Церковный календарь
Новости


2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 30-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 29-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 28-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 27-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 26-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 25-я (1956)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Посланіе къ Руфиніану (1903)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Изъ 39-го праздничнаго посланія (1903)
2019-06-16 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 120-е (1895)
2019-06-16 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 119-е (1895)
2019-06-15 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 14-е къ монахамъ (1829)
2019-06-15 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 13-е къ монахамъ (1829)
2019-06-15 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 2-я (1921)
2019-06-15 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 1-я (1921)
2019-06-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 24-я (1956)
2019-06-15 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 23-я (1956)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - понедѣльникъ, 17 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.
Церковная письменность

Архіеп. Евлампій (Пятницкій) († 1862 г.)
СТРАСТНАЯ СЕДМИЦА СЪ ЛАЗАРЕВОЮ СУББОТОЮ И НЕДѢЛЕЮ ВАІЙ.
(Поученія съ субботы Лазаревой до Великой. М., 1853)

СЛОВО II. [ВЪ ВЕЛИКІЙ ЧЕТВЕРТОКЪ].
На пріобщеніе Тѣла и Крови Христовой.

Сія чаша Новый Завѣта моею кровію, яже за вы проливается (Лук. 22, 20.).

Когда мы ни пріобщаемся тѣла и крови Хрістовой, всегда воспоминаемъ жертву безпредѣльной любви къ намъ Сына Божія, принесшаго Себя на крестномъ жертвенникѣ за грѣхи наши. Но когда пріобщаемся тайной вечери въ этотъ день, который служитъ для насъ священнымъ памятникомъ самаго установленія оной: тогда по необыкновенному дѣйствію на насъ сего священнаго времени, мы, въ живомъ чувствѣ вѣры и любви, какъ бы соприсутствуемъ въ самой Сіонской горницѣ на Божественной вечери, которую Спаситель, оканчивая послѣднее время зем/с. 103/ной жизни Своей, совершаетъ съ особеннымъ Божественнымъ и желаніемъ и дѣйствіями. На вечери Онъ возлежитъ посредѣ учениковъ, какъ исполненный любовію Отецъ посреди чадъ, возлежа поучаетъ ихъ и словомъ, а паче примѣромъ глубочайшаго смиренія, каковое показалъ въ умовеніи ногъ ихъ; наконецъ съ неизглаголанною любовію раздѣляетъ съ ними вечерю.

По умовеніи ногъ, когда Спаситель опять возлегъ на вечери: тогда выразилъ наполнявшее Его Божественное чувство, съ какимъ совершалъ Онъ сію вечерю: желаніемъ возжелѣхъ, говоритъ Онъ ученикамъ съ пламеннымъ чувствомъ, желаніемъ возжелѣхъ сію пасху ясти съ вами, прежде даже не пріиму мукъ (Лук. 22, 15.), и съ неизглаголанною любовію раздѣляя съ ними таинственную вечерю, пріемлетъ сперва хлѣбъ, потомъ вино, и особеннымъ Божественнымъ дѣйствіемъ благословляя оныя, подъ видомъ благословеннаго хлѣба предлагаетъ ученикамъ въ таинственную снѣдь — тѣло Свое, которое немедленно имѣлъ вознести на крестъ, и подъ видомъ благословеннаго вина — кровь Свою, которую въ крестныхъ страданіяхъ имѣлъ излить въ очищеніе грѣховъ всего міра.

Итакъ это была и прощальная и завѣтная вечеря. Была прощальная вечеря Учителя съ возлюбленными учениками, Божественнаго Утѣшителя и Друга съ избранными послѣдователями и друзьями, была прощальная вечеря, но не скорби и печали, а Божественнаго утѣшенія и любви. Но /с. 104/ это особенно была вечеря завѣтная, въ которой Спаситель, въ отмѣну ветхаго завѣта и прообразовательныхъ кровавыхъ жертвъ (Исход. 24, 8.), завѣщалъ новый завѣтъ, гдѣ таинственно подъ видами хлѣба и вина предложилъ пречистое тѣло Свое и пресвятую кровь въ искупительную жертву Богу Отцу о очищеніи грѣховъ міра и спасительную снѣдь вѣрнымъ до скончанія вѣка.

