Церковный календарь
Новости


2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 126-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 125-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 124-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 123-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 122-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 121-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 4-е, о мірѣ (1844)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 3-е, о Святомъ Духѣ (1844)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 30-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 29-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 28-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 27-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 26-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 25-я (1956)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Посланіе къ Руфиніану (1903)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Изъ 39-го праздничнаго посланія (1903)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 19 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Церковная письменность

Архіеп. Иннокентій (Борисовъ) († 1857 г.)

Вл. Иннокентій (въ мірѣ Иванъ Алексѣевичъ Борисовъ), архіеп. Херсонскій и Таврическій, знаменитый проповѣдникъ, богословъ и духовный писатель. Родился 15 декабря 1800 г. въ г. Ельцѣ Воронежской губ. въ семьѣ священника. Окончилъ Орловскую духовную семинарію (1819) и Кіевскую духовную академію (1823). По окончаніи академіи въ 1823 г. переѣхалъ въ С.-Петербургъ, принялъ монашество и сталъ преподавать въ духовныхъ школахъ. Профессоръ С.-Петербургской духовной академіи (1824) и ректоръ Кіевской духовной академіи (1830). Архимандритъ (1826). Епископъ Чигиринскій (1836), Вологодскій (1841) и Харьковскій (1841). Архіепископъ (1845). Архіепископъ Херсонскій и Таврическій (1848). Членъ Россійской Академіи Наукъ (1841). Во время Крымской войны и обороны Севастополя (1853-1856) проявилъ удивительное мужество, не покинувъ свою паству въ годину испытанія. Несмотря на опасность, пріѣзжалъ прямо къ мѣстамъ боевъ, воодушевляя солдатъ своими проповѣдями, совершалъ богослуженія въ походныхъ храмахъ, посѣщалъ воиновъ въ лазаретахъ, гдѣ свирѣпствовалъ заразительный тифъ. Во время сраженій обходилъ ряды войскъ, ободряя героевъ. За доблестное служеніе Вѣрѣ, Царю и Отечеству въ тяжелое для Россіи время былъ удостоенъ ряда Высочайшихъ наградъ и поощреній. Особую славу архіеп. Иннокентія составляетъ необыкновенный проповѣдническій талантъ. Его поученія стали превосходнымъ образцомъ православнаго краснорѣчія; часть ихъ была переведена на языки — франц., нѣм., польск., серб., греч., армян. Скончался архіеп. Иннокентій въ Херсонѣ 26 мая 1857 г. въ день Пятидесятницы — праздникъ Святой Троицы. Сочиненія: Шесть томовъ (полное собраніе). СПб., 1908.

Сочиненія архіеп. Иннокентія (Борисова)

Сочиненія Иннокентія, архіепископа Херсонскаго и Таврическаго.
Томъ 1-й. Изданіе 2-е. СПб., 1908.

«СЪ НАМИ БОГЪ!» БЕСѢДЫ НА РОЖДЕСТВО ХРИСТОВО.

Бесѣда на всенощномъ бдѣніи подъ Рождество Христово.

Что, если бы мудрости человѣческой самой предоставлено было начертать планъ явленія на землѣ великаго Посредника между землею и небомъ? Не потщилась ли бы она /с. 46/ удалить отъ колыбели Божественнаго Отрочати всякое неудобство и бѣдность? Не почла ли бы за долгъ окружить происхожденіе Его на свѣтъ знаменіями и чудесами, славою и велелѣпіемъ? — Но премудрость Божія поступила другимъ, противнымъ образомъ. И мы увидимъ знаменія и чудеса, но токмо тѣ, кои были, такъ сказать, неизбѣжны при столь чрезвычайномъ событіи, каково явленіе во плоти Сына Божія; первѣе же всего увидимъ бѣдный вертепъ и ясли, пелены и слезы; все прочее — звѣзда и восточные мудрецы съ дарами, самые хвалебные хоры Ангеловъ суть токмо, — смѣемъ сказать, — второстепенныя черты въ сей божественной картинѣ. Памятуя сіе, мы должны, братіе мои, искать въ разсматриваемыхъ нами событіяхъ величія не внѣшняго, земнаго и чувственнаго, а внутренняго, духовнаго, того величія, которое состоитъ въ отверженіи всего великаго и славнаго по суду и понятіямъ міра суетнаго. Божественное величіе сіе откроется здѣсь въ такомъ избыткѣ, что самое пламенное воображеніе не въ состояніи обнять его всецѣло.



