Церковный календарь
Новости


2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 126-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 125-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 124-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 123-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 122-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 121-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 4-е, о мірѣ (1844)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 3-е, о Святомъ Духѣ (1844)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 30-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 29-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 28-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 27-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 26-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 25-я (1956)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Посланіе къ Руфиніану (1903)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Изъ 39-го праздничнаго посланія (1903)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 19 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.
Церковная письменность

Архіеп. Иннокентій (Борисовъ) († 1857 г.)

Вл. Иннокентій (въ мірѣ Иванъ Алексѣевичъ Борисовъ), архіеп. Херсонскій и Таврическій, знаменитый проповѣдникъ, богословъ и духовный писатель. Родился 15 декабря 1800 г. въ г. Ельцѣ Воронежской губ. въ семьѣ священника. Окончилъ Орловскую духовную семинарію (1819) и Кіевскую духовную академію (1823). По окончаніи академіи въ 1823 г. переѣхалъ въ С.-Петербургъ, принялъ монашество и сталъ преподавать въ духовныхъ школахъ. Профессоръ С.-Петербургской духовной академіи (1824) и ректоръ Кіевской духовной академіи (1830). Архимандритъ (1826). Епископъ Чигиринскій (1836), Вологодскій (1841) и Харьковскій (1841). Архіепископъ (1845). Архіепископъ Херсонскій и Таврическій (1848). Членъ Россійской Академіи Наукъ (1841). Во время Крымской войны и обороны Севастополя (1853-1856) проявилъ удивительное мужество, не покинувъ свою паству въ годину испытанія. Несмотря на опасность, пріѣзжалъ прямо къ мѣстамъ боевъ, воодушевляя солдатъ своими проповѣдями, совершалъ богослуженія въ походныхъ храмахъ, посѣщалъ воиновъ въ лазаретахъ, гдѣ свирѣпствовалъ заразительный тифъ. Во время сраженій обходилъ ряды войскъ, ободряя героевъ. За доблестное служеніе Вѣрѣ, Царю и Отечеству въ тяжелое для Россіи время былъ удостоенъ ряда Высочайшихъ наградъ и поощреній. Особую славу архіеп. Иннокентія составляетъ необыкновенный проповѣдническій талантъ. Его поученія стали превосходнымъ образцомъ православнаго краснорѣчія; часть ихъ была переведена на языки — франц., нѣм., польск., серб., греч., армян. Скончался архіеп. Иннокентій въ Херсонѣ 26 мая 1857 г. въ день Пятидесятницы — праздникъ Святой Троицы. Сочиненія: Шесть томовъ (полное собраніе). СПб., 1908.

Сочиненія архіеп. Иннокентія (Борисова)

Сочиненія Иннокентія, архіепископа Херсонскаго и Таврическаго.
Томъ 1-й. Изданіе 2-е. СПб., 1908.

СЛОВА И БЕСѢДЫ НА ПРАЗДНИКИ ГОСПОДНИ.

Бесѣда въ день Сошествія Святаго Духа.

Празднуя сошествіе Святаго Духа на Апостоловъ, празднуя въ храмѣ, посвященномъ имени сего Всесвятаго Духа, мы не найдемъ, братіе, другаго предмета для размышленія, болѣе близкаго къ настоящему празднеству, болѣе назидательнаго и утѣшительнаго для насъ празднующихъ, какъ самое сошествіе Святаго Духа. Размышленіе о семъ преславномъ событіи можетъ доставить здравую и сладкую пищу и нашему уму, ибо въ немъ заключены многія важныя и высокія истины, и нашему сердцу, ибо событіе сіе есть /с. 364/ доказательство величайшей любви Божіей къ роду человѣческому; самая память и воображеніе освятятся воспоминаніемъ образа сошествія Святаго Духа, ибо въ немъ духовное сокрыто подъ видомъ чувственнаго и сокрыто весьма удивительнымъ образомъ. А потому, оставивъ всѣ прочіе предметы, обратимся, братіе, къ повѣствованію Евангелиста Луки, который одинъ изъ всѣхъ священныхъ писателей начерталъ для насъ повѣсть о сошествіи Святаго Духа. Но чтобы съ большею пользою выслушать это повѣствованіе, чтобы тѣмъ удобнѣе войти въ самый духъ повѣствуемаго событія, коснемся предварительно нѣкоторыхъ истинъ, служащихъ къ его объясненію.

