Церковный календарь
Новости


2019-07-22 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 34-я (1922)
2019-07-22 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 33-я (1922)
2019-07-22 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 32-я (1922)
2019-07-22 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 31-я (1922)
2019-07-22 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 76-я (1956)
2019-07-22 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 75-я (1956)
2019-07-22 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 74-я (1956)
2019-07-22 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 73-я (1956)
2019-07-22 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 32-я (1921)
2019-07-22 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 31-я (1921)
2019-07-21 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 30-я (1922)
2019-07-21 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 29-я (1922)
2019-07-21 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 28-я (1922)
2019-07-21 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 27-я (1922)
2019-07-21 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 72-я (1956)
2019-07-21 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 71-я (1956)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - понедѣльникъ, 22 iюля 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 12.
Церковная письменность

Архіеп. Иннокентій (Борисовъ) († 1857 г.)

Вл. Иннокентій (въ мірѣ Иванъ Алексѣевичъ Борисовъ), архіеп. Херсонскій и Таврическій, знаменитый проповѣдникъ, богословъ и духовный писатель. Родился 15 декабря 1800 г. въ г. Ельцѣ Воронежской губ. въ семьѣ священника. Окончилъ Орловскую духовную семинарію (1819) и Кіевскую духовную академію (1823). По окончаніи академіи въ 1823 г. переѣхалъ въ С.-Петербургъ, принялъ монашество и сталъ преподавать въ духовныхъ школахъ. Профессоръ С.-Петербургской духовной академіи (1824) и ректоръ Кіевской духовной академіи (1830). Архимандритъ (1826). Епископъ Чигиринскій (1836), Вологодскій (1841) и Харьковскій (1841). Архіепископъ (1845). Архіепископъ Херсонскій и Таврическій (1848). Членъ Россійской Академіи Наукъ (1841). Во время Крымской войны и обороны Севастополя (1853-1856) проявилъ удивительное мужество, не покинувъ свою паству въ годину испытанія. Несмотря на опасность, пріѣзжалъ прямо къ мѣстамъ боевъ, воодушевляя солдатъ своими проповѣдями, совершалъ богослуженія въ походныхъ храмахъ, посѣщалъ воиновъ въ лазаретахъ, гдѣ свирѣпствовалъ заразительный тифъ. Во время сраженій обходилъ ряды войскъ, ободряя героевъ. За доблестное служеніе Вѣрѣ, Царю и Отечеству въ тяжелое для Россіи время былъ удостоенъ ряда Высочайшихъ наградъ и поощреній. Особую славу архіеп. Иннокентія составляетъ необыкновенный проповѣдническій талантъ. Его поученія стали превосходнымъ образцомъ православнаго краснорѣчія; часть ихъ была переведена на языки — франц., нѣм., польск., серб., греч., армян. Скончался архіеп. Иннокентій въ Херсонѣ 26 мая 1857 г. въ день Пятидесятницы — праздникъ Святой Троицы. Сочиненія: Шесть томовъ (полное собраніе). СПб., 1908.

Сочиненія архіеп. Иннокентія (Борисова)

Сочиненія Иннокентія, архіепископа Херсонскаго и Таврическаго.
Томъ 3-й. Изданіе 2-е. СПб., 1908.

СЛОВА НА ВЫСОКОТОРЖЕСТВЕННЫЕ ДНИ.

Слово въ день священнаго вѣнчанія на царство Благочестивѣйшаго Государя Николая Павловича, Императора и Самодержца Всероссійскаго, произнесенное въ Кіево-Печерской лаврѣ 22 августа 1832 года.

Видѣна быша шествія Твоя, Боже, шествіе Бога моего, Царя, Иже во святѣмъ (Псал. 67, 25).

