Церковный календарь
Новости


2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 122-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 121-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 4-е, о мірѣ (1844)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 3-е, о Святомъ Духѣ (1844)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 30-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 29-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 28-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 27-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 26-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 25-я (1956)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Посланіе къ Руфиніану (1903)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Изъ 39-го праздничнаго посланія (1903)
2019-06-16 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 120-е (1895)
2019-06-16 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 119-е (1895)
2019-06-15 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 14-е къ монахамъ (1829)
2019-06-15 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 13-е къ монахамъ (1829)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 18 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.
Церковная письменность

Архіеп. Иннокентій (Борисовъ) († 1857 г.)

Вл. Иннокентій (въ мірѣ Иванъ Алексѣевичъ Борисовъ), архіеп. Херсонскій и Таврическій, знаменитый проповѣдникъ, богословъ и духовный писатель. Родился 15 декабря 1800 г. въ г. Ельцѣ Воронежской губ. въ семьѣ священника. Окончилъ Орловскую духовную семинарію (1819) и Кіевскую духовную академію (1823). По окончаніи академіи въ 1823 г. переѣхалъ въ С.-Петербургъ, принялъ монашество и сталъ преподавать въ духовныхъ школахъ. Профессоръ С.-Петербургской духовной академіи (1824) и ректоръ Кіевской духовной академіи (1830). Архимандритъ (1826). Епископъ Чигиринскій (1836), Вологодскій (1841) и Харьковскій (1841). Архіепископъ (1845). Архіепископъ Херсонскій и Таврическій (1848). Членъ Россійской Академіи Наукъ (1841). Во время Крымской войны и обороны Севастополя (1853-1856) проявилъ удивительное мужество, не покинувъ свою паству въ годину испытанія. Несмотря на опасность, пріѣзжалъ прямо къ мѣстамъ боевъ, воодушевляя солдатъ своими проповѣдями, совершалъ богослуженія въ походныхъ храмахъ, посѣщалъ воиновъ въ лазаретахъ, гдѣ свирѣпствовалъ заразительный тифъ. Во время сраженій обходилъ ряды войскъ, ободряя героевъ. За доблестное служеніе Вѣрѣ, Царю и Отечеству въ тяжелое для Россіи время былъ удостоенъ ряда Высочайшихъ наградъ и поощреній. Особую славу архіеп. Иннокентія составляетъ необыкновенный проповѣдническій талантъ. Его поученія стали превосходнымъ образцомъ православнаго краснорѣчія; часть ихъ была переведена на языки — франц., нѣм., польск., серб., греч., армян. Скончался архіеп. Иннокентій въ Херсонѣ 26 мая 1857 г. въ день Пятидесятницы — праздникъ Святой Троицы. Сочиненія: Шесть томовъ (полное собраніе). СПб., 1908.

Сочиненія архіеп. Иннокентія (Борисова)

Сочиненія Иннокентія, архіепископа Херсонскаго и Таврическаго.
Томъ 1-й. Изданіе 2-е. СПб., 1908.

СЛОВА НА ВОСКРЕСНЫЕ ДНИ.

Слово въ недѣлю 18-ю по Пятидесятиницѣ [1].

Наставниче, обнощь всю труждшеся ничесоже яхомъ (Лук. 5, 5).

Какъ жалко, братіе, слышать сію жалобу изъ устъ бѣдныхъ всенощныхъ тружениковъ! Но для чего она столько вѣковъ повторяется въ Евангеліи? Для того ли, чтобы возбудить въ насъ состраданіе къ Апостоламъ? Но что нужды въ рыбахъ тѣмъ, кои уловили потомъ своими мрежами всю вселенную? Что нужды въ сожалѣніи нашемъ тѣмъ, кои всѣ давно увѣнчаны славою небесною и стократъ, можетъ быть, скорбятъ и сѣтуютъ о насъ, что мы такъ равнодушны къ достиженію сей славы, и намъ предназначенной? Если Евангеліе доселѣ повѣствуетъ о безуспѣшной ловитвѣ рыбъ, то потому, что въ лицѣ рыбарей Апостоловъ, въ семъ случаѣ, изображены всѣ мы — съ нашими дѣлами и занятіями. Посему я не нахожу предмета болѣе назидательнаго для собесѣдованія съ вами, какъ приложить сію апостольскую ловитву рыбъ къ нашей жизни.

