Церковный календарь
Новости


2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 126-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 125-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 124-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 123-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 122-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 121-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 4-е, о мірѣ (1844)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 3-е, о Святомъ Духѣ (1844)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 30-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 29-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 28-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 27-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 26-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 25-я (1956)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Посланіе къ Руфиніану (1903)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Изъ 39-го праздничнаго посланія (1903)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 19 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.
Церковная письменность

Свт. Игнатій (Брянчаниновъ), еп. Кавказскій († 1867 г.)

Святитель Игнатій (въ мірѣ Димитрій Александровичъ Брянчаниновъ) (1807-1867), знаменитый русскій духовный писатель и проповѣдникъ, еп. Кавказскій и Черноморскій. Родился 5 (18) февраля 1807 г. въ селѣ Покровскомъ, Грязовецкаго уѣзда, Вологодской губерніи въ благочестивой дворянской семьѣ. Еще въ дѣтствѣ почувствовалъ склонность къ молитвеннымъ трудамъ и уединенію. По настоянію отца окончилъ С.-Петербургское Военное инженерное училище (1826). Желая принять монашество, еще до окончательнаго экзамена подавалъ прошеніе объ отставкѣ, но получилъ отказъ. Для прохожденія службы былъ отправленъ въ Динабургскую крѣпость, гдѣ вскорѣ заболѣлъ, и осенью 1827 г. его прошеніе объ отставкѣ по болѣзни получило удовлетвореніе. Сразу же поступилъ послушникомъ въ монастырь. 28 іюня (11 іюля) 1831 г. былъ постриженъ въ монашество съ именемъ Игнатій въ честь свщмуч. Игнатія Богоносца; 4 (17) іюля рукоположенъ въ іеродіакона, а 25 іюля (7 августа) — въ іеромонаха. Въ 1833 г. возведенъ въ санъ игумена, а въ 1834 г. — въ санъ архимандрита. Въ 1857 г. въ С.-Петербургскомъ Казанскомъ соборѣ былъ хиротонисанъ во епископа Кавказскаго и Черноморскаго. Въ 1861 г. еп. Игнатій по болѣзни ушелъ на покой и поселился въ Николо-Бабаевскомъ монастырѣ Костромской епархіи, гдѣ велъ уединенную молитвенную жизнь до самой своей кончины 30 апрѣля (13 мая) 1867 г. Собраніе сочиненій свт. Игнатія составляетъ восемь томовъ. Большая часть его писаній носитъ нравственно-аскетическій характеръ. Святитель послѣдовательно излагаетъ святоотеческое ученіе о покаяніи, какъ полномъ духовномъ перерожденіи человѣка. Память свт. Игнатія — 30 апрѣля (13 мая).

Сочиненія свт. Игнанія (Брянчанинова)

СОЧИНЕНІЯ ЕПИСКОПА ИГНАТІЯ БРЯНЧАНИНОВА.
Томъ 3-й: Аскетическіе опыты. (Изданіе 2-е. СПб., 1886).

СЛОВО О СМЕРТИ.

[Адскія муки].

Вѣчныя муки ожидающія грѣшниковъ во адѣ, такъ ужасны, что человѣкъ живущій на землѣ, не можетъ получить о нихъ яснаго понятія безъ особеннаго откровенія Божія. Всѣ наши лютыя болѣзни и злоключенія, всѣ страшнѣйшія земныя страданія и скорби ничтожны въ сравненіи съ адскими муками. Напрасно вопіютъ сладострастные эпикурейцы [1]: «Не можетъ быть, чтобъ адская мука, если только она существуетъ, была такъ жестока, была вѣчна! Это несообразно ни съ милосердіемъ Божіимъ, ни съ здравымъ разумомъ. Человѣкъ существуетъ на земли для наслажденія; онъ окруженъ предметами наслажденія: почему-жъ ему не пользоваться ими? Что тутъ худаго и грѣховнаго?» Оставляя этотъ кличъ на произволъ произносящимъ его и противопоставляющимъ его Божественному Откровенію и Ученію, сынъ Святой Церкви, пребывающій на землѣ для покаянія, руководствуется въ понятіяхъ своихъ о вѣчности и лютости адскихъ мукъ Словомъ Божіимъ. Чего не отвергало многострастное человѣческое сердце, чтобъ свободнѣе предаваться разврату! Оно употребило разумъ въ слѣпое орудіе своихъ грѣховныхъ пожеланій, хотя и величаетъ его здравымъ. Для своей грѣховной свободы оно отвергло ученіе о Богѣ и о Его заповѣдяхъ, возвѣщенное на землѣ Самимъ Сыномъ Божіимъ, отвергло, духовно-сладостнѣйшее наслажденіе, доставляемое любовію Божіею: мудрено ли, что оно отвергло бразду и грозу, останавливающія грѣшника въ путяхъ его, отвергло адъ и вѣчныя муки? Но они существуютъ. Грѣхъ всякой ограниченной /с. 123/ твари предъ ея Творцемъ, безконечно совершеннымъ, есть грѣхъ безконечный; а такой грѣхъ требуетъ безконечнаго наказанія. Наказаніе твари за грѣхъ предъ ея Творцемъ должно вполнѣ растлить ея существованіе: адъ съ своими лютыми и вѣчными муками удовлетворяетъ этому требованію неумолимой справедливости [2].