Порфироносный Пѣвецъ израилевъ, среди пророческихъ восторговъ и видѣній, обратилъ нѣкогда взоръ и на прошедшую судьбу своего отечества: и свѣтлое око его едва не поникло отъ множества и величія чудесъ, совершенныхъ Промысломъ во славу людей Своихъ Израиля (Лук. 2, 32). Ему представилось дивное исшествіе израильтянъ изъ Египта, — еще болѣе дивный переходъ Чермнаго моря, — законодательство и чудеса при Синаѣ; онъ видитъ, какъ Іегова, Господь силъ, вселяется посреди людей Своихъ и предводитъ ихъ столпомъ огненнымъ и облачнымъ по пустыни, — какъ земля сотрясается и небеса таютъ отъ лица /с. 61/ Бога Синаина, — видитъ, и отъ полноты благодарнаго чувства восклицаетъ: видѣна быша шествія Твоя, Боже, шествія Бога моего, Царя, Иже во святѣмъ!

Настоящій день царственный призываетъ, слушатели, и насъ обратить взоръ на судьбу нашего отечества. Мы вѣруемъ, что Богъ израилевъ есть вмѣстѣ Господь и нашъ и отцевъ нашихъ, что царіе наши Имъ царствуютъ, и сильные наши Имъ пишутъ правду (Притч. 8, 15); вѣруемъ, что благочестивѣйшіе Государи наши, пріемля видимое помазаніе отъ Святаго (1 Іоан. 2, 20), въ то же время облекаются невидимою силою свыше (Лук. 24, 49), что Духъ Божій отъ того дне носится надъ ними (1 Цар. 16, 13), наставляя ихъ на всякую истину (16, 13). Быть не можетъ, чтобы благословенная вѣра сія не имѣла подтвержденія въ самой судьбѣ нашего отечества, чтобы въ священныхъ скрижаляхъ исторіи царей нашихъ не находилось опытнаго свидѣтельства той великой истины, что дана есть отъ Господа держава имъ, и сила отъ Вышняго (Прем. 6, 3). Когда же приличнѣе возвѣстить великую и радостную истину сію въ слухъ всѣхъ и каждаго, какъ не въ настоящій день царственный, при воспоминаніи священнаго вѣнчанія на царство Благочестивѣйшаго Государя нашего, Николая, перваго не по имени токмо, но и по дѣламъ?

Итакъ, истинные сыны Церкви и отечества, пріидите — возвеличимъ Господа отцевъ нашихъ вкупѣ; разгнемъ священныя скрижали бытія народнаго, и возвѣстимъ судьбы Промысла Божія, явленныя въ жизни и дѣяніяхъ царей нашихъ. Но чтобы слабое око наше не помрачилось отъ множества и разнообразія путей Божіихъ, остановимъ теперь благоговѣйное вниманіе единственно на судьбѣ благословеннаго царствующаго Дома!