Уже приближалось время, опредѣленное закономъ естества, въ которое имѣлъ произойти на свѣтъ Творецъ естества. Но святая чета обитала въ Назаретѣ, мѣстѣ жительства Іосифова; а обѣтованному Спасителю міра надлежало родиться въ Виѳлеемѣ: ибо пророкъ, за пять вѣковъ, въ слухъ всего народа іудейскаго изрекъ: и ты, Виѳлееме, доме Евфрафовъ, ничимъ же меньши еси во владыкахъ Іудовыхъ; изъ тебе бо изыдетъ Вождь, Иже упасетъ люди Моя Израиля. Славному пророчеству сему необходимо надлежало исполниться; но какъ? — Сказать Іосифу, чтобы онъ съ Пресвятою Дѣвою шелъ теперь въ Виѳлеемъ? — Это было всего удобнѣе; но такое исполненіе пророчества было бы не столько исполненіе, сколько приспособленіе къ пророчеству: такъ можетъ дѣйствовать человѣческая мудрость, а не божественная; — и Провидѣніе избрало другой путь, его достойный. Іудея имѣла въ это время и своего царя, Ирода; но, подобно многимъ другимъ странамъ, зависѣла отъ верховной власти Рима. И вотъ, римскому кесарю Августу пришло на мысль — велѣть сдѣлать перепись всей подвластной ему вселенной. Безъ сомнѣнія, владыка Рима имѣлъ для сего свои причины и побужденія, — можетъ быть, очень умныя и основательныя, мо/с. 47/жетъ быть, очень неумныя и неосновательныя; какъ бы то ни было, только повелѣніемъ Августа о переписи открывалась вся удобность къ тому, чтобы древнее пророчество о рожденіи обѣтованнаго Избавителя въ Виѳлеемѣ могло исполниться теперь во всей силѣ, безъ малѣйшаго нарушенія свободы человѣческой.

Благоговѣя предъ симъ распоряженіемъ премудрости Божіей, не оставимъ однако же, братіе мои, вмѣстѣ съ тѣмъ примѣтить здѣсь и новую, поучительную черту самоуничиженія будущаго Искупителя человѣковъ. Ибо что должно послѣдовать въ отношеніи къ Нему вслѣдствіе переписи римской? Имя Іисуса, сладчайшее и достопокланяемое имя, предъ величіемъ коего, по свидѣтельству Апостола, преклоняется всяко колѣно небесныхъ, земныхъ и преисподнихъ (Фил. 2, 10), будетъ отъ самаго рожденія записано въ число подданныхъ кесаря, на ряду съ именемъ послѣдняго изъ сыновъ израилевыхъ. Гордый владыка Рима не удостоитъ, конечно, и взглянуть на списки именъ, присланные изъ Іудеи; но тѣ, кои были приставлены къ дѣлу о переписи, не разъ могли читать въ нихъ, что въ Виѳлеемѣ, у одного изъ потомковъ Давидовыхъ, именемъ Іосифа, промысломъ древодѣла, есть осмодневный сынъ, именемъ Іисусъ... Да послужитъ сіе къ утѣшенію тѣхъ, кои всю жизнь не имѣютъ другаго названія, кромѣ слуги и раба: это первое изъ титлъ, кои принялъ по рожденіи Самъ Сынъ Божій. А тѣ, кои при самомъ рожденіи обременены титулами и отличіями, да научатся изъ примѣра Спасителя своего — не полагать въ нихъ своего величія, а искать его въ безкорыстномъ служеніи Богу и ближнимъ.

