Церковный календарь
Новости


2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 126-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 125-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 124-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 123-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 122-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 121-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 4-е, о мірѣ (1844)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 3-е, о Святомъ Духѣ (1844)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 30-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 29-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 28-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 27-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 26-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 25-я (1956)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Посланіе къ Руфиніану (1903)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Изъ 39-го праздничнаго посланія (1903)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 19 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 8.
Церковная письменность

Свт. Игнатій (Брянчаниновъ), еп. Кавказскій († 1867 г.)

Святитель Игнатій (въ мірѣ Димитрій Александровичъ Брянчаниновъ) (1807-1867), знаменитый русскій духовный писатель и проповѣдникъ, еп. Кавказскій и Черноморскій. Родился 5 (18) февраля 1807 г. въ селѣ Покровскомъ, Грязовецкаго уѣзда, Вологодской губерніи въ благочестивой дворянской семьѣ. Еще въ дѣтствѣ почувствовалъ склонность къ молитвеннымъ трудамъ и уединенію. По настоянію отца окончилъ С.-Петербургское Военное инженерное училище (1826). Желая принять монашество, еще до окончательнаго экзамена подавалъ прошеніе объ отставкѣ, но получилъ отказъ. Для прохожденія службы былъ отправленъ въ Динабургскую крѣпость, гдѣ вскорѣ заболѣлъ, и осенью 1827 г. его прошеніе объ отставкѣ по болѣзни получило удовлетвореніе. Сразу же поступилъ послушникомъ въ монастырь. 28 іюня (11 іюля) 1831 г. былъ постриженъ въ монашество съ именемъ Игнатій въ честь свщмуч. Игнатія Богоносца; 4 (17) іюля рукоположенъ въ іеродіакона, а 25 іюля (7 августа) — въ іеромонаха. Въ 1833 г. возведенъ въ санъ игумена, а въ 1834 г. — въ санъ архимандрита. Въ 1857 г. въ С.-Петербургскомъ Казанскомъ соборѣ былъ хиротонисанъ во епископа Кавказскаго и Черноморскаго. Въ 1861 г. еп. Игнатій по болѣзни ушелъ на покой и поселился въ Николо-Бабаевскомъ монастырѣ Костромской епархіи, гдѣ велъ уединенную молитвенную жизнь до самой своей кончины 30 апрѣля (13 мая) 1867 г. Собраніе сочиненій свт. Игнатія составляетъ восемь томовъ. Большая часть его писаній носитъ нравственно-аскетическій характеръ. Святитель послѣдовательно излагаетъ святоотеческое ученіе о покаяніи, какъ полномъ духовномъ перерожденіи человѣка. Память свт. Игнатія — 30 апрѣля (13 мая).

Сочиненія свт. Игнанія (Брянчанинова)

СОЧИНЕНІЯ ЕПИСКОПА ИГНАТІЯ БРЯНЧАНИНОВА.
Томъ 3-й: Аскетическіе опыты. (Изданіе 2-е. СПб., 1886).

СЛОВО О СМЕРТИ.

[Воздушныя мытарства].

Правосудіе Божіе совершаетъ судъ надъ христіанскими душами, исшедшими изъ тѣлъ своихъ, посредствомъ Ангеловъ, какъ святыхъ, такъ и злобныхъ. Первые, въ теченіи земной жизни человѣка, замѣчаютъ всѣ его добрыя дѣла, а вторые замѣчаютъ всѣ его законопреступленія. Когда душа христіанина начнетъ восходить къ небу, руководимая святыми Ангелами, темные духи обличаютъ ее неизглажденными покаяніемъ грѣхами ея, какъ жертвами сатанѣ, какъ залогами общенія и одинаковой вѣчной участи съ нимъ.

Для истязанія душъ, проходящихъ воздушное пространство, установлены темными властями отдѣльныя судилища и стражи въ замѣчательномъ порядкѣ. По слоямъ поднебесной, отъ земли до самаго неба, стоятъ сторожевые полки падшихъ духовъ. Каждое отдѣленіе завѣдываетъ особеннымъ видомъ грѣха, и истязываетъ въ немъ душу, когда душа достигнетъ этого отдѣленія. Воздушные бѣсовскіе стражи и судилища называются въ Отеческихъ Писаніяхъ мытарствами, а духи, служащіе въ нихъ — мытарями.

Мытаремъ именовался во времена Христовы и въ первые вѣка христіанской Церкви собиратель государственныхъ повинностей. Какъ эта обязанность, по простотѣ древнихъ обычаевъ, поручалась /с. 137/ лицу безъ положительной отвѣтственности и отчетности, то мытари позволяли себѣ всѣ средства насилія, разнаго рода ухищренія, придирки, безчисленныя злоупотребленія и безчеловѣчное грабительство. Они обыкновенно становились при городскихъ воротахъ, на рынкахъ и другихъ публичныхъ мѣстахъ, чтобъ никто не могъ избѣжать ихъ зоркаго наблюденія. Поведеніе мытарей сдѣлало ихъ ужасомъ для народа. По понятію его, имя мытаря выражало человѣка безъ чувствъ, безъ правилъ, способнаго ко всякому злодѣянію, ко всякому унизительному поступку, дышащаго, живущаго ими, — человѣка отверженнаго. Въ этомъ смыслѣ Господь сравнилъ упорнаго и отчаяннаго преступника Церкви съ язычникомъ и мытаремъ (Матѳ. XVIII, 17). Для ветхозавѣтныхъ поклонниковъ истиннаго Бога ничего не было отвратительнѣе служителя идоловъ: столько же ненавистнымъ былъ для нихъ и мытарь. Названіе мытарей распространилось отъ людей на бѣсовъ, стрегущихъ восходъ отъ земли къ небу, по сходству должности и исполненія ея. Какъ сыны и наперсники лжи, демоны уличаютъ души человѣческія не только въ содѣянныхъ ими согрѣшеніяхъ, но и въ такихъ, какимъ онѣ никогда не подвергались. Они прибѣгаютъ къ вымысламъ и обманамъ, соединяя клевету съ безстыдствомъ и наглостію, чтобъ вырвать душу изъ рукъ ангельскихъ и умножить ею безчисленное множество адскихъ узниковъ [1].

/с. 138/ Ученіе о мытарствахъ есть ученіе Церкви [2]. Несомнѣнно, что святый апостолъ Павелъ говоритъ о нихъ, когда возвѣщаетъ, что христіанамъ предлежитъ брань съ поднебесными духами злобы. Это ученіе находимъ въ древнѣйшемъ церковномъ преданіи и въ церковныхъ молитвословіяхъ. Пресвятая Дѣва, Богоматерь, извѣщенная Архангеломъ Гавріиломъ о приближающемся Своемъ преставленіи, принесла слезныя молитвы Господу о избавленіи Ея души отъ лукавыхъ духовъ поднебесной. Когда насталъ самый часъ Ея честнаго успенія, когда низшелъ къ Ней Самъ Сынъ и Богъ Ея съ тьмами Ангеловъ и праведныхъ духовъ, Она, прежде нежели предала пресвятую душу Свою во всесвятыя руки Христовы, произнесла въ молитвѣ къ Нему и слѣдующія слова: «пріими нынѣ въ мирѣ духъ Мой, и огради Меня отъ области темной, чтобъ не встрѣтило Меня какое либо устремленіе сатаны» [3].

Святый Аѳанасій Великій, патріархъ александрійскій, въ жизнеописаніи преподобнаго Антонія Великаго, повѣствуетъ слѣдующее: «Однажды онъ (Антоній), при наступленіи девятаго часа, начавъ молиться передъ вкушеніемъ пищи, былъ внезапно восхищенъ Духомъ, и вознесенъ Ангелами на высоту. Воздушные демоны противились его шествію: Ангелы, препираясь съ ними, требовали изложенія причинъ ихъ противодѣйствія, потому что Антоній не имѣлъ никакихъ грѣховъ. Демоны старались выставить грѣхи, содѣланные имъ отъ самаго рожденія; но Ангелы заградили уста клеветниковъ, сказавъ имъ, что они не должны исчислять согрѣшеній его отъ рожденія, уже изглажденныхъ благодатію Христовою, но пусть представятъ, если имѣютъ, грѣхи, содѣланныя /с. 139/ имъ послѣ того времени, какъ онъ поступленіемъ въ монашество посвятилъ себя Богу. При обвиненіи демоны произносили много наглыхъ лжей; но какъ клеветы ихъ лишены были доказательствъ, то для Антонія открылся свободный путь. Тотчасъ онъ пришелъ въ себя, и увидѣлъ, что стоитъ на томъ самомъ мѣстѣ, на которомъ сталъ для молитвы. Забывъ о пищѣ, онъ провелъ всю ночь въ слезахъ и стенаніяхъ, размышляя о множествѣ враговъ человѣческихъ, о борьбѣ съ такимъ воинствомъ, о трудности пути къ небу чрезъ воздухъ и о словахъ Апостола, который сказалъ: нѣсть наша брань къ плоти и крови, но къ началамъ власти сего воздуха (Ефес. VI, 12), который, зная, что воздушныя власти того только и доискиваются, о томъ заботятся со всѣмъ усиліемъ, къ тому напрягаются и стремятся, чтобъ лишить насъ свободнаго прохода къ небу, увѣщеваетъ: пріимите вся оружія Божія, да возможете противитися въ день лютъ (Ефес. VI, 13), да противный посрамится, ничтожа имѣя глаголати о насъ укорно (Тит. II, 8)» [4].

