Церковный календарь
Новости


2019-06-16 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 120-е (1895)
2019-06-16 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 119-е (1895)
2019-06-15 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 14-е къ монахамъ (1829)
2019-06-15 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 13-е къ монахамъ (1829)
2019-06-15 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 2-я (1921)
2019-06-15 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 1-я (1921)
2019-06-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 24-я (1956)
2019-06-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 23-я (1956)
2019-06-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 22-я (1956)
2019-06-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 21-я (1956)
2019-06-15 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 2-е, о Сынѣ (1844)
2019-06-15 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 1-е, о началахъ (1844)
2019-06-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 5-я (1922)
2019-06-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 4-я (1922)
2019-06-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 3-я (1922)
2019-06-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 2-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - воскресенiе, 16 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 15.
Церковная письменность

Архіеп. Иннокентій (Борисовъ) († 1857 г.)

Вл. Иннокентій (въ мірѣ Иванъ Алексѣевичъ Борисовъ), архіеп. Херсонскій и Таврическій, знаменитый проповѣдникъ, богословъ и духовный писатель. Родился 15 декабря 1800 г. въ г. Ельцѣ Воронежской губ. въ семьѣ священника. Окончилъ Орловскую духовную семинарію (1819) и Кіевскую духовную академію (1823). По окончаніи академіи въ 1823 г. переѣхалъ въ С.-Петербургъ, принялъ монашество и сталъ преподавать въ духовныхъ школахъ. Профессоръ С.-Петербургской духовной академіи (1824) и ректоръ Кіевской духовной академіи (1830). Архимандритъ (1826). Епископъ Чигиринскій (1836), Вологодскій (1841) и Харьковскій (1841). Архіепископъ (1845). Архіепископъ Херсонскій и Таврическій (1848). Членъ Россійской Академіи Наукъ (1841). Во время Крымской войны и обороны Севастополя (1853-1856) проявилъ удивительное мужество, не покинувъ свою паству въ годину испытанія. Несмотря на опасность, пріѣзжалъ прямо къ мѣстамъ боевъ, воодушевляя солдатъ своими проповѣдями, совершалъ богослуженія въ походныхъ храмахъ, посѣщалъ воиновъ въ лазаретахъ, гдѣ свирѣпствовалъ заразительный тифъ. Во время сраженій обходилъ ряды войскъ, ободряя героевъ. За доблестное служеніе Вѣрѣ, Царю и Отечеству въ тяжелое для Россіи время былъ удостоенъ ряда Высочайшихъ наградъ и поощреній. Особую славу архіеп. Иннокентія составляетъ необыкновенный проповѣдническій талантъ. Его поученія стали превосходнымъ образцомъ православнаго краснорѣчія; часть ихъ была переведена на языки — франц., нѣм., польск., серб., греч., армян. Скончался архіеп. Иннокентій въ Херсонѣ 26 мая 1857 г. въ день Пятидесятницы — праздникъ Святой Троицы. Сочиненія: Шесть томовъ (полное собраніе). СПб., 1908.

Сочиненія архіеп. Иннокентія (Борисова)

Сочиненія Иннокентія, архіепископа Херсонскаго и Таврическаго.
Томъ 1-й. Изданіе 2-е. СПб., 1908.

СЛОВА И БЕСѢДЫ НА ПРАЗДНИКИ ГОСПОДНИ.

Слово въ день Нерукотвореннаго Образа и при началѣ академическаго ученія.

Въ заключеніе Евангелія отъ Іоанна читаемъ, что суть и ина многа, яже сотвори Іисусъ, яже не суть писана въ книгахъ сихъ (Евангеліяхъ); аще бо, — продолжаетъ Евангелистъ /с. 286/ въ изъясненіе краткости Евангелія, — аще бы по единому писана быша, ни самому мню всему міру вмѣстити пишемыхъ книгъ (Іоан. 21, 25).

