Церковный календарь
Новости


2019-06-25 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 11-15 (1922)
2019-06-25 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 6-10 (1922)
2019-06-24 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 6-е, объ умныхъ сущностяхъ (1844)
2019-06-24 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 5-е, о Промыслѣ (1844)
2019-06-23 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 128-е (1895)
2019-06-23 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 127-е (1895)
2019-06-22 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 18-е къ монахамъ (1829)
2019-06-22 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 17-е къ монахамъ (1829)
2019-06-21 / russportal
"Церковная Жизнь" №1 (Январь) 1948 г.
2019-06-20 / russportal
"Церковная Жизнь" №3-4 (Октябрь-Ноябрь) 1947 г.
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 126-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 125-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 124-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 123-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 122-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 121-е (1895)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 25 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 29.
Церковная письменность

Архіеп. Иннокентій (Борисовъ) († 1857 г.)

Вл. Иннокентій (въ мірѣ Иванъ Алексѣевичъ Борисовъ), архіеп. Херсонскій и Таврическій, знаменитый проповѣдникъ, богословъ и духовный писатель. Родился 15 декабря 1800 г. въ г. Ельцѣ Воронежской губ. въ семьѣ священника. Окончилъ Орловскую духовную семинарію (1819) и Кіевскую духовную академію (1823). По окончаніи академіи въ 1823 г. переѣхалъ въ С.-Петербургъ, принялъ монашество и сталъ преподавать въ духовныхъ школахъ. Профессоръ С.-Петербургской духовной академіи (1824) и ректоръ Кіевской духовной академіи (1830). Архимандритъ (1826). Епископъ Чигиринскій (1836), Вологодскій (1841) и Харьковскій (1841). Архіепископъ (1845). Архіепископъ Херсонскій и Таврическій (1848). Членъ Россійской Академіи Наукъ (1841). Во время Крымской войны и обороны Севастополя (1853-1856) проявилъ удивительное мужество, не покинувъ свою паству въ годину испытанія. Несмотря на опасность, пріѣзжалъ прямо къ мѣстамъ боевъ, воодушевляя солдатъ своими проповѣдями, совершалъ богослуженія въ походныхъ храмахъ, посѣщалъ воиновъ въ лазаретахъ, гдѣ свирѣпствовалъ заразительный тифъ. Во время сраженій обходилъ ряды войскъ, ободряя героевъ. За доблестное служеніе Вѣрѣ, Царю и Отечеству въ тяжелое для Россіи время былъ удостоенъ ряда Высочайшихъ наградъ и поощреній. Особую славу архіеп. Иннокентія составляетъ необыкновенный проповѣдническій талантъ. Его поученія стали превосходнымъ образцомъ православнаго краснорѣчія; часть ихъ была переведена на языки — франц., нѣм., польск., серб., греч., армян. Скончался архіеп. Иннокентій въ Херсонѣ 26 мая 1857 г. въ день Пятидесятницы — праздникъ Святой Троицы. Сочиненія: Шесть томовъ (полное собраніе). СПб., 1908.

Сочиненія архіеп. Иннокентія (Борисова)

Сочиненія Иннокентія, архіепископа Херсонскаго и Таврическаго.
Томъ 3-й. Изданіе 2-е. СПб., 1908.

СЛОВА НА ВЫСОКОТОРЖЕСТВЕННЫЕ ДНИ.

Слово въ день восшествія на престолъ Благочестивѣйшаго Государя Николая Павловича, Императора и Самодержца Всероссійскаго, произнесенное въ Кіево-Софійскомъ соборѣ ноября 20 дня, 1834 года.

Восшелъ еси на высоту, плѣнилъ еси плѣнъ, даде даянія въ человѣцѣхъ, и не покоряющимся, еже вселитися (Псал. 67, 19).

Такъ въ одномъ изъ псалмовъ Давидовыхъ пророчески изображено будущее величіе Мессіи, Спасителя человѣковъ. Онъ представляется восходящимъ на чрезвычайную высоту могущества и славы, но единственно съ тѣмъ, чтобы удобнѣе изливать оттуда милости на всѣхъ стоящихъ долу; /с. 34/ изображается плѣняющимъ великій плѣнъ, но токмо для того, чтобы всю добычу его обратить въ даянія человѣкомъ. Къ самымъ противникамъ и врагамъ Своимъ является Онъ облеченнымъ болѣе милостію, нежели правдою; и они принуждены измѣрять высоту престола Его наиболѣе по великодушію Сѣдящаго на немъ. Восшелъ еси на высоту, плѣнилъ еси плѣнъ, даде даянія въ человѣцѣхъ, и не покоряющимся, еже вселитися.