Когда Промыслъ пріемлетъ подъ Свою защиту какой-нибудь народъ или племя, то въ самомъ началѣ видимо изъемлетъ его изъ среды прочихъ, усвояетъ Себѣ особенно, и кладетъ на него нѣкую неизгладимую печать вышняго избранія. Какъ видимо печать сія положена въ самомъ началѣ на державномъ Домѣ Романовыхъ! Если кому, то родоначальнику его во всей силѣ приличествовало названіе: Богомъ вѣнчанный и Богомъ превознесенный! — Люди такъ мало въ семъ случаѣ дѣйствовали, или точнѣе сказать, такъ /с. 62/ много противодѣйствовали, что всего скорѣе надлежало ожидать совершеннаго забвенія юнаго отрока. Въ самомъ дѣлѣ, кто помнилъ о Михаилѣ, кромѣ Отца небеснаго, Который сокрывалъ его до времени въ тайнѣ лица Своего отъ мятежа человѣческа (Псал. 30, 21)? — Мнѣ кажется, я вижу, какъ вѣнецъ, сорванный бурею съ чела Годунова, преносится со главы на главу, какъ бы ища достойной! Не находя оной, онъ хочетъ, повидимому, присоединиться къ вѣнцамъ иноземнымъ! — Но вотъ имъ увѣнчана глава сына земли русской, мужа браней и совѣта. Не здѣсь ли конецъ бѣдствіямъ? Шуйскій ли не найдетъ средствъ утвердить престолъ свой, успокоить отечество? — Нѣтъ. Провидѣніе хощетъ блага Россіи не на годы, а на вѣки; для сего нужны ему не мужество, а благость и невинность: новый вертоградъ царственный долженъ начаться отъ дѣвственной розги. И вотъ, въ гласѣ народа отражается, наконецъ, гласъ Божій; царя земнаго ищутъ у подножія престола Царя небеснаго; изъ нѣдръ святой обители исходитъ тотъ, кто долженъ своею невинностію утолить гнѣвъ Божій надъ мятущимся отечествомъ. Какое благословенное и святое начало! — Въ сіе время и надъ Россіею, какъ надъ древнимъ Израилемъ, исполнились слова Пророка: отроча мало поведетъ я, и на пещеры аспидовъ возложитъ руку свою (Псал. 11, 6. 8). Ибо, что былъ Михаилъ въ сравненіи со многими мужами силы, какъ не отроча мало? И что были многіе грады и веси, объятые духомъ мятежа, какъ не пещеры аспидовъ? — Но, боговѣнчанный отрокъ наложилъ на сіи пещеры державную руку свою, и онѣ обратились паки въ жилища мира. Казалось, онъ исшелъ изъ святой обители, окруженный невидимымъ воинствомъ небеснымъ. Послѣ нѣкоторыхъ опытовъ терпѣнія, необходимыхъ для укорененія юной лѣторасли царственной въ смиреніи и упованіи на Бога, — все враждебное начало преклоняться при одномъ имени самодержца: и гдѣ безъ успѣха истощалось мужество и искусство, тамъ довольно было одного царственнаго слова; и, колебавшаяся дотолѣ отъ края до края, Россія подъ конецъ царствованія Михаилова, подобно океану послѣ бури, лежала уже въ предѣлахъ своихъ съ природною ей тихостію младенца.

Не благословенъ ли убо Господь, тако благоволившій /с. 63/ о возлюбленномъ отечествѣ нашемъ? — Удалившій иноплеменныхъ искателей отъ престола православнаго? Воздвигшій родоначальника царей изъ среды людей Своихъ, отъ дому святыни Своея? Давшій юной добротѣ его силу и крѣпость?

Видѣна быша шествія Твоя, Боже, шествія Бога моего, Царя, Иже во святѣмъ!

Простремъ взоръ далѣе. Уже Россія, укорененная въ величіи самодержавіемъ престола, восходитъ отъ совершенства къ совершенству. Глубокія раны отечества исцѣлены; отторженные члены вошли паки въ составъ общественнаго тѣла; даже чуждыя области начинаютъ искать покоя подъ сѣнію самодержавцевъ, царствующихъ милостію Божіею. Большаго совершенства нельзя и желать по обыкновенному порядку вещей.

Но, для народа, вѣрнаго Богу отцевъ, нѣтъ другаго порядка, кромѣ воли Божіей и воли царей. Предопредѣлено, чтобы юные сыны сѣвера выступили на позорище всемірныхъ происшествій для умѣренія и вразумленія пламенныхъ чадъ юга; — чтобы для сего, какъ можно скорѣе, сравнялись въ образованіи съ старѣйшими братіями своими; — и будетъ! — Что нужно для сего? Ускорить ходъ вещей цѣлымъ вѣкомъ? — Ускорится. Распространить свѣтъ образованія гражданскаго даже тамъ, гдѣ не знаютъ имени законовъ? — Распространится. Заставить самого царя добровольно сойти съ престола въ работную храмину древодѣлей, и вмѣсто самодержавнаго скипетра взять въ руки млатъ и сѣкиру? — Будетъ.