Одно изъ таковыхъ, не описанныхъ въ Евангеліи, чудесныхъ дѣйствій Іисуса Христа, служитъ, братіе, основаніемъ настоящаго празднества. До Авгаря, едесскаго владѣльца, — какъ говоритъ древнее преданіе, — страдавшаго неисцѣльною болѣзнію, дошелъ слухъ, что въ Іудеѣ явился необыкновенный мужъ, называемый Іисусомъ, Который однимъ словомъ исцѣляетъ всякія болѣзни. Движимый желаніемъ здравія, Авгарь немедленно отправляетъ одного изъ своихъ слугъ, по имени Ананію, свѣдущаго въ искусствѣ живописи, съ письмомъ къ великому Чудотворцу, въ коемъ содержалось приглашеніе пріидти въ Едессу для поданія исцѣленія ея владѣльцу и для раздѣленія съ нимъ въ награду за сіе всѣхъ выгодъ царственной жизни. Вмѣстѣ съ тѣмъ дано было повелѣніе Ананіи снять, невѣдомо отъ Чудотворца, изображеніе лица Его. Ананія успѣшно исполнилъ одну часть своего порученія, — вручилъ письмо своего владѣльца и получилъ самъ въ отвѣтъ письмо, въ коемъ было сказано, что Божественному Чудотворцу надлежитъ оставаться неисходно въ Іудеѣ, до дня вознесенія Своего на небо, но что послѣ сего событія къ Авгарю посланъ будетъ одинъ изъ Его Апостоловъ съ спасеніемъ не только тѣлеснымъ, но и душевнымъ, Но другую часть порученія — снять изображеніе лица Іисусова, Ананія никакъ не могъ исполнить: Божественный образъ оставался превыше всѣхъ усилій искусства, и художникъ никакъ не находилъ желаннаго сходства въ своемъ изображеніи съ великимъ подлинникомъ. Сердцевѣдецъ видѣлъ все сіе и не восхотѣлъ, чтобы трудъ Ананіи и усердіе его владыки остались безъ награды. Омывъ нарочно въ присутствіи его лице Свое водою, Онъ утеръ его убрусомъ, — и вдругъ на семъ убрусѣ со всею точностію отпечатлѣлся Его Божественный образъ, который составилъ драгоцѣннѣйшій даръ для едесскаго владѣльца. По вознесеніи Спасителя на небо, исполнено было обѣщаніе и касательно посланія Авгарю Апостола. Ѳаддей, одинъ изъ семидесяти, достигши Едессы, преподалъ ему исцѣленіе отъ недуга тѣлеснаго, и вмѣстѣ съ тѣмъ, доставилъ ему и его подданнымъ спасеніе вѣчное, окрестивъ ихъ во имя Господа Іисуса. А нерукотворенный /с. 287/ образъ Спасителя, и по кончинѣ Авгаря, долго составлялъ необоримую стѣну для Едессы отъ враговъ видимыхъ и невидимыхъ, доколѣ не пріобрѣтенъ, какъ драгоцѣнное сокровище, Романомъ, царемъ греческимъ, и не перенесенъ въ Константинополь въ шестнадесятый день мѣсяца августа, — по какому случаю и получило начало нынѣшнее празднество.

Изъ сего же празднества — въ честь Нерукотвореннаго Образа Христова, положено быть ежегодно началу нашего ученія; и сей же самый образъ избранъ въ знакъ отличія для тѣхъ, кои среди образованія своего показали особенные успѣхи въ наукахъ духовныхъ! — Сближеніе вещей можетъ быть не намѣренное у людей, но, конечно, не безъ намѣренія у Того, Который не только Самъ все творитъ съ цѣлію, но безъ цѣли не попускаетъ, въ подобныхъ случаяхъ, ничего творить и другимъ. Настоящее празднество весьма внятно даетъ намъ уразумѣть, въ чемъ сущность и главная цѣлъ нашего образованія; отъ кого оно преимущественно зависитъ, и какимъ путемъ пріобрѣтается.

Не безъ причины, братіе, всякое ученіе мы привыкли называть образованіемъ; а людей знакомыхъ съ просвѣщеніемъ — образованными. Что же значитъ это? Ужели человѣкъ есть существо безъ образа? Какое образованіе можетъ быть еще нужнымъ тому, кто именуется и есть образомъ Божіимъ?

