Церковный календарь
Новости


2019-06-20 / russportal
"Церковная Жизнь" №3-4 (Октябрь-Ноябрь) 1947 г.
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 126-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 125-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 124-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 123-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 122-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 121-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 4-е, о мірѣ (1844)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 3-е, о Святомъ Духѣ (1844)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 30-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 29-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 28-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 27-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 26-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 25-я (1956)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Посланіе къ Руфиніану (1903)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - пятница, 21 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Церковная письменность

Архіеп. Иннокентій (Борисовъ) († 1857 г.)

Вл. Иннокентій (въ мірѣ Иванъ Алексѣевичъ Борисовъ), архіеп. Херсонскій и Таврическій, знаменитый проповѣдникъ, богословъ и духовный писатель. Родился 15 декабря 1800 г. въ г. Ельцѣ Воронежской губ. въ семьѣ священника. Окончилъ Орловскую духовную семинарію (1819) и Кіевскую духовную академію (1823). По окончаніи академіи въ 1823 г. переѣхалъ въ С.-Петербургъ, принялъ монашество и сталъ преподавать въ духовныхъ школахъ. Профессоръ С.-Петербургской духовной академіи (1824) и ректоръ Кіевской духовной академіи (1830). Архимандритъ (1826). Епископъ Чигиринскій (1836), Вологодскій (1841) и Харьковскій (1841). Архіепископъ (1845). Архіепископъ Херсонскій и Таврическій (1848). Членъ Россійской Академіи Наукъ (1841). Во время Крымской войны и обороны Севастополя (1853-1856) проявилъ удивительное мужество, не покинувъ свою паству въ годину испытанія. Несмотря на опасность, пріѣзжалъ прямо къ мѣстамъ боевъ, воодушевляя солдатъ своими проповѣдями, совершалъ богослуженія въ походныхъ храмахъ, посѣщалъ воиновъ въ лазаретахъ, гдѣ свирѣпствовалъ заразительный тифъ. Во время сраженій обходилъ ряды войскъ, ободряя героевъ. За доблестное служеніе Вѣрѣ, Царю и Отечеству въ тяжелое для Россіи время былъ удостоенъ ряда Высочайшихъ наградъ и поощреній. Особую славу архіеп. Иннокентія составляетъ необыкновенный проповѣдническій талантъ. Его поученія стали превосходнымъ образцомъ православнаго краснорѣчія; часть ихъ была переведена на языки — франц., нѣм., польск., серб., греч., армян. Скончался архіеп. Иннокентій въ Херсонѣ 26 мая 1857 г. въ день Пятидесятницы — праздникъ Святой Троицы. Сочиненія: Шесть томовъ (полное собраніе). СПб., 1908.

Сочиненія архіеп. Иннокентія (Борисова)

Сочиненія Иннокентія, архіепископа Херсонскаго и Таврическаго.
Томъ 3-й. Изданіе 2-е. СПб., 1908.

СЛОВА НА ВЫСОКОТОРЖЕСТВЕННЫЕ ДНИ.

Слово въ день восшествія на престолъ Благочестивѣйшаго Государя Николая Павловича, Императора и Самодержца Всероссійскаго, произнесенное въ Кіево-Софійскомъ соборѣ ноября 20-го дня, 1833 года.

Побѣждающему дамъ сѣсти со Мною на престолѣ Моемъ, якоже и Азъ побѣдихъ и сѣдохъ со Отцемъ Моимъ на престолѣ Его (Апок. 3, 21).

Среди торжества о восшествіи на престолъ единаго, — ко времени обѣтованіе о возведеніи на престолъ всѣхъ; а мужамъ, прославившимся, или имѣющимъ прославиться побѣдами, къ лицу слово о побѣдѣ. И какой побѣдѣ? Плодомъ коей не временная какая-либо почесть, а вѣчная слава на престолѣ: побѣждающему дамъ сѣсти со Мною на престолѣ!

