Церковный календарь
Новости


2019-06-20 / russportal
"Церковная Жизнь" №3-4 (Октябрь-Ноябрь) 1947 г.
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 126-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 125-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 124-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 123-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 122-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 121-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 4-е, о мірѣ (1844)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 3-е, о Святомъ Духѣ (1844)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 30-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 29-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 28-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 27-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 26-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 25-я (1956)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Посланіе къ Руфиніану (1903)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - пятница, 21 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 8.
Церковная письменность

Архіеп. Иннокентій (Борисовъ) († 1857 г.)

Вл. Иннокентій (въ мірѣ Иванъ Алексѣевичъ Борисовъ), архіеп. Херсонскій и Таврическій, знаменитый проповѣдникъ, богословъ и духовный писатель. Родился 15 декабря 1800 г. въ г. Ельцѣ Воронежской губ. въ семьѣ священника. Окончилъ Орловскую духовную семинарію (1819) и Кіевскую духовную академію (1823). По окончаніи академіи въ 1823 г. переѣхалъ въ С.-Петербургъ, принялъ монашество и сталъ преподавать въ духовныхъ школахъ. Профессоръ С.-Петербургской духовной академіи (1824) и ректоръ Кіевской духовной академіи (1830). Архимандритъ (1826). Епископъ Чигиринскій (1836), Вологодскій (1841) и Харьковскій (1841). Архіепископъ (1845). Архіепископъ Херсонскій и Таврическій (1848). Членъ Россійской Академіи Наукъ (1841). Во время Крымской войны и обороны Севастополя (1853-1856) проявилъ удивительное мужество, не покинувъ свою паству въ годину испытанія. Несмотря на опасность, пріѣзжалъ прямо къ мѣстамъ боевъ, воодушевляя солдатъ своими проповѣдями, совершалъ богослуженія въ походныхъ храмахъ, посѣщалъ воиновъ въ лазаретахъ, гдѣ свирѣпствовалъ заразительный тифъ. Во время сраженій обходилъ ряды войскъ, ободряя героевъ. За доблестное служеніе Вѣрѣ, Царю и Отечеству въ тяжелое для Россіи время былъ удостоенъ ряда Высочайшихъ наградъ и поощреній. Особую славу архіеп. Иннокентія составляетъ необыкновенный проповѣдническій талантъ. Его поученія стали превосходнымъ образцомъ православнаго краснорѣчія; часть ихъ была переведена на языки — франц., нѣм., польск., серб., греч., армян. Скончался архіеп. Иннокентій въ Херсонѣ 26 мая 1857 г. въ день Пятидесятницы — праздникъ Святой Троицы. Сочиненія: Шесть томовъ (полное собраніе). СПб., 1908.

Сочиненія архіеп. Иннокентія (Борисова)

Сочиненія Иннокентія, архіепископа Херсонскаго и Таврическаго.
Томъ 1-й. Изданіе 2-е. СПб., 1908.

«СЪ НАМИ БОГЪ!» БЕСѢДЫ НА РОЖДЕСТВО ХРИСТОВО.

Бесѣда въ недѣлю святыхъ праотецъ.

Желая наилучшимъ образомъ приготовить насъ къ достойному срѣтенію празднества въ честь Рождества Христова, св. Церковь между прочими средствами къ тому употребляетъ и святое упоминаніе св. лицъ. Настоящая недѣля въ кругѣ церковномъ потому и называется недѣлею св. праотецъ, а слѣдующая — недѣлею св. отецъ, что первая посвящена воспоминанію св. праотцевъ Христовыхъ по плоти, а вторая — воспоминанію прочихъ святыхъ мужей, жившихъ до пришествія Христова. — Въ томъ и другомъ отношеніи воспоминаніе и весьма приличное, и весьма полезное. Ибо, когда приличнѣе остановить благоговѣйное вниманіе на св. предкахъ Христовыхъ по плоти, какъ не предъ явленіемъ во плоти ихъ великаго Потомка? — Когда благовременнѣе воскресить въ памяти и всѣхъ великихъ мужей ветхаго завѣта, жившихъ надеждою на пришествіе Искупителя и пріуготовлявшихъ /с. 11/ себя и въ себѣ все человѣчество къ срѣтенію Его, какъ не теперь, когда мы сами какъ бы ожидаемъ пришествія во плоти Господа и пріуготовляемся къ тому, чтобы достойно срѣтить Его? — Ветхозавѣтные праведники чаще всего, безъ сомнѣнія, преносились мыслію въ наши времена — благодати и истины (Іоан. 1, 17); а мы, хотя изрѣдка, должны преставлять себя мысленно въ ихъ состояніе — природы, закона и сѣней, дабы и такимъ образомъ питать и поддерживать всеобщій союзъ вѣры и любви во Христѣ, Который есть единъ и Тойже, вчера и днесь и во вѣки (Евр. 13, 8). — И бѣдныя сами по себѣ жилища становятся способными къ принятію великихъ царей, когда ихъ украсятъ изящными изображеніями: такъ и бѣдное жилище нашей души благопріятнѣе будетъ для Посѣтителя душъ и сердецъ, если воображеніе и память наша наполнятся и украсятся мысленными образами святыхъ Божіихъ человѣковъ. Пришедши подъ кровъ нашей души, Царь славы, если не на чемъ другомъ, то на сихъ образахъ остановитъ Свой любвеобильный взоръ. А, можетъ быть, изъ сего святаго воспоминанія произойдетъ въ какой-либо душѣ и большее; наполнившись образами святыхъ мужей и плѣнившись благолѣпіемъ ихъ, можетъ быть, почувствуетъ она при семъ желаніе извергнуть изъ себя нечистые образы міра, доселѣ ее занимавшіе, и возревнуетъ о возстановленіи въ самой себѣ образа Божія.