/с. 124/ Священное писаніе повсюду называетъ адскія муки вѣчными; это ученіе постоянно проповѣдывалось и проповѣдуется святою Церковію. Господь нашъ Іисусъ Христосъ нѣсколько разъ въ святомъ Евангеліи подтвердилъ грозную истину. Предвозвѣщая отверженнымъ грѣшникамъ общую участь съ падшими ангелами, Онъ объявилъ, что скажетъ имъ на страшномъ судѣ Своемъ: идите отъ Мене проклятіи во огнь вѣчный, уготованный діаволу и /с. 125/ ангеламъ его (Матѳ. XXV, 41). По изреченіи окончательнаго опредѣленія на родъ человѣческій, погибшіе отыдутъ въ муку вѣчную (Матѳ. XXV, 46). Въ повѣсти о жестокосердомъ богачѣ и нищемъ Лазарѣ Господь засвидѣтельствовалъ, что между обителями вѣчнаго блаженства и адскими темницами пропасть велика утвердися, и нѣтъ перехода отъ блаженства къ мукамъ, ни отъ мукъ къ блаженству (Лук. XVI, 29). Червь адскій не умираетъ, и огонь адскій не угасаетъ (Марк. IX, 48). Преисподнія темницы представляютъ странное и страшное уничтоженіе жизни, при сохраненіи жизни. Тамъ полное прекращеніе всякой дѣятельности; тамъ — одно страданіе; тамъ господствуетъ лютѣйшій изъ сердечныхъ недуговъ — отчаяніе; тамъ плачи и стоны, непривлекающіе никакого утѣшенія душѣ, раздираемой ими; тамъ узы и оковы неразрѣшимыя; тамъ тьма непроницаемая, несмотря на обиліе пламени; тамъ царство вѣчной смерти. Такъ ужасны адскія муки, что ничтожна предъ ними лютѣйшая изъ земныхъ мукъ — насильственная смерть. Спаситель міра, предвозвѣщая ученикамъ Своимъ поприще мученичества, заповѣдалъ: глаголю вамъ, другомъ Своимъ: не убойтеся отъ убивающихъ тѣло, и потомъ /с. 126/ не могущихъ лишше что сотворити. Сказую же вамъ кого убойтеся: убойтеся имущаго власть по убіеніи воврещи въ дебрь огненную: ей, глаголю вамъ, Того убойтеся (Лук. XII, 4, 5). Взирая окомъ вѣры на уготованное неизреченное блаженство для вѣрныхъ рабовъ Божіихъ и столько же неизреченныя муки, ожидающія рабовъ невѣрныхъ, святые мученики попрали лютѣйшія казни, которыя изобрѣтала противъ нихъ изступленная злоба мучителей, и безчисленными скорбьми и смертьми [3] сокрушили подъ ноги свои вѣчную смерть. На муки ада взирали непрестанною памятію о нихъ святые иноки — таинственные мученики — и этимъ воспоминаніемъ низлагали помыслы и мечтанія искусителя, живописно и увлекательно рисовавшаго предъ ихъ воображеніемъ, изощреннымъ пустынею, гибельное сладострастіе. Орудіе, заповѣданное Господомъ, воспоминаніе о смерти и вѣчныхъ мукахъ, употреблялъ преподобный Антоній Великій, особливо въ началѣ своего подвига. Въ ночное время діаволъ принималъ видъ прекрасныхъ женщинъ и, являясь Антонію въ этомъ видѣ, старался возбудить въ немъ грѣховное похотѣніе; но Антоній противополагалъ діавольскимъ мечтамъ живое представленіе пламени геенскаго, неусыпающаго червя и прочихъ ужасовъ ада, — этимъ оружіемъ погашалъ огонь сладострастія, и разрушалъ картины обольстительныя [4]. Только потому мы побѣждаемся страстями нашими, что забываемъ о казняхъ, послѣдующихъ за ними; только потому считаемъ тяжкими земныя скорби, что не изучили мученій адскихъ. Нѣкоторый инокъ, подвижнической жизни, сказалъ святому старцу: «душа моя желаетъ смерти». Старецъ отвѣчалъ: «ты такъ говоришь потому, что желаешь избѣжать скорбей, а не знаешь, что будущая скорбь несравненно жесточе здѣшней». Другой братъ вопросилъ Старца: «отчего я, живя въ келліи моей, пребываю въ небреженіи?» Старецъ отвѣчалъ: «потому, что ты не узналъ ни ожидаемаго покоя, ни будущей муки. Еслибъ ты зналъ ихъ какъ должно, то терпѣлъ бы, и не ослабѣвалъ и тогда, когда-бъ келлія твоя была полна червей, и ты стоялъ въ нихъ по шею» [5].