1. Когда мы говоримъ, что Духъ Святый сошелъ на Апостоловъ, то первѣе всего, братіе, должно помнить, что сошествіе Его не должно представлять подобнымъ сошествію или пришествію человѣческому. Духъ Святый, какъ Богъ, есть вездѣсущъ; Ему неоткуда нисходить и некуда приходить; Онъ и безъ того вездѣ есть и все наполняетъ. Сходить, приходить — могутъ только существа ограниченныя, а не Богъ. Всѣ эти выраженія, какъ замѣчаетъ святый Златоустъ, употребляются о Богѣ по нуждѣ, — ибо на языкѣ человѣческомъ нѣтъ словъ къ выраженію Божескихъ дѣйствій, какъ они суть сами въ себѣ; — и всѣ эти выраженія означаютъ не что другое, какъ новое явленіе силы Божіей, особенное откровеніе Его присутствія. Гдѣ сила Божія открывается, гдѣ Онъ ощутительно являетъ Свое присутствіе, — туда, по нашему слабому понятію и еще слабѣйшему выраженію, Богъ какъ бы приходитъ.

Итакъ, сошествіе Святаго Духа на Апостоловъ, собственно говоря, есть не сошествіе къ нимъ Бога-Духа, а явленіе силы Его въ нихъ, открытіе въ нихъ Его особеннаго присутствія.

Равнымъ образомъ, братіе, когда мы говоримъ, что Духъ Святый сошелъ на Апостоловъ и началъ въ нихъ дѣйствовать, то не должно думать, чтобы Онъ не дѣйствовалъ прежде въ родѣ человѣческомъ. Духъ Святый, какъ премудро воспѣваетъ Церковь, бѣ присно, есть и будетъ. Онъ былъ въ ветхозавѣтныхъ патріархахъ — Адамѣ, Ноѣ, Авраамѣ и другихъ; былъ въ пророкахъ; былъ во всякой душѣ чистой; всякій праведникъ имѣлъ Его; безъ Него никогда не совершилось ни одного истинно добраго дѣла.

/с. 365/ Не смотря однако же на такое, всегдашнее пребываніе Духа Божія въ святыхъ Божіихъ человѣкахъ, не должно думать, чтобы по тому самому сошествіе Его на Апостоловъ не было что-либо особенно важное. Нѣтъ, оно чрезвычайно важно, чрезвычайно благодѣтельно для всего рода человѣческаго — по слѣдующимъ причинамъ.

Въ предвѣчномъ совѣтѣ Божіемъ о спасеніи, погубленнаго грѣхомъ, рода человѣческаго, положено, братіе, чтобы Сынъ Божій, явившись въ опредѣленное время на землѣ, искупилъ Своею смертію людей отъ вѣчной погибели и, по совершеніи сего величайшаго дѣла, вознесся на небо, дабы тамъ наслаждаться славою Божественною. — Почему Промыслъ не благоволилъ, чтобы Сынъ Божій оставался до самаго скончанія временъ на землѣ, дабы видимо управлять Своею Церковію, коея Онъ есть глава и Господь, — о томъ мы за совершенно вѣрное не можемъ сказать ничего: ибо самъ Апостолъ говоритъ только, что небо должно было принять Спасителя до времени совершенія всего (Дѣян. 3, 21), а почему такъ, не говоритъ ничего. Для насъ въ этомъ отношеніи довольно помнить слова Спасителя къ ученикамъ, скорбѣвшимъ объ Его отшествіи: лучше, дабы Я отшелъ отъ васъ, — и, помня ихъ, вѣрить, что дѣйствительно лучше, дабы Спаситель нашъ былъ на небѣ, а на землѣ съ нами былъ Духъ Святый.