Святый Іоаннъ Златоустъ, сказавъ, что умирающій хотя бы былъ великимъ властелиномъ на земли, объемлется смущеніемъ, страхомъ, недоумѣніемъ, когда увидитъ страшныя власти ангельскія, и пришедшія противныя силы, чтобъ разлучить душу отъ тѣла, — присовокупляетъ: «Тогда нужны намъ многія молитвы, многіе помощники, многія добрыя дѣла, великое заступленіе отъ Ангеловъ при шествіи чрезъ воздушное пространство. Если путешествуя въ чужую страну или чужой городъ, нуждаемся въ путеводителѣ: то сколько нужнѣе намъ путеводители и помощники для руководства насъ мимо невидимыхъ старѣйшинствъ, и властей міродержителей этого воздуха, называемыхъ и гонителями, и мытарями, и сборщиками податей!» Отъ лица почившихъ христіанскихъ младенцевъ Златоустъ такъ витійствуетъ и Богослов/с. 140/ствуетъ: «Насъ святые Ангелы мирно разлучили отъ тѣла, и мы свободно миновали старѣйшинства и властей воздушныхъ. Мы имѣли благонадежныхъ руководителей! Лукавые духи не нашли въ насъ того, чего искали; не увидѣли того, что желали бы увидѣть. Увидѣвъ тѣло неоскверненное, они посрамились; увидѣвъ душу чистую, чуждую злобы, они устыдились; не нашли въ насъ словъ порочныхъ, и умолкли. Мы прошли, и уничтожили ихъ; мы прошли сквозь нихъ, и попрали ихъ; сѣть сокрушися, и мы избавлены быхомъ. Благословенъ Господь, Иже не даде насъ въ ловитву зубомъ ихъ (Псал. CXXIII, 7, 6). Когда это совершилось, руководившіе насъ Ангелы радовались; они начали лобызать насъ, оправданныхъ, и говорить въ веселіи: Агнцы Божіи! ублажаемъ ваше пришествіе сюда; отверзся вамъ прародительскій рай; предоставлено вамъ лоно Авраама. Пріяла васъ десная рука Владыки; призвалъ Его гласъ въ десную часть. Благосклонными очами воззрѣлъ Онъ на васъ; въ книгу жизни вписалъ Онъ васъ. И сказали мы: Господь! праведный Судія! Ты лишилъ насъ благъ земныхъ: не лиши небесныхъ. Ты отлучилъ насъ отъ отцовъ и матерей: не отлучи отъ святыхъ Твоихъ. Знаменія крещенія сохранились цѣлыми на насъ; тѣло наше мы представляемъ Тебѣ чистымъ, по причинѣ младенчества нашего» [5].

Преподобный Макарій Великій говоритъ: «Слыша, что подъ небесами находятся рѣки зміевъ, уста львовъ, власти темныя, огнь горящій и всѣ члены въ смятеніе приводящій, не знаешили, что если не воспріимеши залога Святаго Духа, при исхожденіи изъ тѣла, они душу твою поймутъ и воспрепятствуютъ тебѣ внити на небеса» [6].

Святый великомученикъ Евстратій, по претерпѣніи страшныхъ пытокъ и мученій, по совершеніи дивныхъ чудесъ, предъ пріятіемъ смертной казни за постоянное и крѣпкое исповѣданіе Христа, принесъ молитву Богу, въ которой сперва возблагодарилъ Бога, /с. 141/ призрѣвшаго на него и даровавшаго во время земныхъ страданій побѣдить невидимаго врага, діавола; потомъ онъ переходитъ къ предстоящему разлученію души его съ тѣломъ и говоритъ: «Смутилась и возболѣзновала душа моя, при исхожденіи своемъ изъ окаяннаго и сквернаго тѣла. Чтобъ не уловилъ ее въ чемъ лукавый супостатъ, и не извергъ во тьму за невѣдомые и вѣдомые грѣхи, содѣланные мною во время сей жизни! Владыка! будь милостивъ ко мнѣ, и да не узритъ душа моя мрачнаго взора лукавыхъ демоновъ, но да примутъ ее Ангелы Твои свѣтлые и пресвѣтлые. Да будетъ слава Святому Имени Твоему, и Твоею силою возведи меня на Божественное Твое судилище. Когда буду судиться, да не восхититъ меня рука князя міра сего для вверженія меня, грѣшнаго, въ глубину ада; но предстань мнѣ, и будь Спасителемъ и Защитникомъ моимъ. Тѣлесныя же эти мученія суть увеселенія для рабовъ твоихъ». Подобнымъ образомъ и святый великомученикъ Георгій, поправшій благодатію Христовою всѣ ужаснѣйшія мученія, изобрѣтенныя злобою мучителей, воскресившій предъ очами ихъ мертвеца, низвергшій идоловъ единымъ именемъ Господнимъ, когда пришелъ на мѣсто казни, излилъ такую предсмертную молитву: «Благословенъ Господь Богъ мой, непредавшій меня въ челюсти ловцевъ моихъ, невозвеселившій о мнѣ враговъ моихъ, и избавившій душу мою, какъ птицу отъ сѣти ловцевъ! Владыка! и нынѣ услышь меня: предстань мнѣ въ сей часъ моей кончины, и избавь душу мою отъ козней воздушнаго князя, этого ужаснаго противоборца, и его нечистыхъ духовъ. Не поставь въ грѣхъ согрѣшившимъ противъ меня въ невѣдѣніи, но Твое прощеніе и любовь даруй имъ, да и они, познавъ Тебя, получатъ часть съ избранными Твоими во Царствіи Твоемъ» [7].

Великій угодникъ Божій, зритель тайнъ, святый Нифонтъ, Епископъ Кипрскаго града Констанціи, стоя однажды на молитвѣ, увидѣлъ небеса отверстыми и множество Ангеловъ, изъ которыхъ одни нисходили на землю, другіе восходили горѣ, вознося человѣческія души въ небесныя обители. Онъ началъ внимать этому зрѣлищу, /с. 142/ и вотъ — два Ангела стремились къ высотѣ, неся душу. Когда они приблизились къ блудному мытарству, вышли мытоимцы бѣсы, и съ гнѣвомъ сказали: «наша эта душа! какъ смѣете нести ее мимо насъ, когда она наша?» Отвѣчали Ангелы: «на какомъ основаніи называете ее вашею?» — Бѣсы сказали: «до самой смерти она грѣшила, оскверняясь не только естественными, но и чрезъестественными грѣхами, къ тому-жъ осуждала ближняго, а что всего хуже, умерла безъ покаянія: что вы скажете на это?» — Ангелы отвѣчали: «по истинѣ не повѣримъ ни вамъ, ни отцу вашему, сатанѣ, доколѣ не спросимъ Ангела-хранителя этой души». Спрошенный Ангелъ-хранитель сказалъ: «точно, много согрѣшилъ этотъ человѣкъ; но только-что сдѣлался боленъ, началъ плакать и исповѣдывать грѣхи свои Богу. Простилъ ли его Богъ, о томъ Онъ вѣдаетъ. Того власть, Того праведному суду слава». Тогда Ангелы, презрѣвъ обвиненіе бѣсовъ, вошли съ душею во врата небесныя. — Потомъ Блаженный увидѣлъ и другую душу, возносимую Ангелами. Бѣсы, выбѣжавъ къ нимъ, вопіяли: «что носите души безъ нашего вѣдома, какъ и эту, златолюбивую, блудную, сварливую, упражнявшуюся въ разбоѣ?» Отвѣчали Ангелы: «мы навѣрно знаемъ что она, хотя и впала во все это, но плакала, воздыхала, исповѣдываясь и подавая милостыню, и потому Богъ даровалъ ей прощеніе». Бѣсы сказали: «если эта душа достойна милости Божіей, то возьмите грѣшниковъ всего міра; намъ нечего здѣсь трудиться». Отвѣчали имъ Ангелы: «всѣ грѣшники, исповѣдающіе со смиреніемъ и слезами грѣхи свои, примутъ прощеніе по милости Божіей; умирающимъ же безъ покаянія судитъ Богъ». Такъ посрамивъ бѣсовъ, они прошли. Опять видѣлъ Святый возносимую душу нѣкотораго мужа боголюбиваго, чистаго, милостиваго, ко всѣмъ любовнаго. Бѣсы стояли вдали, и скрежетали на эту душу зубами; Ангелы же Божіи выходили къ ней навстрѣчу изъ вратъ небесныхъ, и, привѣтствуя ее, говорили: «слава Тебѣ, Христе Боже, что Ты не предалъ ее въ руки враговъ, и избавилъ ее отъ преисподняго ада!» — Также видѣлъ блаженный Нифонтъ, что бѣсы влекли нѣкоторую душу къ аду. Это была душа одного раба, котораго господинъ томилъ голодомъ и побоями, и который, не стерпѣвъ томленія, удавился, будучи наученъ діаволомъ. Ангелъ-хранитель шелъ вдали и горько плакалъ; бѣсы же радовались. И вышло /с. 143/ повелѣніе отъ Бога плачущему Ангелу идти въ Римъ, тамъ принять на себя храненіе новорожденнаго младенца, котораго въ то время крестили. — Опять видѣлъ Святый душу, которую несли по воздуху Ангелы, которую отняли у нихъ бѣсы на четвертомъ мытарствѣ, и ввергли въ бездну. То была душа человѣка, преданнаго блуду, волшебству и разбою, умершаго внезапно безъ покаянія [8].