Но что это за престолъ, столь пространный, что можетъ вмѣстить всѣхъ побѣждающихъ, и вмѣстѣ столь неудобоприступный, что путь къ нему надобно пролагать побѣдою? — Что это за побѣда, столь важная, что побѣдителя прямо ведетъ на престолъ, вмѣстѣ столь возможная, что ея требуютъ отъ всякаго? Почему для того, чтобы возсѣсть на престолѣ благодати и любви, каковъ престолъ Божій, нужно сражаться и побѣждать, и притомъ, когда уже низложенъ врагъ и одержана великая побѣда Самимъ Раздаятелемъ престоловъ: побѣждающему дамъ сѣсти со Мною на престолѣ Моемъ, якоже и Азъ побѣдихъ и сѣдохъ со Отцемъ Моимъ на престолѣ Его?

Святый тайнозритель Іоаннъ, предавшій намъ изъ устъ Іисуса Христа величественное обѣтованіе, нами разсматриваемое, не изъясняетъ его нисколько, ибо писалъ объ ономъ первоначально къ Ангелу Лаодикійской Церкви (Апок. 3, 14). Посему намъ самимъ должно искать разрѣшенія своихъ недоумѣній; и трудно ли найти, когда все Священное Писаніе есть не что иное, какъ пространное изъясненіе онаго обѣтованія? Для полнаго уразумѣнія его надлежитъ только совокупить во едино то, что пророки и апостолы говорятъ о семъ въ безчисленныхъ мѣстахъ. Когда же приличнѣе сдѣлать это, какъ не въ настоящій день царственный, который самымъ свойствомъ торжества своего столь сильно /с. 42/ напоминаетъ каждому христіанину о престолѣ, ожидающемъ всѣхъ истинныхъ послѣдователей Христовыхъ?

Побѣждающему дамъ сѣсти со Мною на престолѣ. Явно, что престолъ сей не есть какой-либо престолъ чувственный; ибо онъ подобенъ тому, на коемъ возсѣдитъ Самъ Богъ: якоже и Азъ побѣдихъ и сѣдохъ со Отцемъ Моимъ на престолѣ Его; а у безпредѣльнаго Божества не можетъ быть престола чувственнаго. Итакъ, подъ именемъ божественнаго престола должно разумѣть состояніе владычества, могущества и славы, подобное тому, коимъ наслаждается Самъ Богъ: состояніе посему столь величественное и блаженное, что мы въ настоящемъ земномъ заточеніи нашемъ не можемъ и представить его себѣ въ полномъ и точномъ видѣ. Самые пророки и апостолы, когда хотятъ изобразить его, употребляютъ для сего сравненія, заимствуя ихъ отъ того, что намъ извѣстно наилучшаго, какъ-то: отъ царскаго величія и славы (Апокалипс. 3, 11. 21), отъ свѣта солнечнаго (Матѳ. 13, 43), отъ потеряннаго блаженства райскаго (Апокалипс. 2, 7), отъ совершенствъ міра ангельскаго (Матѳ. 22, 30). Притомъ, употребляя различныя сравненія для изображенія будущаго блаженства праведныхъ, священные писатели рѣшительно объявляютъ, что самый предметъ выше сихъ изображеній, что праведнымъ, или, по выраженію нашего текста, побѣдителямъ уготовано то, чего око не видало, ухо не слыхало, что на самое сердце никогда не восходило (1 Кор. 2, 9), и чего потому не возможно изобразить никакимъ языкомъ человѣческимъ (2 Кор. 12, 4). И сіе-то несравнимое, невообразимое, неизглаголанное, божественное состояніе обѣщается каждому побѣждающему, — столько же самому послѣднему изъ рабовъ, какъ и самому первому изъ царей!