Человѣкъ былъ нѣкогда нерукотвореннымъ образомъ Божіимъ, и доколѣ былъ имъ, не требовалъ, да кто учитъ его (1 Іоан. 2, 27); ибо самъ образъ Божій училъ его всему, наставляя его на всякую истину. Но сынъ персти не удовольствовался образомъ Божіимъ, вознебрегъ его наставленіемъ, открылъ слухъ чуждому совѣту, принялъ вмѣстѣ съ тѣмъ образъ новый, ужасный — образъ змія-губителя. Отверзлись очи его (Быт. 3, 7), чтобы видѣть собственную наготу, но внутреннее око закрылось. Человѣкъ началъ рождать подобныхъ себѣ уже не по образу Божію (ибо не могъ сообщить другимъ того, чего самъ лишился), а по виду своему (—5, 3), по виду Адама перстнаго, мрачнаго, безобразнаго. Но и на семъ зло не остановилось: болѣе и болѣе помрачая въ себѣ останки образа Божія, обезображенный человѣкъ дошелъ до того что, вмѣсто уподобленія Творцу, сталъ прилагаться скотомъ несмысленнымъ и уподобляться имъ (Псал. 48, 13); а наконецъ и славу нетлѣннаго Бога, своего перво/с. 288/образа, началъ измѣнять въ подобіе тлѣнна человѣка, даже птицъ и четвероногихъ и гадъ (Рим. 1, 23). То есть, не только совершенно повредился списокъ, но и утраченъ былъ подлинникъ, по коему можно было бы, хотя не возстановить списокъ испорченный (ибо для сего требовалась рука перваго художника — Бога), по крайней мѣрѣ видѣть, каковъ онъ былъ въ началѣ.

Напрасно невидимая Божія твореньми помышляема, была видима, и присносущная сила Его и Божество (Рим. 1, 20): суетни человѣцы естественнѣ, не возмогоша отъ видимыхъ благъ уразумѣти сущаго, ни, дѣломъ внемлюще, познаша хитреца (Прем. 13, 1). Напрасно и многіе мудрецы, подобно Ананіи, покушались, то съ видимой вселенной и красотъ ея, то съ внутренняго міра духа человѣческаго, снять изображеніе Божества и представить его для подражанія человѣку, который искалъ своего подлинника; но могъ ли быть возстановленъ подлинникъ по спискамъ поврежденнымъ? — Божественный образъ постоянно оставался превыше усилій мудрости человѣческой; всѣ рукотворные идеалы Божества неизбѣжно разрѣшалисъ въ понятіе невѣдомаго Бога (Дѣян. 17, 23). Наконецъ, весь древній міръ пришелъ самъ собою къ горестному убѣжденію, что, дабы видѣть Бога — свой первообразъ, для сего надобно человѣку разстаться съ жизнію (Исх. 33, 20); и самые первые изъ мудрецовъ провозгласили, что Отца природы найти трудно, и если бы кто нашелъ, то объ Немъ нельзя бесѣдовать ко всѣмъ (Платонъ). То есть, человѣкъ такъ удалился отъ своего первообраза, что увидѣлъ уже въ себѣ невозможность приблизиться къ нему собственными силами, — осудилъ самъ себя на вѣчное безобразіе!

Но сего-то сознанія своея немощи и ожидало Провидѣніе, чтобы открыть во всей полнотѣ, давно начатое имъ, великое дѣло — возстановленія въ человѣкѣ образа Божія. — Многочастнѣ и многообразнѣ древле Богъ глаголавый для сего во пророцѣхъ, напослѣдокъ возглаголалъ намъ въ Сынѣ, Иже сый сіяніе славы и образъ ѵпостаси Его (Евр. 1, 1. 2. 3), — Себе умалилъ для насъ, зракъ раба пріимъ, въ подобіи человѣчестѣмъ бывъ и образомъ обрѣтеся яко человѣкъ (Фил. 2, 7). И чтобы мы узнали въ Немъ не только свой первообразъ, но и путь къ возстановленію его въ себѣ, состоявшій въ сми/с. 289/реніи и самоумерщвленіи, — Онъ смирилъ Себе, послушливъ бывъ даже до смерти, смерти же крестныя (тамъ же, 2, 8); и, такимъ образомъ, Собою сотворивъ очищеніе грѣховъ нашихъ, сѣдѣ одесную престола величествія на высокихъ (Евр. 1, 3).

