Церковный календарь
Новости


2019-06-20 / russportal
"Церковная Жизнь" №3-4 (Октябрь-Ноябрь) 1947 г.
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 126-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 125-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 124-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 123-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 122-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 121-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 4-е, о мірѣ (1844)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 3-е, о Святомъ Духѣ (1844)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 30-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 29-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 28-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 27-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 26-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 25-я (1956)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Посланіе къ Руфиніану (1903)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - пятница, 21 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.
Церковная письменность

Архіеп. Иннокентій (Борисовъ) († 1857 г.)

Вл. Иннокентій (въ мірѣ Иванъ Алексѣевичъ Борисовъ), архіеп. Херсонскій и Таврическій, знаменитый проповѣдникъ, богословъ и духовный писатель. Родился 15 декабря 1800 г. въ г. Ельцѣ Воронежской губ. въ семьѣ священника. Окончилъ Орловскую духовную семинарію (1819) и Кіевскую духовную академію (1823). По окончаніи академіи въ 1823 г. переѣхалъ въ С.-Петербургъ, принялъ монашество и сталъ преподавать въ духовныхъ школахъ. Профессоръ С.-Петербургской духовной академіи (1824) и ректоръ Кіевской духовной академіи (1830). Архимандритъ (1826). Епископъ Чигиринскій (1836), Вологодскій (1841) и Харьковскій (1841). Архіепископъ (1845). Архіепископъ Херсонскій и Таврическій (1848). Членъ Россійской Академіи Наукъ (1841). Во время Крымской войны и обороны Севастополя (1853-1856) проявилъ удивительное мужество, не покинувъ свою паству въ годину испытанія. Несмотря на опасность, пріѣзжалъ прямо къ мѣстамъ боевъ, воодушевляя солдатъ своими проповѣдями, совершалъ богослуженія въ походныхъ храмахъ, посѣщалъ воиновъ въ лазаретахъ, гдѣ свирѣпствовалъ заразительный тифъ. Во время сраженій обходилъ ряды войскъ, ободряя героевъ. За доблестное служеніе Вѣрѣ, Царю и Отечеству въ тяжелое для Россіи время былъ удостоенъ ряда Высочайшихъ наградъ и поощреній. Особую славу архіеп. Иннокентія составляетъ необыкновенный проповѣдническій талантъ. Его поученія стали превосходнымъ образцомъ православнаго краснорѣчія; часть ихъ была переведена на языки — франц., нѣм., польск., серб., греч., армян. Скончался архіеп. Иннокентій въ Херсонѣ 26 мая 1857 г. въ день Пятидесятницы — праздникъ Святой Троицы. Сочиненія: Шесть томовъ (полное собраніе). СПб., 1908.

Сочиненія архіеп. Иннокентія (Борисова)

Сочиненія Иннокентія, архіепископа Херсонскаго и Таврическаго.
Томъ 1-й. Изданіе 2-е. СПб., 1908.

СЛОВА НА ВОСКРЕСНЫЕ ДНИ.

Слово въ недѣлю четвертую по Пасхѣ.

Въ тѣхъ (притворахъ) слежаше множество болящихъ, слѣпыхъ, хромыхъ, сухихъ, чающихъ движенія воды (Іоан. 5, 3).

Не удивительно, что при купѣли Силоамской находилось весьма много больныхъ: въ ней дѣйствовала сила Божія, но дѣйствіе оной было весьма ограниченно. Сходили на купѣлъ не многіе Ангелы, а одинъ: Ангелъ Господень. И одинъ Ангелъ сходилъ не каждый день, а только одинъ разъ въ году: на всяко лѣто. И разъ въ году сходилъ не на всѣ протоки Силоамскаго источника, а на одинъ главный: схождаше въ купѣль. Притомъ не каждый, сходившій въ купѣлъ по возмущеніи воды, получалъ исцѣленіе, а одинъ тотъ, кто сходилъ въ нее первый: и первый, иже влазяше по возмущеніи воды, здравѣ бываше.