Итакъ, вмѣсто всякаго поученія, въ настоящую и слѣдующую недѣли, мы займемся, братіе, съ вами воспоминаніемъ св. мужей и женъ ветхаго завѣта. Дѣло само по себѣ весьма легкое и пріятное для духа: одно неудобство — краткость времени для воспоминанія и великое число воспоминаемыхъ лицъ. Много ли времени удѣляется на слушаніе церковныхъ ученій? Едва четыредесятая часть дня, тогда какъ на зрѣлищахъ проводится едва не по цѣлымъ днямъ и ночамъ. Между тѣмъ, число ветхозавѣтныхъ праведниковъ такъ велико, что у самого ап. Павла недостало времени повѣствовать о нихъ подробно (Евр. 11, 32). Для устраненія сего неудобства мы раздѣлимъ, во-первыхъ, свое собесѣдованіе на двѣ части; теперь воспомянемъ св. мужей, а въ слѣдующую недѣлю — св. женъ ветхозавѣтныхъ; во-вторыхъ, при воспоминаніи тѣхъ и другихъ укажемъ вамъ преимущественно на важнѣйшихъ, а въ ихъ жизни — на то, что составляло /с. 12/ основаніе ихъ добродѣтели и отличало ихъ отъ всѣхъ прочихъ: въ-третьихъ, пригласимъ васъ самихъ дополнить домашнимъ размышленіемъ то, что будетъ здѣсь сказано кратко. Чуждое ли дѣло для слушателя, — размышлять о томъ, что ему говорятъ здѣсь? — Напротивъ, это всегдашній долгъ вашъ, отъ неисполненія коего поученія теряютъ силу и не успѣваютъ укорениться въ умахъ. Итакъ, братіе, соединимся общими силами и пойдемъ единодушно къ цѣли, которая у всѣхъ насъ всегда одна и та же — вѣчное спасеніе грѣшныхъ душъ нашихъ. Но, прежде нежели начнемъ разсматривать звѣзды, возведемъ мысли свои къ самому Солнцу правды, Христу Царю и Богу нашему, и помолимся Ему, да пошлетъ свѣтъ Свой и въ умъ проповѣдающаго, и въ сердца слушающихъ.

Первый изъ праотцевъ Христовыхъ и св. мужей ветхаго завѣта есть Адамъ, праотецъ по плоти и всѣмъ намъ. Чрезъ него вошли грѣхъ и смерть въ міръ; но имъ же принято и первое обѣтованіе жизни и спасенія; онъ же есть первый примѣръ покаянія и оправданія во Христѣ. Но многіе изъ насъ, памятуя грѣхъ праотца, весьма худо помнятъ его покаяніе. И для чего воспоминаютъ грѣхъ? Для нечестиваго ропота на свою участь, для извиненія своихъ преступленій, а иногда для жалкаго и безумнаго глумленія. Нѣтъ, братіе, не такого воспоминанія достоинъ нашъ общій отецъ по плоти. Велико было паденіе его; но если избранный изъ всѣхъ не устоялъ въ испытаніи: то кто не палъ бы на его мѣстѣ изъ насъ, неизбранныхъ? — Притомъ, какъ бы ни былъ великъ грѣхъ Адамовъ, онъ, послѣ того какъ мы искуплены Сыномъ Божіимъ, не вредитъ намъ. Во Христѣ мы гораздо болѣе пріобрѣли, нежели сколько потеряли въ Адамѣ: теперь, если мы погибаемъ, то совершенно — отъ себя самихъ! Адамъ первый подаетъ намъ примѣръ, какъ должно возставать отъ паденія. Разъ вкусилъ онъ отъ плода запрещеннаго, и 900 лѣтъ провелъ въ слезахъ и раскаяніи! Сколько разъ онъ, можетъ быть, плакалъ о насъ и грѣхахъ нашихъ, между тѣмъ какъ мы сами, вмѣсто того, чтобы плакать о грѣхахъ своихъ, нерѣдко хвалимся ими! — Будемъ провождать жизнь подобно Адаму кающемуся, и пламенное оружіе не воспрепятствуетъ намъ войти въ рай, имъ потерянный.