Будемъ ли искать основанія сей чрезвычайной милости Божіей къ роду человѣческому? Явно, что его въ насъ нѣтъ и быть не можетъ. Чѣмъ могли мы заслужить любовь Творца прежде, нежели получили бытіе? — И по пріятіи бытія, что мы сдѣлали такого, за что бы надлежало возвести всѣхъ насъ на престолъ славы? Всѣ наши заслуги едва ли не состоятъ въ томъ, что мы, еще въ лицѣ праотца нашего, не сохранили своего мѣста, вышли изъ своего чина, вступили въ союзъ со врагомъ Божіимъ. Ибо должно сказать /с. 43/ къ уничиженію нашей гордости и то, что престолъ, подобный тому, который теперь обѣщается, уже принадлежалъ человѣку въ самомъ началѣ его бытія. Чего не было покорено тогда подъ нозѣ его? — Но нареченный владыка земли восхотѣлъ завладѣть и небомъ; образъ Божій возмнилъ содѣлаться подлинникомъ, и — все превратилось: съ главы, неосторожно преклонившейся для выслушанія зміинаго совѣта, ниспалъ вѣнецъ; изъ рукъ, простертыхъ къ запрещенному плоду, выпалъ скипетръ; тѣло, дотолѣ облеченное порфирою невинности, обнажилось и потребовало смоковничнаго прикрытія (Быт. 3, 7); самъ царь въ омраченіи ума и чувствъ, упалъ съ престола. Бездна паденія человѣческаго была такъ велика и покрыта такою мглою, что падшій праотецъ думалъ укрыться отъ Всевидящаго, и, чтобы извлечь его изъ сего омраченія, нужно было вопрошать: Адаме, гдѣ еси (Быт. 3, 9)?

Но эта ужасная бездна паденія призвала новую бездну снисхожденія Божія. Любовь Творца не могла оставить свой земной образъ, забыть лучшее произведеніе рукъ своихъ; нѣтъ, она умыслила произвести надъ человѣкомъ новое высшее твореніе (Ефес. 2, 10), даровать ему такія силы, чтобы онъ на самомъ дѣлѣ содѣлался причастникомъ естества Божественнаго (2 Петр. 1, 4). И вотъ, доколѣ человѣкъ разными, естественными и благодатными, средствами приводится въ чувство отъ своего паденія, врачуется видимо и невидимо отъ разслабленія духовнаго, пріучается, подобно младенцу, къ надлежащему образу движеній и дѣйствованія и, такимъ образомъ, содѣлывается способнымъ быть паки посажденнымъ на престолѣ; — любовь Божія, между тѣмъ, изъ развалинъ первобытнаго владычества человѣческаго, при помощи своего всемогущества и премудрости, устрояетъ новое царство для своего любимца, — воздвигаетъ престолъ величественнѣе прежняго: побѣждающему дамъ сѣсти на престолѣ! — И чтобы паки возводимый на престолъ царь, возсѣдая одинъ, паки не наклонился къ запрещенному плоду (Быт. 3, 22) и не упалъ въ бездну зла, онъ будетъ посажденъ уже не одинъ, а вмѣстѣ съ его Возстановителемъ: побѣждающему дамъ спсти со Мною.

