Церковный календарь
Новости


2019-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 14-я (1922)
2019-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 13-я (1922)
2019-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 12-я (1922)
2019-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 11-я (1922)
2019-07-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 60-я (1956)
2019-07-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 59-я (1956)
2019-07-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 58-я (1956)
2019-07-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 57-я (1956)
2019-07-15 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 34-е (1975)
2019-07-15 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 33-е (1975)
2019-07-15 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 32-е (1975)
2019-07-15 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 31-е (1975)
2019-07-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 10-я (1922)
2019-07-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 9-я (1922)
2019-07-14 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 56-я (1956)
2019-07-14 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 55-я (1956)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 16 iюля 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.
Церковная письменность

Архіеп. Иннокентій (Борисовъ) († 1857 г.)

Вл. Иннокентій (въ мірѣ Иванъ Алексѣевичъ Борисовъ), архіеп. Херсонскій и Таврическій, знаменитый проповѣдникъ, богословъ и духовный писатель. Родился 15 декабря 1800 г. въ г. Ельцѣ Воронежской губ. въ семьѣ священника. Окончилъ Орловскую духовную семинарію (1819) и Кіевскую духовную академію (1823). По окончаніи академіи въ 1823 г. переѣхалъ въ С.-Петербургъ, принялъ монашество и сталъ преподавать въ духовныхъ школахъ. Профессоръ С.-Петербургской духовной академіи (1824) и ректоръ Кіевской духовной академіи (1830). Архимандритъ (1826). Епископъ Чигиринскій (1836), Вологодскій (1841) и Харьковскій (1841). Архіепископъ (1845). Архіепископъ Херсонскій и Таврическій (1848). Членъ Россійской Академіи Наукъ (1841). Во время Крымской войны и обороны Севастополя (1853-1856) проявилъ удивительное мужество, не покинувъ свою паству въ годину испытанія. Несмотря на опасность, пріѣзжалъ прямо къ мѣстамъ боевъ, воодушевляя солдатъ своими проповѣдями, совершалъ богослуженія въ походныхъ храмахъ, посѣщалъ воиновъ въ лазаретахъ, гдѣ свирѣпствовалъ заразительный тифъ. Во время сраженій обходилъ ряды войскъ, ободряя героевъ. За доблестное служеніе Вѣрѣ, Царю и Отечеству въ тяжелое для Россіи время былъ удостоенъ ряда Высочайшихъ наградъ и поощреній. Особую славу архіеп. Иннокентія составляетъ необыкновенный проповѣдническій талантъ. Его поученія стали превосходнымъ образцомъ православнаго краснорѣчія; часть ихъ была переведена на языки — франц., нѣм., польск., серб., греч., армян. Скончался архіеп. Иннокентій въ Херсонѣ 26 мая 1857 г. въ день Пятидесятницы — праздникъ Святой Троицы. Сочиненія: Шесть томовъ (полное собраніе). СПб., 1908.

Сочиненія архіеп. Иннокентія (Борисова)

Сочиненія Иннокентія, архіепископа Херсонскаго и Таврическаго.
Томъ 1-й. Изданіе 2-е. СПб., 1908.

СЛОВА И БЕСѢДЫ НА ПРАЗДНИКИ ГОСПОДНИ.

Слово на день Вознесенія Господня.

Среди домашнихъ собесѣдованій о предметахъ вѣры, не разъ, братіе, случалось мнѣ слышать вопросъ: почему Господу и Спасителю нашему не благоугодно было по воскресеніи Своемъ изъ мертвыхъ остаться на землѣ, дабы видимо управлять Своею Церковію? — У нѣкоторыхъ вопросъ о семъ сопровождался видимымъ сожалѣніемъ о томъ, /с. 335/ что Господь не пребываетъ теперь на землѣ, подобно тому, какъ пребывалъ до Своего вознесенія на небо. — Если когда у мѣста сказать что-либо въ отвѣтъ на подобное недоумѣніе, то въ настоящій день, когда оно легко можетъ приходить на мысль и наводить собою печальную тѣнь на свѣтлость настоящаго праздника. И почему бы мы усомнились сдѣлать сіе, когда — причина и цѣль, по коимъ Господь нашъ не благоволилъ остаться навсегда по воскресеніи Своемъ на землѣ, такъ часто указуемы были Имъ Самимъ и Его Апостолами? Послѣ сего предметъ сей можетъ подлежать благоговѣйному размышленію всѣхъ и каждаго.