Вторый послѣ Адама, праведникъ древняго міра есть Авель — первый мертвецъ въ родѣ человѣческомъ и первый /с. 13/ мученикъ, а посему и первый наслѣдникъ возвращаемаго рая. Крайне прискорбно, что первая смерть послѣдовала отъ руки братней; но крайне утѣшительно, что первая смерть была святая, мученическая. Діаволъ не могъ радоваться той персти, въ которую обратилъ тѣло человѣка; а проклятая въ дѣлахъ человѣка земля съ радостію пріяла сію святую персть въ начало освященія своего. Невинная кровь Авеля, по увѣренію апостола, содѣлалась прообразованіемъ всеосвящающей крови Сына Божія (Евр. 11, 4).

Третій дивный мужъ былъ Энохъ. О немъ говорится въ Писаніи, что онъ ходилъ съ Богомъ (Быт. 5, 22 по евр. подлин.). то есть, занимаясь постоянно богомысліемъ, приблизился къ Богу до того, что вступилъ въ нѣкоторый родъ особеннаго, постояннаго сообщенія съ Богомъ, подобнаго, можетъ быть, тому, въ коемъ по временамъ бывалъ въ раю до паденія первый человѣкъ. Такимъ образомъ, Энохъ внѣ рая покаяніемъ и вѣрою достигъ того, что потеряно въ раю легкомысліемъ и непослушаніемъ. Поелику сей праведникъ крайне мало думалъ о всемъ настоящемъ и земномъ, то, какъ бы въ замѣнъ сего, ему открыто было будущее, самое отдаленное и въ полнотѣ необыкновенной. По свидѣтельству ап. Іуды, Энохъ провидѣлъ ясно даже конецъ великой борьбы сѣмени змія съ Сѣменемъ Жены — славное пришествіе Господа на судъ со тьмами ангеловъ (Іуд. 1, 14. 15). — Ходя такимъ образомъ всегда съ Богомъ, Энохъ непримѣтно преступилъ черту, отдѣляющую временное отъ вѣчнаго, и зашелъ такъ далеко, что нельзя уже было возвратиться назадъ — въ сію жизнь. Вслѣдствіе сего онъ былъ, по свидѣтельству Писанія, преложенъ съ плотію на небо (Быт. 5, 24). Событіе, показавшее всему міру, что страшное опредѣленіе Божіе: земля еси и въ землю отъидеши (Быт. 3, 19), не есть уже опредѣленіе, неотмѣняемое ни для кого, что для смертныхъ потомковъ Адамовыхъ существуетъ другое опредѣленіе — любви, въ силу коего достойные изъ нихъ имѣютъ право говорить самой смерти: гдѣ твое жало? И самому аду: гдѣ твоя побѣда? (Ос. 13, 14; 1 Кор. 15, 55).

Послѣдній, особенно примѣчательный, праведникъ перваго и первый — втораго міра есть Ной. — Ему достался жребій быть проповѣдникомъ правды для погрязавшихъ въ нечестіи современниковъ, и онъ 120 лѣтъ проповѣдывалъ роду строп/с. 14/тивому и грѣшному; не видѣлъ плода отъ проповѣди, но проповѣдывалъ: ибо это былъ его долгъ. То же постоянство и терпѣніе показалъ Ной и въ строеніи ковчега. Когда всѣ современники его ѣли, пили и веселились (Матѳ. 24, 37. 38), не думая о будущемъ, — Ной строилъ ковчегъ! Вѣроятно, многіе глумились надъ трудомъ праведника, почитая его буіимъ; но, онъ — строилъ ковчегъ! За то пришло время, когда всѣ заплакали, многіе начали проклинать день рожденія; а Ной былъ безмятеженъ въ своемъ ковчегѣ. Такъ и всегда оканчивается жизнь праведниковъ и жизнь міролюбцевъ: великія бѣдствія и особенно смерть являютъ въ полной мѣрѣ, какая разность между ними, и что значатъ у Бога тѣ и другіе.

Но чудное дѣло: среди всемірнаго потопа Ной былъ невредимъ, спасая въ своемъ ковчегѣ и своемъ лицѣ цѣлый міръ, а на сушѣ едва не погрязъ самъ! — Я разумѣю извѣстный несчастный случай съ воздержаніемъ праведника, подавшій поводъ сыну Ноеву, Хаму, не оказать уваженія къ спящему отцу, а на отца навлекшій горькую необходимость изречь проклятіе на сына (Быт. 9, 20-27). Такъ нужна духовная бдительность надъ собою и для тѣхъ, кои стояли уже на высотѣ Арарата!

Послѣ Ноя до Авраама нельзя прейти молчаніемъ Евера, отъ коего народъ еврейскій получилъ свое имя. Въ его время произошло столпотвореніе вавилонское, — плодъ гордыхъ замысловъ, за кои строители подверглись смѣшенію языковъ, и родъ человѣческій, дотолѣ единый, раздѣлился на различные народы. Всѣ уклонились въ единомысліе лукавства (Прем. Солом. 10, 5), и пошли строить столпъ; а Еверъ съ своимъ племенемъ остался дома, — и тѣмъ заслужилъ всему потомству своему особенную милость Божію. Поучительный примѣръ того, какъ много значитъ добрый родоначальникъ, и какъ хорошо иногда не дѣлать того, что всѣ дѣлаютъ и одобряютъ!