Господь, по великому милосердію Своему, открывалъ отчасти /с. 127/ вѣчныя муки нѣкоторымъ избранникамъ Своимъ, для ихъ спасенія и преуспѣянія. Чрезъ повѣданіе ихъ и наши понятія объ адскихъ мукахъ содѣлались яснѣе и подробнѣе. «Были два друга: — сказано въ нѣкоторой священной повѣсти — одинъ изъ нихъ, тронутый Словомъ Божіимъ, вступилъ въ монастырь, и проводилъ жизнь въ слезахъ покаянія; другой остался въ мірѣ, проводилъ разсѣянную жизнь, и, наконецъ, пришелъ въ такое ожесточеніе, что началъ дерзко насмѣхаться надъ Евангеліемъ. Среди такой жизни кончина постигла мірянина. Узнавъ о его смерти, монахъ, по чувству дружбы, началъ молить Бога, чтобъ загробная участь почившаго была ему открыта. По прошествіи нѣкотораго времени, въ тонкомъ снѣ, является иноку другъ его. «Что, каково тебѣ? хорошо ли»? — спросилъ монахъ явившагося. — Ты хочешь знать это? — со стономъ отвѣчалъ почившій: горе мнѣ, злосчастному! неусыпающій червь точитъ меня, не даетъ и не дастъ мнѣ покоя чрезъ цѣлую вѣчность». — «Какого рода, это мученіе»? — продолжалъ вопрошать монахъ. — «Это мученіе невыносимо! — воскликнулъ умершій — но нѣтъ возможности избѣжать гнѣва Божія. Ради твоихъ молитвъ теперь дана мнѣ свобода, и, если хочешь, я покажу тебѣ мое мученіе. Тебѣ не вынести, еслибъ я открылъ его такъ, какъ оно есть, вполнѣ; но, хотя отчасти, узнай его». При этихъ словахъ почившій приподнялъ одежду свою до колѣна. О ужасъ! вся нога была покрыта страшнымъ червемъ, снѣдавшимъ ее, и отъ ранъ выходилъ такой зловонный смрадъ, что потрясенный монахъ въ то же время проснулся. Но адскій смрадъ наполнилъ всю келлію, и такъ сильно, что монахъ въ испугѣ выскочилъ изъ нея, забывъ затворить за собою двери. Смрадъ проникъ далѣе, и разлился по монастырю; всѣ келліи переполнились имъ. Какъ самое время не уничтожило его, то иноки должны были совершенно оставить монастырь, и переселиться на другое мѣсто, а монахъ, видѣвшій адскаго узника и его ужасную муку, во всю жизнь свою не могъ избавиться отъ прилѣпившагося ему зловонія, ни отмыть его отъ рукъ, ни заглушить никакими ароматами [6]. Со/с. 128/гласно этой повѣсти свидѣтельствуютъ и другіе подвижники благочестія, которымъ были показаны адскія муки: безъ ужаса они не могли воспоминать своихъ видѣній, и въ непрестанныхъ слезахъ покаянія и смиренія искали обрѣсти отраду — извѣщеніе спасенія. Такъ случилось съ Исихіемъ Хоривскимъ. Во время тяжкой болѣзни душа его оставляла тѣло на цѣлый часъ. Пришедши въ себя, онъ умолялъ всѣхъ, находившихся при немъ, удалиться отъ него. Заградивъ двери келліи, онъ пробылъ двѣнадцать лѣтъ въ неисходномъ затворѣ, не произнося ни съ кѣмъ ни слова, не вкушая ничего, кромѣ хлѣба и воды; въ уединеніи задумчиво углублялся онъ въ видѣнное имъ во время изступленія, и непрестанно проливалъ тихія слезы. Когда надлежало ему скончаться, онъ сказалъ пришедшимъ къ нему братіямъ, послѣ многихъ ихъ просьбъ, только слѣдующее: «простите меня! кто стяжалъ памятованіе смерти, тотъ не можетъ согрѣшить» [7]. Подобно затворнику Хорива умиралъ и воскресъ затворникъ нашихъ отечественныхъ Кіевскихъ пещеръ, Аѳанасій, проводившій святую, Богоугодную жизнь. Онъ, послѣ продолжительной болѣзни, скончался. /с. 129/ Братія убрали тѣло его, по обычаю иноческому, но скончавшійся оставался непогребеннымъ въ теченіи двухъ дней, по нѣкоторому встрѣтившемуся препятствію. На третію ночь было божественное явленіе игумену, и онъ слышалъ гласъ: «Человѣкъ Божій, Аѳанасій лежитъ два дня непогребеннымъ, а ты не заботишься о немъ». Рано утромъ игуменъ съ братіею пришли къ почившему съ намѣреніемъ предать его тѣло землѣ, но нашли его сидящимъ и плачущимъ. Ужаснулись они, увидѣвъ его ожившимъ; потомъ начали вопрошать: какъ ожилъ онъ? что видѣлъ и слышалъ въ то время, какъ разлучался тѣломъ? На всѣ вопросы онъ отвѣчалъ только словомъ: «спасайтесь!» Когда же братія неотступно упрашивали сказать имъ полезное, то онъ завѣщалъ имъ послушаніе и непрестанное покаяніе. Вслѣдъ за этимъ Аѳанасій заключился въ пещерѣ, пребылъ въ ней безвыходно въ теченіе двѣнадцати лѣтъ, день и ночь проводя въ непрестанныхъ слезахъ, чрезъ день вкушая понемногу хлѣба и воды, и не бесѣдуя ни съ кѣмъ во все это время. Когда насталъ часъ его кончины, онъ повторилъ собравшимся братіямъ наставленіе о послушаніи и покаяніи, и скончался съ миромъ о Господѣ [8]. Страшно нѣкое чаяніе суда, говоритъ святый апостолъ Павелъ, и огня ревность, поясти хотящаго сопротивныя. Отвергся кто закона Моисеова, безъ милосердія при двоихъ или тріехъ свидѣтелехъ умираетъ. Колико мните горшія сподобится муки, иже Сына Божія поправый и кровь завѣтную скверну возмнивъ, ею же освятися, и Духа благодати укоривый? Вѣмы бо рекшаго: Мнѣ отмщеніе, Азъ воздамъ, глаголетъ Господь. И паки: яко судитъ Господь людемъ Своимъ. Страшно есть еже впасти въ руцѣ Бога живаго (Евр. X, 27, 31).

Пространство между небомъ и землею, пространство, которымъ отдѣляется Церковь торжествующая отъ Церкви воинствующей, обыкновенно называется и въ Священномъ Писаніи, и въ писаніяхъ святыхъ Отцовъ, и на общеупотребительномъ языкѣ человѣческомъ — воздухомъ. Предоставимъ ученымъ земли химическое изслѣдованіе этого воздуха, т. е. газовъ и другихъ тонкихъ веществъ, окружающихъ землю и простирающихся отъ поверхности ея на простран/с. 130/ство, неизвѣстное самимъ ученымъ: займемся изслѣдованіемъ того, что существенно нужно и полезно для нашего спасенія.

Что такое — этотъ синій сводъ, который мы видимъ надъ собою, и называетъ небомъ? точно ли это — небо? или это — только необъятная глубина воздуха, безпредѣльная, окрашивающаяся голубымъ цвѣтомъ и закрывающая отъ насъ небо? Послѣднее вѣроятнѣе: свойственно воздуху на большомъ пространствѣ принимать для глазъ нашихъ синеватый цвѣтъ и оттѣнять имъ другіе предметы, находящіеся въ отдаленіи отъ насъ. Въ этомъ всякій можетъ убѣдиться собственнымъ опытомъ. Стоитъ только въ ясный солнечный день стать на значительной высотѣ и посмотрѣть въ даль: зеленѣющія рощи, вспаханныя поля, строенія — словомъ, все представляется не въ своемъ цвѣтѣ, но съ синеватымъ отливомъ, производимымъ цвѣтомъ воздуха, находящагося между нашими глазами и тѣми предметами, на которые смотримъ. Чѣмъ далѣе эти предметы, тѣмъ они кажутся синѣе; наконецъ общая синева покрываетъ самые отдаленные предметы, и сливаетъ ихъ въ одну синюю полосу. Печально вѣрное изображеніе ограниченности нашей, произведенной, поддерживаемой въ насъ грѣхомъ! Но лучше знать ее, нежели въ невѣдѣніи обольщать себя ложнымъ мнѣніемъ неограниченнаго видѣнія и вѣдѣнія.