Уже вы видите, почтеннѣйшіе слушатели, что слово наше касается дѣяній Великаго Преобразователя нашего отечества. Какой поучительный предметъ для благоговѣйнаго созерцателя судебъ Божіихъ! Величіе Петра есть истинное величіе Промысла Божія о нашемъ отечествѣ. Идя мысленно по слѣдамъ сего Монарха, невольно мнишь идти во слѣдъ единаго изъ богоизбранныхъ мужей древности, вооруженныхъ чудесами. По мановенію Петра, моря забываютъ свою непроходимость, рѣки пріемлютъ другое теченіе, пустыни обращаются въ грады, горы смиряются, дебри наполняются, самая Скинія завѣта — Церковь Божія — въ образѣ внѣшняго управленія своего — пріемлетъ при немъ видъ новый. Кто же повелѣлъ сему необыкновенному свѣтилу взойти въ странѣ, /с. 64/ которая дотолѣ славилась токмо сѣвернымъ сіяніемъ? — Кто вдыхалъ въ сію душу множество великихъ мыслей, изъ коихъ каждая сдѣлала бы великимъ умъ, ее произведшій? Гдѣ взялась крѣпость воли, нашедшая въ себѣ самой ту непреодолимую опору, на которую опершись, возмогла цѣлымъ вѣкомъ подвинуть впередъ цѣлое отечество? На языкѣ міра, нигдѣ и ни въ чемъ не желающаго видѣть путей Божіихъ, подобные люди называются обыкновенно геніями: названіе разительно измѣняющее мысли, съ коею употребляютъ его! — Ибо древній міръ, разумѣя подъ геніями духовъ хранителей, хотѣлъ сверхъестественнымъ вліяніемъ послѣднихъ изъяснить величіе людей необыкновенныхъ; а нынѣ тѣмъ же самымъ именемъ думаютъ обратить ихъ въ сыновъ случая и разорвать союзъ ихъ съ небомъ! То-есть лучше хотятъ употреблять слова безъ мысли, нежели признать, что всѣ сіи, такъ называемые, геніи суть видимыя орудія Провидѣнія, живые тайники судебъ Божіихъ, истинные посланники небесъ, долженствующіе быть ангелами-хранителями народовъ.

Не за эту ли слѣпоту и неблагодарность великіе благотворители человѣчества вземлются такъ внезапно отъ среды живыхъ?.. По крайней мѣрѣ, кончина великаго преобразователя Россіи послѣдовала вопреки всѣмъ нуждамъ и чаяніямъ отечества. Можно было подумать, что душа его воззвана внезапу для совершенія чего-либо великаго въ другомъ мірѣ; и служитель слова безъ всякаго витійства могъ вопросить при гробѣ его: что дѣлаемъ, кого погребаемъ? (начало слова Ѳеофана Прокоповича при погребеніи Петра Великаго) — Не погребаемъ, могла бы отвѣтствовать вся Россія, а провождаемъ къ престолу Царя-царей одного изъ тѣхъ посланниковъ Вседержителя, коимъ Онъ поручаетъ совершать чудеса Его премудрости и любви. — Гробъ Петра есть памятникъ, свидѣтельствующій объ особенномъ присутствіи Божіемъ среди праотцевъ нашихъ, и вѣра небоязненно можетъ начертать на немъ слова царя Израилева: видѣна быша шествія Твоя, Боже, шествія Бога моего, Царя, Иже во святѣмъ.