Что же мы скажемъ вамъ?

Соображая различныя мѣста Св. Писанія касательно вознесенія Господа на небо, первѣе всего, братіе, видимъ, что преславное событіе сіе нимало не зависѣло отъ какихъ-либо причинъ случайныхъ, такъ чтобы могло быть и не быть. Нѣтъ, вознесеніе Господа, подобно смерти и воскресенію Его, точнѣйшимъ образомъ входило въ планъ спасенія нашего; а по сему самому было предсказано и воспѣто, во всемъ величіи его, еще пророками. Взыде, говоритъ напр. св. Давидъ, Богъ въ воскликновеніи, Господь во гласѣ трубнѣмъ. И онъ же, приглашая небесныя силы путесотворить восходящему на небо Господу, взываетъ: возьмите врата князи ваша, и внидетъ Царь славы (Псал. 23, 7)! Посему-то Апостолъ Петръ, по сошествіи Святаго Духа, въ слухъ всѣхъ іудеевъ утверждалъ, что небеси подобаетъ пріяти Христа Іисуса до лѣтъ устроенія всѣхъ (Дѣян. 3, 21), то есть, до скончанія міра.

Точно — подобаетъ! — Ибо время уничиженія Господа навсегда окончилось Его крестомъ и гробомъ; по воскресеніи и принятіи Имъ всякой власти на землѣ и на небѣ (Матѳ. 28, 18), естественно наступило для Него время прославленія. Но грубая, растлѣнная грѣхами, тяготѣющая подъ проклятіемъ, земля наша, явно, есть мѣсто не покоя и прославленія, а искушеній и странствованія. Посему-то Спаситель въ самый первый день воскресенія Своего объявилъ Магдалинѣ, что Онъ уже восходитъ (Іоан. 20, 17) къ Отцу, хотя и оставался еще, потомъ на землѣ въ продолженіе четыредесяти дней. Знакъ, что пречистое человѣчество Его, онебесенное крестомъ, тотчасъ по воскресеніи изъ мер/с. 336/твыхъ стремилось уже выспрь, въ міръ пренебесный, къ Отцу; и если Онъ оставался еще на землѣ, то по особенной любви къ ученикамъ и по нуждѣ продолжить съ ними бесѣды, яже о царствіи Божіемъ (Дѣян. 1, 3). А когда и сія потребность была удовлетворена, когда и сіи святыя узы престали имѣть силу, то прославляемое за крестный подвигъ человѣчество Спасителя, подобно благовонному ѳиміаму, само собою устремилось съ Елеона къ вѣчному Солнцу — туда, гдѣ все сообразно Его чистотѣ и славѣ и гдѣ Ему надлежитъ быть до того времени, какъ Его же дѣйствіемъ и силою все очистится и просвѣтится и долу, и самая земля, совлекшись грубости и проклятія, содѣлается способною быть мѣстомъ видимаго всегдашняго вселенія Божія съ человѣками (Апок. 21, 3). Подобаетъ убо, скажемъ и мы словами Апостола, небеси пріяти (Христа Іисуса) до лѣтъ устроенія всѣхъ!

Сего самаго требовало и новое, великое предназначеніе Сына Человѣческаго по Его воскресеніи. Какъ въ состояніи уничиженія Онъ долженствовалъ быть жертвою за всѣхъ, такъ въ состояніи прославленія Ему предлежало содѣлаться распорядителемъ и главою всяческихъ. Но гдѣ обыкновенно мѣсто главѣ? Не вверху ли всего тѣла? — По сему же самому закону (если законъ нуженъ и для Законодателя) поступлено и теперь: какъ Глава и Правитель всего міра, Богочеловѣкъ посажденъ одесную Бога Отца, на небесныхъ, превыше всякаго начальства и власти, и силы и господства (Еф. 1, 20-21), дабы, по выраженію св. Павла, возглавити Собою всяческая, яже на небесѣхъ, и яже на земли (Еф. 1, 10).