Много стоило даже для всемогущества Божія произвести возстановленіе падшаго царя земли такъ, чтобы самое па/с. 44/деніе его обратилось въ случай къ большему возвышенію. Для сего надлежало Самому Сыну Божію сойти на землю и увѣнчаться вѣнцемъ терновымъ; но все сіе сдѣлано. Тако возлюби Богъ міръ, яко и Сына Своего единороднаго далъ есть, да всякъ, вѣруяй въ Онь, не погибнетъ, но имать животъ вѣчный (Іоан. 3, 16). И Сей Сынъ любве, совершивъ великое дѣло примиренія неба съ землею, возвративъ потерянное человѣкомъ царство, завѣщалъ оное всецѣло земнымъ братіямъ Своимъ. Якоже завѣща Мнѣ Отецъ Мой, говорилъ Онъ, разлучаясь съ учениками, представлявшими въ себѣ весь родъ человѣческій, и Азъ завѣщаваю вамъ царство (Лук. 22, 29). Много и еще требуется для того, чтобы исполнилось во всей силѣ это царственное завѣщаніе: для сего надобно претворить небо и землю, устроить новый міръ, извести всю тварь, воздыхающую подъ игомъ человѣческой суеты, отъ работы истлѣнія въ свободу славы чадъ Божіихъ (Рим. 8, 21); но и это все будетъ произведено. Какъ первый міръ, водою потопленъ бывъ, погибе: такъ нынѣшнія небеса и земля, по свидѣтельству Духа Божія, тѣмъ же словомъ сокровена суть, огню блюдома, на день суда (2 Петр. 3, 6. 7). И когда наступитъ сей грозный день, то небеса съ шумомъ мимо пойдутъ, стихіи же сжигаемы разорятся, земля и яже на ней дѣла, сгорятъ (2 Петр. 3, 10); и тогда явится новое небо и новая земля, чтобы служить мѣстомъ новаго владычества для искупленнаго и обновленнаго рода человѣческаго. Безъ сомнѣнія, любовь Божія ускорила бы столь вожделѣннымъ не только для насъ, но и для ней самой возстановленіемъ и возведеніемъ на престолъ славы падшаго человѣчества, если бы благо послѣдняго, то-есть, благо каждаго изъ насъ, не требовало медленія и отсрочки (2 Петр. 3, 9). По свидѣтельству Тайнозрителя, не только невѣста-Церковь, уготовляемая къ вѣнцу и престолу, но и Духъ божественной премудрости, уготовляющій ее къ сему величію, глаголетъ небесному Жениху: пріиди (Апокалипс. 22, 17)! А посему, если Онъ медлитъ приходомъ, то для того, чтобы, пришедъ прежде времени, не найтись принужденнымъ потребить всю, растлѣнную грѣхами, землю въ конецъ (Мал. 4, 6).

Впрочемъ, и теперь, когда слава будущаго царя земли должна заключаться болѣе внутрь его, а совнѣ онъ нерѣдко покрытъ рубищами и носитъ узы, — и теперь, на сей землѣ /с. 45/ изгнанія, въ семъ состояніи отчужденія отъ престола, какъ много царственнаго обнаруживается въ тѣхъ, кои, внявъ непреложнымъ обѣтованіямъ вѣры, проводятъ всю земную жизнь свою въ пріуготовленіи себя къ восшествію на престолъ славы вѣчной! Силою благодати вознесшись надъ слабостями и недостатками собственной природы, они являются потомъ вознесенными и надъ недостатками природы видимой, которая, по царственному гласу ихъ, нерѣдко съ радостію свергаетъ съ себя узы, такъ называемой, естественной необходимости. Самая смерть, низлагающая всякое величіе человѣческое, токмо обнаруживаетъ во всей силѣ величіе таковыхъ избранныхъ Божіихъ, показуя, что въ нихъ есть нѣчто болѣе, нежели въ цѣломъ мірѣ (1  Іоан. 4, 4). «Вотъ цари», изрекъ благословенный Александръ, выходя изъ нѣдръ земли, хранящей въ семъ святомъ градѣ нетлѣнныя тѣлеса угодниковъ Божіихъ. И безъ сомнѣнія, ни одинъ царь не усомнится повторить признаніе величайшаго изъ вѣнценосцевъ.