Преподобный Симеонъ, Христа ради юродивый, достигшій высоты христіанскаго совершенства, повѣдая сотаиннику своему діакону Іоанну о приближающейся своей кончинѣ и великомъ воздаяніи на небѣ, возвѣщенныхъ ему откровеніемъ свыше, говорилъ: «ничего не знаю въ себѣ такого, что было бы достойно небеснаго воздаянія: развѣ восхощетъ Господь помиловать меня туне Своею благодатію. Знай, что и ты скоро будешь взятъ отсюда, почему позаботься, сколько у тебя силы, о душѣ твоей, да возможешь безбѣдственно пройти чрезъ область воздушныхъ духовъ и избѣгнуть лютой руки князя тьмы. Вѣдаетъ Господь мой, что и я одержимъ большею печалію и великимъ страхомъ, доколѣ не миную эти грозныя мѣста, на которыхъ истязуются всѣ дѣла и слова человѣческія» [9].

Блаженный Іоаннъ Милостивый, патріархъ Александрійскій, постоянно бесѣдовалъ о смерти и исходѣ души изъ тѣла, какъ ему о томъ открыто было преподобнымъ Симеономъ Столпникомъ: «когда душа выйдетъ изъ тѣла, говаривалъ онъ, и начнетъ восходить къ небу, встрѣчаютъ ее лики бѣсовъ, и подвергаютъ многимъ затрудненіямъ и истязаніямъ. Они истязуютъ ее во лжи, клеветѣ, ярости, зависти, гнѣвѣ, памятозлобіи, гордости, срамословіи, непокорствѣ, лихвѣ, сребролюбіи, пьянствѣ, объяденіи, злопомнѣніи, волхованіи, братоненавидѣніи, убійствѣ, воровствѣ, немилосердіи, блудѣ, прелюбодѣяніи. Во время шествія души отъ земли къ небу, самые святые Ангелы не могутъ помочь ей: помогаютъ ей единственно ея покаяніе, ея добрыя дѣла, а болѣе всего милостыня. Если не покаемся въ какомъ грѣхѣ здѣсь по забвенію, то милостынею можемъ избавиться отъ насилія бѣсовскихъ мытарствъ. Братія! вѣдая это, убоимся горькаго часа встрѣчи съ суровыми и немило/с. 144/стивыми мытарями, часа, въ который придемъ въ недоумѣніе, что отвѣчать намъ истязателямъ нашимъ. Нынѣ покаемся во всѣхъ грѣхахъ нашихъ, дадимъ по силѣ нашей милостыню, могущую проводить насъ отъ земли на небо и избавить отъ задержанія бѣсами. Велика ихъ ненависть къ намъ, великій страхъ ожидаетъ насъ на воздухѣ, великое бѣдствіе!» [10].

Симеонъ Столпникъ, открывшій о мытарствахъ патріарху Іоанну, былъ Дивногорецъ, современникъ патріарха, хотя и старшій его. До насъ дошелъ отрывокъ поученія, принадлежащаго собственно святому Симеону, въ которомъ онъ говоритъ о загробной участи христіанина. Въ этомъ поученіи преподобный сперва открываетъ, что ему возвѣщено Святымъ Духомъ о маломъ числѣ спасающихся, о маломъ числѣ сохраняющихся въ рукахъ Ангельскихъ въ настоящее время, т. е. во время жизни Угодника Божія. Далѣе онъ говоритъ, что душу неоскверненную и праведную Ангелы воспринимаютъ съ любовію, ублажаютъ, съ пѣснопѣніемъ возносятъ, отражая силу враговъ и возвышаясь превыше мытарствъ восхода. Напротивъ того, грѣшная душа не допускается подняться въ страну, превысшую воздуха: діаволъ имѣетъ поводъ обвинять ее. Онъ препирается съ несущими ее Ангелами, представляя ея согрѣшенія, по причинѣ которыхъ она должна принадлежать ему, представляя недостаточество ея въ той степени добродѣтели, которая необходима для спасенія и для свободнаго шествія сквозь воздухъ [11].

Преподобный Іоаннъ Раифскій, въ посланіи къ преподобному Іоанну Лѣствичнику, упоминаетъ о воздушныхъ князьяхъ, міродержителяхъ, духахъ злобы, желая, чтобъ душеполезныя наставленія Синайскаго Свѣтильника руководили иноковъ къ вратамъ небеснымъ, и сохранили ихъ отъ темныхъ властей, стрегущихъ восходъ къ небу. — Святый Іоаннъ Лѣствичникъ повѣствуетъ, что падшіе иноки, приносившіе глубокое и постоянное покаяніе, среди прочихъ, исполненныхъ умиленія и сопровождаемыхъ стенаніями словъ своихъ, произносили слѣдующее: «убо прейде ли душа наша воду воздушныхъ духовъ непостоянную? (Псал. CXXIII, 7)». Такъ говорили они, /с. 145/ ибо еще не ощутили увѣренности, но издали созерцали то, что совершается на воздушномъ истязаніи [12].

Преподобный Исаія Отшельникъ, въ завѣщаніи ученикамъ своимъ, заповѣдалъ «ежедневно имѣть предъ очами смерть и заботиться о томъ, какъ совершить исходъ изъ тѣла, и какъ пройти мимо властей тьмы, имѣющихъ встрѣтить насъ на воздухѣ» [13]. Въ XVII Словѣ онъ говоритъ: «Помысли, какова радость души предавшаго себя въ служеніе Богу и совершившаго это служеніе! При исшествіи его изъ этого міра, дѣла его будутъ подвизаться за него; Ангелы, увидавъ его избавившимся отъ властей тьмы, возрадуются о немъ. Когда душа выйдетъ изъ тѣла, ей сопутствуютъ Ангелы; на встрѣчу ей выходятъ темныя силы, желая удержать ее, и истязуя, не найдутъ ли въ ней чего своего. Тогда не Ангелы противоборствуютъ врагамъ, но дѣла совершенныя душею ограждаютъ ее и сохраняютъ отъ враговъ, не допуская имъ прикоснуться къ ней. Если побѣдятъ дѣла ея, то Ангелы воспѣваютъ ей пѣснь хвалы, и ведутъ ее съ веселіемъ предъ лице Божіе. Въ тотъ часъ она забываетъ все, принадлежащее къ земной жизни и всѣ понесенные ею труды. Со всѣмъ тщаніемъ и усиліемъ постараемся во время сего краткаго вѣка дѣлать добро и сохранять его неприкосновеннымъ для зла, чтобъ было намъ возможно спастись отъ рукъ князей, уже ожидающихъ насъ: они лукавы и немилостивы. Блаженъ тотъ, въ комъ не найдется чего-либо, принадлежащаго имъ: его радость, веселіе, покой и вѣнецъ превыше всякой мѣры» [14].

Нѣкоторый инокъ, жившій въ общежитіи аввы Серида, гдѣ безмолствовалъ въ затворѣ великій угодникъ Божій, старецъ Варсонофій, приближаясь къ кончинѣ своей, просилъ этого святаго Старца, чтобы онъ спутешествовалъ ему на воздухѣ, въ томъ пути, котораго онъ (умирающій инокъ) не вѣдалъ. Великій Варсоновій отвѣчалъ: «братъ! предаю тебя Христу, благоволившему умереть за насъ, Владыкѣ неба и земли и всего живущаго, да уменьшитъ Онъ въ очахъ твоихъ страхъ смерти и содѣлаетъ безпрепятственнымъ восходъ души твоей» [15].

/с. 146/ Преподобный авва Дороѳей, воспитанникъ по монашеству того же общежитія аввы Серида, пишетъ въ одномъ изъ своихъ посланій: «При нечувствіи (жестокости) души полезно частое чтеніе Божественнаго Писанія и умилительныхъ словъ Богоносныхъ Отцовъ, памятованіе о Страшномъ Судѣ Божіемъ, объ исходѣ души изъ тѣла, о имѣющихъ встрѣтить ее страшныхъ силахъ, съ соучастіемъ которыхъ она дѣлала зло въ этой маловременной и бѣдственной жизни» [16].