Итакъ, поелику пребываніе Спасителя на землѣ долженствовало быть кратко, то въ томъ же предвѣчномъ совѣтѣ Божіемъ положено, братіе, чтобы, по отшествіи Спасителя на небо, пришелъ Духъ Святый, дабы, такъ сказать, занявъ Его мѣсто, совершить то, что Имъ начато, содѣлать Апостоловъ способными къ проповѣданію Евангелія всему міру, расположить сердца людей къ принятію ихъ проповѣди, научить ихъ живой вѣрѣ въ заслуги Искупителя, сообщить имъ новыя духовныя силы къ исполненію новаго закона благодати, кратко: усвоить роду человѣческому тѣ божественные дары, кои пріобрѣтены для него страданіями Сына Божія. Посему сошествіе Святаго Духа на Апостоловъ есть какъ бы торжественное вступленіе Его въ высокую должность Освятителя грѣшнаго рода человѣческаго, есть торжественное освященіе новой, всемірной, вѣчной Церкви, такое освященіе, послѣ коего Освятитель уже началъ въ ней дѣйствовать видимо и постоянно.

/с. 366/ А изъ сего само собою открывается, братіе, какъ важно и благодѣтельно для всего рода человѣческаго сошествіе Святаго Духа на Апостоловъ. Если бы Онъ не сошелъ на нихъ, то дѣло Спасителя рода человѣческаго оставалось бы несовершеннымъ; Апостолы пребыли бы неспособными проповѣдать Его всему міру; міръ не зналъ бы о своемъ Спасителѣ; не было бы въ мірѣ христіанской вѣры, и праотцы наши и мы, братіе, всѣ оставались бы во тьмѣ идолопоклонства.

2. Какъ всѣ важнѣйшія событія въ царствѣ благодати были предварительно предсказаны пророками, дабы люди, зная, чего надѣяться, тѣмъ тверже надѣялись: такъ и сошествіе Святаго Духа было предсказано неоднократно.

Такъ еще за 600 лѣтъ, Богъ, утѣшая, по случаю глада, народъ израильскій чрезъ пророка Іоиля, говорилъ, что Онъ не только подастъ имъ хлѣбъ насущный, но въ послѣдніе дни, то-есть во дни пришествія Мессіи, изліетъ Духа Своего на всякую плоть (Іоил. 2, 28-32). Подобно сему говорилъ Богъ и чрезъ пророка Іезекіиля (Іезек. 36, 26).

Но современники сихъ пророковъ, алкая хлѣба тѣлеснаго, мало заботились о пищѣ духовной, и утѣшительное предсказаніе не тронуло сердецъ, преданныхъ страстямъ.

Іоаннъ Предтеча, по долгу званія своего, приготовляя іудеевъ къ срѣтенію Мессіи, приготовлялъ ихъ и къ принятію Духа Святаго. Неоднократно объявлялъ онъ, что послѣ его крещенія водою, вскорѣ откроется крещеніе Духомъ Святымъ, и что послѣднее крещеніе несказанно важнѣе перваго (Матѳ. 3, 11). Но и это возглашеніе не произвело въ сердцахъ, изсохшихъ отъ страстей, жажды Духа Святаго. Никто и не спросилъ, что это за крещеніе, гдѣ и какъ обрѣсти Его?

Самъ Спаситель по временамъ указывалъ на будущее пришествіе Святаго Духа. Такъ Онъ Никодиму, приходившему къ Нему ночью для наученія, прямо сказалъ, что для полученія царства Божія непремѣнно должно возродиться отъ Святаго Духа (Іоан. 3, 3). Но сей учитель израилевъ такъ мало зналъ о Святомъ Духѣ, что, какъ извѣстно, подумалъ, яко бы ему говорятъ о новомъ рожденіи изъ утробы матерней.

Потомъ Спаситель въ послѣдній день праздника кущей (въ который между прочими обрядами возливалась на алтарь вода изъ Силоамскаго источника) всенародно въ храмѣ про/с. 367/повѣдывалъ, чтобы всякій, кто жаждетъ, шелъ къ Нему, потому что вѣрующій въ Него содѣлается самъ источникомъ воды живой (Іоан. 7, 37-39). Это, какъ замѣчаетъ Евангелистъ Іоаннъ, говорилъ Онъ о Святомъ Духѣ. Но едва ли кто истинно понялъ Его; ибо между слушателями произошелъ споръ о Его лицѣ, — и больше ничего.

Самые Апостолы, питая надежду земнаго царства Мессіи, мало думали (если только думали) о Святомъ Духѣ. И Спаситель, видя ихъ неспособность, не говорилъ имъ о Немъ, или говорилъ весьма мало.