Шествія Промысла Божія въ судьбахъ народовъ совершаются во свѣтѣ; но иногда, для вразумленія гордости человѣческой, Вышній полагаетъ тьму за кровъ Свой (Псал. 17, 12); /с. 65/ и тогда народы, какъ бы оставленные Провидѣніемъ, подобно древнему Израилю, готовы бываютъ вопіять: Господь оставилъ есть насъ, Господь оставилъ есть насъ. Простертъ былъ грозный мракъ сей и надъ нашимъ отечествомъ. Съ Петромъ, казалось, познало западъ и зашло на всегда солнце Россіи. Тщетно нощный мракъ, при началѣ каждаго царствованія, озаряется яркими сіяніями. То былъ минутный блескъ молніи, — свѣтъ не созидающій, а разрушающій. Даже и въ то время, когда для освѣщенія тьмы, по гласу Промысла, взошла на тверди Россіи, яко луна, дщерь Петрова, даже и тогда, при тихомъ мерцаніи ея, могущественный россъ не могъ еще изыти на великое дѣло свое со всѣми силами своими. Для сего въ вѣнценосцахъ его требовалось преемства не крови токмо и благости, но и величія и крѣпости духа Петрова. Но можно ли было ожидать сего великаго преемства, когда съ дщерію Петра, повидимому, готовъ былъ прекратиться навсегда самый священный рядъ потомковъ его?

Невозможно отъ человѣкъ, но возможно отъ Бога, благодѣющаго народу православному! — Среди дщерей Германіи уже давно рукою Промысла уготованъ сосудъ величія Россіи. Все, что есть лучшаго въ дарахъ природы и искусства, украшаетъ юную царевну; мудрые дивятся ея уму, благіе — добротѣ сердца, но всѣ недоумѣваютъ, для чего совокупилось столько совершенствъ въ женѣ, далекой отъ престола? — Никто не вѣдалъ, что на раменахъ юной наперсницы мудрости почивала будущая судьба сѣвера. Но Царь царей знаетъ избранныхъ Своихъ! И се, для блага Россіи, вопреки всѣмъ преградамъ, Екатерина на престолѣ. Теперь народы и цари, обратите паки очи къ сѣверу, — внемлите и поучайтесь судьбамъ премудрости и правды Божіей! Въ дѣяніяхъ дивной жены будутъ слышаться опредѣленія небесъ. Съ какою быстротою необыкновенныя событія спѣшатъ окружить престолъ богоизбранной! Перо и мечъ ея, кажется, спорятъ между собою о произведеніи дѣлъ великихъ! Смотрите: предѣлы отечества расширяются до древнихъ рубежей земли Россійской; милліоны единовѣрныхъ братій вовращаются въ нѣдра общей матери — Церкви православной; враги имени Христова начинаютъ трепетать при одномъ имени россіянина; крестъ престаетъ быть символомъ слабо/с. 66/сти и униженія на Востокѣ; на гласъ побѣды пробуждается отъ смертнаго сна Греція... Не менѣе чудесъ совершается внутри отечества. Изъ устъ Монархини всѣ сословія познаютъ свои права и обязанности; и въ стѣнахъ Москвы свѣтъ видитъ первый въ своемъ родѣ опытъ того законодательства, коимъ столько превозносится нынѣ мудрость иноземная. О, сколь же благъ къ тебѣ любезное отечество, Господь, удостоившій тебя видѣть на престолѣ своемъ не только многихъ дивныхъ мужей, но и величайшую изъ женъ! Обратившій, въ лицѣ ея, ко благу твоему все, что было лучшаго въ тогдашнемъ иноземномъ образованіи и искусствахъ! Десница Господня сотвори сію силу; она украсила Екатерину необыкновенными дарами и способностями; она избрала ее изъ сонма дщерей царственныхъ, провела среди бѣдъ и искушеній и возвела на престолъ россійскій; она окружила ее великими исполнителями великихъ намѣреній; она даровала добротѣ ея силу и мудрости крѣпость. При гробѣ Екатерины, какъ и при гробѣ Петра, россіянинъ съ благоговѣніемъ долженъ сказать: видѣна быша шествія Твоя, Боже, шествія Бога моего, Даря, Иже во святѣмъ!