Хрістіане, общники трапезы Господней! Сынъ Божій, возлюбившій насъ до смерти, не могъ больше принести жертвы за насъ, какъ положивъ душу свою за насъ (Іоан. 15, 13); не могъ и драгоцѣннѣе оставить залога, который бы полнѣе свидѣтельствовалъ о безпредѣльной любви Его къ намъ, какъ залогъ священной трапезы, въ которой Самаго Себя предложилъ намъ въ таинственное брашно и питіе.

Дабы съ священнымъ желаніемъ пріобщаться намъ трапезы Господней, пріобщаться устами и сердцемъ во спасеніе наше, употребимъ нѣсколько минутъ на размышленіе о томъ, съ какимъ расположеніемъ должны мы приступать къ таинственной трапезѣ тѣла и крови Хрістовой, дабы пріобщеніе оной было для насъ во спасеніе?

Чтобы достойно причащаться трапезы Господней, мы должны приступать къ вкушенію источника безсмертнаго, по гласу церкви, съ вѣрою и любовію, съ благоговѣніемъ и чистотою.

Сія чаша новый завѣтъ въ моей крови, завѣщаетъ намъ Спаситель, яже за вы проливается.

/с. 105/ Новымъ Завѣтомъ, который объемлетъ все новозавѣтное строительство спасенія, здѣсь Спаситель преимущественно именуетъ таинство тѣла и крови Своей, и чашею, употребленною Имъ по приспособленію къ Синайскому Завѣту, при которомъ Моѵсей, окропивъ народъ жертвенною кровію, сказалъ: се кровь завѣта, его же завѣща Господь къ вамъ (Исход. 24, 8.), означаетъ вообще завѣтную чашу тѣла и крови Своей. Итакъ таинство Евхаристіи преимущественно составляетъ Новый Завѣтъ, составляетъ, какъ совокупность, какъ сокращеніе и особенный залогъ всего того, чтó Божественный Искупитель сдѣлалъ для насъ, чтó оставляя намъ, какъ драгоцѣнное наслѣдіе, запечатлѣлъ Своею кровію, и смертію Своею завѣщалъ намъ хранить оставленный отъ Него залогъ до скончанія вѣка.

Во исполненіе чего всякой разъ, когда мы ядимъ таинственный хлѣбъ сей и піемъ таинственную чашу сію, смерть Господню возвѣщаемъ, дондеже пріидетъ (1 Кор. 11, 26.).

Что же завѣщалъ намъ Господь въ завѣтѣ чаши Своея, которая есть Завѣтъ крови Его? завѣщалъ великую волю Троичнаго совѣта, завѣщалъ тайну Божественнаго схожденія Своего на землю, что Онъ Единородный Сынъ Божій, Господь сый всѣхъ, оставивъ престолъ славы, снишелъ къ намъ долу, какъ человѣкъ, открылъ намъ волю Отца Своего, пострадалъ до смерти крестныя и въ крестныхъ страданіяхъ излилъ Божественную /с. 106/ кровь Свою за насъ. Помыслимъ же: для чего было Творцу принимать на Себя естество человѣка, Безпредѣльному низводить Себя въ предѣлы времени, Высочайшему унижаться до зрака раба, Господу славы бѣдствовать и страдать, Сыну Отца небеснаго быть въ состояніи проклятія и отверженія? Для чего было Богу предавать Себя на всесвѣтное позорище распятія, умирать среди злодѣевъ на крестѣ, бездыханному быть заключену во гробъ? Для кого Онъ творилъ и творитъ эти чудеса благости, долготерпѣнія, милосердія и любви? Здѣсь то, Хрістіане, съ безпредѣльнымъ благоговѣніемъ мы должны зрѣть тайну завѣта крови Хрістовой и таинственную силу страданій Его. Все это вочеловѣчившійся Сынъ Божій, Богъ и Господь нашъ, сотворилъ и творитъ ради насъ и для насъ. Мы согрѣшили, беззаконновали, неправдовали и неправдуемъ предъ Богомъ, а Онъ, Праведный и Святый, подъялъ на Себя неправды наши, вознесъ въ тѣлѣ Своемъ на древо грѣхи наши, проліялъ Божественную кровь Свою въ очищеніе наше, и истощилъ самую жизнь Свою, дабы избавить насъ отъ смерти, грѣха и проклятія.