Но когда наступило время разлучиться Ему съ учениками, Онъ въ послѣдней бесѣдѣ — въ навечеріе Своея смерти, для утѣшенія ихъ не только открылъ, что они вскорѣ получатъ Святаго Духа, но и раскрылъ благотворныя свойства будущаго ихъ Утѣшителя. А отъ того, говорилъ Онъ, что Мнѣ должно оставить васъ, сердце ваше исполнилось печалію; но Я истинно говорю вамъ, что лучше, дабы Я отошелъ отъ васъ: ибо если Я не пойду, то Утѣшитель не придетъ, — Духъ истины, Иже отъ Отца исходитъ. Правда, Я еще имѣю много сказать вамъ, но вы не можете вмѣщать теперь. Когда же Онъ пріидетъ, то наставитъ васъ на всякую истину: Онъ научитъ васъ всему, откроетъ вамъ самое будущее, напомнитъ все, о чемъ Я говорилъ съ вами. Онъ уже не оставитъ васъ, а пребудетъ съ вами въ вѣкъ».

Ничего не можетъ быть яснѣе сего предсказанія, и ученики, повидимому, успокоились. Но ужасная смерть Іисуса Христа, коей они при всѣхъ предсказаніяхъ никакъ не могли согласить съ своею надеждою Его земнаго царства, совершенно затмила въ умѣ ихъ обѣщаніе Спасителя: никто не думалъ о Утѣшителѣ; всѣ только плакали и сокрушались!

Воскресеніе Іисуса Христа разсѣяло облако печали, но не оживило желанія пришествія Святаго Духа. Ученики снова начали мечтать о земномъ царствѣ: Господи, вопрошали они Его, аще въ лѣто сіе устрояеши царствіе Израилево (Дѣян. 1, 6); а, аще въ лѣто сіе пріидетъ Духъ Святый, о томъ никто и не думалъ спрашивать.

Спаситель, видя крайнюю невнимательность учениковъ, снова обратилъ ихъ мысли и желаніе на Святаго Духа, а чтобы они тѣмъ усерднѣе ожидали Его, предсказалъ, что /с. 368/ Онъ придетъ спустя немного дней (Дѣян. 1, 5); наконецъ, предъ самымъ вознесеніемъ на небо, запретилъ имъ и отлучаться изъ Іерусалима до Его пришествія, — привязалъ ихъ, такъ сказать, какъ малыхъ дѣтей, къ тому мѣсту, гдѣ долженъ былъ сойти на нихъ Духъ Святый.

Не больно ли, слушатели, для сердца, слышать о такой невнимательности, о такой холодности къ Святому Духу? — Пророки провозглашаютъ Его, Предтеча ведетъ Ему во срѣтеніе, Самъ Спаситель изображаетъ приходъ Его, какъ величайшее благодѣяніе, — и никто не внимаетъ, никто не исходитъ во срѣтеніе, всѣ удаляются, всѣ убѣгаютъ прочь. О, Божественный Утѣшителю! Что же влекло Тебя на землю, къ людямъ? Къ людямъ, кои не искали Тебя, не думали о Тебѣ? — И болѣе ли ищутъ Тебя нынѣ, болѣе ли думаютъ о Тебѣ нынѣ, когда Ты уже пришелъ? Болѣе ли ищемъ Тебя мы, кои ежедневно твердимъ: пріиди и вселися въ ны! — Первые ученики Евангелія по крайней мѣрѣ впослѣдствіи вознаградили свое невниманіе къ Святому Духу усердіемъ пламеннымъ.

3. Въ самомъ дѣлѣ, братіе, благословеніе, коимъ Господь осѣнилъ учениковъ Своихъ, возносясь на небо, какъ будто сообщило совершенно новое направленіе ихъ уму и сердцу. Утѣшитель, Котораго прежде такъ мало ожидали, содѣлался единственнымъ предметомъ ихъ мыслей и желаній. Никто и не думалъ оставлять Іерусалимъ; даже по домамъ не расходились, а пребывали всѣ вмѣстѣ. Всѣхъ было 120 человѣкъ (въ томъ числѣ и Пресвятая Дѣва); но душа была одна, сердце одно. Къ крѣпкому единодушію присоединилась крѣпчайшая молитва. Не смотря на обѣщаніе Спасителя послать вскорѣ Святаго Духа, непрестанно молились о Его сошествіи: молились, потому что не почитали себя достойными столь великаго дара; молились, ибо познали, что безъ молитвы не бываетъ ничего важнаго; молились, поелику самое стремленіе души къ Святому Духу было уже чистѣйшею молитвою.