Совершенные христіане, очистившіе свои чувства, точно видѣли небо, и усмотрѣли на небѣ и въ воздухѣ то, чего мы не видимъ дебелыми нашими очами. Такъ, внезапно увидѣлъ, по дѣйствію Святаго Духа, отверзшееся небо святый первомученикъ Стефанъ, предъ страдальческою кончиною своею, стоя въ многочисленномъ собраніи іудеевъ, враждебныхъ Христу и христіанству. Стефанъ же, говоритъ Священное Писаніе, сый исполнь Духа Святаго воззрѣвъ на небо, видѣ славу Божію и Іисуса, стояща одесную Бога, и рече: се вижу небеса отверста, и Сына человѣча одесную стояща Бога (Дѣян. VII, 55, 56). Видѣли небо и входъ учителя своего во врата небесныя святые ученики Макарія Великаго, конечно, такъ же какъ и Стефанъ, при посредствѣ Святаго Духа [9]. Видѣлъ преподобный Исидоръ Скитскій, присутствовавшій при кончинѣ юнаго подвижника Захаріи, отверзшимися врата небесныя для /с. 131/ умирающаго, и воскликнулъ: «радуйся, сынъ мой Захарія; для тебя отворились небесныя врата!» [10]. Видѣлъ, какъ уже выше сказано, преподобный Іоаннъ Коловъ лучезарный путь отъ земли до неба, по которому Ангелы возносили душу почившей Таисіи [11]. Увидѣла, при отверзеніи душевныхъ очей, отверзшееся небо и сошедшаго оттуда молніеноснаго Ангела мать старца Паисія Нямецкаго, неутѣшно скорбѣвшая объ отшествіи ея сына въ монашество [12]. Когда начинаютъ дѣйствовать чувства, уже несвязанныя паденіемъ, дѣйствіе ихъ необыкновенно изощряется, самый кругъ дѣйствія принимаетъ обширные размѣры — пространство для нихъ сокращается. Вышеупомянутыя видѣнія Святыхъ служатъ тому достаточнымъ доказательствомъ; но для большей ясности не останавливаемся представить и другіе духовные опыты. Святый Антоній Великій, обитавшій въ одной изъ пустынь Египта, недалеко отъ Чермнаго моря, увидѣлъ возносимую на небо Ангелами душу преподобнаго Аммона, подвизавшагося на другой оконечности Египта, въ Нитрійской пустынѣ. Ученики Великаго замѣтили день и часъ видѣнія, — потомъ узнали отъ братій, пришедшихъ изъ Нитріи, что преподобный Аммонъ скончался именно въ тотъ день и часъ, въ которые видѣлъ вознесеніе души его преподобный Антоній Великій. Разстояніе между пустынями требовало тридцати дней путешествія для пѣшехода [13]. Очевидно, что зрѣніе христіанина, обновленнаго Святымъ Духомъ и достигшаго высокой степени совершенства, простирается далеко за предѣлы зрѣнія человѣческаго въ его обыкновенномъ состояніи; подобно обновленному зрѣнію дѣйствуетъ и слухъ обновленный. Нетрудно было духоноснымъ ученикамъ Макарія Великаго видѣть шествіе его души по воздуху и слышать слова, произнесенныя ею на воздухѣ и при входѣ во врата небесныя. Когда къ этому великому Макарію привели женщину, которой видъ измѣнился по навожденію нечистаго духа, и нѣкоторые изъ учениковъ его не могли замѣтить дѣйствія діавольскаго, очевиднаго для Великаго, то онъ сказалъ имъ, что причина такого невидѣнія ихъ — плотское состояніе ихъ чувствъ, неспособныхъ для зрѣнія духовъ и дѣйствій ихъ [14]. Въ этомъ состояніи мы находимся, какъ въ темницѣ и оковахъ.

/с. 132/ Но большая часть людей не ощущаетъ своего плѣна и своей темницы: они кажутся имъ удовлетворительнѣйшею свободою. Познаніе и ощущеніе такого состоянія нашего — даръ Божій. Открылъ это состояніе Святый Духъ пророку Давиду, и Давидъ произнесъ отъ всего человѣчества и отъ каждаго человѣка умилительнѣйшую молитву къ Богу о избавленіи отъ состояніи бѣдственнаго. Изведи, молитвенно воспѣваетъ и вопіетъ онъ, изъ темницы душу мою исповѣдатися имени Твоему (Псал. CXLI, 8). Апостолъ Петръ называетъ плотское и душевное состояніе человѣковъ, хотя и благочестивыхъ, темнымъ мѣстомъ. Мѣсто можетъ быть не только вещественное, но, въ отвлеченномъ значеніи, и мысленное и нравственное, какъ Писаніе говоритъ: въ мирѣ (сердечномъ) мѣсто Его (Божіе) (Псал. LXXV, 3). Заключеннымъ въ темномъ мѣстѣ и желающимъ спастись должно руководствоваться, какъ свѣтиломъ, священнымъ и святымъ Писаніемъ, доколѣ не низойдетъ на нихъ Святый Духъ и не содѣлается для нихъ живою книгою божественнаго ученія, всегда отверзтою и неумолкающею. Имамы извѣстнѣйшее пророческое слово, ему же внимающе, яко свѣтилу сіяющу въ темнѣмъ мѣстѣ, добрѣ творите, дондеже день озаритъ и денница возсіяетъ въ сердцахъ вашихъ (2 Пет. I, 19).