Святый Іоаннъ Карпаѳійскій, утѣшая иноковъ Индіи, въ одно и то-же время терпѣвшихъ сильное гоненіе отъ видимыхъ и невидимыхъ враговъ, и приближавшихся къ пропасти отчаянія, говоритъ: «Ратуя и поношая, съ дерзостію находитъ на душу, исшедшую изъ тѣла, врагъ, этотъ горькій и страшный клеветникъ въ содѣянныхъ ею грѣхахъ. Тогда боголюбивая и вѣрнѣйшая душа, хотя-бъ и была уязвлена многими грѣхами не придетъ въ ужасъ отъ его устремленія и угрозъ. Укрѣпляемая Господомъ, воскрыляемая радостію, ободряемая святыми Силами, ее наставляющими, ограждаемая свѣтомъ вѣры, она съ великимъ мужествомъ противостоитъ лукавому діаволу, и отвѣчаетъ ему: Что намъ и тебѣ, чуждый Бога? Что намъ и тебѣ, бѣглецъ съ неба и рабъ лукавый? Ты не имѣешь власти надъ нами; власть надъ нами и надъ всѣми принадлежитъ Христу, Сыну Божію. Предъ Нимъ согрѣшили мы, Ему и дадимъ отчетъ, имѣя Его честный крестъ залогомъ Его милосердія къ намъ и нашего спасенія. Губитель! бѣги далеко отъ насъ: нѣтъ ничего общаго между тобою и рабами Христовыми. Когда душа мужественно говоритъ такъ, діаволъ обращается въ бѣгство, и вопіетъ: не могу противостоять Имени Христову! А душа паритъ превыше врага... и послѣ этого въ радости приносится Божественными Ангелами въ мѣста опредѣленныя ей по степени ея духовнаго преуспѣянія» [17].

«Душа, возлетѣвши по смерти на воздухъ къ вратамъ небеснымъ — говоритъ святый Исихій — имѣя съ собою и въ себѣ Христа, ниже тамъ устрашится враговъ своихъ, но мужественно, какъ и нынѣ, будетъ отвѣчать имъ во вратахъ. Только да не ослабѣетъ она до исхода своего вопить день и ночь къ Господу Іисусу Хри/с. 147/сту. Онъ отмститъ за нее вскорѣ, по неложному и Божественному Его обѣщанію, выраженному въ притчѣ о Судіи неправедномъ. Точно, говорю вамъ, отмстить и въ настоящей жизни и по исшествіи души изъ тѣла. — Найдетъ на насъ часъ смерти, придетъ онъ, и избѣгнуть его будетъ невозможно. О, еслибъ князь міра и воздуха, долженствующій тогда встрѣтить насъ, нашелъ наши беззаконія ничтожными и незначительными, и не могъ обличить насъ правильно! Въ противномъ случаѣ, восплачемся безполезно. Рабъ, говоритъ Писаніе, вѣдѣвшій волю господина своего и не исполнившій ея, біенъ будетъ много (Лук. XII, 47, 48). Не видитъ свѣта родившійся слѣпымъ: такъ и непребывающій въ трезвѣніи, не видитъ богатаго сіянія высшей благодати и не освободиться отъ лукавыхъ и богоненавистныхъ дѣлъ, словъ и помышленій. Таковый, при кончинѣ своей, несвободно минуетъ тартарскихъ князей» [18].

Преподобный Ѳеогностъ: «Неизреченна и несказанна сладость той души, которая разлучается съ тѣломъ, будучи извѣщена о своемъ спасеніи. Она скидаетъ тѣло, какъ одежду. Въ твердой увѣренности получить уже полученное въ обрученіи, безъ печали отлагаетъ она тѣло, мирно выходитъ изъ него къ Свыше-посланному за нею Ангелу, свѣтлому и тихому. Сопутствуемая этимъ Ангеломъ, она безпрепятственно проходитъ воздушное пространство, нисколько нетревожимая лукавыми духами; радостно и дерзновенно восходитъ она, при восклицаніяхъ благодаренія Богу, и приходитъ наконецъ на поклоненіе Создателю своему. Тамъ произносится о ней опредѣленіе, повелѣвающее помѣстить ее съ равными ей по добродѣтели для пребыванія съ ними до общаго воскресенія [19]. — Хотя ты, постоянно пребывая въ чистой молитвѣ, невещественно соединяющей съ Богомъ невещественный умъ, и сподобился увидѣть, какъ въ зеркалѣ, ожидающее тебя блаженное состояніе по окончаніи здѣшней жизни, сподобился этого, какъ пріявшій обрученіе Духа и стяжавшій небесное царство внутри себя яснѣйшимъ и опредѣленнѣйшимъ ощущеніемъ души; но не потерпи разрѣшится отъ плоти, непредваренный извѣстіемъ о на/с. 148/ступающей смерти. Молись прилежно объ этомъ, и будь благонадеженъ, что получишь это извѣстіе, когда приближится твоя кончина, если то полезно. Готовься къ кончинѣ всегда, отвергая всякую боязнь; готовься всегда, чтобъ ты возмогъ пройти воздушное пространство, избѣжать лукавыхъ духовъ, войти дерзновенно и безбоязненно въ небесные круги, сопричислиться чинамъ ангельскимъ, пріумножить собою ликъ всѣхъ избранныхъ и праведниковъ, увидѣть Бога, насколько достижимо это видѣніе» [20]. — Ощущеніе духовное, о которомъ говоритъ преподобный Ѳеогностъ, называется очень справедливо въ Отеческихъ писаніяхъ извѣствованіемъ, по свойству рѣшительной достовѣрности. Оно производится наитіемъ Божественной благодати, пріемлющей въ отеческія духовныя объятія кающагося и недоумѣвающаго грѣшника. Оно является въ душѣ неожиданно, какъ новая жизнь, о которой человѣкъ доселѣ не могъ составить себѣ никакого понятія. Оно освобождаетъ душу отъ насилія лукавыхъ духовъ и страстей, измѣняетъ всего человѣка, соединяетъ его съ Богомъ, влечетъ всего человѣка въ ту чудную молитву, которою возглашаетъ къ Богу изъ человѣка Духъ Божій. Вся кости такого человѣка рекутъ неизреченнымъ духовнымъ славословіемъ и благодареніемъ: Господи, Господи, кто подобенъ Тебѣ? Ты — избавляяй нища изъ руки крѣпльшихъ его, и нища и убога отъ расхищающихъ его. Душа такого человѣка возрадуется о Господѣ, возвеселится о спасеніи Его. Духовное ощущеніе это столько сильно, что, наполнивъ собою человѣка, отъемлетъ у него сочувствіе ко всѣмъ другимъ предметамъ: короче сказать — оно есть водвореніе въ душѣ царства Божія. Стяжавшій это ощущеніе ктому не себѣ живетъ, но Богу (2 Кор. V, 75), устремившись всецѣло къ Нему и имѣя Его въ себѣ. У подвергшихся самообольщенію и бѣсовской прелести бываетъ мнѣніе такого ощущенія, и отличается отъ благодатнаго по противуположнымъ ему плодамъ.

«Опомнись, душа моя, — умилительно обращается скитскій инокъ Евагрій къ самому себѣ — и помысли, какъ вынесешь внезапное разлученіе твое отъ тѣла, когда грозные ангелы придутъ за тобою, и восхитятъ тебя въ часъ, въ который ты не ожидаешь, и /с. 149/ во время, о которомъ ты не знаешь! Какія дѣла пошлешь ты предъ собою на воздухъ, когда начнутъ истязывать тебя о дѣлахъ твоихъ враги твои, находящіеся въ воздухѣ?» [21] Такъ чувствовали и говорили святые угодники Божіи: они поняли и изслѣдовали глубину паденія человѣческаго; они поняли и изслѣдовали власть демоновъ надъ человѣками, возникшую изъ этого паденія.

Затворникъ Задонскій Георгій разсказываетъ событіе, почти намъ современное: Архимандритъ Варсонофій (Задонскаго монастыря) замиралъ въ теченіи троихъ сутокъ. Въ это время онъ находился душею на воздушныхъ мытарствахъ, подвергаясь истязанію за всѣ грѣхи, содѣланные отъ самой юности, но услышалъ гласъ Божій: молитвъ ради Пресвятыя Богородицы, священномученика Мокія и стратилата Андрея, отпущаются ему грѣхи, и дается время на покаяніе» [22].