Даже, если не брать при семъ въ разсчетъ другія существа, высшія насъ, а имѣть въ виду однихъ собратій нашихъ, людей, то и тогда окажется, что Спасителю нашему надлежало избрать мѣстомъ пребыванія по воскресеніи міръ не нашъ дольній, видимый и чувственный, а горній, невидимый и духовный; ибо гдѣ болѣе потомковъ Адама, въ нашемъ, или въ томъ мірѣ? — Безъ сомнѣнія, стократъ болѣе тамъ, нежели здѣсь. Тамъ всѣ праотцы, пророки, апостолы, мученики, великіе подвижники и безчисленное множество другихъ людей. Тамъ нынѣ по сему самому, то есть, среди большаго числа людей, среди лучшихъ членовъ человѣчества, надлежитъ быть и Тому, Кто Самъ есть наилучшій изъ всѣхъ.

/с. 337/ Все сіе справедливо, подумаетъ кто-либо, но для насъ нисколько не утѣшительно: міръ ангельскій могъ бы и безъ присутствія Господа нашего удерживаться въ своемъ чину и порядкѣ; міръ душъ усопшихъ также менѣе имѣлъ нужды въ Его присутствіи, не подлежа, подобно намъ, искушеніямъ и борьбѣ непрестанной. Съ нами, съ нами бѣдными, бренными, подлежащими всѣмъ искушеніямъ и напастямъ, съ нами надлежало бы остаться нашему Спасителю, подобно тому какъ искуснѣйшіе врачи остаются съ тѣми изъ больныхъ, кои наиболѣе подлежатъ опасности и наименѣе подаютъ надежды.

А вы думаете, братіе, что мы были забыты Спасителемъ при Его вознесеніи на небо? — Что-жь, если мы скажемъ вамъ, что насъ-то именно, остающихся на землѣ, Онъ преблагій и имѣлъ при семъ въ виду, что для нашего именно блага Онъ и поспѣшилъ на небо? —

Уне есть вамъ, такъ говорилъ Самъ Господь ученикамъ да Азъ иду; аще бо не иду Азъ, Утѣшитель не пріидетъ; аще ли же иду, послю Его къ вамъ (Іоан. 16, 7). Не явно ли послѣ сего, что Онъ пошелъ на небо для насъ и нашего блага?

Спросите: почему же лучше, чтобы теперь пребывалъ съ нами Духъ Святый, а не Спаситель нашъ? Или почему нельзя было Имъ быть съ нами обоимъ вмѣстѣ, что казалось бы еще лучше? — Для уразумѣнія сего, надобно, братіе, привести вамъ на память, что въ дѣлѣ спасенія нашего хотя участвуютъ всѣ лица Св. Троицы, но каждое особеннымъ образомъ, именно: Богу Отцу св. писаніе усвояетъ верховное распоряженіе симъ дѣломъ, посланіе на землю Бога Сына и Бога Духа Святаго; Богу Сыну принадлежитъ искупленіе насъ отъ грѣха и смерти Его вочеловѣченіемъ, страданіями и смертію за насъ; благодатію Духа Святаго преимущественно совершается очищеніе, просвѣщеніе и освященіе искупленнаго рода человѣческаго. Сообразно такому плану спасенія нашего, какъ Отецъ не могъ совершить того, что надлежало совершить Сыну, то-есть, родиться, страдать и умереть за насъ; такъ Сыну не подобало совершить лично того, что принадлежитъ благодати Духа Святаго, то-есть, очистить, возродить и освятить насъ для новой благодатной жизни. Кромѣ сего, каждая часть божественнаго плана о /с. 338/ спасеніи нашемъ имѣла быть приведена въ дѣйствіе въ свое время и въ своемъ мѣстѣ. Сынъ не прежде пришелъ во плоти для искупленія насъ отъ грѣха, какъ Отецъ устроилъ все для сего дѣла и приготовилъ къ принятію Его родъ человѣческій. Духъ Святый не прежде началъ великое дѣло освященія людей, какъ Сынъ искупилъ ихъ, примирилъ съ Богомъ, и пріуготовилъ для принятія даровъ Его. Посему же каждое Лице Пресвятыя Троицы, когда совершало Свое дѣло, то уступало мѣсто особеннымъ дѣйствіямъ другаго Лица: такъ Отецъ, когда окончилъ Свои распоряженія касательно рода человѣческаго, и узрѣлъ Сына готовымъ къ принятію владычества надъ всѣмъ, то немедленно по воскресеніи Его предалъ Ему власть. Дадеся Ми, говоритъ Сынъ, всяка власть на небеси и на земли (Матѳ. 28, 18). Такъ и Сынъ, по окончаніи Своего великаго дѣла на земли, то-есть, по искупленіи людей Своею смертію, по сопествіи во адъ и по воскресеніи, видимо и торжественно отошелъ на небо, дабы превознесеніемъ Своимъ открыть путь невидимому благодатному вседѣйствію Духа Утѣшителя. Сего требовалъ, какъ мы сказали, божественный распорядокъ нашего спасенія, ибо дальнѣйшее приложеніе заслугъ Искупителя къ роду человѣческому, благодатное очищеніе и освященіе искупленныхъ, подобало производить уже не Ему, а Пресвятому Духу.