Таковое свойство, происхожденіе и судьба престола, обѣщаваемаго въ награду побѣждающимъ! Это престолъ славы и могущества божественнаго, принадлежавшій нѣкогда человѣку невинному, а теперь возвращаемый человѣку оправдываемому, и потому равно принадлежащій всѣмъ достойнымъ. А изъ сего само собою открывается и то, почему для вступленія на сей престолъ необходима побѣда. На первый престолъ эдемскій человѣкъ возведенъ былъ безъ всякой предшествующей заслуги, единственно подъ обѣтомъ будущей вѣрности: ибо въ немъ еще ничего не было, кромѣ образа Божія, для коего престолъ есть единственное приличное мѣсто. На второй, будущій, престолъ сіонскій, не возможно взойти безъ предварительнаго пріуготовленія, не измѣнивъ въ себѣ многое и не сложивъ съ себя многаго. Въ самомъ дѣлѣ, какъ посадить на престолѣ славы того, кто покрытъ рубищемъ чувственности, или язвами грѣховъ, или находится въ узахъ страстей? Какъ посадить на престолѣ божественномъ человѣка, который находится въ союзѣ съ врагомъ Божіимъ, имѣетъ волю, противную закону Божію, стремится самъ быть богомъ? Надобно прежде уврачевать стопы, чтобы они могли взойти на высоту престола; надобно прежде исцѣлить голову, чтобы она могла держать вѣнецъ; утвер/с. 46/дить десницу, чтобы она въ состояніи была вращать скипетромъ; надобно произвести внутреннее воцареніе человѣка надъ самимъ собою, — ума надъ волею, совѣсти надъ пожеланіями, чтобъ потомъ съ пользою и удобностію произошло воцареніе внѣшнее, вознесеніе человѣка надъ всѣми нуждами и покореніе подъ власть его всѣхъ тварей.

Но можетъ ли все сіе совершиться въ мірѣ? Уступитъ ли зло, гнѣздящееся въ нашемъ сердцѣ отъ юности, побѣду надъ собою безъ сраженія? Отдадутся ли въ плѣнъ ума страсти, по одному требованію долга? Не возопіетъ ли, не вооружится ли растлѣнная природа противъ сего благотворнаго и необходимаго, но крайне болѣзненнаго для нея претворенія? Сражавшіеся сами съ собою знаютъ, чтó въ семъ случаѣ бываетъ въ сердцѣ, — какая возстанетъ брань, какія неприступныя являются твердыни, какія происходятъ измѣны и нападенія! И вотъ почему отъ будущаго наслѣдника престола славы требуется мужество и побѣда надъ врагами: побѣждающему дамъ сѣсти со Мною на престолѣ.

Кто сіи враги? Тѣ самые, кои, побѣдивъ человѣка въ Эдемѣ, низринули его съ престола невинности, и теперь не допускаютъ взойти на престолъ оправданія. Это оное лукавое око, которое вопреки увѣренію Самого Бога, всегда готово видѣть, даже и въ плодахъ древа смерти, нѣчто угоднѣе плодовъ древа жизни, и потому должно быть избодено (Матѳ. 18, 9). Это та слабая на добро, но крѣпкая на зло, рука, которая, вопреки явной заповѣди Божіей, всегда готова простираться къ плоду запрещенному, и потому должна быть отсѣчена (тамъ же, 18, 8). Это оное каменное для любви къ Богу и ближнему сердце, изъ котораго однако же истекаютъ непрестанно цѣлые потоки злыхъ мыслей и чувствованій, и которое потому должно быть премѣнено на сердце новое (Езек. 36, 26). Это блага міра, кои, какъ проводники, долженствовали бы вести человѣка къ верховному благу — Богу; но вмѣсто сего совращаютъ всецѣло къ самимъ себѣ и держатъ въ плѣну, и потому должны быть обходимы, отвергаемы, попираемы (1 Іоан. 2, 15). Это, наконецъ, тотъ древній змій (Быт. 3, 1-5), который, самъ потерявъ небо, льстивымъ обаяніемъ своимъ умѣлъ заставить человѣка потерять землю, и доселѣ не престаетъ употреблять всѣ средства, чтобъ падшій царь земли не могъ придти въ чувство отъ своего паденія, и не /с. 47/ восшелъ на ту высоту, съ коей ниспалъ онъ. Съ сими-то врагами долженъ сразиться будущій наслѣдникъ престола небеснаго. Безъ побѣды надъ ними, безъ низложенія зла, свирѣпствующаго въ душѣ и тѣлѣ, безъ воцаренія ума надъ пожеланіями и страстями, безъ очищенія себя отъ всякія скверны плоти и духа, — если бы человѣкъ и былъ возведенъ любовію Божіею на престолъ славы: то сіе величіе не послужило бы къ истинному его блаженству; ибо, нося зло въ сердцѣ, онъ не замедлилъ бы пасть глубже прежняго, въ неисходимую уже бездну золъ.