Ученіе о мытарствахъ, подобно ученію о мѣстонахожденіи рая и ада, встрѣчается, какъ ученіе общеизвѣстное и общепринятое, на всемъ пространствѣ богослуженія Православной Церкви. Возвѣщаетъ и напоминаетъ она его чадамъ своимъ, чтобъ насѣять въ сердцахъ ихъ душеспасительный страхъ, и приготовить ихъ къ благополучному переходу изъ временной жизни въ вѣчную. Въ канонѣ молебномъ ко Господу Іисусу Христу и къ Божіей Матери, который положенъ при кончинѣ каждаго православнаго [23], читается: «Воздушнаго князя, насильника, мучителя, страшныхъ путей стоятеля, и напраснаго сихъ словоиспытателя, сподоби мя прейти невозбранно, отходяща отъ земли» [24]. «Убѣгнути ми варваръ безплотныхъ полки, и воздушныя бездны возникнути, и къ небеси взыти ми сподоби» [25]. Горькаго мытарства начальника, міродержца, отжени далече отъ мене» [26]. На келейномъ правилѣ, въ молитвахъ послѣ каѳизмъ, Церковь влагаетъ въ уста молящагося слѣдующія прошенія: «Господи мой, Господи, даруй ми слезы умиленія, яко да ими Тя умолю очиститися прежде конца отъ всякаго грѣха: страшно бо и грозно мѣсто имамъ проити, тѣла разлучився, и множество мя мрачное и безчеловѣчное де/с. 150/моновъ срящетъ» [27]. «Соверши мя Твоимъ совершенствомъ, и тако мя настоящаго житія изведи, да невозбранно прошедъ начала и власти тмы, Твоею благодатію, узрю и азъ неприступныя Твоея славы доброту неизреченную» [28]. Въ молитвѣ предъ кондаками и икосами акаѳиста Божіей Матери читается: «О, Мати Царя небесе и земли! прощеніе всѣмъ согрѣшеніямъ моимъ испроси, житію моему подаждь исправленіе, и на кончинѣ отъ воздушныхъ враговъ немятежное прешествіе» [29]. «Мертвіи Тобою (Богоматерь) оживляются, жизнь бо ипостасную родила еси: нѣміи прежде, благоглаголиви бываютъ, прокаженніи очищаются, недузи отгоняются, духовъ воздушныхъ множества побѣждаются» [30]. Въ Осьмигласникѣ возсылаются слѣдующія моленія къ Божіей Матери: «Въ часъ, Дѣво, конца моего руки бѣсовскія мя исхити, и суда, и прѣнія, и страшнаго истязанія и мытарствъ горькихъ, и князя лютаго, и вѣчнаго осужденія» [31]. — «Истязанія мя, Пречистая, въ часъ смертный, исхити отъ бѣсовъ» [32]. — «Въ часъ, Дѣво, кончины моея руки бѣсовскія и осужденія, и отвѣта, и страшнаго испытанія, и мытарствъ горькихъ, и князя лютаго, и огня вѣчнаго исхити мя» [33]. — «Владычице и Мати Избавителя, Ты предстани мнѣ въ часъ исхода моего, истязуему мнѣ отъ воздушныхъ духовъ о яже несмысленною мыслію содѣяхъ» [34]. — «Егда плотскаго союза хощетъ душа моя разлучитися, тогда ми предстани, Владычице, и безплотныхъ враговъ совѣты раззори, и сихъ челюсти сокруши, ищущихъ пожрети мя нещадно: яко да невозбранно пройду на воздусѣ стоящія князи тмы» [35]. Въ «Чинѣ на разлученіе души отъ тѣла, внегда человѣкъ долго страдаетъ», читается: «Нынѣ убо время все живота моего яко дымъ претече, и предсташа прочее ангели, посланіи отъ Бога, окаянную мою душу ищуще немилостиво» [36]. — «Се предсташа множество лукавыхъ духовъ, держаще моихъ грѣховъ написаніе, и зовутъ зѣло, ищуще безстудно смиренныя моея души» [37]. — «Помилуйте мя Ангели всесвятіи Бога Вседержителя, /с. 151/ и избавите мытарства всѣхъ лукавыхъ» [38]. Въ Канонѣ Ангелу Хранителю: «Да покрыетъ срамъ и студъ студная и смрадная и мрачная лица вражія, егда смиренная моя душа отъ тѣла распрягается» [39]. «Да узрю тя одесную окаянныя души моея предстояща, внегда исчезати отъ мене нуждно духу моему, и ищуща мя пояти, горькія враги отгоняюща» [40]. — «Молю тя, хранителя моего, буди ми защититель и поборникъ непоборимъ, егда прехожду мытарства лютаго міродержца» [41]. Во второй молитвѣ святителю Николаю: «Во исходѣ души моея помози ми, окаянному; умоли Господа, всея твари Содѣтеля, избивити мя воздушныхъ мытарствъ и вѣчнаго мученія» [42]. Прошеніе о избавленіи воздушныхъ мытарствъ помѣщено въ молитвѣ преподобному Сергію Радонежскому и въ молитвахъ другимъ святымъ. Преподобный Ѳеодосій Печерскій, ощутивъ конечное изнеможеніе отъ болѣзни, возлегъ на одръ, и сказалъ: «Воля Божія да будетъ: якоже благоизволи о мнѣ, тако и да сотворитъ. Но молюся Ти, Владыко мой, Іисусе Христе, милостивъ буди души моей, да не усрящетъ ю противныхъ духовъ лукавство, но да пріимутъ Ангели Твои, приводящіи чрезъ темныя мытарства, приводящіи же къ свѣту Твоего милосердія» [43]. Святитель Димитрій Ростовскій молился: «Егда пріидетъ страшный часъ разлученія души моея отъ тѣла: тогда, Искупителю мой, пріими ю въ руцѣ Твои, и сохрани отъ всѣхъ бѣдствій ненавѣтну, и да не узритъ душа моя мрачнаго взора лукавыхъ демоновъ, но да спасена прейдетъ вся мытарства» [44].