И такъ чаша Новаго Завѣта въ крови Искупителя нашего, которая за насъ пролита и непрестанно проливается, совмѣщаетъ для насъ все, что сдѣлалъ для насъ Богочеловѣкъ, Сынъ Божій, Искупитель и Спаситель нашъ.

Какъ же мы должны приступать къ таинственной чашѣ Завѣта нашего съ Богомъ, къ чашѣ /с. 107/ нашего искупленія и спасенія? Должны приступать съ живою вѣрою, и въ живой вѣрѣ устами исповѣдывать и сердцемъ усвоять всѣ тѣ благодатныя обѣтованія, въ участіе которыхъ мы входимъ Завѣтомъ крови Сына Божія. Мы должны отъ всего сердца вѣровать и отъ полноты чувства исповѣдывать, что мы величайшіе грѣшники во всемъ существѣ нашемъ, въ тѣлѣ и душѣ, во всѣхъ помышленіяхъ и дѣлахъ, что мы, какъ безотвѣтные, ежеминутно повинны осужденію смерти, и сами по себѣ недостойны никакихъ отъ Бога благъ, что Сынъ Божій, пришедши спасти лежащій во злѣ міръ, Своею смертію спасъ и насъ отъ осужденія и гнѣва Божія, и Своими заслугами оправдавъ насъ предъ Богомъ, примирилъ и соединилъ насъ съ Нимъ. А чтобы мы не умирали грѣхомъ, но жили Умершему за насъ и содѣлывались достойными наслѣдія уготованныхъ благъ, то Онъ оставилъ намъ залогъ безсмертія, тѣло и кровь Свою, на таинственномъ жертвенникѣ священнодѣйствуемыя и выну въ спасительное снѣденіе намъ предлагаемыя. И вотъ мы устами и сердцемъ ядя тѣло Его и пія Божественную кровь Его, свидѣтельствуемъ, что мы хотимъ жить жизнію Искупителя нашего, что для того питаемся пречистымъ тѣломъ Его, дабы потреблять въ себѣ грѣховное тлѣніе, для того піемъ кровь Его, дабы, очищаясь сею жертвою, стяжевать въ себѣ начатки Духа Св. во обрученіе жизни вѣчныя. И такъ съ живымъ чувствомъ своей грѣховно/с. 108/сти, съ живымъ, исповѣданіемъ искупительной смерти и ходатайственныхъ заслугъ Спасителя нашего, должны мы приступать къ трапезѣ Господней, дабы содѣлаться общниками спасительныхъ плодовъ смерти и заслугъ Его. Съ вѣрою да приступаемъ.