Въ самомъ дѣлѣ, братіе мои, чтó всѣ мы въ жизни сей, какъ не разнообразные труженики надъ счастіемъ, какъ не ловцы на морѣ житейскихъ попеченій? У каждаго есть свои мрежи, своя ловитва, свои успѣхи и свои неудачи, свои виды и свои цѣли. Итакъ позвольте при настоящемъ случаѣ вопросить васъ, какова сія ловитва? Что пріобрѣтено доселѣ каждымъ изъ васъ? Достигнута ли цѣль? Удовлетворено ли желаніе? Довольны ли вы?

Ахъ, какъ намъ быть довольными, воскликнутъ многіе внутренно, когда и мы, подобно Апостоламъ, обнощь всю труждшеся, ничесоже яхомъ! Чѣмъ не жертвовали мы для достиженія, такъ называемаго, счастія жизни; какихъ средствъ не употребляли, гдѣ и въ чемъ не искали его? — И все напрасно; время ушло, силы истощились, волосы наши убѣлены, руки и умъ ослабѣли; далеко уже за полночь жизни, скоро, можетъ быть, разсвѣтъ, — а мрежи наши пусты; мы едва покрываемъ наготу свою, едва имѣемъ хлѣбъ насущный. Наставниче, обнощь всю труждшеся, ничесоже яхомъ!

Сострадаемъ вамъ, бѣдные и неудачные труженики; но /с. 495/ не можемъ похвалить васъ, если вы предаетесь ропоту на Провидѣніе. Бѣдность тягостна; но кто знаетъ — къ чему бы привели васъ богатство и роскошь? Всего вѣроятнѣе, что и съ вами случилось бы то же самое, чтó большею частію бываетъ съ счастливцами міра; вы забыли бы Бога и совѣсть, предались бы забавамъ и страстямъ нечистымъ, очернили бы душу и жизнь дѣлами неподобными. Что-жъ удивительнаго, если благость Божія, провидя все сіе за васъ, поставила тайно препятствія на пути вашемъ и не дала достигнуть цѣли? спасла васъ такимъ образомъ отъ вашей же душевной погибели? Вмѣсто ропота на невыгоды своего состоянія, лучше воспользуйтесь его преимуществами, кои весьма велики и немаловажны. Какія это преимущества? То, что вы не опутаны, подобно счастливцамъ міра, со главы до ногъ узами пристрастій мірскихъ, — и потому стократъ свободнѣе ихъ въ избраніи новыхъ предметовъ любви и дѣятельности вашей; то, что ваше сердце и вкусъ духовный не испорчены ядовитою сладостію чувственныхъ грѣховныхъ удовольствій, — и потому вы скорѣе можете полюбить блага духовныя, благодушнѣе перенести труды и подвиги жизни христіанской. Міръ не благопріятствуетъ вамъ, бѣжитъ отъ васъ: что же? Бросьте и вы любовь къ нему, и обратите вашу душу и сердце всецѣло къ Богу. Міръ дорого продаетъ свои блага и милости, а Евангеліе предлагаетъ всѣ сокровища свои туне: берите сколько угодно и обогащайте ими душу свою. Когда совѣсть ваша будетъ чиста, сердце умирено благодатію Божіею, насыщено предвкушеніемъ блаженства вѣчнаго: то всѣ блага міра, кои теперь такъ вамъ кажутся прелестны, потеряютъ для васъ цѣну, вы полюбите самую нищету свою; ибо она дѣлаетъ васъ свободными отъ міра и приближаетъ къ Богу.

Другіе изъ васъ, братіе, могутъ, безъ сомнѣнія, на вышепредложенный вопросъ сказать совершенно противное, могутъ указать на обильную, повидимому, ловитву, на титулы и знаки отличія, ими пріобрѣтенные, на кучи металла, лежащія въ сундукахъ ихъ, на домы, ими воздвигнутые, на вертограды, ими насажденные, на множество друзей пріобрѣтенныхъ, на множество враговъ низложенныхъ, на множество предпріятій совершенныхъ.