Подробное описаніе мытарствъ и порядокъ, въ которомъ они слѣдуютъ, одно за другимъ, въ воздушной безднѣ, заимствуемъ изъ повѣданія преподобной Ѳеодоры. Она, покинувъ на земли свое бездыханное тѣло, руководимая двумя святыми Ангелами, начала, какъ мы уже видѣли, шествіе свое по воздуху къ востоку. Когда /с. 152/ она подымалась къ небу, встрѣтили ее темные духи перваго мытарства, на которомъ истязуются грѣхи человѣческіе словомъ, какъ-то: празднословіе, сквернословіе, насмѣшки, кощунство, пѣніе пѣсенъ и другихъ страстныхъ гимновъ, безчинныя восклицанія, хохоты и тому подобное. По большей части человѣкъ вмѣняетъ эти согрѣшенія въ ничто, не касается въ нихъ предъ Богомъ, и не исповѣдуетъ ихъ отцу духовному. Но Господь явственно сказалъ: всяко слово праздное, еже аще рекутъ человѣцы, воздадятъ о немъ слово въ день судный. Отъ словесъ бо своихъ оправдишися и отъ словесъ своихъ осудишися (Матѳ. XII, 36, 37). И Апостолъ завѣщаетъ: всяко слово гнило да не исходитъ изъ устъ вашихъ, и сквернословіе и буесловіе и кощуны (Еф. IV, 29 и V, 4). Демоны съ жестокостію и упорствомъ обвиняли душу, представляя всѣ согрѣшенія ея словомъ, содѣянныя отъ самой юности; святые Ангелы оспаривали ихъ, и противопоставляли грѣхамъ содѣланныя душею добрыя дѣла. Такимъ образомъ Ѳеодора, искупленная на этомъ мытарствѣ, начала подыматься выше, и приблизилась ко (второму) мытарству лжи, на которомъ истязывается всякая ложь, клятвопреступленія, призываніе Имени Божія всуе, неисполненіе обѣтовъ, данныхъ Богу, утаеніе грѣховъ предъ духовникомъ на исповѣди. Избавившись и здѣсь, она перешла къ (третьему) мытарству клеветы, гдѣ истязуются оклеветаніе ближняго, осужденіе, уничиженіе, обезславленіе его, ругательство и насмѣшки надъ нимъ, призабвеніи собственныхъ согрѣшеній и недостатковъ, при невниманіи имъ. Подвергшихся согрѣшеніямъ этого рода лютые истязатели истязываютъ съ особенною жестокостію, какъ антихристовъ, предвосхищающихъ санъ Христовъ и содѣлавшихся судьями и губителями ближнихъ. На (четвертомъ) мытарствѣ чревоугодія истязуются объяденіе, пьянство, безвременное и тайное яденіе, яденіе безъ молитвы, нарушеніе постовъ, сластолюбіе, пресыщеніе, пированіе — словомъ, всѣ роды угожденія чреву. По избавленіи отъ этого мытарства, Ѳеодора, нѣсколько ободрившись, вступила въ бесѣду съ святыми Ангелами, и сказала имъ: «кажется мнѣ, никто изъ живущихъ на земли не знаетъ совершающагося здѣсь и того, что ожидаетъ грѣшную душу по смерти?» Святые Ангелы отвѣ/с. 153/чали ей: «Развѣ не объясняетъ этого Божественное слово, ежедневно читаемое въ церквахъ и проповѣдуемое служителями Божіими? Но пристрастившіеся къ земнымъ суетамъ не обращаютъ вниманія на Слово Божіе, считаютъ наслажденіемъ ежедневное насыщеніе и пьянство, пресыщаются и упиваются безъ страха Божія, имѣя себѣ богомъ чрево, не помышляя о будущей жизни и не внимая Писанію, которое говоритъ: горе вамъ, насыщеніи нынѣ, яко взалчете (Лук. VI, 25). Баснею они считаютъ Святое Писаніе, живутъ въ небреженіи и пространствѣ, ежедневно веселятся свѣтло и пируютъ при звукѣ музыки и при пѣніи хоровъ, подобно богачу, упоминаемому въ Евангеліи. Впрочемъ, тѣ изъ нихъ, которые милостивы, благодѣтельствуютъ нищимъ и помогаютъ нуждающимся, удобно получаютъ отъ Бога прощеніе своихъ грѣховъ, и, ради милостыни своей, проходятъ мытарства безбѣдственно. Говоритъ писаніе: милостыня отъ смерти избавляетъ, и тая очищаетъ всякъ грѣхъ: творящіи милостыни и правды исполнятся жизни: согрѣшающіи же врази суть своего живота (Товит. XXI, 9, 10). Тѣмъ, которые не стараются милостынями очистить грѣхи свои, невозможно избѣгнуть бѣдствія на мытарствахъ: ихъ похищаютъ мытари, и низводятъ, люто муча, въ преисподнія темницы ада, гдѣ держатъ въ узахъ до страшнаго Христова Суда». Такъ бесѣдуя, они достигли (пятаго) мытарства лѣности. Тамъ сочтены всѣ дни и часы, проведенные въ лѣности, въ нерадѣніи о служеніи Богу; тамъ истязуется уныніе, оставленіе церковныхъ и келейныхъ молитвословій, по лѣности, по небреженію и хладности къ Богу; тамъ истязуются тунеядцы, снѣдающіе чужіе труды и нехотящіе сами трудиться, также наемники, получающіе плату, но исполняющіе свою обязанность съ небреженіемъ. За этимъ мытарствомъ слѣдовало (шестое) мытарство воровства, на которомъ разсматриваются всякаго рода похищенія и воровства, грубыя и благовидныя, явныя и тайныя; потомъ (седьмое) мытарство сребролюбія и скупости; далѣе (осьмое) мытарство лихвы, гдѣ обвиняются ростовщики, лихоимцы и присвоители чужаго. Еще далѣе (девятое) мытарство неправды, на которомъ уличаются неправедные судьи, увлекающіеся на судахъ пристрастіемъ или /с. 154/ мздою, оправдывающіе виновныхъ и осуждающіе невинныхъ; здѣсь разсматриваются ложные вѣсы и мѣры купцовъ и прочія неправды. (Десятое) мытарство — зависти, на немъ истязываются предающіеся этой пагубной страсти и ея послѣдствіямъ. Выше помѣщается (одиннадцатое) мытарство гордости, гдѣ надмѣнные духи съ презрѣніемъ истязываютъ гордость, тщеславіе, самомнѣніе, презорство, величаніе, невоздаяніе должной чести родителямъ, духовнымъ и гражданскимъ властямъ, неповиновеніе имъ и ослушаніе ихъ. Выше — (двѣнадцатое) мытарство гнѣва и ярости, потомъ (тринадцатое) мытарство памятозлобія. По исшествіи изъ этого мытарства, Ѳеодора спросила Ангеловъ: «прошу васъ, скажите мнѣ, откуда эти страшныя воздушныя власти знаютъ всѣ злыя дѣла всѣхъ человѣковъ, живущихъ во всемъ мірѣ, не только явныя, но и тайныя?» Отвѣчали святые Ангелы: «каждый христіанинъ получаетъ отъ Бога при святомъ Крещеніи Ангела-хранителя, который, невидимо храня человѣка, наставляетъ его деннонощно на всякое благое дѣло въ теченіи всей жизни его до самаго смертнаго часа. Онъ записываетъ всѣ добрыя дѣла того человѣка, за которыя сей могъ бы получить милость и вѣчное воздаяніе отъ Господа въ небесномъ царствѣ. Также и князь тьмы, желающій вовлечь весь родъ человѣческій въ свою погибель, приставляетъ къ человѣку одного изъ лукавыхъ духовъ, который всюду слѣдуетъ за человѣкомъ, замѣчаетъ всѣ его злыя дѣла, поощряетъ къ нимъ кознями своими и, посѣщая мытарства, записываетъ тамъ всѣ грѣхи человѣка, внося каждый грѣхъ въ принадлежащее мытарство. Вотъ почему извѣстны воздушнымъ властямъ грѣхи всѣхъ человѣковъ во всемъ мірѣ. Когда-жъ душа, разлучившись съ тѣломъ, стремится взойти на небо, къ Создателю своему, тогда лукавые духи препятствуютъ ей въ томъ, обличая ее грѣхами ея, записанными у нихъ. Если душа имѣетъ больше добрыхъ дѣлъ, нежели грѣховъ, то они не могутъ удержать ее. Если же найдутъ въ ней больше грѣховъ, то удерживаютъ ее на время, и заключаютъ въ темницѣ невидѣнія Бога; тамъ они мучатъ ее, доколѣ сила Божія попуститъ имъ мучить, и доколѣ та душа не будетъ искуплена церковными молитвами и милостынями ближнихъ. Если же душа окажется столько грѣшною и мерзостною предъ Богомъ, что ей не остается никакой надежды спасенія, но /с. 155/ ожидаетъ ее вѣчная погибель, то они тотчасъ же низводятъ ее въ бездну, гдѣ имѣютъ и для себя уготованное мѣсто вѣчнаго мученія; они держатъ ее тамъ до втораго пришествія Христова, послѣ котораго душа соединится съ тѣломъ, и уже вмѣстѣ съ нимъ будетъ мучиться въ гееннѣ огненной. Еще и то знай, что этимъ путемъ восходятъ и подвергаются на немъ истязанію только просвѣщенные святою Христіанскою Вѣрою и омовенные святымъ Крещеніемъ. Не приходятъ сюда идолослужители, магометане и всѣ чуждые Бога: они, будучи еще живы тѣломъ, уже мертвы, и погребены во адъ душею. Когда они умираютъ, тотчасъ, безъ всякаго испытанія, демоны берутъ ихъ, какъ часть, себѣ принадлежащую, и низводятъ въ геенскую пропасть». Послѣ этой бесѣды Ѳеодора достигла (четырнадцатаго) мытарства убійства, на которомъ истязуются не только разбойничество и убійство, но и всякое удареніе, заушеніе и толканіе. Выше находилось (пятнадцатое) мытарство волхвованія, гдѣ истязуются чародѣйство, обаяніе, составленіе отравленій, наговоры, шопоты и чародѣйное призываніе бѣсовъ. На этомъ мытарствѣ темные духи не нашли ничего, чѣмъ бы уличить блаженную Ѳеодору, и, въ ярости, кричали ей: «придешь на блудныя мытарства — увидимъ, избѣжишь ли ихъ?» Подымаясь еще выше, она спросила святыхъ Ангеловъ: «неужели всѣ христіане проходятъ этими мѣстами, и никому изъ нихъ невозможно пройти, не подвергаясь истязаніямъ и страху?» Святые Ангелы отвѣчали: «нѣтъ другаго пути для христіанскихъ душъ, восходящихъ къ небу; всѣ проходятъ здѣсь, но не всѣ бываютъ такъ истязуемы, какъ истязуются подвергшіеся грѣхопаденіямъ и не вполнѣ исповѣдавшіеся въ нихъ, стыдившіеся отца духовнаго и утаивавшіе предъ нимъ свои постыдныя дѣла. Если же кто по-истинѣ исповѣдуетъ грѣхопаденія, жалѣетъ о нихъ и раскаявается въ содѣянномъ злѣ, того грѣхи невидимо заглаждаются Божіимъ милосердіемъ, и когда душа придетъ сюда, воздушные истязатели, разгнувъ свои книги, ничего не находятъ въ нихъ [45], почему не мо/с. 156/гутъ ни оскорбить ее, ни устрашить, и восходитъ душа съ радостію къ Престолу Благодати». Бесѣдуя, они достигли (шестнадцатаго) блуднаго мытарства, на которомъ истязуется всякаго рода любодѣяніе, т. е. блудный грѣхъ лицъ, необязанныхъ супружествомъ; также истязуются мечтаніе помысла, соизволеніе на грѣхъ, услажденіе грѣхомъ, сладострастныя воззрѣнія, скверныя осязанія и прикосновенія. Когда Ѳеодора достигла этого мытарства, темные духи, принадлежащіе къ нему, очень удивились, что она дошла даже до нихъ, и съ жестокостію обвиняли ее, особенно по причинѣ ея неоткровенности предъ духовнымъ отцомъ. Потомъ они пришли на (семнадцатое) прелюбодѣйное мытарство, на которомъ истязуются блудные грѣхи лицъ, живущихъ въ супружествѣ, несохранившихъ супружеской вѣрности и брачнаго ложа неоскверненнымъ; здѣсь грозно истязуются похищенія и насилія блудныя, также блудныя паденія лицъ, посвященныхъ Богу, обѣщавшихъ чистоту свою Христу, но нарушившихъ обѣтъ. (Осьмнадцатое) мытарство — садомское, на которомъ истязуются всѣ чрезъестественные блудные грѣхи и кровосмѣшенія. Когда /с. 157/ они миновали это мытарство, святые Ангелы сказали Ѳеодорѣ: «ты видѣла страшныя и отвратительныя блудныя мытарства! Знай, что рѣдкая душа минуетъ ихъ свободно: весь міръ погруженъ во злѣ соблазновъ и сквернъ, всѣ человѣки сластолюбивы и блудолюбивы. Прилежитъ помышленіе человѣку прилежно на злая отъ юности его (Быт. VIII, 21), и едва кто соблюдаетъ себя отъ нечистотъ блудныхъ. Мало умерщвляющихъ плотскія похоти, и мало такихъ, которые бы свободно прошли мимо этихъ мытарствъ! Большая часть, дошедши сюда, погибаетъ: лютые истязатели блудныхъ грѣховъ похищаютъ души блудниковъ, и низвлекаютъ ихъ во адъ. Хвалятся власти блудныхъ мытарствъ, что онѣ однѣ болѣе всѣхъ прочихъ мытарствъ наполняютъ огненное родство во адѣ. Благодари Бога, Ѳеодора, что ты миновала этихъ блудныхъ истязателей молитвами отца твоего, преподобнаго Василія: уже болѣе не увидишь страха». Послѣ этого они пришли на (девятнадцатое) мытарство ересей, гдѣ истязуются неправильное мудрованіе о Вѣрѣ, сомнѣнія въ Вѣрѣ, отступничество отъ Православной Вѣры, богохульства и тому подобныя согрѣшенія противъ единаго истиннаго исповѣданія Вѣры. По минованіи этого мытарства, они уже приближались ко вратамъ небеснымъ; но и еще встрѣтили ихъ злобные духи послѣдняго (двадцатаго) мытарства немилосердія, на которомъ истязуются немилосердіе и жестокость. Если кто совершилъ многіе подвиги, посты, бдѣнія, колѣнопреклоненія, молитвословія; если кто соблюлъ чистоту дѣвства неоскверненною и изнурилъ воздержаніемъ тѣло, но былъ немилосердъ и затворялъ сердце свое: для ближняго: тотъ съ этого мытарства низвергается долу, и затворяется въ адской безднѣ на вѣки. Наконецъ, съ неизреченною радостію они приблизились къ вратамъ небеснымъ. Врата небесныя свѣтились, какъ кристаллъ; изъ нихъ разливалось неизреченное сіяніе, и стояли въ нихъ солнцеобразные юноши. Они, увидѣвъ Преподобную, руководимую Ангелами, исполнились веселія о ней, что она, покрываемая Божіимъ милосердіемъ, избѣжала воздушныхъ мытарствъ, и съ великою любовію ввели ее во врата. Во время шествія своего по мытарствамъ Ѳеодора замѣтила, что каждое мытарство подчинено отдѣльному князю и что /с. 158/ духи каждаго мытарства по наружному виду были сообразны грѣху, истязуемому на мытарствѣ.