Но, съ распространеніемъ идолопоклонства по лицу всей земли, едва не оскудѣло благочестіе въ самомъ племени Еверовомъ; надлежало освѣтить тьму, — и на тверди Церкви явилось яркое свѣтило вѣры — Авраамъ. Самъ ап. Павелъ не щадилъ похвалъ, когда говорилъ о вѣрѣ Авраама, и назвалъ его отцемъ вѣрующихъ (Рим. 4, 11)! Величайшее титло, но имъ вполнѣ заслуженное! Въ жизни Авраама вездѣ и /с. 15/ все вѣра; ему повелѣваютъ оставить домъ, родную страну и идти въ землю, для него вовсе неизвѣстную: — онъ идетъ! Повелѣваютъ вознести на жертву единороднаго сына, въ коемъ всѣ его надежды, даже всѣ обѣтованія Божіи: — онъ возноситъ. Если бы повелѣно было Аврааму сойти во адъ самому, онъ, не размышляя, сошелъ бы и въ адъ. Воля Божія была для Авраама все, а своя воля ничего не значила. Будущее было для него все, а все настоящее — ничего! Примѣтьте сіе, души вѣрующія: это вашъ отецъ!

Каковъ корень, таковы и отрасли. Исаакъ — примѣръ сыновняго послушанія до смерти жертвенной, Іаковъ — примѣръ братскаго незлобія и терпѣнія; но любезнѣе всѣхъ Іосифъ. Въ жизни его, проданнаго собственными братьями, страдающаго за правду и чистоту совѣсти, но потомъ увѣнчаннаго славою, содѣлавшагося спасителемъ Египта и самыхъ братьевъ своихъ, — въ этой чудной жизни уже ясно отразился образъ того уничиженія и того прославленія Господа нашего, коими спасенъ весь міръ. Съ какой стороны ни нападала на юнаго ратоборца безстыдная жена? Но цѣломудрый умъ умѣлъ соблюсти цѣломудрымъ и тѣло. Како сотворю глаголъ злый сей, и согрѣшу предъ Богомъ (Быт. 39, 9)? — говорилъ искушаемый праведникъ, и, среди пещи, былъ неопалимъ! Весьма также трогательны и поучительны слова Іосифа къ братьямъ своимъ, когда они по смерти отца, боясь его мщенія, просили его милости. Не бойтеся, отвѣчалъ Іосифъ, я Божій: вы совѣщасте на мя злая, Богъ же совѣща о мнѣ и о васъ во благая, даже препиталися людіе мнози (Быт. 50, 19-20).

При воспоминаніи о страданіяхъ и великодушіи самъ собою приходитъ на мысль Іовъ, который впрочемъ и жилъ, вѣроятно, не много спустя послѣ сихъ временъ. Много труда было надъ нимъ діаволу; истощены всѣ стрѣлы ада, подвигнута земля и небо; но Іовъ остался непоколебимъ въ упованіи на Промыслъ. Господь даде, Господь отъятъ: буди имя Господне благословено (Іов. 1, 21), — говорилъ онъ, сидя на гноищѣ; и гноище было престоломъ царскимъ для того, кто говорилъ такимъ образомъ. Друзья внушали ему другое, жена еще худшее: рцы глаголъ нѣкій ко Господу, и умри (Іов. 2, 9). Но праведникъ не слушалъ ни друзей, ни жены, твердо вѣруя, что на небеси свидѣтель его вѣрнѣе ихъ, что присно/с. 16/сущенъ есть, Иже имать искупити его и воскресити кожу его, терпящую сія (Іов. 19, 25. 26). И она воскресла! Праведникъ увидѣлъ благая Господня еще на земли живыхъ; Господь благослови послѣдняя Іовля паче, неже прежняя (Іов. 42, 12); а св. Церковь почтила память его тѣмъ, что въ назиданіе наше доселѣ возглашаетъ страданія Іова во дни, посвященные воспоминанію страданій Христовыхъ.

Іовомъ заключаются времена патріархальныя, времена Закона естественнаго и частыхъ богоявленій; послѣ того Церковь сосредоточилась въ народѣ еврейскомъ подъ закономъ Моисеевымъ.