Но можно ли, братіе, не удивляться, когда находимъ множество больныхъ при купѣли христіанской, при купѣли благодати, коея купѣль Силоамская была только слабымъ изображеніемъ? Здѣсь не одинъ Ангелъ, но весь сонмъ чистѣйшихъ духовъ, Самъ Сынъ Божій и Духъ Святый нисходятъ на землю для поданія врачества страждущимъ: здѣсь не одна купѣль источаетъ исцѣленіе, а, можно сказать, столько купѣлей, сколько болѣзней и сколько больныхъ; здѣсь не одинъ разъ въ году открывается источникъ жизни, а единожды истекши изъ ребра прободеннаго Искупителя, течетъ чрезъ всѣ времена и вѣки; здѣсь не одинъ тотъ получаетъ здравіе, кто приходитъ къ источнику исцѣленія первый, а всѣ отъ перваго до послѣдняго, кто бы и когда бы не пришелъ. Между тѣмъ, если о числѣ исцѣленныхъ судить по обилію иждиваемыхъ врачествъ, то купѣль христіанская исцѣляетъ больныхъ менѣе, нежели купѣль Силоамская.

Отчего это? Почему рѣки благодати, изливаемыя на насъ, не источаютъ намъ здравія душевнаго, между тѣмъ какъ и одной капли ея достаточно для того, чтобы въ насъ самихъ открылся источникъ воды, текущей въ животъ вѣчный? — Можемъ ли мы, подобно разслабленному, сказать: человѣка /с. 473/ не имамъ, да егда возмутится вода, ввержетъ мя въ купѣль? Но при купѣли благодати множество духовныхъ врачей и помощниковъ; притомъ Самъ Богъ, устроивши ее, повергаетъ въ нее недужныхъ. Тѣмъ паче, осмѣлимся ли, подобно тому же разслабленному, сказать, что мы приходили къ ней, но не получили исцѣленія? Но такъ говорить — значило бы обманывать себя самихъ, значило бы представлять лживымъ Самого Бога, Который сказалъ, что если мы исповѣдуемъ грѣхи наши, то Онъ, будучи благъ, проститъ намъ грѣхи наши и очиститъ насъ отъ всякой неправды (1 Іоан. 1, 9). Напротивъ, безъ всякаго сомнѣнія, должно сказать, что многимъ изъ васъ уже говорено небеснымъ Врачемъ, и, можетъ быть, говорено не разъ: встань, возьми постелю твою и ходи, — а они — продолжаютъ безпечно лежать во грѣхахъ! — Итакъ, что же виною того, что всемогущая сила благодати не можетъ исцѣлить нашихъ душевныхъ недуговъ? Виною сему, братіе, мы сами, виною сему наше нехотѣніе.

«Но возможно ли, чтобы кто-нибудь изъ насъ дѣйствительно не хотѣлъ своего спасенія и самъ себя обрекалъ въ добычу ада? — По благодати Божіей, мы не дошли еще до такого ожесточенія». Дѣйствительно, братіе, мы не дошли еще до сего гибельнаго состоянія, мы желаемъ спастися, и если бы каждому изъ насъ, такъ же какъ разслабленному, предложенъ былъ небеснымъ Врачемъ вопросъ: «хочешь ли быть здоровымъ?» то, безъ сомнѣнія, каждый бы отвѣчалъ: «ей, Господи! хочу». Но каждый ли бы отвѣчалъ правду? Какъ много нашлось бы такихъ, кои, не думая обмануть Всевѣдущаго, были бы обмануты въ семъ случаѣ сами собою! Ахъ, мы нигдѣ столько не обманываемъ самихъ себя, какъ въ дѣлѣ собственнаго спасенія, хотя обманъ нигдѣ такъ не пагубенъ, какъ въ семъ дѣлѣ! Кто искренно желаетъ своего спасенія, тотъ дѣлаетъ все то, что служитъ къ спасенію. Кто искренно желаетъ своего спасенія, тотъ удаляется всего того, что препятствуетъ дѣлу спасенія. Два признака сіи столько же вѣрны, сколько просты: воспользуемся ими для нашего вразумленія.

1. Кто искренно желаетъ своего спасенія, тотъ исполняетъ все то, что служитъ къ спасенію.

Примѣръ разслабленнаго служитъ самымъ убѣдительнымъ доказательствомъ этой истины. Болѣе полжизни простертый /с. 474/ на одрѣ болѣзни, которая похитила у него все, кромѣ желанія здравія, оставленный всѣми людьми и всѣми членами своего тѣла, — онъ собираетъ послѣдніе остатки силъ, дабы принести ихъ въ жертву желанію жизни, воздвигается отъ тридесяти-осмилѣтняго одра и влечетъ себя къ цѣлебной купѣли. Уже онъ достигаетъ послѣдняго предѣла своего краткаго и вмѣстѣ долгаго пути; уже примѣчаетъ признаки наступающаго возмущенія воды, уже готовъ повергнуть себя въ купѣль — и вдругъ видитъ, что исцѣленіе предвосхищено другимъ! — Какое искушеніе для того, кому пройти пять притворовъ силоамскихъ стоило болѣе, нежели для другаго обходить всѣ грады іудейскіе! Но разслабленный тѣломъ не изнемогаетъ въ духѣ: каждый годъ подвергается тому же искушенію, и каждый годъ приходитъ къ купѣли. Не очевидно ли, братіе, что онъ искренно желалъ своего выздоровленія, ибо дѣлалъ для сего все, что могъ.