Великіе угодники Божіи, совершенно прешедшіе отъ естества ветхаго Адама въ естество Новаго Адама, Господа нашего Іисуса Христа, въ этой изящной и святой новизнѣ проходятъ честными душами своими воздушныя бѣсовскія мытарства съ необыкновенною быстротою и великою славою. Ихъ возноситъ на небо Святый Духъ, Который и во время ихъ земнаго странствованія непрестанно внушалъ имъ желаніе разлучиться отъ тѣла и со Христомъ быти (Филип. I, 23). Протекъ, какъ молнія, поднебесную Великій Маркъ Ѳраческій въ теченіи одного часа [46]. Когда настало время кончины преподобнаго Макарія Великаго — Херувимъ, бывшій его Ангеломъ-хранителемъ, сопровождаемый множествомъ небеснаго воинства, пришелъ за его душею. Низошли съ сонмомъ Ангеловъ лики апостольскіе, пророческіе, мученическіе, святительскіе, преподобническіе, праведническіе. Установились демоны рядами и толпами на мытарствахъ своихъ, чтобъ созерцать шествіе души Духоносной. Она начала возноситься. Далеко стоя отъ нея, кричали темные духи съ мытарствъ своихъ: «о, Макарій! какой славы ты сподобился!» — Смиренномудрый мужъ отвѣчалъ имъ: «нѣтъ! и еще боюсь, потому что не знаю, сдѣлалъ ли я что доброе». — Между тѣмъ онъ быстро подымался къ небу. Съ другихъ высшихъ мытарствъ опять кричали воздушныя власти: «точно! ты избѣжалъ насъ, Макарій». — «Нѣтъ, отвѣчалъ онъ: и еще нуждаюсь въ бѣгствѣ». Когда онъ уже вступилъ въ небесныя врата, онѣ, рыдая отъ злобы и зависти, кричали: «точно! избѣжалъ ты насъ, Макарій!» — Онъ отвѣчалъ имъ: «силою Христа моего ограждаемый, я избѣжалъ вашихъ козней» [47]. — Съ такою великою свободою великіе угодники Божіи проходятъ воздушныя стражи темныхъ властей потому, что въ земной жизни вступаютъ въ непримиримую брань съ ними, и, одержавъ надъ ними побѣду, /с. 159/ въ глубинѣ сердца стяжаваютъ совершенную свободу отъ грѣха, содѣлываются храмомъ и святилищемъ Святаго Духа, содѣлывающаго словесную обитель свою неприступною для падшаго ангела.