Здѣсь примѣчателенъ во-первыхъ самъ Моисей, богъ фараона (Исх. 7, 1), вождь евреевъ, пророкъ, законодатель и чудотворецъ, распоряжавшійся всѣмъ, но не оставившій дѣтямъ своимъ ничего, кромѣ имени и дѣлъ своихъ. Вѣра его въ невидимое и божественное была такъ велика, что онъ лучше согласился всю жизнь страдать съ народомъ Божіимъ въ пустынѣ, нежели называться сыномъ дочери фараоновой и имѣть временную сладость грѣха (Евр. 11, 24. 25). А любовь къ ближнимъ и народу своему у Моисея была такъ пламенна, что однажды, когда Господь во гнѣвѣ хотѣлъ погубить народъ еврейскій и воздвигнуть себѣ новый — отъ Моисея, Моисей молился ко Господу, и просилъ объ изглажденіи изъ книги живота собственнаго его имени, только бы остался въ живыхъ народъ, имъ предводимый (Исх. 32. 10. 32). За таковую вѣру и любовь и Господь приблизилъ къ Себѣ Моисея такъ, какъ не приближалъ никого изъ пророковъ, бесѣдовалъ съ нимъ какъ съ другомъ, лицомъ къ лицу (Числ. 12, 6-8), явилъ ему особеннымъ образомъ славу Свою, отъ чего лице самого Моисея просіяло такимъ свѣтомъ, что на него нельзя было взирать. Но, — кто бы могъ ожидать послѣ сего? — и сей свѣтоносный другъ Божій, удостоившійся потомъ быть соучастникомъ славы Самого Спасителя на Ѳаворѣ, и онъ не могъ ввести народъ Божій въ землю обѣтованную, долженъ былъ умереть внѣ оной — въ пустынѣ!... За что такое лишеніе? — За то, что, при чудесномъ изведеніи воды изъ камня, Моисей говорилъ къ народу съ Аарономъ языкомъ сомнѣнія: еда изъ камене сего изведемъ вамъ воду (Числ. 20, 10-12), и ударилъ въ камень жезломъ не разъ, а дважды. Господь почелъ это умаленіемъ Своего /с. 17/ имени, и Моисей не вошелъ въ Ханаанъ! — Предавайтесь послѣ сего сомнѣніямъ, вы, кои не хощете идти царскимъ путемъ вѣры: камень предъ вами, но Ханаанъ за вами; вамъ не жить въ землѣ обѣтованія, она принадлежитъ тѣмъ, кои вѣруютъ, не видя (Іоан. 20, 29). Моисей очевидный свидѣтель, какъ много взыскивается съ тѣхъ, коимъ дано много. Господь Богъ нашъ есть Богъ ревнитель (Исх. 20, 5)!...

Сынъ Аарона Финеесъ въ тоже время служитъ примѣромъ того, — какъ Господь прославляетъ прославляющихъ Его. Онъ дерзнулъ стать за законъ тогда, когда самые князья Израилевы раболѣпствовали беззаконію, и поразилъ всенародно преступленіе, когда другіе не смѣли и говорить противъ него (Числ. 25, 7-13). За сей подвигъ ревнителю предоставлено самимъ Богомъ право потомственнаго первосвященства, и имя Финееса сдѣлалось именемъ всѣхъ истинныхъ ревнителей по славѣ Бога Израилева.

Преемникомъ Моисея въ пророчествѣ (Сир. 46, 1) былъ Іисусъ Навинъ. Предъ нимъ изсякъ Іорданъ и пали стѣны іерихонскія; по его гласу остановилось солнце прямо Гаваона, и единъ день бысть яко два (тамъ же — 5), — онъ одинъ съ Халевомъ, изъ всѣхъ вышедшихъ изъ Египта, вошелъ въ землю обѣтованную и ввелъ туда народъ израильскій. Великое преимущество сіе заслужено вѣрою и вѣрностію. Когда всѣ соглядатаи земли обѣтованной возвратились съ ужасомъ отъ исполиновъ, тамъ обитавшихъ, и смущали народъ, Іисусъ и Халевъ показали въ себѣ и внушали другимъ одинъ страхъ — Божій, убѣждая всѣхъ и каждаго безъ всякаго сомнѣнія идти, куда велитъ Богъ. За сіе самое они одни и прешли Іорданъ, да видятъ, по выраженію Сираха, вси сынове израилевы, яко добро ходити въ слѣдъ Господа (Сирах. 46. 10-13).

Времена судей Израилевыхъ были славны многими великими мужами; укажемъ на двухъ: Гедеона и Сампсона.

Гедеону за побѣду его надъ безчисленными врагами народъ поднесъ вѣнецъ царскій: какой даръ привлекательнѣе сего для сердца человѣческаго? — Но у героя вѣры былъ предъ умными очами другой, лучшій вѣнецъ; не возобладаю азъ вами, отвѣчалъ онъ, и не возобладаетъ сынъ мой вами: Господь да владѣетъ вами (Суд. 8, 23). Не такъ поступаютъ герои міра! У нихъ нынѣ освободитель отечества, а завтра /с. 18/ притѣснитель свободы того же отечества; творятъ безчисленныя чудеса храбрости, но не могутъ сотворить одного чуда — самоотверженія, — не могутъ потому, что его производитъ не умъ и мудрость, не сила и отчаяніе, а вѣра и святое упованіе.

Сампсонъ славенъ силою тѣла и — безсиліемъ духа. Какъ тяжело видѣть побѣдителя филистимлянъ въ узахъ Далиды! — Слѣпота и рабство духа неминуемо слѣдуютъ за владычествомъ чувственности, но покаяніе и молитва исправляютъ самыя тяжкія паденія. Покаявшійся Сампсонъ поразилъ смертію своею болѣе враговъ, нежели сколько поражено имъ при жизни (Суд. 6, 30).