Поелику у евреевъ былъ обычай вести народныя переписи по колѣнамъ, племенамъ и родамъ; а всякое колѣно, племя и родъ имѣли свои опредѣленные города и мѣста праотеческія: то повелѣніе кесаря о переписи привело въ движеніе всю Іудею. Идяху, говоритъ Евангелистъ, вси написатися, кождо во свой градъ. Св. Іосифу по сему самому надлежало отправиться въ Виѳлеемъ, фамильный городъ Давида, коего онъ былъ потомкомъ. Марія, яко жена, кои не подлежали переписи, могла, повидимому, оставаться дома; сего требовало самое положеніе Ея; но Она была, по свидѣтельству преданія, послѣдняя въ своемъ родѣ, не имѣла /с. 48/ ни братьевъ, ни сестеръ; а таковыя, яко наслѣдницы имени и всего рода отеческаго, подлежали переписямъ наравнѣ съ мужами. Такимъ образомъ и Маріи, не смотря на Ея состояніе, надлежало оставить мирный кровъ домашній и идти въ Виѳлеемъ, чтобы записать свое имя въ списокъ подданныхъ кесаря. Взыде же и Іосифъ отъ Галилеи, изъ града Назарета, во Іудею, во градъ Давидовъ, иже нарицается Виѳлеемъ, зане быти ему отъ дому и отечества Давидова, написатися съ Маріею, обрученною ему женою, сущею непраздною (Лук. 2, 4-5).

Сущею непраздною, то есть, какъ бы такъ говоритъ Евангелистъ, хотя Она была не праздна, хотя посему Ей лучше бы оставаться дома, такъ какъ путешествіе въ Виѳлеемъ сопряжено было для Ней съ крайнимъ неудобствомъ и трудностями. Можетъ быть, св. старецъ утѣшалъ себя на семъ пути мыслію, что пребываніе его въ Виѳлеемѣ не будетъ продолжительно, и онъ, воздавъ кесарева кесареви, успѣетъ возвратиться въ домъ для возданія Богови яже Божія. Но скоро ли могла дойти очередь въ переписи до бѣднаго древодѣла назаретскаго, который, хотя и вмѣстѣ съ нареченною женою своею происходилъ по прямой линіи отъ Давида, не имѣлъ другаго отличія, кромѣ старческихъ власовъ, и внутренней, единому Богу довѣдомой, чистоты души и сердца. — Посему, егда быша тамо, исполнишася дніе родити Ей.

Исполнишася дніе. Какъ бы уже ни однимъ днемъ не могло быть отсрочено то, что не однимъ, а многими днями отсрочивается иногда для прочихъ сыновъ человѣческихъ! Съ такою точностію начинаетъ исполнять всѣ законы природы человѣческой Тотъ, Кто грядетъ вознаградить и искупить Своею правдою нарушеніе всѣхъ законовъ всѣми человѣками. Законъ общества хочетъ, чтобы имя Его, еще не рожденнаго, внесено было въ перепись римскую; и се, Онъ въ Виѳлеемѣ, вмѣстѣ съ нареченнымъ отцемъ и Матерію непраздною! Законъ природы требуетъ, чтобы младенцы, зачатые во утробѣ, происходили на свѣтъ по девяти-мѣсячномъ плодоношеніи; и се, Онъ исходитъ на свѣтъ тотчасъ, егда исполнишася дніе родити!