Для слушателей-христіанъ нѣтъ нужды подробно изъяснять теперь, какимъ образомъ сбылось сіе величественное пророчество Давида надъ великимъ Потомкомъ его по плоти. Многимъ, если не всѣмъ, и безъ напоминанія извѣстно, что изображаемое пророкомъ восхожденіе Сына Человѣческаго на высоту означаетъ божественное могущество и славу, коими увѣнчанъ Онъ по совершеніи великаго дѣла искупленія рода человѣческаго, — что дивный плѣнъ. Имъ плѣненный, есть разрушеніе царства грѣха и смерти и возвращеніе человѣчеству блаженства, имъ потеряннаго; что, наконецъ, даянія Его въ человѣцѣхъ суть дары благодати Его, изливаемые въ такомъ обиліи на родъ человѣческій, что самые противники благодатнаго царства Мессіи, то-есть, упорные грѣшники могутъ участвовать въ нихъ, коль скоро обращаются съ раскаяніемъ къ престолу милосердія.

Къ настоящему торжеству нашему было бы ближе — показать, какъ въ зерцалѣ Давидовомъ, отражающемъ Божественное лице Мессіи, само собою отражается и священное лице Богомъ вѣнчаннаго и превознесеннаго Монарха нашего; — отражается потому, что украшено чертами величія и благости, подобными тѣмъ, коими сіяетъ лице Спасителя человѣковъ. И какъ удобно было бы сдѣлать это! Для сего довлѣло бы одного простаго и краткаго повѣствованія о дѣяніяхъ царствованія, столь же благотворнаго, какъ и великаго. Но къ христіанскимъ доблестямъ Монарха нашего принадлежитъ и то, что онѣ укрываются отъ многоглаголиваго изъясненія. И кому не извѣстно, что величіе, подобно величію Царя царей, никогда не преставало быть благотворнымъ даже для тѣхъ, кои хотѣли бы умалить и затмить оное?

Что же остается намъ изъ словъ Давидовыхъ въ назиданіе, если, на основаніи ихъ, не можетъ быть теперь пол/с. 35/наго собесѣдованія ни о величіи Царя небеснаго, ни о доблестяхъ царя земнаго? — Многое и важное. — Что порфироносный пророкъ вѣщалъ о величіи Мессіи, то самое должно сказать и о величіи всѣхъ истинныхъ помазанниковъ Божіихъ: всѣ они восходятъ на высоту престоловъ, облекаются знаменіями могущества и власти не для себя самихъ, а для временнаго и вѣчнаго блага подвластныхъ имъ. И не противъ сей ли священнѣйшей истины, связующей союзомъ взаимной любви народы и царей, преимущественно устремляются нынѣ шатанія людей буіихъ и ненаказанныхъ, силящихся престолы царскіе обратить изъ предмета радостнаго благоговѣнія для народовъ въ предметъ зависти и недоброжелательства? — Посему долгъ любви къ отечеству и благоговѣнія къ предержащей власти призываетъ насъ нынѣ, сообразно цѣли настоящаго торжества и духу божественнаго изреченія Давидова, показать какъ можно ощутительнѣе, что величіе престоловъ царскихъ гораздо нужнѣе для блага народовъ, нежели для тѣхъ, кои восходятъ на оные.

Чтобы совершенно увѣриться въ семъ, довольно обратить вниманіе на благотворную цѣль сего величія.

Итакъ, посмотримъ, для чего восходятъ благочестивѣйшіе государи на престолъ.

Первѣе всего для того, дабы съ высоты престола быть видимѣе для всѣхъ требующихъ помощи. Кто не знаетъ, что въ обществахъ человѣческихъ, какъ бы ни были они устроены, всегда есть много людей, требующихъ самодержавной защиты, то отъ насилія, злобы и лукавства, то отъ превратностей жизни и судьбы? И лучшимъ преимуществомъ престоловъ царскихъ всегда было и будетъ то, что они служатъ естественнымъ прибѣжищемъ для всѣхъ скорбящихъ и обремененныхъ. Но что за всеобщее прибѣжище, если оно по высотѣ своей не видимо всѣми и каждымъ, и если его надобно съ трудомъ отыскивать среди равныхъ, или подобныхъ ему по высотѣ зданій? Что за всенародная сѣнь, если она не возносится надъ всѣми высотами земли и не простирается во всѣ концы царства? Такимъ образомъ, самое благо бѣдствующаго человѣчества требуетъ, чтобы престолъ царскій былъ какъ можно возвышеннѣе, дабы никто изъ поверженныхъ долу превратностію судьбы /с. 36/ или насиліемъ, не могъ укрыться отъ благотворнаго призрѣнія сѣдящаго на престолѣ. Въ семъ отношеніи, о царѣ земномъ должно сказать то же, что Псалмопѣвецъ говоритъ о Царѣ небесномъ: высокъ надъ всѣми языки Господь, сего ради — на смиренныя призираетъ, воздвизаетъ отъ земли нища, вселяетъ неплодовь въ домъ и творитъ ее матерь о чадѣхъ веселящуся (Псал. 112, 4-9). Послѣ сего умальте въ мысляхъ высоту престола, и вмѣстѣ съ нею вы необходимо умалите покровъ бѣдствующаго человѣчества.

