такъ сказать, расширять умъ для понятія всей благотворности новыхъ учрежденій, исходящихъ отъ верховной власти, — расширять волю для вмѣщенія всѣхъ высокихъ чувствъ и побужденій, ею движущихъ, — ускорять стопы свои на поприще всеобщаго усовершенствованія, дабы, оставшись позади всѣхъ, не представлять изъ себя жалкаго остатка прошедшихъ слабостей.

Да повторятъ же всѣ истинные сыны отечества, да повторятъ въ настоящій день предъ лицемъ всемогущаго Бога обѣтъ употреблять, подражая примѣру Монарха, всѣ силы и способности свои къ благу отечества. Аминь.

Источникъ: Сочиненія Иннокентія, Архіепископа Херсонскаго и Таврическаго. Томъ III. — Изданіе второе. — СПб.: Изданіе книгопродавца И. Л. Тузова, 1908. — С. 69-76.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.