Теперь, когда Слово плоть бысть и вселися въ ны, и мы видѣхомъ славу Его, славу яко единороднаго отъ Отца, исполнь благодати и истины (Іоан. 1, 14); когда животъ, нами потерянный и бывшій у Отца, явися паки намъ (1 Іоан. 1, 2); теперь, — когда вмѣстѣ съ явленіемъ намъ нашего Божественнаго первообраза, поданы и всѣ силы, потребныя къ животу и благочестію (2 Петр. 1, 3), или, что то же, къ сообразованію себя съ Нимъ, — теперь мы не можемъ уже говорить: кто явитъ намъ благая (Псал. 4, 7)? Кто взойдетъ на небо, чтобы Христа — первообразъ нашъ — свести (Римл. 10, 6) для подражанія намъ? Или кто дастъ силы снити во адъ (Псал. 138, 8), дабы Христа отъ мертвыхъ возвести (Римл. 10, 7), чтобы возстановить изъ глубины паденія образъ Божій въ насъ? Глаголъ вѣры близъ (Римл. 10, 8): слушай и поучайся! Христосъ на земли: возносися! Крылѣ даны; стремись къ вѣчному Солнцу! Теперь нашему уму нѣтъ причинъ истощаться въ безплодныхъ усиліяхъ — обнять непостижимое, изслѣдовать неизслѣдимое, разсуждать о Богѣ безъ Бога, творить для себя, такъ сказать, своего Творца; теперь всему человѣчеству и порознь каждому человѣку остается одно — взирать неуклонно на образъ Божій, предъ нами явившійся, и черта за чертою пренося его — чрезъ размышленіе и дѣянія въ свою душу, самому постепенно преобразоваться — сначала въ то же смиреніе, кротость, любовь, а потомъ и въ ту же славу, то же величіе.

Я говорю, что это долгъ всего человѣчества. Такъ, братіе, не должно думать, что мы одни, занимающіеся науками, учимся и пріемлемъ образованіе. Есть всеобщее училище для всего человѣчества: это міръ Божій и Церковь Божія! Есть уроки, понятные и слышимые на всѣхъ языкахъ: это опыты жизни и благодати. Есть всемірные и неумолкающіе наставники, которые вразумляютъ каждаго, грядущаго въ міръ: это Промыслъ Божій и Духъ Святый! Ахъ, что было бы съ человѣчествомъ, если бы оно предоставлено было только попеченіямъ однихъ земныхъ наставниковъ! — И обра/с. 290/зецъ для всѣхъ образуемыхъ одинъ: его нѣтъ и не можетъ быть на землѣ, ибо человѣкъ здѣсь самъ выше всего; онъ на небѣ, въ Богѣ, въ Его единородномъ Сынѣ и Словѣ; — и поелику человѣкъ не могъ восходить за Нимъ на сію высоту, то Онъ нисшелъ на землю и, нисшедъ, оставилъ намъ образъ, да послѣдуемъ стопамъ Его. Послѣ сего искать другихъ какихъ-либо образцевъ для своего образованія — значитъ идти явно противъ безпредѣльной любви Божіей, и противъ собственнаго совершенства. — Человѣку суждено быть образованнымъ, носить образъ единаго Бога, который будетъ въ немъ токмо тогда, когда онъ облечется въ образъ Христовъ: ибо у Самого Бога нѣтъ другаго образа ѵпостаси Его (Евр. 1, 3), кромѣ единороднаго Сына Его.

Ежели же успѣхъ всякаго истиннаго человѣческаго образованія зависитъ отъ наибольшаго сходства образуемыхъ съ Образцемъ всякаго совершенства, съ воплощенною Премудростію, съ Тѣмъ, въ Комъ обитаетъ тѣлеснѣ вся полнота Божества (Кол. 2, 9): то наше образованіе, кои предназначены быть наставниками вѣры и нравовъ, идти по слѣдамъ красныхъ ногъ апостольскихъ, продолжать великое дѣло воспитанія и образованія человѣчества, начатое самимъ Іисусомъ Христомъ, — наше образованіе, говорю, должно всецѣло состоять въ уподобленіи себя нашему великому первообразу. Какъ мы будемъ стараться о томъ, чтобы воображать Христа въ другихъ, если Онъ не будетъ воображенъ въ насъ? Какъ будемъ призывать къ покоренію помышленій гордаго разума человѣческаго уму Христову, не имѣя сами простоты евангельской? Въ состояніи ли будемъ преподавать другимъ жизнь во Христѣ, не живя сами Христомъ? Для насъ, посему, первымъ и послѣднимъ успѣхомъ. главнымъ предметомъ всѣхъ занятій и всѣхъ усилій, должно быть не другое что, какъ сообразованіе себя со Христомъ, Который долженъ быть для насъ все, и путь, и истина, и животъ (Іоан. 14, 6), и премудрость, и правда, и освященіе, и избавленіе (1 Кор. 1, 30). Кто успѣлъ въ семъ, тотъ достигъ цѣли образованія, имѣетъ все, что должно, способенъ къ прохожденію служенія въ дому Божіемъ, хотя бы и не обладалъ множествомъ земныхъ познаній. А кто не окажетъ успѣха въ семъ великомъ дѣлѣ, тотъ хотя бы исчерпалъ всѣ кладенцы мудрости земной, зналъ все, что на /с. 291/ землѣ, тотъ потерялъ время, погубилъ талантъ, есть ничто для царствія Божія! (1 Кор. 13, 2).