Въ такомъ святомъ расположеніи протекло 9 дней. Можете представить, братіе, какъ долги были дни сіи для сердецъ, палимыхъ жаждою благодати Святаго Духа! — А, можетъ быть, они были и весьма кратки. Кто истинно молится, тотъ не скучаетъ долготою времени, тотъ даже /с. 369/ не знаетъ, много ли времени. У насъ только вопросъ о молитвѣ почти всегда неразлученъ съ вопросомъ: долго ли?...

Когда Апостолы, такимъ образомъ, посредствомъ единодушія и молитвы, непримѣтно для нихъ самихъ, приближались и возвышались къ Святому Духу, наступилъ пятидесятый день послѣ іудейской пасхи, день весьма торжественный, для празднованія коего многіе изъ набожныхъ іудеевъ стекались въ Іерусалимъ со всего свѣта. Предметомъ празднества было воспоминаніе синайскаго законодательства: ибо въ пятидесятый день по исходѣ израильтянъ изъ Египта данъ былъ имъ законъ на горѣ Синайской, данъ, какъ извѣстно, среди громовъ, молній и бурь. Сверхъ сего, въ этотъ же самый день, по закону приносились въ жертву Богу начатки отъ жатвы, которая въ Палестинѣ оканчивается во время нашей весны.

Всѣ іудеи по закону и усердію спѣшили во храмъ; но Апостолы не почли нужнымъ идти во храмъ, оставленный навсегда Самимъ Господомъ храма, — пребывали въ своемъ домашнемъ храмѣ. Но священный день не могъ не возбудить въ ихъ сердцѣ еще святѣйшихъ чувствованій. Воспоминаніе сошествія Божія на гору Синайскую невольно возбуждало надежду, не сойдетъ ли въ сей же самый день и обѣщанный Утѣшитель. А таковая надежда еще болѣе распаляла сердца молитвою. 120 чистѣйшихъ гласовъ неслись къ небу! 120 чистѣйшихъ сердецъ отверзлись для Утѣшителя! Огнь божественный уже начиналъ возгорался въ ихъ внутренности; Духъ Святый уже подвигся въ основаніи ихъ существа; не могъ долѣе сокрывать невидимаго Своего присутствія, — и сила благодати, чрезъ молитву, проторглась сквозь силы видимой природы.

Вдругъ услышали шумъ, какой бываетъ во время бури, отъ сильнаго порыва вѣтра. Шумъ происходилъ съ неба — съ верхнихъ частей воздуха, но вскорѣ проникъ и наполнилъ чистѣйшимъ вѣяніемъ всю храмину, въ коей находились ученики. Въ то же мгновеніе, среди храмины, въ воздухѣ, появилось множество языковъ, огненнаго цвѣта; носясь надъ главами учениковъ, они опустились на нихъ, и опочили. «Если бы», говоритъ святый Кириллъ Іерусалимскій «кто увидѣлъ Апостоловъ въ это мгновеніе, то могъ бы подумать, что на ихъ главахъ огненные вѣнцы» (Катих. 17).

/с. 370/ Бурное дыханіе было ближайшимъ предвѣстіемъ, а явленіе огнецвѣтныхъ языковъ — видимымъ знаменіемъ пришествія Святаго Духа. Будучи Духъ чистѣйшій, безтѣлесный, Онъ избралъ чувственное знаменіе сіе, дабы тѣмъ ощутительнѣе явить Свое присутствіе. «Ибо», разсуждаетъ святый Григорій Богословъ, «какъ Сынъ Божій явился на землѣ видимо, то и Духу Святому надлежало явиться видимо» (Бесѣд. 44). Такъ и прежде, когда Онъ сходилъ на Іисуса Христа въ Іорданѣ, то избралъ знаменіемъ Своего явленія видъ голубицы.