Но для чего же нужна была побѣда нашего Спасителя надъ врагами нашими, если каждому изъ насъ должно сражаться съ ними и побѣждать ихъ? Для того, дабы обезсилить сихъ враговъ и побѣдить въ нихъ то, что для насъ есть совершенно непобѣдимаго; для того, чтобы открыть для насъ поприще борьбы съ ними (ибо мы сами по себѣ не имѣли и сего), доставить намъ оружіе благодати, подать примѣръ мужества и воодушевить насъ надеждою вѣрной побѣды. Каждый долженъ дѣлать свое дѣло. Всемогущій Искупитель нашъ побѣдилъ смерть: мы не должны по крайней мѣрѣ паки вкушать отъ плодовъ древа смерти. Онъ разрушилъ адъ: мы не должны стремиться въ него худыми мыслями и дѣяніями. Онъ изгналъ и связалъ духовъ злобы поднебесной: мы не должны снимать съ нихъ узъ и давать имъ убѣжища въ своемъ сердцѣ. Онъ сдѣлался для насъ путемъ, истиною и животомъ: мы должны шествовать симъ путемъ, просвѣщаться сею истиною, вдыхать сію жизнь. Какъ бы ни была обильна трапеза, гладный не будетъ насыщенъ, если только будетъ взирать на яства; какъ бы ни было великолѣпно одѣяніе. нагой не защитится отъ хлада, если не облечется на самомъ дѣлѣ въ одежду; какъ бы ни было сильно врачевство, больной останется въ недугѣ, если не пріиметъ его и не употребитъ, какъ должно. Такъ и блага, пріобрѣтенныя Іисусомъ Христомъ, не могутъ быть для насъ благотворны, если мы не усвоимъ ихъ себѣ вѣрою и любовію; не будемъ, какъ можно чаще, вкушать отъ трапезы слова Божія, не облечемся въ одежду заслугъ Христовыхъ, не пріимемъ врачевства благодати, не будемъ ходить достойно высокаго званія христіанина и сражаться съ плотію и кровію. Продолжая добровольно оставаться на сторонѣ /с. 48/ враговъ нашего Спасителя и нашихъ въ сей жизни, на полѣ сраженія, мы по необходимости, противъ воли, должны будемъ остаться вмѣстѣ съ ними и тамъ, на полѣ побѣды, и терпѣть все то, на что будутъ осуждены они: потому что сами лучше возжелали быть въ числѣ побѣжденныхъ, нежели побѣдителей.