Примѣчанія:
[1] Святый Іоаннъ Лѣствичникъ повѣствуетъ, что нѣкто, Стефанъ, жившій на Синаѣ, любившій пустыню и безмолвіе, пробывшій много лѣтъ въ монашескомъ подвигѣ, украшенный постомъ и еще болѣе слезами, процвѣтавшій и другими превосходными качествами, достигшій дѣйствительнаго покаянія, за день до кончины своей, пришелъ въ изступленіе, началъ озираться на правую и лѣвую стороны одра своего, и, истязуемый невидимыми существами, говорилъ во услышаніе всѣхъ предстоявшихъ: «такъ, точно такъ; но за это я постился столько-то лѣтъ» . Потомъ: «нѣтъ, вы лжете; я этого не сдѣлалъ». Опять: «да, точно такъ, да; но я плакалъ, я предалъ себя въ служеніе братіямъ». И опять: «нѣтъ, вы клевещете на меня». На иныя обвиненія онъ отвѣчалъ: «да, точно такъ, и не знаю что сказать на это: у Бога есть милость». Этимъ невидимымъ и тяжкимъ истязаніемъ представлялось зрѣлище грозное и страшное; всего страшнѣе было то, что его обвиняли въ такихъ проступкахъ, которыхъ онъ вовсе не дѣлалъ. Увы! безмолвникъ и отшельникъ говорилъ о нѣкоторыхъ своихъ согрѣшеніяхъ: «не знаю, что сказать на это»; между тѣмъ онъ провелъ въ монашествѣ сорокъ лѣтъ, и имѣлъ слезы... Куда скрылось тогда изреченіе Іезекіиля: въ чемъ обрѣту тебя, въ томъ и буду судить, сказалъ Богъ (Іезек. XXXIII, 12, 20). По-истинѣ онъ не нашелся сказать ничего такого: почему слава Единому Всевѣдущему! А нѣкоторые повѣдали, свидѣтельствуясь въ справедливости словъ своихъ Господомъ, что Стефанъ въ пустынѣ кормилъ изъ рукъ своихъ леопарда. /с. 138/ Но онъ разлучался отъ тѣла съ такимъ истязаніемъ... и оставилъ въ неизвѣстности, какимъ опредѣленіемъ кончились этотъ судъ, это истязаніе (Лѣствицы, степень 7-я). — Не предаждь мене въ души стужающихъ ми: яко восташа на мя свидѣтеле неправедніи, и солга неправда себѣ (Псал. XXVI, 12), такъ говоритъ Святый Духъ отъ лица души человѣческой, описывая невидимую борьбу ея съ невидимыми врагами.
[2] «Частный судъ Божій надъ душами, по разлученіи ихъ съ тѣлами, предваряется, по ученію Православной Церкви, истязаніемъ на такъ называемыхъ мытарствахъ, чрезъ которыя онѣ восходя отъ земли, въ сопровожденіи Ангеловъ, проходятъ воздушное пространство, и на которыхъ злые духи задерживаютъ ихъ и обличаютъ всѣ грѣхи, содѣянные ими въ жизни». Догматическое Богословіе Православной Каѳолической Восточной Церкви, преосвященнаго Антонія, гл. 341 стран. 244 и 245, изданіе седьмое, 1857 г.
[3] Четьи-Минеи 15 августа.
[4] Vita beati Antonii, caput XXXVII. Преподобный Антоній Великій жилъ въ 3-мъ вѣкѣ и въ началѣ 4-го. Судя по долголовременной его жизни и вступленію въ монастырь, въ двадцатилѣтнемъ возрастѣ, съ достовѣрностію можно заключить, что онъ оставилъ міръ во второй половинѣ 3-го вѣка. Описаннымъ здѣсь восхищеніемъ души Преподобнаго на воздушныя мытарства въ то время, какъ онъ сталъ на молитву, подтверждается мнѣніе св. Макарія Великаго, что души преуспѣвшихъ въ благочестивомъ подвигѣ иногда выходятъ изъ тѣла во время молитвы, по особенному дѣйствію Святаго Духа.
[5] Маргаритъ, Слово о терпѣніи и благодареніи, и о томъ, чтобъ мы не плакали неутѣшно о умершихъ. Слово это положено читать въ седьмую субботу по Пасхѣ, и при каждомъ погребеніи усопшаго. Западные критики признаютъ слово не принадлежащимъ Златоусту; но оно издревле освящено въ Восточной Церкви чтеніемъ при Богослуженіи.
[6] Бес. 16, глав. 18.
[7] Святые великомученики Евстратій (память его празднуется 13-го декабря) и Георгій (память его 23-го апрѣля) пострадали при императорѣ Діоклитіанѣ между 301 и 310-мъ по Р. Х. Четьи-Минеи. Молитва св. Евстратія внесена въ чинъ дванадесяти псалмовъ. См. Канонникъ Кіево-Печерскій.
[8] Святый Нифонтъ жилъ во второй половинѣ 3-го и въ началѣ первой половины 4-го вѣка. Четьи-Минеи 23 декабря.
[9] Преподобный Семеонъ жилъ въ 6-мъ вѣкѣ. Четьи-Минеи 21 іюля.
[10] Прологъ 19-го декабря. Святый Іоаннъ Милостивый скончался во второй половинѣ 7-го вѣка, по взятіи Александріи магометанами.
[11] Прологъ 13-го марта.
[12] Слово 5, глава 22.
[13] Преп. Исаіи, Слово 1.
[14] Преподобный Исаія жилъ въ 6-мъ вѣкѣ.
[15] Вопросъ 145. Великій Варсонофій жилъ въ 5-мъ и 6-мъ вѣкахъ по Р. Х.
[16] Посланіе 1-е.
[17] Пр. Іоанна Карпаѳійскаго утѣшительная глава 25-я.
[18] Слово Святаго Исихія, пресвитера Іерусалимскаго, о трезвѣніи, главы 149, 161 и 4. Доброт., ч. 2.
[19] 2 Филип. 1, 9. — Главы 60 и 75 по переводу старца Паисія. Аскетическое сочиненіе преподобнаго Ѳеогноста помѣщено въ Христіанскомъ Чтеніи за 1826 годъ, ч. XXIII.
[20] Тамъ-же, См. вышеприведенную выноску.
[21] Прологъ, 27 октября.
[22] Сочиненія Георгія, затворника Задонскаго Богородицкаго монастыря, Часть 1, стр. 65, по изданію 1850 года.
[23] Требникъ малый, Москва 1838 года.
[24] Пѣснь 4, тропарь 4.
[25] Пѣснь 8, троп. 2.
[26] Пѣснь 8, троп. 3.
[27] По 4 каѳизмѣ.
[28] По 17 каѳизмѣ.
[29] Акаѳисты съ каноны, изданіе Кіево-Печерской Лавры.
[30] 4 троп. 8 пѣсни канона въ акаѳистѣ Божіей Матери.
[31] Пятокъ, гласъ 4, пѣснь канона 8.
[32] Четвертокъ, гласъ 4, пѣснь 6.
[33] Вторникъ, гласъ 4, пѣснь 8.
[34] Пятокъ, гласъ 3, пѣснь 6.
[35] Суббота, гласъ 2, пѣснь 9.
[36] Требникъ. Москва, 1852 года. Пѣснь 1, тропарь 2.
[37] Требникъ. Москва, 1852 года. Пѣснь 1, тропарь 3.
[38] Пѣснь 7, тропарь 2.
[39] Канонникъ, Пѣснь 6.
[40] Канонникъ, Пѣснь 9.
[41] Канонникъ, Пѣснь 9.
[42] Акаѳисты и каноны, изданіе Кіево-Печерской Лавры.
[43] Патерикъ Печерскій.
[44] Православно-догматическое Богословіе преосвященнаго Макарія, Томъ 5-й стран. 85, изданіе 1853 года. «Непрерывное, всегдашнее и повсемѣстное употребленіе въ Церкви ученія о мытарствахъ, особливо же между Учителями четвертаго вѣка, непререкаемо свидѣтельствуетъ, что оно передано имъ отъ Учителей предшествовавшихъ вѣковъ и основывается на преданіи апостольскомъ». Тамъ же стран. 86.
[45] Святый Іоаннъ Лѣствичникъ повѣствуетъ, что во время пребыванія его въ одномъ общежительномъ монастырѣ, близь Александріи, пришелъ въ этотъ монастырь для покаянія и постриженія въ монашество разбойникъ. Великій Отецъ, игуменъ монастыря, повелѣлъ учинить ему исповѣданіе грѣховъ своихъ при собраніи всего братства въ церкви. Когда разбойникъ исполнилъ это съ горячею ревностію и самоотверженіемъ, то Великій облекъ его немедленно въ /с. 156/ схиму. Святый Іоаннъ спросилъ наединѣ святаго игумена: почему онъ постригъ разбойника такъ скоро? Игуменъ привелъ въ причину то, что разбойникъ сподобился исповѣдію полнаго отпущенія грѣховъ. «И не невѣруй этому — присовокупилъ Великій — потому что нѣкоторый изъ присутствовавшихъ тутъ братій увѣрялъ меня, говоря: я видѣлъ нѣкоего страшнаго, державшаго исписанную хартію и трость; и когда исповѣдавшійся произносилъ свой грѣхъ, тотъ страшный изглаждалъ этотъ грѣхъ на хартіи тростію, и по справедливости, ибо говоритъ Писаніе: рѣхъ, исповѣмъ беззаконіе мое Господеви, и Ты оставилъ еси нечестіе сердца моего (Псал. XXXI, ст. 1)». Лѣствица, Слово 4-е.
     Не лишнимъ будетъ упомянуть здѣсь о событіи, намъ почти современномъ. Въ окрестностяхъ Вологды находится большое село, Кубенское, имѣющее нѣсколько приходовъ. Одинъ изъ приходскихъ священниковъ сдѣлался боленъ, и приближаясь уже къ кончинѣ, увидѣвъ одръ свой окруженнымь демонами, которые готовились похитить его душу и низвести во адъ. Тогда явились три Ангела. Одинъ изъ нихъ сталъ у одра, и началъ препираться о душѣ съ отвратительнымъ демономъ, державшимъ отверзтую книгу, въ которой были записаны всѣ грѣхи священника. Между тѣмъ пришелъ другой священникъ, чтобъ напутствовать собрата. Началась исповѣдь; больной, устремляя испуганные взоры въ книгу, произносилъ съ самоотверженіемъ грѣхи свои, какъ-бы извергая ихъ изъ себя, — и что-жъ видитъ онъ? Видитъ ясно, что едва произносилъ какой грѣхъ, какъ этотъ грѣхъ исчезалъ въ книгѣ, въ которой оставался пробѣлъ вмѣсто записи. Такимъ образомъ исповѣданіемъ онъ изгладилъ изъ бѣсовской книги всѣ грѣхи свои, и, получивъ исцѣленіе, остатокъ дней провелъ въ глубокомъ покаяніи, повѣдая ближнимъ, для назиданія ихъ, видѣніе, запечатлѣнное чудеснымъ исцѣленіемъ.
[46] Четьи-Минеи 5 апрѣля. «Воззрѣвъ, говоритъ преподобный Серапіонъ, присутствовавшій при кончинѣ преподобнаго Марка, видѣхъ душу Святаго, отъ соузовъ плотскихъ уже разрѣшившуюся и руками ангельскими бѣлосвѣтлою одеждою покрываемую и на небеса возносимую».
[47] Патерикъ Скитскій. Шествіе Великаго Макарія отъ земли къ небу видѣли нѣкоторые ученики его, бывшіе въ особенномъ преуспѣніи, а повѣдалъ объ этомъ шествіи преподобный Пафнутій, содѣлавшійся послѣ Великаго настоятелемъ Скита.

Источникъ: Сочиненія епископа Игнатія Брянчанинова. Томъ третій: Аскетическіе опыты. — Изданіе второе, исправленное и дополненное. — СПб.: Изданіе книгопродавца И. Л. Тузова, 1886. — С. 136-159.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.