Нѣтъ сомнѣнія, братіе, что Духъ Святый не напрасно избралъ теперь эти, а не другія знаменія: у Премудраго ничего не бываетъ безъ цѣли. Какая же была цѣль? — Огонь, по изъясненію отцевъ Церкви, выражалъ то дѣйствіе, которое Духъ Святый имѣлъ произвесть и въ Апостолахъ — содѣлавъ ихъ пламенными ревнителями вѣры, и въ цѣломъ мірѣ — попаливъ терніе нечестія. Языки выражали даръ слова, сообщенный провозвѣстникамъ Евангелія. Огнь и буря показали, что законодательство новаго завѣта ничѣмъ не хуже ветхаго, которое дано было среди огня и бури; а кротость огня, почивавшаго на Апостолахъ, въ сравненіи съ лютостію огня синайскаго — послѣдній умерщвлялъ, — являла, что новый завѣтъ исполненъ милости и благодати, не достававшихъ ветхому.

Бурное дыханіе и видѣніе огненныхъ языковъ продолжались недолго, — можетъ быть — нѣсколько мгновеній: но Духъ Святый навсегда наполнилъ Собою души и сердца Апостоловъ. О, кто изобразитъ, какое дыханіе, какой огнь былъ въ этихъ сердцахъ? Какъ они очищались, претворялись, обожались! Это было, братіе, истинно новое, лучшее твореніе! Въ это мгновеніе сдѣлано болѣе, нежели во все пребываніе учениковъ съ Іисусомъ Христомъ, — болѣе дано, болѣе принято. Можно сказать, что весь міръ, Самъ Іисусъ Христосъ дѣйствіемъ Духа Святаго какъ бы преобразился теперь въ умѣ Апостоловъ; ибо отселѣ они уже не разумѣли никого по плоти между тѣмъ, какъ прежде Самого Іисуса Христа разумѣли по плоти (2 Кор. 5, 16). Можетъ быть, если бы вопросить самихъ Апостоловъ о семъ состояніи, то они сказали бы не болѣе того, что сказалъ святый Павелъ о своемъ пребываніи въ раю: аще въ тѣлѣ, /с. 371/ не вѣмъ, аще ли кромѣ тѣла, не вѣмъ: Богъ вѣсть (2 Кор. 12, 2).

За первымъ чудомъ послѣдовало другое, большее. Умѣя доселѣ говорить только на одномъ природномъ языкѣ — еврейскомъ и притомъ на самомъ простомъ нарѣчіи его — галилейскомъ, Апостолы и прочіе вѣрующіе вдругъ начали говорить теперь на всѣхъ, тогда извѣстныхъ языкахъ. Еще некому было слушать ихъ: но они всѣ говорили и не могли не говорить: — Духъ Святый двигалъ сердце, сердце двигало уста, а слова лились сами собою, какъ вода льется изъ источника. Такъ, и у святаго Давида, когда на него сходилъ Духъ Святый, сердце само собою отрыгало слово благо, языкъ дѣлался тростію книжника скорописца (Псал. 44). — Каждый говорилъ то, что Духъ Святый давалъ ему провѣщавать; Податель былъ одинъ, а дары различны: море благодати, такъ сказать, разлилось на источники, смотря по качеству сердецъ, быстрые, медленные, — шумные, тихіе, — болѣе, менѣе глубокіе, — но во всѣхъ сердцахъ живые, свѣтлые!

Апостолы вѣщали — величія Божія (Дѣян. 2, 11), то-есть, безприкладныя совершенства Божіи, чудныя дѣла Промысла, кои открылись теперь для нихъ во всей полнотѣ и свѣтѣ. Кто бы не желалъ знать, что именно и какъ они вѣщали? Видѣть, такъ сказать, первые опыты огненнаго вѣщанія ихъ? — Но Промыслъ сокрылъ отъ насъ сіе. Это было вѣщаніе для нихъ самихъ, ихъ благодарственная молитва. Для насъ они начали вѣщать послѣ, — и вѣщаніе ихъ пронеслось по всей вселенной.