Такъ ли поступаемъ мы? Дѣлаемъ ли для своего спасенія все, что можемъ дѣлать? Мы не можемъ собственными силами творить дѣлъ истинно богоугодныхъ, тѣмъ паче не можемъ сами собою исторгнуть корень грѣха, въ насъ живущаго, но мы можемъ воздыхать о свободѣ чадъ Божіихъ, умолять Отца небеснаго о томъ, чтобы изведена была изъ темницы грѣха душа наша; можемъ, посредствомъ вѣрности остаткамъ естественнаго свѣта, содѣлать себя способными къ принятію благодати Божіей. Тѣмъ паче, по принятіи ея, можемъ и должны трудиться вмѣстѣ съ нею надъ усовершенствованіемъ себя въ добродѣтели, возгрѣвать даръ Божій, живущій въ насъ (2 Тим. 1, 6), теплою молитвою, чтеніемъ слова Божія, обращеніемъ съ людьми, успѣвшими въ духовной жизни, можемъ и должны, забывая задняя, простираться въ предняя (Филип. 12, 13), искать большихъ и лучшихъ даровъ (1 Кор. 12, 31), быть готовыми на всякое дѣло благое (2 Тим. 3, 17), всегда болѣе усовершаться въ дѣлѣ Господнемъ (1 Кор. 15, 58), изыскивать способы къ совершенію всего того, что истинно, что честно, что справедливо, что чисто, что любезно, что достославно, что составляетъ добродѣтель и похвалу (Филип. 4, 8). Приводимъ ли мы въ исполненіе эту драгоцѣнную возможность? Питаемъ ли въ себѣ искреннее желаніе сдѣлаться лучшими, нежели каковы мы всѣ по природѣ? Стараемся ли быть неукоризненными предъ /с. 475/ судомъ совѣсти и соблюдаемъ ли чистоту ея? Мужественно ли исходимъ на брань противу пороковъ и не уступаемъ ли имъ побѣды надъ собою безъ всякаго сраженія съ ними? Умоляемъ ли Бога о помощи и вѣрно ли употребляемъ средства, дарованныя намъ для нашего спасенія? Ревностно ли занимаемся чтеніемъ слова Божія и стараемся ли исправлять недостатки, которые замѣчаемъ въ самихъ себѣ, когда смотримся въ сіе зерцало истины? Часто ли входимъ во внутреннюю клѣть нашу для исповѣданія предъ Отцемъ небеснымъ согрѣшеній нашихъ и всегда ли затворяемъ за собою двери? Исполняемся ли радостію, когда намъ говорятъ: въ домъ Господень пойдемъ (Псал. 121, 1), и входимъ ли въ него съ сердцемъ сокрушеннымъ и духомъ смиреннымъ? Подражаемъ ли святымъ Божіимъ человѣкамъ и находимъ ли удовольствіе въ обращеніи съ ними? Радуемся ли, нашедъ случай оказать помощь страждущему человѣчеству, и печалимся ли, когда ничѣмъ не можемъ утѣшить бѣдствующаго брата, кромѣ желанія ему помощи свыше?