Заключенные въ темницѣ земнаго мудрованія! Услышимъ тѣхъ, которые стяжали о Господѣ духовную свободу, и озарились духовнымъ разумомъ! Слѣпорожденные! услышимъ прозрѣвшихъ отъ прикосновенія къ очамъ ихъ перста Божія, увидѣвшихъ свѣтъ истины, увидѣвшихъ и увѣдавшихъ, при сіяніи этого свѣта, невидимое и невѣдомое для плотскихъ и душевныхъ умовъ. Слово Божіе и содѣйствующій слову Духъ открываютъ намъ, при посредствѣ избранныхъ сосудовъ своихъ, что пространство между небомъ и землею, вся видимая нами лазуревая бездна воздуховъ, поднебесная, служитъ жилищемъ для падшихъ ангеловъ, низвергнутыхъ съ неба. Бысть брань на небеси, повѣствуетъ великій зритель тайнъ, святый Іоаннъ Богословъ: Михаилъ и Ангели его брань сотвориша /с. 133/ съ зміемъ, и змій брася и ангели его. И не возмогоша, и мѣста не обрѣтеся имъ ктому на небеси (Апок. XII, 7, 8). Это низверженіе діавола и увлеченныхъ имъ духовъ съ неба, по объясненію святаго Андрея Кесарійскаго, послѣдовало за первымъ согрѣшеніемъ ихъ, когда они были устранены святыми силами изъ Ангельскаго сонма, и изринуты изъ него, какъ повѣдаетъ о томъ святый пророкъ Іезекіиль (Іезек. XXVIII, 16). Въ книгѣ Іова падшій ангелъ уже представляется блуждающимъ въ неизмѣримомъ пространствѣ поднебесной; онъ скитался въ ней, быстро пролеталъ ее, томимый ненасытною злобою къ роду человѣческому (Іов. I, 7). Святый апостолъ Павелъ называетъ падшихъ ангеловъ духами злобы поднебесными (Ефес. VI, 12), а главу ихъ — княземъ власти воздушной (Ефес. II, 2). Падшіе ангелы разсѣяны во множествѣ по всей прозрачной безднѣ, которую мы видимъ надъ собою. Они не престаютъ возмущать всѣ общества человѣческія и каждаго человѣка порознь; нѣтъ злодѣянія, нѣтъ преступленія, котораго бы они не были зачинщиками и участниками; они склоняютъ и научаютъ человѣка грѣху всевозможными средствами [15]. Супостатъ вашъ діаволъ, говоритъ святый апостолъ Петръ, яко левъ рыкая ходитъ, искій кого поглотити (1 Петр. V, 8) и во время земной жизни нашей, и по разлученіи души съ тѣломъ. Когда душа христіанина, оставивъ свою земную храмину, начнетъ стремиться чрезъ воздушное пространство въ горнее отечество, демоны останавливаютъ ее, стараются найти въ ней сродство съ собою, свою грѣховность, свое паденіе, и низвести ее во адъ, уготованный діаволу и ангеломъ его. Такъ дѣйствуютъ они по праву, пріобрѣтенному ими.

Богъ, сотворивъ Адама и Еву, предалъ имъ владычество надъ землею. Онъ благословилъ ихъ, повѣствуетъ Писаніе, глаголя: раститеся и множитеся, и наполните землю, и господствуйте ею, и обладайте рыбами морскими, и звѣрями и птицами небесными, и всѣми скотами, и всею землею, и всѣми гадами, пресмыкающимися по земли (Быт. I, 28). Не только земля поручена была первымъ человѣкамъ, имъ порученъ былъ самый рай, который они обязаны были воздѣлывать и охранять (Быт. II, 15). Они имѣли надъ собою /с. 134/ Владыкою единаго Бога. Что-жъ сдѣлали они въ раю?.. Увы! несчастное ослѣпленіе! Увы! ослѣпленіе и безуміе непостижимыя! Внявъ коварному и убійственному совѣту падшаго ангела, они свергли съ себя благое иго повиновенія Богу, и возложили на себя желѣзное иго повиновенія діаволу. Увы! прародители наши преступили повелѣніе Божіе, и исполнили совѣтованіе всезлобнаго врага своего, духа мрачнаго, духа богохульнаго, льстиваго и лживаго. Этимъ поступкомъ, по весьма естественному порядку, они нарушили свое общеніе съ Богомъ, и не только вступили въ общеніе съ діаволомъ, но и произвольно подчинили себя ему, а съ собою и ту часть созданія, которая сотворена была для нихъ и надъ которою Богомъ предоставлено было имъ владычество. «Врагъ, прельстившій Адама, говоритъ Макарій Великій, и такимъ образомъ восхитившій господство надъ нимъ, лишилъ его всей власти, и объявленъ княземъ вѣка сего. Сначала Богъ поставилъ человѣка княземъ этого вѣка и господиномъ всего видимаго» [16]. Праотцы наши изринуты изъ рая на землю, земля проклята ради ихъ, и Херувимъ съ пламеннымъ, вращающимся оружіемъ поставленъ хранить путь древа жизни (Быт. III, 24). Но и другой Херувимъ [17] сталъ на пути человѣка къ раю, тотъ Херувимъ, который не пощадилъ своего дивнаго величія, начальникъ и родитель зла и смерти, ниспавшій въ пропасть погибели, увлекшій туда множество ангеловъ и весь родъ человѣческій. Этотъ Херувимъ, по справедливому попущенію и распредѣленію Божію, съ сонмомъ ангеловъ падшихъ, князь воздушный, князь міра и вѣка сего, князь и глава добровольно покорившихся ему ангеловъ и человѣковъ, сталъ на пути отъ земли къ раю, и съ того времени до спасительнаго страданія и животворной смерти Христовой не пропустилъ по пути тому ни одной души человѣческой, разлучившейся съ тѣломъ. Врата небесныя /с. 135/ заключились для человѣковъ навсегда. И праведники и грѣшники нисходили во адъ.

Врата вѣчныя и пути непроходимыя открылись предъ Господомъ нашимъ Іисусомъ Христомъ, Который, воспріявъ вольную смерть, сошелъ Пресвятою Душею Своею и неразлучившимся съ нею Божествомъ во адъ, сокрушилъ его вереи и врата, освободилъ его плѣнниковъ [18], потóмъ, воскресивъ Свое Тѣло, прошелъ уже съ нимъ пространство поднебесной, небо, небеса небесъ, и вступилъ на престолъ Божества. Ужаснулись темныя власти въ ожесточеніи и ослѣпленіи своемъ, видя шествіе Богочеловѣка, уничтожающаго всю силу ихъ: въ духовной радости, съ величайшимъ торжествомъ, чиноначалія святыхъ Ангеловъ отверзли предъ Нимъ горнія врата [19]. Потомъ снова объялъ ужасъ демоновъ, когда они увидѣли разбойника, за исповѣданіе Христа, восходящаго за Христомъ въ рай: тогда они съ изумленіемъ познали силу искупленія.