Рядъ судей заключилъ собою Самуилъ, пророкъ отъ юности, помазавшій евреямъ въ царя сначала Саула, а потомъ Давида. Изъ его жизни поучительно особенно его прощаніе съ народомъ, при сложеніи съ себя званія судіи. Отвѣщайте на мя, говорилъ онъ при семъ всему народу, еда у кого тельца взяхъ, или осля, или кого отъ васъ насильствовахъ, или кого утѣснихъ, или отъ руку нѣкоего пріяхъ мзду, извѣщайте на мя и возвращу вамъ. И рѣша Самуилу, свидѣтельствуетъ св. историкъ, вси людіе: не обидѣлъ еси насъ, ниже насильствовалъ еси намъ, ниже утѣснилъ еси насъ, ниже взялъ еси отъ руки чіея что (1 Цар. 12, 3-8). Сами чувствуете, братіе, какъ бы хорошо въ мірѣ было, если бы каждый судія и правитель могъ оканчивать свое поприще такъ, какъ окончилъ оное возлюбленный Богомъ (Сирах. 46, 16) Самуилъ! —

Изъ благочестивыхъ царей израилевыхъ вмѣсто всѣхъ одинъ — Давидъ. Но я не знаю, какъ изобразить вамъ его кратко. — Въ Давидѣ цѣлый рай добродѣтелей. Вы сами непрестанно слышите въ церкви красныя пѣсни сего прекраснѣйшаго изъ царей: скажите, какой чистой и возвышенной мысли, какого благаго чувства, какихъ побужденій къ терпѣнію, какихъ утѣшеній нѣтъ въ этихъ пѣсняхъ? Судите же послѣ сего, какое богатство духовное было въ самомъ сердцѣ Давида? Но и въ семъ раю появлялось иногда терніе! — Ужасно было паденіе Давида: но праведникъ аще падетъ, не разбіется. Давидъ возсталъ выше, нежели какимъ палъ. Діаволъ и теперь, думаю, каждый разъ содрогается, когда слышитъ покаянную молитву Давидову: помилуй мя, Боже, по велицѣй милости Твоей, и по множеству щедротъ /с. 19/ Твоихъ очисти беззаконіе мое! Часто повторяетъ сію молитву Церковь, но еще чаще должны повторять ее тѣ изъ насъ, кои имѣютъ нужду въ покаяніи Давидовомъ.

Послѣ Давида, братіе, вы, вѣроятно, желали бы слышать что-либо о Соломонѣ. И я хотѣлъ бы съ радостію вспомянуть предъ питомцами мудрости о мудрѣйшемъ изъ царей, пѣснямъ, пареміямъ, притчамъ и сказаніямъ (Сирах. 47, 19) коего удивлялись цѣлыя страны и народы. Но, увы, мудрость не соблюла того, кто не былъ вѣренъ ей до смерти (Апок. 2, 10)! Знавшій все, отъ кедра до иссопа (3 Цар. 4, 33), забылъ Бога отцевъ своихъ! Да вѣдаемъ, какъ сильна въ падшемъ человѣкѣ наклонность къ чувственности, когда не берутъ противъ нея мѣръ во время, и не сражаются съ нею до крови; — и какъ слабъ бѣдный разумъ нашъ, когда выйдетъ изъ предѣловъ вѣры и страха Божія и начнетъ мудрствовать по стихіямъ міра (Кол. 2, 8).

Времена царей Израилевыхъ были вмѣстѣ и временами пророковъ: нечестіе однихъ поощряло и усугубляло ревность другихъ. Великъ ликъ пророковъ, божественны видѣнія, чудны дѣла и жизнь!

Кто не удивлялся и не благоговѣлъ, слыша подвиги Иліи? — Не напрасно изображаютъ его съ мечемъ; вся жизнь Иліи была мечъ для нечестія, а слово яко свѣща горящая (Сир, 48, 1). Гонящій и гонимый, гонящій идоловъ и гонимый идолопоклонниками, онъ не могъ, наконецъ, найти на землѣ по себѣ мѣста и взятъ огненнымъ вихремъ на небо (4 Цар. 2, 11). Дивный огнь сей открылся съ неба; но первый и главный источникъ его былъ въ сердцѣ Иліи, столь долго и сильно пламенѣвшемъ святою ревностію по славѣ Бога Израилева.

Не менѣе чуденъ Елисей, дерзнувшій просить и возмогшій вмѣстить сугубый даръ даже противъ того, который обиталъ въ Иліи (4 Цар. 2, 9). Многочисленныя чудеса Елисея показываютъ, что и у людей Божіихъ, какъ у самого Бога, не изнемогаетъ никакой глаголъ (Сир. 48, 14). Елисей не взятъ на небо, подобно Иліи (ибо что было бы съ землею, если бы лишить ее святой персти всѣхъ праведниковъ?), но и въ утробѣ земной показалъ себя небеснымъ, ожививъ своими костями мертваго (4 Цар. 3, 21).

Жизнь пророковъ, оставившихъ намъ свои писанія, ме/с. 20/нѣе извѣстна: но уста ихъ не менѣе свидѣтельствуютъ о величіи духа, на нихъ почивавшаго.

Что яснѣе и величественнѣе предсказаній Исаіи? Это — евангелистъ ветхаго завѣта. Произнося свои пророчества, онъ, кажется, стоялъ въ духѣ у самыхъ яслей и креста. Вы не разъ будете слышать его въ продолженіе наступающихъ праздниковъ.