Съ кѣмъ, братіе, происходитъ все сіе, того жизнь никакъ не можетъ походить на жизнь міролюбцевъ; тотъ на все земное смотритъ по отношенію къ небесному, во всемъ видимомъ ищетъ невидимаго, вѣчнаго; тотъ готовъ отказаться отъ всего и все почесть уметомъ, чтобы пріобрѣсть или не потерять Христа; у того мысль о вѣчности есть первою и послѣднею мыслію, усовершенствованіе себя въ добродѣтели первымъ и послѣднимъ желаніемъ; для того самыя пріятныя минуты въ жизни, когда онъ свободно можетъ предаться размышленію или бесѣдѣ о блаженствѣ небесныхъ собратій своихъ; для того самыя горестныя минуты въ жизни, когда онъ не чувствуетъ внутренняго влеченія къ небу; тотъ не смущается никакими превратностями жизни, кромѣ тѣхъ, въ коихъ подвергается опасности спасеніе или его, или его собратій; тотъ судитъ о счастіи и несчастіи ближнихъ своихъ, о ихъ достоинствѣ и недостоинствѣ, не по успѣхамъ ихъ въ дѣлахъ мірскихъ, но по преспѣянію въ дѣлахъ любви и самоотверженія; того самыя удовольствія отзываются тоскою о небесномъ отечествѣ; того самыя сновидѣнія представляютъ святыя изображенія надеждъ сердечныхъ; кратко, того жизнь есть видимое приготовленіе къ жизни лучшей, къ будущему пребыванію съ Богомъ.

/с. 476/ Такова ли, братіе, наша жизнь? Если такова, то мы искренно желаемъ спастися, смѣло можемъ стучать въ двери Божественнаго милосердія и можемъ быть увѣрены, что намъ не будетъ сказано: не знаю васъ (Матѳ. 25, 12). Но если не такова, то, судите сами, можно ли желать искренно своего спасенія и не дѣлать того, что служитъ ко спасенію? Между тѣмъ, братіе, какъ много изъ насъ найдется такихъ, которымъ собственная ихъ совѣсть должна въ семъ случаѣ сказать: не такова, не такова!

2. Кто искренно желаетъ своего спасенія, тотъ удаляется всего, что препятствуетъ дѣлу спасенія.

Посмотрите, — говорилъ нѣкогда Апостолъ Павелъ Коринѳянамъ, — посмотрите на позорище (1 Кор. 9, 25). — Въ чемъ не отказываютъ себѣ, отъ чего не воздерживаются подвизающіеся на немъ, дабы содѣлать себя способнѣе къ достиженію вѣнца побѣднаго? Между тѣмъ какой это вѣнецъ, для достиженія котораго отказываются отъ всего? Вѣнецъ тлѣнный, который нерѣдко увядаетъ прежде, нежели украситъ главу побѣдителя. Если же они, продолжалъ Апостолъ, воздерживаются отъ всего для полученія вѣнца тлѣннаго, то можно ли не воздерживаться намъ, которые подвизаемся для полученія нетлѣннаго?

Исполняется ли, братіе, въ насъ это апостольское ученіе? Удаляемся ли мы отъ всего того, что можетъ препятствовать нашему спасенію? Мы знаемъ, что все, находящееся въ мірѣ, есть похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, что кто любитъ міръ, въ томъ нѣтъ любви Отчей (1 Іоан. 2, 15. 16), что любовь къ міру есть вражда на Бога (Іак. 4, 4), — послѣдуемъ ли совѣту Апостола: не любить міра, ни того что въ мірѣ (1 Іоан. 2, 15), не дѣлать и не говорить ничего по мірскому? Мы знаемъ, что плоть и кровь не могутъ наслѣдовать царства Божія, что законъ плоти во всемъ противоположенъ закону духа, что угожденіе плоти влечетъ въ плѣнъ грѣха, — распинаемъ ли плоть свою со страстями и похотями (Гал. 5, 24), умерщвляемъ ли земные уды ея (Колос. 3, 5), находимъ ли удовольствіе въ немощахъ въ обидахъ, въ гоненіяхъ, въ нуждахъ, въ притѣсненіяхъ (2 Кор. 12, 10), которыя, преогорчевая плоть, воскрыляютъ духъ нашъ? — Мы знаемъ, что, обращаясь съ человѣкомъ развращеннымъ, можно и самому сдѣлаться развращеннымъ, — что /с. 477/ развратныя бесѣды портятъ самые благіе нравы: отвращаемся ли всякаго брата, безчинно поступающаго, удаляемся ли собранія людей лукавыхъ и развратныхъ, бѣгаемъ ли пути нечестивыхъ и сѣдалища губителей (Псал. 1, 1)? — Мы знаемъ, что разсѣяніе, служа препятствіемъ успѣху въ дѣлахъ мірскихъ, тѣмъ паче вредитъ преспѣянію въ дѣлѣ благочестія, — что у кого очи блуждаютъ по концамъ міра, у того не можетъ быть цѣлымъ ни умъ, ни сердце: уклоняемся ли отъ шума мірскаго, устраняемся ли тѣхъ случаевъ, въ которыхъ можемъ подвергнуться опасности потерять изъ виду нашъ долгъ, нашу совѣсть и наше спасеніе, — убѣгаемъ ли, подобно Давиду въ пустыню сердца, дабы тамъ чаять спасенія отъ Господа (Псал. 54, 8. 9)? — Мы знаемъ, что страсти суть самые опасные враги добродѣтели, что человѣкъ, ими обладаемый, подобенъ волнѣ морской, вѣтромъ поднимаемой и разбиваемой: преграждаемъ ли имъ входъ въ наше сердце, изгоняемъ ли изъ него въ случаѣ насильственнаго вторженія ихъ?