Хотите ли идти благоговѣйною мыслію далѣе? — Я не усомнюсь повести васъ, ведомый самъ вѣрою въ слова Спасителя. — Аще Азъ не иду, говоритъ Онъ, Утѣшитель не пріидетъ. Значитъ, между восшествіемъ Его и снисшествіемъ Святаго Духа есть, кромѣ духовной, нѣкая связь пресущественная, по силѣ коей безъ перваго не могло быть и послѣдняго, на каковую мысль наводятъ и слова Евангелиста: не у бѣ Духъ Святый, яко Іисусъ не у бѣ прославленъ (Іоан. 7, 39). Что значитъ сіе? — То, что, по своей грубости и плотяности, мы сами не могли непосредственно пріять Святаго Духа: для сего требовался нѣкій посредствующій органъ, чрезъ который благодать Духа могла бы излиться на насъ. Богоносный и духосообщительный óрганъ сей есть пречистое человѣчество Спасителя нашего, отъ исполненія коего мы имѣли пріять благодать возблагодать. Но для сего Ему Самому надлежало раскрыться во всей силѣ, и для сего, оставивъ землю, не могущую вмѣстить славы Божественной, /с. 339/ взойти превыше всѣхъ небесъ, возсѣсть одесную Отца. Тамъ, на престолѣ славы, человѣчество Искупителя нашего просвѣтлѣло всею славою Божества, и по тѣснѣйшему соединенію своему съ одной стороны съ Божествомъ, съ другой, съ нами, открыло собою Пресвятому Духу ближайшую удобность проліять благодать даровъ Своихъ на все человѣчество, на всякую плоть. На сіе-то самое, должно думать, указывалъ Самъ Спаситель, когда, говоря ученикамъ о будущемъ пришествіи Святаго Духа, утверждалъ, что Онъ отъ Него пріиметъ. Ибо Утѣшитель всеблагій точно отъ Него премилосердаго пріялъ удобность низойти на человѣчество такъ, какъ нисшелъ въ день Пятидесятницы, то-есть, во всей полнотѣ благодатныхъ даровъ Своихъ.