Мы, братіе, должны здѣсь примѣтить только, что значитъ молитва. Молитва предшествовала сошествію Святаго Духа, въ молитвѣ сошелъ Онъ, молитву и привелъ съ Собою. Какъ же послѣ сего свята и сильна молитва! Какъ она должна быть любезна для того, кто хочетъ стяжать и сохранить (а стяжать и сохранить долженъ каждый) Святаго Духа! — «Молись, говоритъ одинъ великій подвижникъ, молись, подобно Апостоламъ, и для тебя не пройдетъ болѣе 10 дней, какъ ты получишь Святаго Духа».

4. Мы видѣли, братіе, дѣйствіе Духа Божія, слышали гласы людей духовныхъ: посмотримъ теперь на дѣйствія міра, вслушаемся въ голосъ людей плотскихъ.

Шумъ бурнаго дыханія, вѣроятно, слышанъ былъ не /с. 372/ одними вѣрующими: слышны были, конечно, на нѣкоторое разстояніе и гласы 120 человѣкъ, кои гремѣли во славу Божію. Потому многіе изъ иностранныхъ іудеевъ, пришедшихъ на праздникъ, немедленно стеклись къ храминѣ апостольской.

Всѣ изумлялись! во-первыхъ, тому, что слышали Апостоловъ, славословящихъ Бога на языкахъ иноземныхъ, между тѣмъ какъ молитвы обыкновенно совершались на священномъ языкѣ еврейскомъ; во-вторыхъ, — тому, что никогда не слыхали о столь высокихъ истинахъ, о столь святыхъ чувствахъ; но всего болѣе изумлялись оттого, что каждый — римлянинъ, грекъ, африканецъ, индіянинъ — слышалъ свой природный языкъ, тогда какъ каждому было извѣстно, что говорившіе были всѣ галилеяне, люди совсѣмъ не знакомые съ иностранными языками. Отъ удивленія переходили къ ужасу: ибо всѣ видѣли необыкновенное, слышали чудесное, а никто не могъ изъяснить того, что видѣлъ и слышалъ. Ужасахуся же вси, и недоумѣвахуся глаголюще: что убо хощетъ сіе быти.

Но скоро нашлись люди, кои вздумали (какъ и нынѣ нерѣдко бываетъ) изъяснить другимъ то, чего сами совершенно не понимали. «Что тутъ, говорили, удивительнаго? Это дѣйствіе вина; вино заставило ихъ забыть приличіе, — и вотъ они вольнодумствуютъ, молятся на простонародныхъ языкахъ, тщеславятся ихъ знаніемъ. Иніи же ругающеся глаголаху, яко виномъ исполнени суть.

При всей нелѣпости этой клеветы, въ ней, братіе, есть нѣчто, стоющее благочестиваго вниманія. И Апостолъ Павелъ противополагаетъ вино Святому Духу, когда говоритъ: не упивайтеся виномъ, но паче исполняйтеся Духомъ (Ефес. 5, 18). Не напрасно сіе противоположеніе. И святый Давидъ говоритъ, что праведники упиваются отъ тука дома Божія (Псал. 35, 9). Не напрасно и это выраженіе. А невѣста — вѣрующая душа, описываемая Соломономъ, говоритъ, что она введена была даже въ домъ вина, и призываетъ другихъ пить оное и упиваться (Пѣсн. Пѣсн. 2, 4; 5, 1). Тутъ еще болѣе тайны. Что же все это значитъ? — Вѣроятно то, что кто исполненъ Святымъ Духомъ, кому Онъ по достоянію дхнетъ, тотъ бываетъ самъ внѣ себя, и въ дѣйствіяхъ его, и въ самомъ видѣ открывается нѣчто странное, выходящее изъ обыкновеннаго порядка, подходящее къ тому, что усма/с. 373/тривается въ человѣкѣ въ состояніи шумнаго веселія. — Такъ святый Давидъ, исполненный Духа Божія, съ царскимъ вѣнцемъ на главѣ, подобно младенцу, сказалъ всенародно предъ ковчегомъ завѣта (2 Цар. 6, 16).

Но плотскіе люди не знаютъ другаго восторга, кромѣ чувственнаго; упоеніе Святымъ Духомъ, святое глумленіе отъ преизбытка благодати, чуждо для нихъ; они судятъ по своему опыту, и — богохульствуютъ! — Ругающеся глаголаху, яко виномъ исполнени суть.