Кто дѣлаетъ все это, братіе, у того солнце не заходитъ во гнѣвѣ (Ефес. 4, 26), тотъ самому умѣренному веселію готовъ сказать: что ты дѣлаешь? (Еккл. 2, 2); тотъ не только не сѣтуетъ на законы воздержанія и лишенія, предписываемые Церковію, но паче распространяетъ ихъ вліяніе на всѣ потребности тѣла своего и собственнымъ примѣромъ старается уполномочить ихъ важность и защитить отъ нареканія въ строгости; тотъ, при всемъ снисхожденіи къ плоти, никогда не престаетъ смотрѣть на нее, какъ на лѣнивый прахъ, коимъ обременяется духъ дѣятельный, и почитая въ ней будущаго сонаслѣдника вѣчной славы, бодрственно преслѣдуетъ настоящаго измѣнника въ брани; тотъ не прежде вступаетъ съ кѣмъ-нибудь въ союзъ пріязни и дружества, какъ совершенно увѣрившись, что онъ можетъ раздѣлять съ нимъ не однѣ земныя, но паче небесныя надежды, и тотчасъ расторгаетъ оный, какъ скоро примѣчаетъ, что находящійся съ нимъ въ союзѣ начинаетъ любить болѣе славу человѣческую, нежели Божію; для того весь міръ, со всѣми его прелестями, представляетъ унылую страну изгнанія; для того всѣ блага земныя подозрительны, ибо онъ знаетъ, что самыя невинныя изъ нихъ погубили многихъ на вѣки: кратко, того вся жизнь есть постепенно возра/с. 478/стающее удаленіе отъ суеты мірской, постепенно увеличивающееся торжество надъ чувственностію.

Такова ли, братіе, наша жизнь? Если такова, то мы искренно желаемъ своего спасенія, и безъ сомнѣнія, вскорѣ услышимъ вожделѣнный гласъ: встань, возьми постелю твою и ходи! Если же не такова, то, сколько бы ни говорили мы о нашемъ желаніи спастися, въ насъ нѣтъ сего желанія: ибо, судите сами, можно ли желать спасенія и не удаляться того, что препятствуетъ дѣлу спасенія? Между тѣмъ, братіе, сколь многимъ изъ насъ должна сказать и въ семъ случаѣ собственная совѣсть: не такова, не такова!

Какова же? Дѣлаемъ ли, по крайней мѣрѣ для неба то, что дѣлаемъ для земли? Дѣлаемъ ли для пріобрѣтенія спасенія то, что дѣлаемъ для сохраненія здоровья, для исцѣленія себя отъ болѣзней, для пріобрѣтенія почестей и богатствъ, для поддержанія благоволенія къ намъ высшихъ насъ, для доставленія себѣ минутныхъ выгодъ, краткихъ удовольствій? Постыдное сравненіе! Но между тѣмъ, едва ли не постыднѣе для многихъ изъ насъ слѣдствіе онаго, едва ли нѣкоторымъ изъ насъ не скажетъ и въ семъ случаѣ собственная совѣсть: не дѣлаемъ, не дѣлаемъ и сего! Дѣлаемъ ли же хотя что-нибудь для своего спасенія? Безъ сомнѣнія, братіе, каждый изъ насъ дѣлаетъ для сего что-нибудь; но какъ много найдется такихъ у коихъ это что-нибудь, по строгомъ и безпристрастномъ изслѣдованіи, должно обратиться — въ ничто! Что же мы дѣлаемъ? — Что бы ни дѣлали, но если не дѣлаемъ для Бога, то дѣлаемъ для врага Его, для нашей погибели, для ада!