Для чего благочестивѣйшіе государи восходятъ на престолъ?

Дабы съ высоты престола удобнѣе видѣть всѣ нужды царства, всѣ движенія жизни общественной. И благіе домостроители устрояютъ мѣста, съ коихъ можно было бы обзирать все, происходящее въ ихъ достояніи. Тѣмъ нужнѣе таковое мѣсто всеобщаго блюстительства для царства, въ коемъ на всѣхъ концахъ его могутъ внезапно происходить великія перемѣны, требующія всего вниманія и дѣятельности. Посему-то у всѣхъ народовъ есть престолы царей, или что-либо подобное имъ по высотѣ. Чѣмъ выше престолъ, тѣмъ виднѣе все пространство, коего онъ служитъ средоточіемъ; тѣмъ замѣтнѣе всѣ неравности положенія различныхъ сословій, все теченіе событій, всѣ новыя явленія, всѣ уклоненія отъ законовъ и остановки, все правое и неправое, радостное и печальное. Посему, чѣмъ выше престолъ, тѣмъ скорѣе можетъ быть усмотрѣно и предотвращено зло; тѣмъ вѣрнѣе могутъ быть сдѣланы соображенія, надежнѣе — приняты средства, удобнѣе — достигнуты цѣли. Не священна ли послѣ сего высота престола, и не долгъ ли сына отечества почитать ее неприкосновенною? Пусть другіе народы поставляютъ свое величіе въ томъ, чтобы умалять высоту своихъ престоловъ: по малости общественнаго зданія многимъ изъ нихъ и не приличенъ верхъ слишкомъ возвышенный. Но Россія, но любезное отечество — верхъ сего всемірнаго зданія не можетъ не возносить къ небу... Пусть другіе народы находятъ горькую отраду въ томъ, что преступникъ законовъ можетъ ненаказанно глумиться даже надъ верховнымъ блюстителемъ законовъ и ставить гордо кущу Корея у самыхъ вратъ Скиніи свидѣнія: для россіянина отрада въ томъ, что въ /с. 37/ его отечествѣ преступленіе трепещетъ при одномъ имени Монарха, что нарушитель законовъ при мысли о самодержавіи царя земнаго принужденъ говорить себѣ то же, что и при мысли о величіи Царя небеснаго: камо пойду отъ Духа Твоего и отъ лица Твоего камо бѣжу (Псал. 138, 7)?

Для чего восходятъ благочестивѣйшіе государи на престолъ?

Дабы съ высоты престола удобнѣе видѣть ходъ всемірныхъ событій и провидѣть опасности отечества. Среди брани и въ другія смутныя времена нарочно устрояютъ высоты, съ коихъ наблюдаются движенія враговъ и всѣ перемѣны, у нихъ происходящія. Но когда общества безъ опасностей? Если и частнымъ людямъ угрожаютъ многія бѣды (2 Кор. 11, 26-28), то царства и народы находятся въ непрестанной, явной или тайной, брани; самый, такъ называемый, вѣчный миръ, большею частію, служитъ для нихъ только перемиріемъ. Посему тѣмъ нужнѣе для царства наблюдательное око, которое слѣдило бы за событіями всего свѣта, видѣло бы все, что происходитъ у другихъ народовъ. Но для таковаго всемірнаго наблюденія потребна высота необыкновенная, которая владычествовала бы надъ всѣми прочими высотами и не была затемняема ничѣмъ равнымъ и близкимъ къ ней; то-есть, высота престола. Чѣмъ онъ возвышеннѣе, тѣмъ, подобно престолу Божію, можетъ быть многоочитѣе (Апок. 4, 6); тѣмъ страшнѣе для враговъ отечества и тѣмъ благотворнѣе для всѣхъ сыновъ его, кои подъ сѣнію его спокойно могутъ предаваться занятіямъ и трудамъ, зная, что есть око, которое не воздремлетъ, ниже уснетъ, назирая съ высоты престола все, происходящее внѣ отечества. Не священна ли послѣ сего высота сія, и не долгъ ли любви къ отечеству — блюсти ея неприкосновенность? Въ семъ отношеніи опять должно сказать о царѣ земномъ то же, что Псалмопѣвецъ говоритъ о Царѣ небесномъ: высокъ надъ всѣми языки Господь, сего ради высокая издалече вѣсть (Псал. 137, 6). Умальте въ мысляхъ высоту престола, и вмѣстѣ съ симъ тотчасъ умалится это благотворное вѣдѣніе, сократится державный надзоръ надъ иноплеменными народами, глава отечества приблизится не только ко взорамъ, но и къ стрѣламъ вражіимъ, — произойдетъ то, чего наиболѣе желаютъ враги отечества.