По крайней мѣрѣ, Матерь Сына Божія будетъ имѣть теперь въ Виѳлеемѣ все спокойствіе и удобство, такъ необходимыя въ то время, егда исполнишася дніе родити! — /с. 49/ Какой-нибудь изъ старѣйшинъ іудейскихъ поспѣшитъ предоставить свои чертоги въ убѣжище Матери обѣтованнаго Мессіи? Тѣмъ паче какой-либо священникъ виѳлеемскій будетъ молить о томъ, чтобы его домъ освятился и прославился рожденіемъ великаго Царя? Нѣтъ, о семъ рожденіи не должны вѣдать ни старѣйшины, ни священники, никто, кромѣ Матери и нареченнаго отца. Значитъ, оно произойдетъ тамъ, куда пристаютъ всѣ путешественники? — Ахъ, св. старецъ и Марія рады были бы и такому мѣсту, какъ оно ни шумно теперь и ни безпокойно; но Іосифъ обошелъ уже всѣ подобныя мѣста въ Виѳлеемѣ, и ни въ одномъ изъ нихъ не нашлось пристанища: все занято и наполнено народомъ! — Кто же приметъ подъ кровъ свой Дѣву и старца? Кто дастъ мѣсто рожденія Сыну Божію? Никто: во обители не бѣ мѣста има. Явится по крайней мѣрѣ какой-либо Ангелъ и укажетъ путь хотя къ вертепу и яслямъ; ибо и подобныя мѣста неизвѣстны тѣмъ, кои не были жителями Виѳлеема, а пришли въ него случайно. Нѣтъ, и Ангелы возвѣстятъ, прославятъ Рожденнаго, но не окажутъ видимой услуги при рожденіи Того, Кто Самъ пришелъ послужить всѣмъ. — Ужели же въ такихъ чрезвычайныхъ обстоятельствахъ св. чета будетъ предоставлена самой себѣ?.. Да, братіе, она была предоставлена самой себѣ, — да разумѣемъ, до какой чрезвычайной степени простирается самоотверженіе Сына Божія, при самомъ явленіи Его въ нашей бѣдной плоти, и слѣдовательно до чего можетъ простираться испытаніе тѣхъ, кои желаютъ быть подобны Ему въ уничиженіи и страданіяхъ, дабы войдти потомъ вмѣстѣ съ Нимъ и въ славу Его.

Старче святый и праведный! остается снова дѣйствовать тебѣ одному: собери послѣднія силы свои и поищи еще необходимаго для Дѣвы пристанища, хотя окрестъ Виѳлеема: между тварями разумными нѣтъ его; можетъ быть, найдется между неразумными... Въ самомъ дѣлѣ, недалеко отъ Виѳлеема, среди каменныхъ скалъ, его окружающихъ, находилась одна пещера, въ коей пастыри съ стадами своими имѣли пріютъ отъ бурь и непогодъ. Для сей же цѣли внутрь пещеры изсѣчено было въ стѣнѣ углубленіе, служившее вмѣсто яслей для животныхъ. Въ сію-то пещеру, и то, вѣроятно, послѣ долгихъ и трудныхъ исканій старца, — /с. 50/ уклонилась теперь святая чета для пристанища! Въ сихъ-то ясляхъ благоволилъ возлечь Тотъ, Который имѣетъ престолъ небо и подножіе землю, и на Коего не могутъ взирать Херувимы и Серафимы!

О, братіе мои, прекратимъ всякое слово, оставимъ на время всякое размышленіе; станемъ въ духѣ у сихъ яслей, и повергнемся всѣмъ существомъ своимъ предъ Тѣмъ, Кто возлежитъ въ нихъ!.. Слава, вѣчная слава безпримѣрному снисхожденію Твоему, божественный Человѣколюбецъ! Бѣдныя пелены Твои драгоцѣннѣе для насъ всѣхъ царскихъ украшеній Давида и Соломона; ясли, въ коихъ возлежишь Ты, стократъ священнѣе храма іерусалимскаго. Ибо что тамъ теперь въ семъ храмѣ? Одни праздные символы Твоего пришествія и Твоего великаго служенія; а здѣсь, въ этой пещерѣ и въ сихъ ясляхъ — спасеніе всего міра. Чѣмъ болѣе сокрываешь Ты Свое величіе подъ кровомъ смиренія; тѣмъ болѣе мы чувствуемъ беприкладную Твою любовь къ намъ и желаніе подражать Тебѣ и Твоему божественному младенчеству. Да померкнутъ предъ нами всѣ обманчивыя свѣтила суетнаго величія земнаго, да не будетъ намъ высшей похвалы, какъ точію хвалитися яслями и крестомъ Твоимъ; да содѣлаемся кротки, смиренны, нищи духомъ, ничтоже имуще въ мірѣ, якоже былъ Ты, отъ начала до конца Твоего пребыванія между нами.