Истины важныя, единственно важныя для всякаго; но какъ мало и какъ немногихъ занимаютъ онѣ! — Что, если бы кому-либо, рожденному въ низкомъ и бѣдномъ состояніи, сказано было съ увѣренностію: «ты царскаго рода, тебя непремѣнно ожидаетъ въ свое время престолъ; только будь таковъ и таковъ, не дѣлай сего и сего»? Какъ бы часто таковый думалъ о своемъ великомъ предназначеніи! Какъ постоянно слѣдовалъ бы совѣту! Съ какимъ усердіемъ пріуготовлялся бы къ будущему званію! Чего не перенесъ бы для сего! Среди всѣхъ перемѣнъ и приключеній у него всегда было бы одно въ умѣ и сердцѣ — будущій престолъ. Но вотъ, намъ всѣмъ отъ юности возвѣщено — и кѣмъ? Самимъ Господомъ неба и земли, — что мы царскаго и божественнаго рода; что всѣ мы посажены были въ лицѣ праотца нашего на престолѣ, и теперь снова предназначены быть царями и іереями Богу (Апок. 5, 10); что для открытія сего царства во всей силѣ пріуготовляется цѣлое небо и земля, что оно будетъ славно, безконечно, божественно. Мы вѣруемъ сему; и что же производитъ въ насъ сія вѣра? Памятуется ли первобытное происхожденіе и будущее предназначеніе хотя столько, сколько помнятъ отличія и права предковъ? Думаютъ ли о обличеніи себя въ бѣлыя ризы (Апок. 7, 14) побѣдителей хотя столько, сколько заботятся о новой одеждѣ къ какому-либо торжеству? Дѣлается ли для достиженія престола вѣчной славы по крайней мѣрѣ то, что дѣлаютъ для полученія какого-либо вѣнца побѣднаго на землѣ? Сравненія малыя и слабыя; но какъ неудобоприкладны и они ко многимъ и многимъ? Что же значитъ сіе? Уже не преизбытокъ ли обѣтованной славы, Господи, производитъ въ насъ сомнѣніе и дѣлаетъ насъ хладными къ будущему нашему величію? Воистину, обѣтованія Твои безконечно превосходятъ всѣ наши способности и заслуги; но не превосходятъ Твоей любви и Твоего могущества: Ты рекъ — и воззвалъ отъ небытія весь міръ; речешь паки — и явятся новое небо и новая земля для но/с. 49/ваго царства избранныхъ Твоихъ на земли. Или, можетъ быть, отдаленность и незримость будущихъ престоловъ и вѣнцевъ дѣлаетъ ихъ непривлекательными для тѣхъ, кои долженствуютъ сражаться за нихъ? Но и то, что видимъ въ избранныхъ Твоихъ, Господи, здѣсь не достаточно ли ручается за то, что ожидаетъ ихъ тамъ? Если здѣсь величайшіе изъ вѣнценосцевъ поставляютъ себѣ за честь преклонять главу свою предъ святыми останками тѣхъ, коихъ имена едва знаемы были въ числѣ послѣднихъ подданныхъ, и нарицаютъ ихъ царями, высшими всѣхъ царей земныхъ, то что будетъ, когда всѣ царства земныя прейдутъ, и останется единое царство Бога и святыхъ Его? А прейдутъ! — За днями скорби, тѣсноты, подвига и борьбы, настанетъ, наконецъ, великій день торжества, день восшествія на престолъ всѣхъ побѣдителей по чину Іисусову. Какъ радостенъ будетъ день сей для достойныхъ! Какъ ужасенъ для недостойныхъ. Тайнозритель видѣлъ уже, какъ въ сей день и вельможи и богатіи, и тысящницы и сильніи, и всякъ рабъ, и всякъ свободь скрышася въ пещерахъ и каменіи горстѣмъ, и глаголаша горамъ и каменію: падите на ны и покрыйте ны отъ лица Сѣдящаго на престолѣ, и отъ гнѣва Агнча (Апок. 6, 15).

Но для чего поставлять себя въ ужасную необходимость бѣжать отъ гнѣва Агнца? Лучше, пока есть время, обратиться къ кротости и незлобію Сего Агнца, Который для того и закланъ, чтобы кровію Его можно было очищать и убѣлять ризы свои (Апок. 7, 14) всѣмъ пріуготовляющимся къ торжеству сіонскому! Для чего подвергать себя добровольно опасности скрываться въ горахъ и пропастяхъ отъ лица Сѣдящаго на престолѣ? Лучше благовременно обратиться съ покаяніемъ къ сему лицу, укрыться подъ сѣнію креста Христова и начать, при помощи благодати, брань со врагами спасенія, дабы, по одержаніи побѣды, самимъ взойти на престолъ, ожидающій всѣхъ побѣдителей. Покаяніе и вѣра самому послѣднему изъ грѣшниковъ скоро возвращаютъ всѣ права на царство вѣчной славы. Имѣяй ухо да слышитъ, что Духъ глаголетъ Церквамъ (Апок. 3, 22)! Аминь.

Источникъ: Сочиненія Иннокентія, Архіепископа Херсонскаго и Таврическаго. Томъ III. — Изданіе второе. — СПб.: Изданіе книгопродавца И. Л. Тузова, 1908. — С. 41-49.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.