Между тѣмъ, чего желаемъ мы и чего ищемъ? Неба, вѣчности, Бога!... Ахъ, братіе, можемъ ли мы, при нашей духовной недѣятельности, не ощущая стыда, даже наименовать величественные предметы нашихъ желаній? — Мы любимъ издѣваться надъ тѣми, кои для достиженія какого-нибудь важнаго въ дѣлахъ мірскихъ предпріятія употребляютъ малыя и недѣйствительныя средства, и называютъ ихъ мечтателями, людьми безразсудными: чѣмъ же должно назвать насъ, которые надѣемся получить отъ небеснаго Судіи въ награду цѣлое небо за такой трудъ, коего земные судіи не почли бы достойнымъ награжденія малымъ пространствомъ земли?... Древніе защитники христіанства упре/с. 479/кали мудрецовъ языческихъ, что они, много требуя отъ человѣка, слишкомъ мало обѣщаютъ ему: не могутъ ли нынѣшніе язычники сдѣлать упрека многимъ изъ христіанъ, что они, обѣщая себѣ все, ничего не требуютъ отъ себя? Удивительно ли послѣ сего, если въ наши времена нѣкоторые усомнились въ самомъ существованіи наградъ небесныхъ? Ахъ! постыдная хладность къ небу самыхъ христіанъ, для коихъ и существуетъ небо, всякаго можетъ заставить спросить: существуетъ ли небо? — Удивительно ли, что нѣкоторые усомнились въ дѣйствіи самой благодати на сердце человѣка? — Принимая вотще сію божественную силу, сокрывая безъ всякаго плода и какъ бы уничтожая ее въ себѣ совершеннымъ небреженіемъ о ней, мы по необходимости пролагаемъ путь къ сомнѣнію о ея дѣйствительности и самомъ бытіи. Такимъ образомъ, наша слабость и недѣятельность въ дѣлѣ спасенія причиною того, что въ очахъ людей погибельныхъ самое Божество кажется недѣятельнымъ! Такимъ образомъ, сокровище благодати, ниспосылаемое намъ для искупленія вѣчнаго богатства, по причинѣ нашего злоупотребленія, не только не обогащаетъ насъ, но служитъ поводомъ къ упреку въ бѣдности противъ Того, Кто ниспосылаетъ оное.

Что, думаете вы, братіе, можетъ быть слѣдствіемъ сего злоупотребленія даровъ благодатныхъ? — Правосудный не будетъ наказывать насъ, какъ древнихъ израильтянъ, отвращеніемъ лица Своего отъ насъ; Онъ не будетъ закрываться облакомъ, чтобы не дошла къ Нему молитва наша; Онъ не будетъ отнимать у насъ пророковъ и вождей, не пошлетъ на насъ и глада слова Своего, оставитъ намъ самое Тѣло и Кровь Сына Своего; но отниметъ отъ насъ благодать Свою! Тогда самые пророки и вожди наши будутъ провѣщать намъ суетная (Плач. Іер. 2, 14); тогда мы будемъ молиться, и молитва наша, не очищая грѣховъ нашихъ, сама будетъ обращаться въ грѣхъ (Псал. 108, 7); будемъ читать или слышать слово Божіе, и вмѣсто вони жизни станемъ обонять въ немъ воню смерти (2 Кор. 2, 16); будемъ вкушать Плоть и пить Кровь Христову, и сія пища спасенія будетъ служить для насъ только въ судъ и осужденіе; тогда — ужасно и помыслить! — самые лучи небеснаго милосердія будутъ споспѣшествовать только къ тому, /с. 480/ чтобы мы, какъ плоды гнѣва, скорѣе созрѣли для вѣчной погибели!

Знаю, братіе, что теперь не важно для многихъ изъ насъ слышать подобныя угрозы съ сего священнаго мѣста, между тѣмъ, если мы захотимъ, онѣ могутъ спасти насъ. Важно, весьма важно будетъ вспомнить о нихъ предъ престоломъ, окруженнымъ тьмами Ангеловъ, но тогда онѣ не спасутъ никого изъ насъ. Итакъ, доколѣ купѣль благодати не престала возмущаться заслугами нашего Ходатая, соберемъ послѣдніе остатки силъ душевныхъ, дабы приблизиться къ ней, и повергнуть въ нее бремя грѣховъ, насъ подавляющее. Аминь.

Источникъ: Сочиненія Иннокентія, Архіепископа Херсонскаго и Таврическаго. Томъ I. — Изданіе второе, с портретомъ автора. — СПб.: Изданіе книгопродавца И. Л. Тузова, 1908. — С. 472-480.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.