Приступая съ живою вѣрою, должны приступать и съ пламенною любовію. Можно ли и приступать безъ любви къ пріобщенію того, что есть дѣло высочайшей любви? Что низвело Сына Божія съ высоты престола Отца Его долу, что заставило въ зракѣ раба служить намъ, трудиться для насъ, страдать за насъ, наконецъ пролить кровь Свою, истощить на крестѣ и выну истощать за насъ самую жизнь Свою? Низвела любовь къ намъ, любовь къ Своему образу, страстями въ насъ истлѣвшему, дабы паки возстановить оный въ первую доброту. Какъ же Онъ возстановляетъ въ насъ образъ Свой, свѣтъ истины Своея въ умѣ нашемъ, жизнь правды Своея въ сердцѣ нашемъ? Возстановляетъ не прещеніями, не проклятіями, не казнями, но тихостію и кротостію; возстановляетъ мирнымъ словомъ премудрости и разума, возстановляетъ совершеннѣйшимъ исполненіемъ воли Отца Своего за насъ, которой былъ послушливъ для насъ до смерти крестныя. А дабы мы еще живѣе, постояннѣе чувствовали любовь Его къ намъ: то предложилъ намъ Самаго Себя, Свое тѣло, воспріятое Имъ въ вочеловѣченіи, Свою кровь, излитую Имъ въ страданіяхъ за насъ, предложилъ, да ядимъ и піемъ /с. 109/ на трапезѣ Его, яко чада Его, яко ближніи и присніи Его, дабы, питаясь жизнію Его во времени, наслаждаться блаженствомъ жизни Его въ вѣчности. Съ какимъ же чувствомъ приступимъ къ источнику благости и любви, какъ не съ чувствомъ безпредѣльной благодарности и любви? А хотя Ѵпостасная любовь Отчая предлагаетъ Себя всѣмъ, всюду, всегда — такъ благоволительно и любвеобильно, что предлагаетъ Себя подъ самыми простыми, смиренными видами хлѣба и вина. Но да никтоже, о вѣрніи, Владычнія вечери тайно не наученъ, предостерегаетъ насъ церковь и вразумляетъ, никтоже отнюдь, яко Іуда льстивно не приступитъ къ трапезѣ [1]. Взирая на видимое, будемъ паче взирать на невидимое, сокрытое подъ священными видами и созерцаемое взоромъ вѣры. Кто же это подъ священными видами хлѣба и вина? Это Единородный Сынъ Божій, пріискренне пріобщившійся плоти и крови; это Господь всѣхъ, умалившійся до зрака раба; это Творецъ всяческихъ, низведшій Себя въ образъ твари; это Богъ крѣпкій, Царь славы, воспріявшій немощи человѣческаго естества и въ подобіи плоти грѣха безславный и беззрачный являющійся. Кратко: это сіяніе славы Отца, сладость Ангеловъ, красный добротою паче всѣхъ человѣкъ, но любовію таинственно претворивъ /с. 110/ Себя въ духовное питаніе благодатной жизни нашей, брашно и питіе, да пріискреннѣ пріобщитъ къ Себѣ бренность нашу, на крестѣ не имѣетъ ни вида, ниже доброты, а внутрь весь совершенство, весь доброта, весь утѣшеніе, весь сладость. И такъ, со страхомъ и трепетомъ должны мы приступать къ благоутробному Господу, съ такимъ смиреніемъ дарующему намъ Себя въ предлежащихъ тайнахъ, дабы возвысить насъ смиреніемъ Своимъ, обогатить нищетою Своею, прославить уничиженіемъ Своимъ. Въ смиренныхъ и съ сыновнимъ страхомъ трепещущихъ словесъ Его Господь вселяется обиліемъ благодати Своея, — миромъ и радостію о Дусѣ Святѣ.