Привѣтствуемъ васъ, братіе, съ сими успѣхами! Но по/с. 496/звольте еще вопросить васъ: для чего вы старались пріобрѣтать то, что пріобрѣтено вами? Для чего достигали почестей и отличій, собирали сокровища, трудились и работали, сражались и побѣждали? Ужели для того только, чтобъ сказать: «я сдѣлалъ то или другое»? Безъ сомнѣнія, вы имѣли цѣль дальнѣйшую, ту — чтобы доставить душѣ вашей покой и довольство, чтобы насытить свое сердце? — Итакъ достигли ли, при всѣхъ вашихъ средствахъ, сей послѣдней цѣли? — Есть ли внутрь васъ постоянный миръ и постоянная радость? Престало-ль сердце ваше алкать и жаждать? Умеръ ли червь недовольства и скуки, грызущій обыкновенно сердце человѣческое?

Ахъ, если, такъ называемые, счастливцы міра захотятъ быть внимательны къ состоянію души своей и сказать то, что происходитъ внутрь ихъ, что они чувствуютъ и терпятъ; то и имъ едва ли не придется повторить жалобу Апостоловъ: обнощь всю труждшеся, ничесоже яхомъ! Насъ называютъ счастливыми, и мы сами себя принуждаемъ вѣрить тому; но, увы, это счастіе только вокругъ насъ; въ насъ самихъ нѣтъ его. При всей нашей высотѣ надъ собратіями нашими и при всѣхъ почестяхъ и отличіяхъ, когда заглянешь внутрь себя, то видишь себя въ какой-то мрачной безднѣ, съ ужасомъ отвращаешь взоръ отъ того рабства міру, въ коемъ находишься, отъ тѣхъ безчисленныхъ принужденій и низостей, къ коимъ прибѣгать надобно было для достиженія внѣшняго величія и даже до нынѣ прибѣгать надобно для поддержанія его. Мы пріобрѣли богатство, и оно дано намъ въ средство къ удовлетворенію нуждъ тѣлесныхъ; но за то принесло съ собою множество горькихъ заботъ душевныхъ. Дни наши также мрачны, ночи тяжелы, сонъ безпокоенъ и нерѣдко бѣжитъ отъ насъ: огорченій, печалей, недуговъ — тьма! — Въ чувственныхъ удовольствіяхъ нѣтъ недостатка; но они давно перестали услаждать насъ: чувства полны, а сердце пусто, душа ноетъ, совѣсть преслѣдуетъ, и мы нерѣдко принуждены завидовать мирной долѣ послѣдняго бѣдняка. Будущее каждый часъ болѣе страшитъ, нежели радуетъ. Не разсыплется ли собранное нами? Не возвѣетъ ли противный вѣтръ, не опрокинетъ ли храмины счастія? Ахъ, міръ такъ лукавъ и измѣнчивъ, обстоятельства такъ шатки и сомнительны, связи такъ непрочны, что никто не можетъ /с. 497/ поручиться за одинъ слѣдующій день. И что будетъ тогда съ нами и нашими семействами, привыкшими къ нѣгѣ и роскоши? — А когда подумаемъ еще о послѣднемъ часѣ жизни, — а онъ видимо приближается, — то трепетъ объемлетъ сердце; когда вспомнишь о томъ, что взять съ собою въ вѣчность, съ чѣмъ явиться на судъ, — то съ горестію видишь, что для неба еще ничего не приготовлено, что все пріобрѣтенное принадлежитъ землѣ и тлѣнію, и должно оставить насъ, — и если бы только оставило! А что, если пойдетъ за нами, и будетъ тамъ свидѣтельствовать противу насъ — о тѣхъ неправдахъ, коихъ стоило пріобрѣтеніе, о тѣхъ соблазнахъ, коими сопровождалось употребленіе, о тѣхъ грѣхахъ, коимъ оно служило поводомъ и орудіемъ? Такія мысли не даютъ покоя, преслѣдуютъ тайно день и нощь, томятъ, душу, изъѣдаютъ сердце, заставляютъ и насъ сказать: обнощь всю труждшеся, ничесоже яхомъ! Всю жизнь провели, по видимому, въ счастіи, а истиннаго счастія не достигли, не достигли!...