Не взирая на всю скудость и стѣсненность положенія св. четы съ божественнымъ Младенцемъ въ пещерѣ виѳлеемской, тотъ однакоже уклонился бы отъ истины, братіе мои, кто бы подумалъ, что такое положеніе было чѣмъ-либо неприлично для Спасителя міра въ настоящихъ обстоятельствахъ. Нѣтъ, судя именно по симъ обстоятельствамъ, оно было самое лучшее, и показывало, какъ Провидѣніе Отца небеснаго, при всей сокровенности его, невидимо бдѣло надъ судьбою возлюбленнаго Сына. Ибо положимъ, что для св. четы, предъ временемъ рожденія, и нашлось бы какое-либо свободное мѣсто въ гостиницахъ виѳлеемскихъ; въ замѣнъ сей выгоды сколько бы было непріятности отъ шума народнаго, отъ любопытства людей праздныхъ, отъ молвы и соглядатайства! Здѣсь напротивъ, за городомъ, въ вертепѣ св. Дѣва и св. старецъ были одни, среди полной свободы, совершенно удалены отъ мятежа человѣческа, въ невиди/с. 51/момъ присутствіи Отца небеснаго. Такимъ образомъ завѣса неизвѣстности, долженствовавшая быть простертою надъ колыбелію Сына Божія, останется во всей неприкосновенности, и будетъ сокрывать божественное лице Его, доколѣ Онъ, проведши тридесять лѣтъ въ Назаретѣ, не изыдетъ въ Свое время, окруженный знаменіями и чудесами, на великое дѣло служенія роду человѣческому. Тщетно посему Иродъ будетъ напрягать всѣ силы, истощать всѣ средства, чтобы дойти до слѣдовъ божественнаго Отрочати, почивающаго въ ясляхъ вертепныхъ: удостоившіеся созерцать сіе Отроча и поклониться Ему — пастыри и волхвы не измѣнятъ тайнѣ, а жители Виѳлеема, хотя бы и нашлись между ними способные быть орудіемъ кровожаднаго тирана, не въ состояніи будутъ указать искомое. — Съ другой стороны, дѣторожденіе той, которая зачала и родила не отъ сѣмени человѣческаго, а отъ Духа Святаго, безъ сомнѣнія, не было подобно рожденію прочихъ матерей, зачинающихъ въ беззаконіяхъ и рождающихъ во грѣхахъ, — не сопряжено съ трудностями и болѣзнями, и слѣдовательно не имѣло обыкновенной въ подобныхъ случаяхъ необходимости въ помощи чуждой. Евангелистъ, не безъ особенной силы и намѣренія, говоритъ въ семъ случаѣ о Пресвятой Дѣвѣ, что Она — роди Сына своего первенца и повитъ Его и положи Его въ яслѣхъ (Лук. 2, 7). Это значитъ, что св. Дѣва сама приняла на свои пречистыя руки божественнаго Младенца; сама повила Его пеленами и положила въ яслѣхъ; и сама же, безъ сомнѣнія, первая тотчасъ поверглась на колѣна предъ Тѣмъ, Который удостоилъ ее чести быть Своею Матерію. Такимъ образомъ, говорю, рожденіе Спасителя нашего, не взирая на крайнюю степень смиренія, простоты и бѣдности, окружено было всею чистотою, безмолвіемъ и приличіемъ, подобающимъ явленію во плоти Святѣйшаго святыхъ.