/с. 38/ Для чего восходятъ благочестивѣйшіе государи на престолъ?

Дабы на высотѣ его быть свободнѣе отъ слабостей и недостатковъ общежитія человѣческаго. Бѣдная земля наша такъ исполнена неправдою, что самое вещественное удаленіе отъ нея есть уже нѣкое средство къ совершенству. На великихъ высотахъ дыханіе становится свободнѣе, самыя мысли и чувства принимаютъ какое-то возвышеннѣйшее направленіе. Тѣмъ нужнѣе возвышеніе надъ обществомъ человѣческимъ тому кто хочетъ быть превыше недостатковъ общежитія: ибо, при настоящемъ грѣховномъ состояніи рода человѣческаго, всѣ общественныя отношенія таковы, что удобно могутъ наклонять человѣка къ землѣ, дѣлать рабомъ предубѣжденій, привязанностей, выгодъ, милостей, страстей. Но въ комъ всего менѣе должно быть таковыхъ слабостей, какъ не въ представителѣ и владыкѣ цѣлаго народа? Посему, кто болѣе долженъ быть, такъ сказать, разобщенъ съ падшею и клонящею къ паденію землею, какъ не государь? И для сего-то необходимаго разобщенія служитъ высота престоловъ царскихъ. Не священна ли послѣ сего высота сія, и не составляетъ ли необходимости для отечества? Если Самъ Царь небесный, по глубокому выраженію Псалмопѣвца, дивенъ наипаче въ высокихъ (Псал. 92, 4), — является болѣе сильнымъ и величественнымъ на высотѣ, въ удаленіи отъ взора человѣческаго: то тѣмъ необходимѣе это удаленіе, сія высота для царей земныхъ, кои по чрезвычайности предназначенія своего должны быть во многихъ отношеніяхъ дивны во очію всѣхъ, и однако же суть подобострастные намъ человѣки.

Для чего восходятъ благочестивѣйшіе государи на престолъ?

Дабы съ высоты его быть ближе къ небу, постояннѣе и безпрепятственнѣе сообщаться духомъ съ Тѣмъ, въ десницѣ Коего судьбы народовъ и царей. И язычники знаютъ, что благоденствіе царствъ зависитъ не отъ одного произвола и усилій человѣческихъ; христіанинъ тѣмъ паче вѣруетъ, что Вышній владѣетъ царствомъ человѣческимъ (Дан. 4, 22), и что народоправители, при всемъ величіи ихъ, суть токмо слуги (Рим. 13, 4) Самодержца небеснаго. Посему между царемъ земнымъ и небеснымъ должно происходить непрестанное, живое сношеніе для блага народа. Гдѣ же должно /с. 39/ быть сему? Ужели среди толпы людей? Среди шума предразсудковъ и страстей? Среди праха и вихрей заботъ житейскихъ? Предъ глазами всѣхъ и каждаго? — Моисей восходитъ на Синай для собесѣдованія съ Богомъ и принятія отъ Него закона (Исх. 19, 20); Илія возводится на Хоривъ для созерцанія славы Божіей (3 Цар. 19, 11); Самъ Сынъ Божій на безмолвной вершинѣ Ѳавора слышитъ гласъ, нарицающій Его Сыномъ возлюбленнымъ (Матѳ. 17, 1). Долженъ быть и для народовъ постоянный Синай, на коемъ слышима была бы воля небеснаго Законодателя; — постоянный Ѳаворъ, гдѣ бы свѣтъ славы Божіей отражался на лицѣ вѣнчанныхъ представителей народа. Этотъ Синай, сей Ѳаворъ есть — престолъ царскій! — Въ сердцѣ сѣдящаго на немъ, по свидѣтельству самаго слова Божія, происходитъ непрестанное (Прит. 21, 1) откровеніе воли Божіей; въ устахъ его слышится, никогда не оскудѣвающее, пророчество (Притч. 16, 10). Не священна ли послѣ сего высота престола, и не священный ли долгъ истинныхъ сыновъ отечества блюсти ее во всей неприкосновенности?