Но да не обольщаетъ себя никто праздною надеждою, яко бы успѣхъ сей зависитъ единственно отъ насъ самихъ. Мы можемъ и должны стараться о сообразованіи себя съ нашимъ Божественнымъ Образцемъ, Господомъ Іисусомъ; но не можемъ сами собою отпечатлѣть въ себѣ Его образа. Это дѣло Его всемогущества и любви. Истинный образъ Его какъ былъ въ человѣкѣ невинномъ, такъ бываетъ въ человѣкѣ оправданномъ — всегда нерукотвореннымъ. Цѣль нашихъ усилій, занятія, наукъ, должна состоять только въ томъ, чтобы представлять Ему наши души, какъ чистый убрусъ, способный принять Божественное изображеніе. А произвести сіе изображеніе можетъ одинъ Духъ Божій, Который претворяетъ грѣшника изъ врага Божія въ сына любве, по образу Единороднаго. Очищеніе духа, души и тѣла есть посему наша всегдашняя обязанность. Нужна и вода для омовенія; вмѣсто ея всего лучше могутъ служить слезы покаянія и любви.

Но хорошо ли я дѣлаю, упоминая о слезахъ, какъ необходимой вещи, при самомъ началѣ вашего новаго поприща? — Не охлажду ли симъ вашего рвенія къ наукамъ и не произведу ли унынія? Нѣтъ, возлюбленные, не бойтесь сихъ слезъ: онѣ пріятнѣе всѣхъ радостей мірскихъ. Сѣющіе таковыми слезами (Псал. 125, 5) пожинаютъ вѣчною радостію. Плачущіе такимъ образомъ блаженны (Матѳ. 5, 4); ибо носятъ въ самихъ себѣ залогъ вѣчнаго утѣшенія. Если образъ царя земнаго составляетъ высокую награду, и тѣ, кои удостоиваются носить его, не помнятъ, за радость, прошедшихъ трудовъ, опасностей и жертвъ: то образъ Царя небеснаго. отпечатлѣнный въ душѣ, чего не вознаградитъ собою? — Какой изъ счастливцевъ міра не скучалъ своимъ состояніемъ и не желалъ перемѣнить его на лучшее? А былъ ли хотя одинъ изъ тѣхъ, въ коихъ сіялъ образъ Христовъ, который бы пожелалъ промѣнять свое состояніе на самый вѣнецъ царскій?

Итакъ, терпѣніемъ да течемъ на предлежащій намъ подвигъ (Евр. 12, 1)! Образъ Господа Іисуса да будетъ всегда предъ очами ума нашего, доколѣ не отпечатлѣется въ самомъ сердцѣ нашемъ. Будемъ очищать умъ нашъ, доколѣ онъ не сдѣлается умомъ Христовымъ (1 Кор. 2, 16); будемъ /с. 292/ усовершать волю, доколѣ она не облечется волею Христовою (Гал. 4, 6); будемъ болѣе и болѣе приближаться къ Спасителю нашему всею жизнію и всѣмъ существомъ своимъ, доколѣ не въ состояніи будемъ съ Павломъ сказать: живемъ не ктому мы, но живетъ въ насъ Христосъ (Галат. 2, 20). Это — главная цѣль и вмѣстѣ награда трудовъ нашихъ и вашихъ. Къ сему стремиться увѣщаваемъ теперь, и не престанемъ увѣщавать васъ всегда, — благовременнѣ и даже, по выраженію Апостола, безвременнѣ (2 Тим. 4, 2).

Господи, призри съ небесе и просвѣти лице Твое на всѣхъ насъ рабовъ Твоихъ, и Самъ научи насъ оправданіемъ Твоимъ! Ибо, что можемъ сдѣлать мы всѣ, насаждающіе и напаяющіе, если не послешь благословенія и не возрастишь насажденнаго Ты и благодать Твоя! Аминь.

Источникъ: Сочиненія Иннокентія, Архіепископа Херсонскаго и Таврическаго. Томъ I. — Изданіе второе, с портретомъ автора. — СПб.: Изданіе книгопродавца И. Л. Тузова, 1908. — С. 285-292.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.