Между тѣмъ, какъ явственно, братіе мои, отражается цѣль вочеловѣченія Сына Божія во всемъ, что окружаетъ теперь рожденіе Его! Сынъ Божій, какъ замѣтили мы, облекается въ бренное естество наше и является яко единъ отъ сыновъ человѣческихъ для двухъ преимущественно причинъ: дабы, принявъ на Себя грѣхи наши, удовлетворить за нихъ правдѣ Божіей, и дабы въ Своемъ лицѣ и жизни преподать намъ примѣръ смиренія, чистоты и терпѣнія. Но воззрите /с. 52/ на убогій вертепъ и ясли, воззрите на предвѣчное Отроча, повитое, страждущее, плачущее! Что это все, какъ не жертва за грѣхи наши? Для чего уста Премудрости и Разума связаны нѣмотою младенческою, какъ не въ вознагражденіе гордости нашего разума, ненаказанности и буйства нашихъ помысловъ, продерзости и нечистоты нашего языка? Для чего руки Всемогущества (ибо Отроча есть вмѣстѣ и Богъ предвѣчный) повиты пеленами, какъ не въ наказаніе за наше своеволіе, наши необузданныя желанія, нашу вражду и противоборство уставамъ небеснымъ? Что значитъ эта бѣдность, окружающая теперь Царя славы, сіи страданія, срѣтающія Его отъ утробы матерней, какъ не возмездіе за тѣ нечистыя чувственныя удовольствія, въ кои сыны вѣка сего, или паче всѣ мы любимъ погружать себя? Отроча божественное плачетъ, якоже прочіе младенцы, но Его слезы имѣютъ другой источникъ: Оно болѣзнуетъ о грѣхахъ нашихъ; это — начало Его ходатайственной молитвы за насъ предъ престоломъ Правды вѣчной, начало самое естественное для Него и вмѣстѣ самое поучительное для насъ, долженствующее поразить грѣшника стыдомъ и ужасомъ, сокрушить его грѣховное нечувствіе и ожесточеніе.

Да, братіе мои, тогда какъ мы обыкновенно начинаемъ свои поученія къ вамъ словами, Спаситель нашъ предначалъ во ясляхъ проповѣдь Свою ко всѣмъ намъ не словами, а дѣлами и слезами. Онъ является младенцемъ, да научитъ всѣхъ насъ простотѣ и безлестію младенческому; является бѣднымъ и ничтоже имущимъ, да заставитъ полюбить бѣдность и нищету духовную: является плачущимъ и злостраждущимъ, да воодушевитъ къ перенесенію искушеній и гоненій отъ міра. Ахъ, еслибъ мы были чисты и святы яко Ангелы, или яко первый человѣкъ въ раю: Сынъ Божій являлся бы намъ тогда въ славѣ и величіи небесномъ. Даже и теперь, еслибы Онъ пришелъ къ намъ для принятія отъ насъ славы и поклоненія, мы узрѣли бы Его (какъ узримъ нѣкогда) сѣдящимъ на престолѣ, окруженнымъ Ангелами и Архангелами. Но Онъ приходитъ искупить, оправдать, уврачевать, освятить насъ; и потому является яко ходатай, яко жертва за всѣхъ, — и яко примѣръ для всѣхъ, — является младенцемъ, возлежащимъ въ яслѣхъ.