У Іереміи столько же слезъ и воздыханій, сколько словъ. Это — пророкъ покаянія. Кто хочетъ возбудить въ себѣ печалъ по Бозѣ, тому должно читать его плачъ надъ развалинами Іерусалима, который изображаетъ всякую душу грѣшную.

Іезекіиль исполненъ символовъ. Нѣкоторые изъ нихъ такъ ясны и разительны, что и разумный отрокъ видитъ смыслъ и силу пророчества, не смотря на глубину его; а нѣкоторые такъ многознаменательны и таинственны, что могутъ быть понимаемы вполнѣ развѣ одними ангелами. Изъ Іезекіиля взято дивное пророчество, читаемое въ великую субботу на утрени, гдѣ, подъ образомъ оживленія сухихъ костей на полѣ, предсказано воскресеніе мертвыхъ (гл. 37).

Не мало символовъ и у Даніила, предсказавшаго седминами своими самое время явленія Мессіи (9, 24-27). Но, не видѣнія и символы должны остановить насъ въ семъ мужѣ желаній (10, 11), а то рѣдкое обстоятельство, что онъ былъ не только великій пророкъ и чудотворецъ, но вмѣстѣ съ тѣмъ и глава всѣхъ мудрецовъ вавилонскихъ, — царедворецъ и правитель областей. Какъ умѣлъ онъ совмѣстить столь разнообразныя должности? Тѣмъ, что всегда отдавалъ каждому свое: Божія — Богови, кесарева — кесареви. Нужно ли было успокоить царя изъясненіемъ пророчественнаго сна, видѣннаго, но забытаго, — Даніилъ отложилъ сонъ и пищу, дабы испросить у Бога откровеніе тайны (Дан. 2, 18). Нужно ли стало стать за честь Самого Бога истиннаго, противъ, безразсуднаго повелѣнія царева, — Даніилъ отложилъ всю пріязнь царскую и всѣ почести, самую любовь къ жизни изъ любви къ истинѣ. Свидѣтели — львы, къ коимъ Даніилъ былъ брошенъ на снѣдь за то, что не хотѣлъ на нѣсколько дней (только на нѣсколько дней!) оставить своей обычной молитвы (14, 31).

/с. 21/ Вспоминая Даніила, нельзя забыть трехъ отроковъ вавилонскихъ, его содруговъ по трудамъ правительственнымъ, а паче по вѣрѣ. Отроки сіи весьма извѣстны всѣмъ по ихъ ревности къ славѣ Бога Израилева, за которую были ввержены въ пещь огненную, и по тому чуду, коимъ спасены отъ смерти. Но рѣдкіе изъ насъ знаютъ и помнятъ то чудесно-благотворное дѣйствіе, какое оказалъ надъ сими отроками постъ; а память о семъ для нашихъ временъ всего нужнѣе, когда въ отношеніи къ постамъ Церкви господствуетъ едва не всеобщее пренебреженіе. Не такъ думали и поступали св. отроки. Не желая нарушить закона отеческаго касательно пищи, они, не смотря на плѣнъ свой, отказались отъ роскошныхъ яствъ, коими хотѣли питать ихъ при дворѣ царя вавилонскаго. Приставникъ ихъ опасался, чтобы вслѣдствіе сего, лица ихъ предъ царемъ не оказались унылыми, и не навлекли на него казни. Но по прошествіи десяти дней опыта, явишася лица ихъ блага и крѣпка плотію паче отроковъ, ядущихъ отъ трапезы царевы (Дан. 1, 15). То есть, постъ оказалъ дѣйствіе вовсе противное тому, коего такъ много боятся міролюбцы! Произвелъ даже то, чего наиболѣе ищутъ они! Роскошь, напротивъ, разслабляя духъ, по необходимости, рано или поздно, отнимаетъ бодрость у самаго тѣла, и сокращаетъ жизнь, какъ то показываютъ безчисленные примѣры.

При возвращеніи изъ плѣна вавилонскаго особенными орудіями Промысла Божія для Церкви были Неемія и Ездра, оба — образецъ истинной любви къ отечеству. Нельзя любить болѣе народа и страны своей, какъ любили они; тѣло ихъ было въ Вавилонѣ, а духъ привиталъ на развалинахъ Іерусалима. Чесо ради лице твое прискорбно есть, а нѣси болѣзнуяй, спросилъ Неемію однажды царь персидскій. Како не быти прискорбну лицу моему, отвѣчалъ Неемія, понеже градъ, домъ гробовъ отецъ моихъ опустѣ, и врата его сожжены суть огнемъ (Неем. 2, 2. 3). Слѣдствіемъ сихъ словъ было возвращеніе многихъ іудеевъ изъ плѣна, и возстановленіе стѣнъ іерусалимскихъ.

Ездра, кромѣ подобной же ревности по Іерусалиму и кромѣ благодѣяній своимъ соплеменникамъ, коихъ онъ очистилъ между прочимъ отъ примѣси язычества (1 Езд. 10, 10-18), достоинъ вѣчной, всемірной памяти за то, что со/с. 22/бралъ разсѣянныя плѣненіемъ священныя книги ветхаго завѣта и привелъ ихъ въ настоящій видъ.