Что сказать вамъ, братіе, на ваши жалобы? Какой совѣтъ преподать? Поощрять ли къ новымъ трудамъ и усиліямъ на поприщѣ земнаго счастія? Обѣщать ли вамъ то въ будущемъ, чего вы не нашли въ прошедшемъ и не находите въ настоящемъ? Но это значило бы обманывать и себя и васъ. Нѣтъ, братіе мои, какъ ни прискорбно, можетъ быть, для нѣкоторыхъ изъ васъ будетъ услышать истину, но мы должны возвѣстить ее въ слухъ всѣхъ. Доколѣ останетесь вы на пути міра, въ рабствѣ плоти и чувствамъ, дотолѣ никогда не достигнете истиннаго счастія. Міръ не можетъ дать, чего самъ не имѣетъ. Свидѣтель Соломонъ. Чего недоставало у него? Чего не могъ онъ сдѣлать, какъ царь и мудрецъ? и все дѣлалъ, и все испыталъ: что же нашелъ? Нашелъ, что въ нашемъ мірѣ все суета и крушеніе духа, все, кромѣ страха Божія и добродѣтели. То же будетъ и съ вами, если вы останетесь на томъ же пути, при тѣхъ же средствахъ къ счастію: испытавъ все, вы не найдете его ни въ чемъ, и на самомъ концѣ жизни принуждены будете сказать: обнощь всю труждшеся, ничесоже яхомъ! — Но какъ горька и вмѣстѣ безплодна будетъ тогда сія жалоба!

Что же, спросите, должно дѣлать? Перемѣнить путь, цѣль и средства, посвятить себя Богу и вѣчности, начать тру/с. 498/диться для души и неба, устремиться къ подвигамъ вѣры и добродѣтели. Это не значитъ того, чтобы оставить свое званіе, или остановить теченіе вашихъ дѣлъ житейскихъ. Нѣтъ, пусть они текутъ своимъ порядкомъ: каждый въ немъ же званіи призванъ бысть, въ томъ да пребываетъ. Но вы трудились доселѣ для земли и времени, во всемъ искали токмо своихъ выгодъ и своего удовольствія, во всѣхъ случаяхъ и отношеніяхъ водились самолюбіемъ; Богъ и вѣчность, совѣсть и душа были предметами второстепенными, можетъ быть, послѣдними. Да станетъ теперь все на свое мѣсто! Божественное, духовное, вѣчное да возметъ верхъ и господство надъ земнымъ и чувственнымъ; вмѣсто самолюбія да содѣлается источникомъ дѣйствій любовь къ Богу и ближнему; блага земныя да употребятся на дѣла благія, несчастія и скорби да преносятся въ смиреніи и преданности волѣ Божіей, приготовленіе къ смерти да займетъ главное мѣсто между всѣми попеченіями! Когда произойдетъ сія благотворная перемѣна съ вами, то мы, именемъ Господа, обѣщаемъ покой душамъ. Счастію земному не повредитъ это: напротивъ, оно очистится, освятится и получитъ истинную цѣну для васъ. Самое несчастіе, если бы Господу угодно было послать его на васъ, потеряетъ горечь, ибо вы увидите въ немъ врачевство для исцѣленія отъ грѣховной проказы душъ вашихъ.

Вотъ нашъ совѣтъ, братіе, совѣтъ всѣмъ и каждому! Другаго не можемъ дать, ибо другаго нѣтъ въ Евангеліи. Аминь.

Примѣчаніе:
[1] Сказанное при посѣщеніи паствы, въ кадниковскомъ соборѣ.

Источникъ: Сочиненія Иннокентія, Архіепископа Херсонскаго и Таврическаго. Томъ I. — Изданіе второе, с портретомъ автора. — СПб.: Изданіе книгопродавца И. Л. Тузова, 1908. — С. 494-498.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.