Обратимъ послѣдній взоръ на послѣднее царствованіе. Боже мой, какое зрѣлище представляютъ общества человѣческія! — Правила нечестія, безумно сѣяныя въ продолженіи полвѣка, вдругъ приносятъ ужасный плодъ по виду своему. Знаменитѣйшій изъ престоловъ западныхъ упадаетъ съ шумомъ, открывая подъ собою бездну, готовую поглотить всѣ престолы въ мірѣ. Исшедшій изъ среды сей бездны, исполинъ закрываетъ ее самотканною порфирою; но духъ превращеній, изгнанный имъ изъ народа своего, кажется, сосредоточивается и воплощается въ немъ самомъ. Вихрь за вихремъ возметаетъ лице земли; — уноситъ престолы оттуда, гдѣ они стояли въ продолженіи вѣковъ; — ставитъ тамъ, гдѣ не было ничего, кромѣ хижинъ. Надъ царями и народами совершается единъ изъ величайшихъ судовъ Божіихъ!

Что будетъ съ тобою, возлюбленное отечество, среди сего треволненія народовъ и вавилонскаго преселенія царей? Станешь ли о страну побѣды? Или раздѣлишь всеобщее рабство? На престолѣ Россіи возсѣдитъ Царь благій и праведный; но что значитъ благость и правда предъ ли/с. 67/цемъ силы и лукавства? Юному ли наперснику мудрости ратовать съ исполиномъ брани?..

Такъ мыслилъ едва не весь міръ, такъ судили даже тѣ, кои наиболѣе желали спасенія отъ сѣвера. Будущіе пути Божіи отстояли отъ путей человѣческихъ, какъ небо отъ земли. А гордый врагъ? Идя отъ побѣды къ побѣдѣ, онъ и не мыслилъ, чтобы на землѣ гдѣ-либо находилось мѣсто къ его пораженію. Въ изступленіи гордости, онъ дерзнулъ даже изречь, что жребій Россіи совершился.

Такъ, сынъ гордыни, сей славный жребій совершился! Великій часъ судебъ насталъ! Предъ тобою все преклонялось, доколѣ дѣйствовали противъ тебя одни люди, съ ихъ силами и мудростію; теперь пади самъ во прахъ, ибо Гостодь воцарися, облечеся въ силу и препоясася (Псал. 92, 1)!

Здѣсь, почтеннѣйшіе слушатели, надлежало бы изобразить предъ вами, какъ совершался надъ богомъ вѣка сего (2 Кор. 4, 4) и клевретами его величайшій изъ судовъ Божіихъ, какъ погублена премудрость мудрыхъ и сокрушена крѣпость сильныхъ, какъ о имени Божіемъ единъ поражалъ тысящи и десять гнали тьмы, какъ самыя стихіи поборали правдѣ. Но, кому бы я повѣдалъ сіе? Многіе изъ васъ не удостоились ли сами быть не только исполнителями великихъ судебъ Божіихъ во спасеніе отечества и Европы, но и первыми провозвѣстниками оныхъ, призывая съ поля брани и своихъ и чуждыхъ видѣть дѣла Божія, чрезъ васъ совершаемыя? Но, не вы токмо, мужи силы и совѣта, даже послѣдніе изъ сыновъ отечества, — самыя юныя дѣти, — были свидѣтелями чудесной помощи свыше, явленной въ спасеніи нашего отечества. Это было одно изъ тѣхъ великихъ временъ, въ кои, по словамъ пророка, не имать научити кійждо ближняго своего, глаголя: познай Господа; ибо — наученные страшными знаменіями, всѣ увѣдали Его, отъ млада до велика (Іер. 31, 34). Такъ, Господи, видѣхомъ и вси языци видѣша, яко Ты еси Господь и нѣсть подобенъ Тебѣ; Ты убіеши, и жити сотвориши; въ руцѣ Твоей сила народовъ и крѣпость царствъ; Ты возносишь смиренныхъ и низлагаешь престолы гордыхъ; Ты увѣнчалъ всемірною славою Россію, положилъ благословеннаго Монарха ея Александра въ первенца высока, паче царей земныхъ. Тебѣ убо единому подобаетъ слава во вѣки!