Послѣ временъ Ездры до пришествія Христова у іудеевъ уже не было пророковъ въ собственномъ смыслѣ сего слова, Но по временамъ продолжали являться мужи дивные и святые.

Таковы Маккавеи, спасшіе отечество отъ ига Антіохова и возстановившіе поклоненіе Богу истинному. Подвигами Маккавеевъ наполнены двѣ книги, носящія ихъ имя; и христіанскіе герои не имѣютъ нужды въ лучшихъ образцахъ любви къ отечеству и мужества противъ враговъ.

Таковъ Елеазаръ, девятидесятилѣтній старецъ, нѣкій отъ первенствующихъ книжниковъ (2 Мак. 6, 18). Мучители умоляли его по крайней мѣрѣ притворить себе аки ядущаго повелѣнная отъ царя, но противныя закону Моисееву, мяса, да сіе содѣлавъ — избавится отъ смерти: но богомудрый старецъ не восхотѣлъ притворствомъ искупить, или паче осквернить послѣднихъ дней своихъ, — и вмѣсто преступныя снѣди вкусилъ смерть мученическую.

Таковы, наконецъ, Захарія, отецъ Предтечи — праведный Іосифъ, коему обручена была святая Дѣва, — и Симеонъ Богопріимецъ. Но сіи мужи, будучи часто упоминаемы въ евангеліи, весьма извѣстны всѣмъ намъ и, можно сказать, сами проповѣдуютъ за себя и призываютъ къ подражанію своимъ добродѣтелямъ.

Время положить конецъ воспоминанію и слову, и выйти изъ облака свидѣтелей (Евр. 12, 1). Такъ ап. Павелъ въ посланіи къ евреямъ называетъ сонмъ св. мужей ветхозавѣтныхъ; и я не знаю, какъ лучше и яснѣе можно было бы выразить ихъ нравственное отношеніе къ намъ. Подлинно, это свидѣтели вѣрные, неподкупные, неумолкающіе, — свидѣтели за насъ или противу насъ! Желаете знать, о чемъ свидѣтельствуютъ они? О томъ, что все видимое и настоящее временно и ничтожно, вѣчно же и рѣшительно важно для всѣхъ насъ одно невидимое и будущее: — о томъ, что взыскующимъ горняго града надобно жить какъ странникамъ и пришельцамъ на земли, не по обычаямъ вѣка сего, а по духу и требованіямъ вѣка онаго; — о томъ, что всякому истинно вѣрующему должно уготовить душу свою во искушеніе и быть вѣрнымъ и мужественнымъ до смерти; — /с. 23/ о томъ, наконецъ, что спасеніе всѣхъ и каждаго не въ иномъ комъ, какъ въ обѣтованномъ Избавителѣ міра. О семъ свидѣтельствуютъ всѣ праведники ветхаго завѣта, свидѣтельствуютъ и словомъ, а наипаче жизнію.

Но, братіе мои, многіе ли изъ насъ пріемлютъ сіе свидѣтельство (Іоан. 5, 31-34) и внимаютъ ему? Многіе ли даже знаютъ о немъ? Ликъ ветхозавѣтныхъ праведниковъ ежегодно два раза является въ церковномъ богослуженіи предъ празднествомъ Рождества Христова, но его примѣчаютъ только служители алтарей, и развѣ небольшое число ревностныхъ посѣтителей храмовъ. Для всѣхъ прочихъ это божественное облако свидѣтелей является и сокрывается такъ же, какъ мимолетящія облака въ воздухѣ. Такъ мало сообразуемся мы съ попечительностію о нашемъ спасеніи Церкви Божіей! Она изобрѣтаетъ разныя для сего средства, ежегодно представляетъ ихъ предъ очи наши, а мы — и не думаемъ о нихъ! Не подобаетъ, скажемъ и мы словами Апостола, не подобаетъ, братія моя возлюбленная, симъ тако бывати (Іак. 3, 10)! Церковь ежегодно двѣ послѣднія недѣли предъ праздникомъ Рождества Христова посвящаетъ на воспоминаніе св. мужей ветхаго завѣта: то же должно дѣлать и намъ. Двухъ недѣль достаточно для того, чтобы изучить, не только чтобы воспомянуть ихъ жизнь. Нѣкоторые не могутъ читать сами св. писанія: пусть сдѣлаютъ это могущіе и для себя и для другихъ. Это будетъ вмѣсто злата и ливана для грядущаго съ небесъ Господа. Только было бы благое желаніе соотвѣтствовать намѣренію Церкви, а за желаніемъ не замедлитъ явиться и благое дѣло. Когда мы захотимъ узнать о чемъ-либо изъ житейскихъ вещей, то всегда узнаемъ: почему не быть тому же и въ отношеніи вещей духовныхъ? Аминь.

Источникъ: Сочиненія Иннокентія, Архіепископа Херсонскаго и Таврическаго. Томъ I. — Изданіе второе, с портретомъ автора. — СПб.: Изданіе книгопродавца И. Л. Тузова, 1908. — С. 10-23.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.