Какъ ни скудно, братіе, созерцаніе сіе, но и изъ него видна сила словъ Спасителя: уне да Азъ иду, аще бо не иду Азъ, Утѣшитель не пріидетъ! Пришествіе Святаго Духа для насъ было нужнѣе видимаго пребыванія съ нами Спасителя; ибо дѣло искупленія было совершено Имъ, а дѣло благодатнаго освященія надлежало совершить Святому Духу: между тѣмъ, безъ восшествія Его на небо, не могла бы изліяться благодать Духа. Тогда могли бы мы сѣтовать, если бы пребываніе въ Церкви Духа Святаго не замѣнило совершенно видимаго присутствія въ ней Спасителя: но кто можетъ сказать сіе? — Чего не содѣлалъ и не содѣлаетъ Духъ Святый, для Церкви и для каждаго вѣрующаго? — Въ началѣ нужно было первѣе всего образовать Апостоловъ: и они, кои, столько времени ходя съ Спасителемъ и слыша бесѣды Его, не могли освободиться отъ неправыхъ понятій, по сошествіи Святаго Духа тотчасъ сдѣлались другими людьми, начали возвѣщать слово вѣры всѣмъ и каждому, и въ первый день одинъ Петръ обратилъ ко Христу цѣлыя тысячи. Надобно было для ускоренія роста въ новомъ вертоградѣ Христовомъ сообщить вѣрующимъ различныя дарованія необыкновенныя: и Духъ Святый началъ раздѣлять ихъ въ такомъ избыткѣ, что каждому изъ вѣрующихъ давалось явленіе духа на пользу. Требовалось образовать таинства для видимаго освященія вѣрующихъ: и при дѣйствіи Духа-Освятителя немедленно воспріяли начало седмь таинствъ, обнимающихъ и освящающихъ собою всѣ главныя перемѣны въ жизни человѣка. Для пастырей Церкви необходимо было /с. 340/ руководство при дальнѣйшемъ устроеніи ея благолѣпія и огражденіи ея законами: и на Вселенскихъ Соборахъ Духъ Святый просвѣтилъ ихъ умы для отраженія всѣхъ ересей, для утвержденія всѣхъ догматовъ, для законоположенія на всѣ случаи. А безчисленные сонмы мучениковъ, — кто одушевилъ ихъ твердостію, какъ не Духъ Святый? А многочисленные сонмы пустынножителей, — кто воспиталъ и совершилъ ихъ въ смиреніи и любви, какъ не благодать Духа? А множество свѣтилъ Церкви, учителей вселенскихъ, — откуда заимствовали озареніе, какъ не отъ Его свѣта? — И теперь, есть ли хотя одинъ человѣкъ, который бы могъ по праву сказать: для спасенія моего недостаетъ того или другаго? —

Конечно, — скажетъ кто-либо, — спасеніе и теперь легко для желающихъ; но при Самомъ Спасителѣ было бы еще легче, и одно слово Его могло бы остановить многихъ отъ грѣха. Такъ кажется, возлюбленный, но не такъ было бы на дѣлѣ. Много ли людей перестали грѣшить, когда Спаситель Самъ проповѣдывалъ на землѣ? — Но тогда, скажешь, Онъ былъ въ состояніи уничиженія, потому Его и не такъ слушали. А теперь, ты думаешь, что Спаситель оставался бы на землѣ во славѣ? — Но, можетъ ли земля наша вмѣстить эту славу? И если бы вмѣстила, то вмѣстѣ съ симъ не должно ли уже принять другой видъ и все прочее на землѣ? Тогда уже вовсе не мѣсто было бы нынѣшнему порядку вещей, и надлежало бы произойти тому, что будетъ сдѣлано по окончаніи міра. Но гдѣ бы въ такомъ случаѣ было мѣсто покаянію, — покаянію, безъ коего мы всѣ — ничто?..

Итакъ, вмѣсто сожалѣнія, мы должны благодарить Спасителя нашего за то, что Онъ вознесся на небо. Ибо, какъ сходилъ Онъ съ неба для нашего блага, такъ и восшелъ на небо для нашего спасенія, для того, чтобы ходатайствовать о насъ предъ Отцемъ, чтобы ниспослать намъ Духа Святаго, чтобы съ неба управлять всѣмъ, и все направлять во благо наше. А благодаря Спасителя за Его вознесеніе, мы должны готовиться и сами идти къ Нему. Но, вотъ наша странность и наше несчастіе: Его хотѣли бы свести на землю, а къ Нему не хотимъ идти на небо! Между тѣмъ гдѣ лучше! явно, у Него, нежели, у насъ. Отчего же мы съ такою неохотою идемъ къ нашему Спасителю, когда намъ достается идти, то-есть, въ часъ смерти? — Оттого, что не /с. 341/ чувствуемъ живой любви къ Нему: любящій бѣжитъ къ любимому. Оттого, что мы слишкомъ прилѣпились къ земному, и не можемъ разорвать узъ міра и плоти. Престанемъ быть слишкомъ чувственными и земляными, и мы сами тотчасъ почувствуемъ стремленіе къ небесному; а современемъ будемъ, можетъ быть, говорить съ Давидомъ: увы мнѣ, яко пришельствіе мое продолжися! Когда пріиду и явлюся лицу Божію? Аминь.

Источникъ: Сочиненія Иннокентія, Архіепископа Херсонскаго и Таврическаго. Томъ I. — Изданіе второе, с портретомъ автора. — СПб.: Изданіе книгопродавца И. Л. Тузова, 1908. — С. 334-341.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.