/с. 68/ Видѣна быша шествія Твоя, Боже, шествія Бога моего, Царя, Иже во святѣмъ!

Поучаясь, такимъ образомъ, судьбамъ Промысла въ нашемъ прошедшемъ, можемъ ли, почтеннѣйшіе слушатели, прейти совершеннымъ молчаніемъ и наше настоящее, не коснуться великихъ событій, совершающихся предъ очами нашими? Правда, богоизбранные на поприщѣ всемірномъ дѣйствователи познаются во всемъ величіи уже по совершеніи своего предназначенія; но и теперь кто не видитъ, что возлюбленный Монархъ нашъ предназначенъ Промысломъ для совершенія дѣлъ великихъ? — Если другіе, пріемля скипетръ, давали обѣтъ посвятить жизнь свою благу отечества, то имъ великій обѣтъ сей не разъ уже выполненъ даже предъ лицемъ самой смерти. И судьба отечества не представляетъ ли явныхъ знаменій благословенія свыше? Тяжкіе опыты, коимъ Промыслъ любитъ посѣщать народы, Ему угодные, не видимо ли обратились къ большему укрѣпленію и славѣ Россіи? Судьбы царствъ не рѣшаются ли уже мановеніемъ Самодержавнаго скипетра? Гордые враги въ минуту слабости своей не находятъ ли спасенія въ нашемъ великодушіи? Великій свитокъ законовъ и оправданій не разогнутъ ли предъ очами всѣхъ сыновъ отечества? Новыя права и отличія не вѣнчаютъ ли трудолюбіе мирныхъ гражданъ? Святая Церковь не радуется ли объ увеличеніи сонма верховныхъ пастырей и о возвращеніи въ нѣдра ея чадъ заблудшихъ? Будущее извѣстно единому Богу; но, истиные сыны отечества видятъ уже съ радостію, что не воздремлетъ, ниже уснетъ Господь, храняй Израиля (Псал. 120, 4).

Будешь, любезное отечество, будешь и всегда зрѣть надъ собою чудеса Промысла Божія, токмо не смежай очей твоихъ невѣріемъ и сомнѣніями! Цари и народы не престанутъ обращать къ тебѣ взоры свои и наблюдать съ уваженіемъ каждое мановеніе твое; злоба и крамола не престанутъ содрогаться при одномъ имени твоемъ; науки и искусства со всѣми плодами своими поспѣшатъ подъ свѣтлый и пространный кровъ твой; сама природа разверзетъ нѣдра свои и ввѣритъ тебѣ новыя сокровища и тайны; только будь тѣмъ, что ты было доселѣ, — сохрани цѣлымъ древній залогъ вѣры Царю небесному и вѣрности царямъ земнымъ, и не подходи къ запрещенному древу невѣрія и вольности /с. 69/ безумной! Оно кажется добрымъ въ снѣдь, угоднымъ очима, еже видѣти, и красно, еже разумѣти (Быт. 3, 6), но внутрь его смерть и погибель. Не забывай, что явленію Господа благодѣющаго нерѣдко предшествуетъ огнь и буря (3 Цар. 19, 11. 12): въ такомъ случаѣ пади со смиреніемъ предъ неисповѣдимыми судьбами, но не дерзай, никогда не дерзай воспящать путей Божіихъ, — и слава Господня узрится на тебѣ! Памятуй, что шествія Промысла Божія совершаются — (Псал. 77, 14). Посему прежде и паче всего тщись украшать себя невинностію нравовъ и правдою. Безъ святости никто и нигдѣ не узритъ (Евр. 12, 14) Бога — ни цари, ни народы, — ни на землѣ, ни на небѣ. Аминь.

Источникъ: Сочиненія Иннокентія, Архіепископа Херсонскаго и Таврическаго. Томъ III. — Изданіе второе. — СПб.: Изданіе книгопродавца И. Л. Тузова, 1908. — С. 60-69.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.