Недовѣдомою премудростію Божіею, по искупленіи рода человѣческаго Господомъ нашимъ Іисусомъ Христомъ, предоставлена человѣкамъ свобода въ избраніи жизни и смерти, въ принятіи Искупителя и искупленія, или въ отверженіи ихъ. И многіе, къ несчастію, весьма многіе, пожелали остаться въ общеніи съ сатаною, въ плѣну и рабствѣ у него, объявили себя открыто врагами Спа/с. 136/сителя и Его Божественнаго Ученія. Также многіе, вписавъ себя въ Его воинство и объявивъ себя Его служителями, нарушаютъ обѣтъ вѣрности Ему, — дѣйствіями своими, явными и тайными, вступаютъ въ союзъ съ духами злобы. Всѣ, явно отвергшіе Искупителя, отселѣ составляютъ достояніе сатаны: души ихъ, по разлученіи съ тѣлами, нисходятъ прямо во адъ. Но и христіане, уклоняющіеся ко грѣху, недостойны немедленнаго переселенія изъ земной жизни въ блаженную вѣчность. Самая справедливость требуетъ, чтобъ эти уклоненія ко грѣху, эти измѣны Искупителю были взвѣшены и оцѣнены. Необходимы судъ и разборъ, чтобъ опредѣлить степень уклоненія ко грѣху христіанской души, чтобъ опредѣлить, что преобладаетъ въ ней — вѣчная жизнь или вѣчная смерть. И ожидаетъ каждую христіанскую душу, по исшествіи ея изъ тѣла, нелицепріятный Судъ Божій, какъ сказалъ святый апостолъ Павелъ: лежитъ человѣкомъ единою умрети, потомъ же судъ (Евр. IX, 27).