Внемлите себѣ, говорилъ нѣкогда Богъ чрезъ Моисея къ народу израильскому при Синаѣ, внемлите себѣ не восходити на гору, и ничимже коснутися ея: всякъ прикоснувыйся горѣ, смертію умретъ. Не коснется ей рука: каменіемъ бо побіется, или стрѣлою устрѣлится, аще скотъ, аще человѣкъ, не будетъ живъ (Исх. 19, 12-13). То же должно сказать и о престолахъ царскихъ: не только злонамѣренное покушеніе къ превращенію ихъ, — Синай и Ѳаворъ немного опасаются сихъ превращеній, — но и неблагоговѣйное прикосновеніе къ нимъ предерзкимъ образомъ мыслей и словъ, достойны наказанія самаго тяжкаго. Почему? Не только потому, что лице сѣдящаго на престолѣ есть самое священное на землѣ и богоподобное; но и потому, что въ престолахъ царскихъ сосредоточены сила и благоденствіе цѣлаго царства; потому что съ высоты ихъ исходитъ для всѣхъ правда и милость, провидятся нужды и опасности отечества; потому что престолъ служитъ царю для попранія слабостей и недостатковъ человѣческихъ, для принятія откровеній и благословеній небесныхъ.

Для насъ, почтеннѣйшіе соотечественники, важныя истины сіи тѣмъ благопріятнѣе, что благословенное отечество наше /с. 40/ на самомъ дѣлѣ постоянно видитъ, какъ благочестивѣйшіе государи, подобно великому Царю, провидѣнному Давидомъ, восходятъ на высоту престола отечественнаго и плѣняютъ различные плѣны не для чего другаго, какъ для блага отечества, — дабы дать даянія въ человѣцѣхъ. Что можетъ равняться на землѣ съ высотою самодержавнаго престола россійскаго? Что сравнится и съ тою славою и могуществомъ, коихъ достигъ народъ, покоящійся подъ сѣнію его, Богомъ превознесеннаго, престола? Что сравнится съ тѣми попеченіями, кои восшедшій нынѣ на престолъ сей прилагаетъ непрестанно о благѣ отечества? Есть ли какой-либо великій подвигъ, на который онъ усомнился бы изыти для народа, ему любезнаго? Есть ли опасность, которой онъ не срѣтилъ и, дерзнемъ сказать, не срѣтитъ въ лице первый? Не одинъ уже плѣнъ въ его славное царствованіе; и всѣ они сопровождались даяніями въ человѣцѣхъ — даяніями милости для достойныхъ сыновъ отечества, даяніями великодушія для самыхъ враговъ. Вразумленная опытами правды, мудрости и великодушія, изумленная подвигами безпримѣрнаго самоотверженія царственнаго, сама зависть иноземная скоро престанетъ взирать съ огорченіемъ на высоту престола россійскаго и признаетъ въ немъ, самимъ Промысломъ воздвигнутый, Араратъ, на вершинѣ коего, среди всемірнаго потопа заблужденій гражданскихъ, найдетъ себѣ спасеніе все, необходимое для благодѣтельнаго возрожденія міра политическаго.

Господи, даждь слабому гласу сему гласъ силы (Псал. 67, 34)! Да уразумѣютъ языцы, яко съ нами Богъ; да престанутъ помышлять въ сердцахъ своихъ тщетная (Псал. 2, 1) и устами своими глаголать гордыню (Псал. 16, 10); а вѣрные сыны отечества да продолжаютъ въ мирѣ обитать подъ благотворною сѣнію Богомъ превознесеннаго престола, заграждая слухъ отъ всѣхъ обаяній лжи и лукавства и твердо памятуя, что величіе престоловъ гораздо нужнте для блага народовъ, нежели для тѣхъ, кои восходятъ на оные. Аминь.

Источникъ: Сочиненія Иннокентія, Архіепископа Херсонскаго и Таврическаго. Томъ III. — Изданіе второе. — СПб.: Изданіе книгопродавца И. Л. Тузова, 1908. — С. 33-40.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.