Такъ, братіе, и всегда міръ заблуждаетъ, когда берется судить о дѣйствіяхъ святыхъ Божіихъ человѣковъ, когда подводитъ ихъ подъ свои правила, подъ свой, такъ называемый порядокъ, а въ самомъ дѣлѣ, безпорядокъ вещей. Прочтите жизнеописанія святыхъ, и вы увидите, что многіе изъ нихъ почитались людьми странными, лишенными если не ума, то благоразумія. Уже смерть открывала общее заблужденіе, и показывала всѣмъ что ихъ — не бѣ достоинъ весь міръ! (Евр. 11, 38).

Такимъ образомъ при самомъ сошествіи Святаго Духа, снова подтвердились слова Спасителя, что міръ не знаетъ Его (Іоан. 14, 17). (Онъ и никогда не узнаетъ Его). Но вмѣстѣ съ симъ оправдалось и то, что Духъ Святый, пришедъ, обличитъ міръ о грѣхѣ (Іоан. 16, 8).

Слыша хулу іудеевъ, Петръ съ прочими Апостолами сталъ предъ ними, и произнесъ обличительное слово. Кратко и просто было это обличеніе, но поелику устами Петра вѣщалъ Духъ Святый, то слова его проникли сердца слышавшихъ и побѣдили ихъ упорство. Выслушавъ его, повѣствуетъ святый Лука, они умилились сердцемъ и сказали: братія, что же намъ дѣлать (Дѣян. 2, 37)?

Покайтеся, отвѣчалъ святый Петръ, и да крестится каждый изъ васъ во имя Іисуса Христа, и вы не только будете прощены, но и сами получите даръ Святаго Духа; ибо обѣтованіе Святаго Духа дано не намъ однимъ, а и вамъ, и чадамъ вашимъ и всѣмъ дальнимъ, кого ни призоветъ Господь Богъ нашъ (Дѣян. 2, 38-39).

Послѣ сего іудеи немедленно покаялись, увѣровали, окрестились, — и новая Церковь изъ 120 выросла до 3000 человѣкъ. Такъ окончилось событіе, нами празднуемое, — полнымъ торжествомъ Святаго Духа надъ невѣровавшими!

/с. 374/ Если бы, братіе, и изъ среды насъ, празднующихъ теперь сошествіе сего Пресвятаго Духа, какая-либо душа, умилившись слышаніемъ о Немъ и желая стяжать Его, вопросила: что же мнѣ дѣлать? то и для ней тотъ же отвѣтъ: «покайся, вѣруй, и ты получишь даръ Святаго Духа». Одно препятствіе — грѣхъ удаляетъ отъ нашего сердца Всесвятаго; а посему одно средство стяжать Его — покаяніе, растворенное живою вѣрою въ Искупителя. Кто рѣшится очистить сердце свое истиннымъ сокрушеніемъ о грѣхахъ, тотъ не долженъ имѣть никакого сомнѣнія, что Духъ Святый посѣтитъ и его бѣдное сердце. И что за сомнѣніе? Обѣтованіе дано не однимъ Апостоламъ, дано и намъ, дано всѣмъ дальнимъ, кого ни призоветъ Господь. Послѣ сего, всякій — великій и малый, богатый и убогій, ученый и неученый — всякій проси смѣло: никому не будетъ отказано!

О, Душе всеблагій! чѣмъ мы грѣшные заслужили столь великую любовь Твою? — Слава, безконечная слава Тебѣ, Освятителю душъ и сердецъ нашихъ! Благодарность, вѣчная благодарность Сыну Божію, нашему Искупителю, Который умолилъ Отца послать Тебя къ намъ! Славословіе, непрестанное славословіе Богу Отцу, Который, не пощадивъ для насъ Своего Сына, даровалъ намъ и Духа Своего Пресвятаго! О, Троице святая и всеблагая, насъ недостойныхъ толико возлюбившая, слава, слава, слава Тебѣ! Аминь.

Источникъ: Сочиненія Иннокентія, Архіепископа Херсонскаго и Таврическаго. Томъ I. — Изданіе второе, с портретомъ автора. — СПб.: Изданіе книгопродавца И. Л. Тузова, 1908. — С. 363-374.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.