Примѣчанія:
[1] Эпикуръ, греческій философъ, утверждалъ, что человѣкъ находится на землѣ для наслажденія, и предоставлялъ послѣдователямъ своимъ вполнѣ предаваться ему. Чтобъ доставить разврату всю свободу, онъ отвергалъ бытіе Божіе и безсмертіе души человѣческой. Для всѣхъ, желающихъ разрушить законъ, ограничивающій ихъ злую волю, уничтожить даже воспоминаніе о Богѣ, о добродѣтели, о казни за грѣхъ, ученіе Эпикура оказалось столько удобнымъ, что нашло множество послѣдователей въ древнія и особливо въ новѣйшія времена.
[2] Эти положенія о безконечности адскихъ мукъ заимствованы изъ извѣстной, математической теоріи о безконечномъ. Къ этой теоріи мы обращаемся часто, чтобъ по возможности правильно и точно объяснить отношенія тварей къ Творцу, въ собственномъ смыслѣ непостижимыя и необъяснимыя. Неспособна къ такому объясненію ни одна наука, кромѣ математики. Она, одна она, доказывая неприступность безконечнаго къ постиженію его, ставитъ въ правильныя отношенія къ нему всѣ числа, то есть, всѣ виды тварей. Вселенная есть число, и всѣ составныя части ея суть числа. Непосвященный въ таинства математики никакъ не совмѣститъ въ себѣ понятія, что всѣ числа, столько различныя между собою, вмѣстѣ совершенно равны одно съ другимъ въ отношеніи къ безконечному. Причина такого равенства, очень проста и ясна; она заключается въ безконечной, слѣдовательно постоянно равной, разницѣ между безконечнымъ и какимъ бы то ни было числомъ. При посредствѣ неоспоримыхъ выводовъ математики дѣлается очевиднымъ, что понятіе о числѣ есть понятіе относительное, а не существенное Это понятіе, составляя естественную принадлежность ограниченныхъ разумныхъ тварей, составляя неотразимое послѣдствіе впечатлѣній, подъ вліяніе которыхъ твари вступаютъ вмѣстѣ съ вступленіемъ въ существованіе, никакъ не можетъ быть принадлежностію существа безконечнаго. Безконечное, объемля собою всѣ числа, вмѣстѣ съ этимъ пребываетъ превыше всякаго числа по свойству совершенства, неимѣющаго ни въ чемъ никакого недостатка и неспособнаго подвергнуться недостатку. По этому свойству безконечное, объемля всѣ впечатлѣнія, пребываетъ превысшимъ всякаго впечатлѣнія: иначе оно подверглось бы измѣненіямъ, что свойственно числамъ и несвойственно безконечному. Если-жъ число не имѣетъ существеннаго значенія: то вполнѣ естественно міру быть сотвореннымъ изъ ничего дѣйствіемъ безконечнаго, которое одно имѣетъ существенное значеніе. Естественно дѣйствію безконечнаго быть превыше постиженія человѣческаго. Таковы неопровержимыя истины, добытыя уму человѣческому математикою: ея нуль, изображающій идею о несуществующемъ, обращается въ число, когда дѣйствуетъ на него безконечное. Въ помощь математикѣ приходятъ естественныя науки, къ которымъ она относится какъ душа къ тѣлу. Безъ математики онѣ не могутъ существовать; онѣ строятся и держатся на ней, какъ плоть на скелетѣ. Во всей природѣ господствуетъ строжайшій математическій разсчетъ. Что-жъ открываютъ намъ естественныя науки? То, что вещество, въ средѣ котораго мы вращаемся, которое видимъ и осязаемъ разнообразно и прикосновеніями, и слухомъ, и вкусомъ, и обоняніемъ, — это вещество не только не понято, не постигнуто нами, — мало этого! — оно непостижимо для насъ. Придумана теорія атомовъ, чтобъ была возможность остановиться, и основать дальнѣйшія сужденія на чемъ-нибудь правдоподобномъ. Теорія атомовъ остается произвольнымъ предположеніемъ (ипотезою). Въ точномъ смыслѣ нѣтъ существъ въ природѣ: въ ней одни явленія. Этому закону подчинены и числа; нѣтъ числа, которое бы не могло измѣняться отъ присовокупленія къ нему или отъ исключенія изъ него; нѣтъ числа, которое не могло бы обратиться въ нуль. Всякое число есть явленіе. /с. 124/ Одно безконечное постоянно пребываетъ неизмѣннымъ, оно не измѣняется ни отъ присовокупленій къ нему, ни отъ вычитаній изъ него. Одно безконечное совмѣщаетъ въ себѣ всю жизнь; одно оно есть въ точномъ смыслѣ существо. Если такъ, то сотвореніе міра Богомъ есть математическая необходимость и истина. Сколько вѣрна эта истина, столько вѣрна и та истина, что мірозданіе, какъ дѣло Ума неограниченнаго, не можетъ быть постигнуто, обсуждено и повѣрено ограниченнымъ умомъ человѣческимъ. Первую истину открываетъ человѣкамъ, заодно съ наукою, Божественное Писаніе; на основаніи второй истины человѣческій разумъ не имѣетъ ни права, ни возможности отвергать того повѣданія о міросотвореніи, которое читаемъ въ книгѣ Бытія. Это опять подтверждаетъ наука. Съ неба гремитъ намъ апостолъ Іоаннъ Богословъ: Въ началѣ бѣ Слово и Слово бѣ къ Богу, и Богъ бѣ Слово. Математика отвѣчаетъ съ земли: «Истина, всесвятая Истина! иначе быть не можетъ. Таково свойство безконечнаго: оно, одно оно, живетъ въ себѣ и собою. Оно — саможизнь. Дѣйствія его на числа, какъ бы ни были громадны, не имѣютъ и не могутъ имѣть никакого вліянія на образъ существованія безконечнаго, отдѣленнаго отъ всѣхъ тварей безконечнымъ различіемъ, существующаго среди тварей вполнѣ независимо отъ тварей и несмѣсно съ ними. Нѣтъ никакого сходства между существованіемъ и существованіемъ». Опять гремитъ Богословъ: вся Тѣмъ быша, и безъ Него ничтоже бысть, еже бысть. И опять отвѣчаетъ математика: «Истина, всесвятая Истина! явленія, какъ и числа, должны имѣть свой источникъ, источникъ неизсякаемый, — и такой источникъ есть безконечное, есть Богъ!» Бога никтоже видѣ нигдѣже, продолжаетъ провозглашать человѣчеству небесный Вѣстникъ, и опять въ срѣтеніе его исповѣдуетъ математика: «Истина, всесвятая Истина! по безконечному различію, которымъ отличается безконечное отъ всякаго числа, нѣтъ возможности никакому ограниченному существу, какъ бы оно ни было возвышено, видѣть Бога, ни чувственнымъ зрѣніемъ, ни постиженіемъ ума!» Богъ пребываетъ въ свѣтѣ неприступномъ во всѣхъ отношеніяхъ, сказалъ Апостолъ. Богъ объявилъ о Себѣ въ Евангеліи: Я — жизнь. Жизнь эта такъ всемогуща, что дала существованіе всей твари, существующей существованіемъ, заимствованнымъ изъ саможизни, что возвращаетъ жизнь тѣмъ тварямъ, которыя утрачиваютъ свою жизнь смертію. Жизнь безконечная не можетъ не быть всемогущею. Согласно съ положительною наукою святая Церковь исповѣдуетъ, что души человѣческія и Ангелы безсмертны не по естеству, а по Божіей благодати. Какое вѣрное сужденіе: оно сдѣлано въ то время, когда математика безмолвствовала объ этомъ предметѣ. Необходимо усвоить себѣ понятія о безконечномъ различіи безконечнаго, и по естеству и по свойствамъ, отъ чиселъ, и при сужденіяхъ о Богѣ повсюду имѣть въ виду это различіе, опредѣлять его, чтобъ не увлечься къ сужденіямъ, превышающимъ нашу способность пониманія, и потому къ сужденіямъ неправильнымъ по необходимости. Безъ этого придется бредъ свой выставлять за /с. 125/ истину къ погибели своей и къ погибели человѣчества. Мечтатели сдѣлались безбожниками, а изучившіе глубоко математику всегда признавали не только Бога, но и христіанство, хотя и не знали христіанства, какъ должно. Таковы были Невтонъ и другіе.