Возблагоговѣемъ убо предъ сими яслями, яко безцѣннымъ /с. 53/ символомъ и залогомъ нашего спасенія; поспѣшимъ пріобщиться въ духѣ вѣры священнодѣйствію виѳлеемскому и жертвѣ, за насъ тамо приносимой; усвоимъ себѣ навсегда великій примѣръ смиренія, намъ оттуда подаваемый. Нищіе и худородные міра, станьте небоязненно у яслей виѳлеемскихъ, и воспріимите отъ Возлежащаго въ нихъ духъ мужества и терпѣнія! Не радость ли, что ваше состояніе видимо подобно состоянію Спасителя вашего, что вамъ нѣтъ нужды дѣлать никакихъ перемѣнъ въ немъ? Ибо тѣ же рубища и нищета, тѣ же слезы и страданія, то же изгнаніе отъ міра. Надобно только усвоить себѣ добровольно тяжелый жребій свой на землѣ, полюбить свою нищету и худородность, быть таковыми же въ духѣ, каковы по плоти, то есть смиренномудрыми, не привязанными ни къ чему земному, преданными во всемъ волѣ Божіей, выну стремящимися къ почести вышняго званія. Тогда вашъ жребій лучше всѣхъ жребіевъ въ мірѣ: ибо вы, по самому положенію своему, на пути царскомъ, близъ рая, у ногъ Спасителя и Господа вашего.

Но какъ стать у яслей виѳлеемскихъ сильнымъ вѣка сего, богатымъ сокровищами земными, тѣмъ людямъ, кои осуждены, такъ сказать, отъ самаго рожденія своего жить среди изобилія и утѣхъ чувственныхъ? — Какъ, говорю, стать нынѣ всѣмъ таковымъ у яслей виѳлеемскихъ и не почувствовать стыда и смущенія? — Ибо, если предъ царя земнаго, когда онъ облеченъ печальными одеждами, явиться въ ризахъ свѣтлыхъ, съ роскошью и великолѣпіемъ, было бы непростительною дерзостію; то можно ли, безъ смущенія, воззрѣть на нищету Іисусову тѣмъ, кои, если воздыхаютъ иногда и стонутъ, то единственно отъ чрезмѣрнаго множества благъ земныхъ и пресыщенія ими? — Но, братіе мои, есть и для васъ средство примириться съ яслями виѳлеемскими и съ нищетою Спасителя вашего. Онъ является ничтоже имущимъ, отнюдь не для того, чтобы обнажить васъ отъ стяжаній и сокровищъ вашихъ; напротивъ, Онъ готовъ къ тому, что вы имѣете, придать еще большее: ибо для всѣхъ, и бѣдныхъ и богатыхъ, приноситъ съ Собою цѣлое царство небесное. Чего же Онъ хощетъ отъ васъ? Хощетъ того самаго, что необходимо для спасенія душъ вашихъ: да, наслаждаясь благами земными, не забываете благъ небесныхъ /с. 54/ и наслаждаетесь первыми съ умѣренностію и благодареніемъ къ Подателю ихъ; да не прилѣпляете ни къ чему на землѣ сердца вашего и, обладая многимъ, сами не будете обладаны ни отъ чего; да употребляете стяжанія ваши не на удовлетвореніе только собственныхъ нуждъ и желаній, а и на дѣла вѣры и человѣколюбія, на помощь страждущимъ братіямъ вашимъ; да будете, наконецъ, подобно мудрымъ волхвамъ, готовы по гласу свыше, оставить все, дабы идти въ Виѳлеемъ и повергнуть къ подножію Отрочати ваше злато, вашъ ливанъ и смирну. Поступая такимъ образомъ, можно и среди величія земнаго имѣть нищету духовную и, не оставляя порфиры и виссона, съ благодушіемъ явиться предъ ясли виѳлеемскія для принятія мира и благодати отъ Того, Кто богатъ сый, насъ ради обнища, да мы всѣ, и богатые и бѣдные, обогатимся Его нищетою. Аминь.

Источникъ: Сочиненія Иннокентія, Архіепископа Херсонскаго и Таврическаго. Томъ I. — Изданіе второе, с портретомъ автора. — СПб.: Изданіе книгопродавца И. Л. Тузова, 1908. — С. 45-54.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.