     Желательно, чтобъ кто-либо изъ православныхъ христіанъ, изучивъ положительныя науки, изучилъ потомъ основательно подвижничество православной Церкви, и даровалъ человѣчеству истинную философію, основанную на точныхъ знаніяхъ, а не на произвольныхъ ипотезахъ. Мудрецъ греческій Платонъ воспрещалъ упражненіе въ философіи безъ предварительнаго изученія математики. Вѣрный взглядъ на дѣло! безъ предварительнаго изученія математики съ зиждущимися на ней другими науками и безъ дѣятельныхъ и благодатныхъ познаній въ христіанствѣ невозможно въ наше время изложеніе правильной философской системы. Многіе, признающіе себя свѣдущими въ философіи, но незнакомые съ математикою и естественными науками, встрѣчая въ сочиненіяхъ матеріалистовъ произвольныя мечты и ипотезы, никакъ не могутъ отличить ихъ отъ знаній, составляющихъ собственность науки, никакъ не могутъ дать удовлетворительнаго отзыва и опроверженія на самый нелѣпый бредъ какого-либо мечтателя, очень часто сами увлекаются этимъ бредомъ въ заблужденіе, признавъ его доказанною истиною. Одна логика можетъ обойтись безъ математики; но и логика въ сущности неразрывно связана съ математикой, и отъ послѣдней можетъ заимствовать особенную точность и положительность. Что такое — силлогизмъ? Это — алгебраическое уравненіе. Что такое пропорціи и прогрессіи? Это — логичная послѣдовательность понятій.
[3] Требникъ, послѣдованіе постриженіе въ малую схиму.
[4] Vita beati Antonii, Patrologia, Tom. LXXIII. Также Четьи-Минеи 17 января.
[5] Преподобнаго аввы Дороѳея поученіе о страхѣ будущія муки.
[6] Письмо 6-е Святогорца. Подобно этому въ наше время нѣкоторая старица въ Горицкомъ Дѣвичьемъ монастырѣ, близь города Кириллова Новгородской губерніи, видѣла во снѣ адскія муки, и, во свидѣтельство истины сновидѣнія, адское зловоніе оставалось въ ея обоняніи въ теченіе цѣлыхъ семи дней, не допуская ее въ теченіе всего этого времени вкусить какой-либо пищи. — Свя/с. 128/тый Димитрій Ростовскій такъ исчисляетъ адскія муки: «Будутъ тамо терпѣть и огонь неугасающій; ибо реклъ Христосъ Спаситель нашъ: огнь ихъ не угаснетъ (Марк. IX, 44). — Будетъ же тамо и зима лютая, и отъ тоя студености, не терпя, грѣшніи скрежетати зубы своими будутъ. О семъ рекъ Христосъ Спаситель нашъ: тамо будетъ плачъ и скрежетъ зубомъ (Лук. XIII, 28)... Будетъ же тамо и непрестанное червей томленіе, которые будутъ тамо непрестанно терзати и ясти человѣкъ грѣшныхъ, и никогда они умрети не имутъ, ибо речено есть: червь ихъ не умретъ (Марк. IX, 44)... Будетъ же тамо еще и смрадъ нестерпимый отъ огня сѣрчатаго: ибо написано есть: огнь и жупелъ и духъ буренъ часть чаши ихъ (Пс. X, 6)... Будетъ же тамо и тоска велія, такова лютая, яко аще бы возможно было умрети, то въ сладость бы ея (смерть) со тщаніемъ ради были воспріяти, но никогда же умрутъ. Ибо писано есть: взыщутъ человѣцы смерти, и не обрящутъ ея; и вожделѣютъ умрети, и убѣжитъ отъ нихъ смерть (Апок. IX, 6)... Еще же будетъ тамо и тьма кромѣшная: ибо писано есть: связавше ему руцѣ и нозѣ, вверзите (его) во тму кромѣшную (Матѳ. XXII, 13); и въ той тмѣ вверженныя будутъ сидѣти во вѣки, и не будутъ видѣти лица Божія никогда... Будетъ же тамо и гладъ, ибо рекъ самъ Христосъ: горе вамъ, насыщенніи нынѣ, яко взалчете (Лук. VI, 25)... Еще же тамо будетъ и жажда велія, ибо самъ же Христосъ рекъ: яко вы возжаждете. Тамо же будетъ тѣснота велія: ибо адъ полонъ будетъ человѣкъ грѣшныхъ, овіи верху, овіи среди его, иніи же въ самомъ днѣ адскомъ. Ибо якоже кто насыплетъ мешецъ пѣнязей полнъ, и завяжетъ его, или кто каковый сосудъ наполнитъ до верху рыбою, и закроетъ его: тако и Богъ, весь адъ полнъ человѣки грѣшными наполнитъ, и заключитъ его, чтобъ оттуду грѣшницы не исходили.
[7] Лѣствицы степень 6-я.
[8] Патерикъ Печерскій. Память преподобнаго Аѳанасія совершается 2 декабря.
[9] Патерикъ Скитскій.
[10] Патерикъ Скитскій.
[11] Патерикъ Скитскій.
[12] Житіе Паисія Нямецкаго, параграфъ 14.
[13] Патерикъ Скитскій.
[14] Жена подверглась діавольскому искушенію за то, /с. 132/ что провела цѣлыя шесть недѣль безъ пріобщенія святыхъ Христовыхъ Тайнъ. При обильномъ дѣйствіи Божественной благодати въ первенствующей Церкви и такія погрѣшности, которыя нынѣ кажутся малозначительными, влекли за собою наказаніе Божіе (Дѣян. гл. V). Патерикъ Скитскій.
[15] Cassiani collatio VIII. Это очевидно изъ писаній и многихъ другихъ святыхъ Отцовъ.
[16] Слово 4, гл. 3. Что власть сатаны надъ падшими ангелами и человѣками, надъ міромъ и вѣкомъ, не есть собственность его, но пріобрѣтена отъ тѣхъ, которые произвольно предали ее ему, онъ самъ засвидѣтельствовалъ предъ Спасителемъ, когда показалъ Ему вся царствія вселенныя въ часѣ временнѣ, и сказалъ о нихъ: Тебе дамъ власть сію всю и славу ихъ: яко мнѣ предана есть, и, емуже аще хощу, дамъ — (Лук. IV, 5, 6).
[17] Пр. Кассіанъ полагаетъ, что сатана до паденія принадлежалъ къ лику Херувимовъ (Col. VII cap. VIII). И другіе святые Отцы согласны, что онъ изъ числа высшихъ ангеловъ.
[18] «Ужаснулась смерть, узрѣвъ, что снисшелъ во адъ новый Нѣкто, недержимый тамошними узами. Почему же, увидѣвъ Его, убоялись вы, вратницы адовы (Іов. XXXVIII, 17)? Какой необычайный страхъ овладѣлъ вами? Бѣжала смерть, и бѣгство обличило боязнь. Стеклись святые Пророки, и законодатель Моисей, и Авраамъ, и Исаакъ, и Іаковъ, и Давидъ, и Самуилъ, и Исаія, и Креститель Іоаннъ, который вѣщаетъ и свидѣтельствуетъ: Ты ли еси грядый, или иного чаемъ (Матѳ. XI, 3)? Искуплены всѣ праведные, которыхъ поглотила смерть: потому что проповѣданному Царю надлежало содѣлаться Искупителемъ добрыхъ проповѣдниковъ. И послѣ сего каждый изъ сихъ праведниковъ сказалъ: гдѣ ти, смерте, жало? Гдѣ ти, аде, побѣда? (1 Кор. XV, 55). Насъ искупилъ Побѣдодавецъ». Святаго Кирилла Іерусалимскаго 14 Огласительное Слово, § 19, по переводу московской Духовной Академіи.
[19] Когда сошелъ Господь Іисусъ Христосъ во адъ, устрашились князи адскіе и возопили: Возмитесь врата плачевныя; взошелъ Царь славы, Христосъ. Когда Господь сокрушилъ адъ, и, освободивъ изъ его плѣна души праведниковъ, возносился на небо, то небесныя Силы, удивляясь новому чуду, вопіяли: возьмите врата. Одни изъ нихъ вопіяли: Кто Царь славы? другіе отвѣчали: Господь силъ, сходящій плотію, Богъ-Слово, сидящій на престолѣ славы, Сынъ Отца, предвѣчно сущій со Отцемъ, сошедши на землю, воспріялъ человѣчество и вознесъ его съ Собою на небо — Царь славы». Толкованіе, заимствованное изъ святыхъ Отцовъ и помѣщенное по третьей каѳизмѣ въ Псалтири изданія Кіево-Печерской Лавры съ толкованіями на брезѣ.

Источникъ: Сочиненія епископа Игнатія Брянчанинова. Томъ третій: Аскетическіе опыты. — Изданіе второе, исправленное и дополненное. — СПб.: Изданіе книгопродавца И. Л. Тузова, 1886. — С. 122-136.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.