Съ благоговѣніемъ приступая къ кроткому и смиренному Господу, попечемся и о томъ, чтобы приступать къ источнику чистоты въ чистотѣ духа и тѣла. Кроткій и смиренный Господь нашъ есть вкупѣ и Святѣйшій Святыхъ, на славу святости Котораго и самые Ангелы, не смѣя взирать, отъ велелѣпія совершенствъ Его закрываютъ лица свои. Но Тотъ, Котораго сіянія славы не вмѣщаютъ небо и земля, какъ тихій свѣтъ, подъ завѣсою плоти явившись для спасенія нашего на земли, и подъ священными видами хлѣба и вина предлагаетъ намъ Себя въ таинственную снѣдь для того, чтобы, не омрачая нашей темноты, освѣтить насъ, не потребляя насъ за нечистоту, потребить въ насъ нечистоту, не сокрушая нашей немощи, укрѣпить насъ силою Своею /с. 111/ во спасеніе наше. И колико благоволительно и премудро предлагаетъ намъ Себя подъ таинственными видами, чтобы мы бренные, пріемля Его въ себя устами и сердцемъ, по чувству самаго вещественнаго сопребыванія Его съ нами и въ насъ, постепенно становились внимательнѣе къ себѣ, старались ходить достойно небеснаго званія своего, тщились возвышаться надъ скоропреходящими благами, искоренять въ себѣ грѣховныя привычки, укрѣплять благія расположенія, произращать плоды благодѣланія! Когда въ таинственной трапезѣ мы ядимъ тѣло Хрістово и піемъ кровь Его; то, по слову Его, Онъ въ насъ пребываетъ, и мы въ Немъ (Іоан. 6, 56.). Посему пріемля такого Обитателя, Который для того входитъ въ насъ, чтобы исполнивъ умъ нашъ истиною, сердце правотою, волю силою къ исполненію воли Его, устроить насъ въ живый храмъ духа своего, ужели не позаботимся о томъ, чтобы не препятствовать Ему совершать въ насъ дѣло спасенія нашего? А это требуетъ съ нашей стороны того, чтобы мы, омывъ покаяніемъ сердца наши, паки ихъ не оскверняли, сознавъ въ себѣ порочныя склонности, осудивъ беззаконныя дѣла, къ нимъ не обращались; познавъ грѣховные недуги и болѣзни, всего болѣе воздержаніемъ ихъ врачевали, а при чувствованіи духовной немощи своей къ Нему же, — Источнику духовныхъ дарованій и силъ съ непрестанною молитвою обращались. Если мы не можемъ къ Источнику чистоты приступать въ потребной чистотѣ: /с. 112/ будемъ всемѣрно заботиться о томъ, чтобы по принятіи дара святости и чистоты, блюсти себя въ чистотѣ. Это существенная цѣль таинственнаго общенія нашего съ Господемъ, чтобы прилѣпляясь Господеви, быть единъ духъ съ Господемъ (1 Кор. 6, 17.); чтобы тѣже впечатлѣвались въ насъ чувствованія и расположенія, тотъ же образъ дѣйствованія, какія и въ Хрістѣ Іисусѣ. А чувствованія и расположенія во Хрістѣ Іисусѣ суть духъ премудрости и разума, духъ правды и святости, дѣло Его для совершенія насъ въ правдѣ и святости есть долготерпѣніе, благость, милосердіе, любовь.

И такъ, чтобы достойно приступать намъ къ общенію съ Господомъ, въ Божественныхъ тайнахъ Его: то святыя чувствованія и расположенія вѣры, любви, благоговѣнія и чистоты должны исполнять насъ; онѣ же, какъ токи живой воды, должны истекать изъ ума и сердца нашего чрезъ достойное пріятіе Господа.

Господи, Іисусе Хрісте, правда, избавленіе и освященіе наше! Въ день установленія Тобою Божественной вечери Твоей, пріобщась съ вѣрою, любовію и благоговѣніемъ таинства Твоего, тою же вѣрою и любовію молимъ Тебя, пріиди нынѣ благодатію Твоею къ намъ, и какъ на тайной вечери возлегъ Ты посредѣ учениковъ Твоихъ, такъ возлязи въ сердцахъ нашихъ, и, какъ Божественный Наставникъ, возжги въ умѣ на/с. 113/шемъ слово вѣры Твоея, какъ Божественный Дѣлатель, воспламени въ сердцахъ нашихъ любовь къ заповѣдямъ Твоимъ, какъ Господь крѣпкій, дай силу Твою немощи нашей, дабы хотя издалеча могли мы слѣдовать за Тобою путемъ креста Твоего. Тогда Твое желаніе о насъ, и наша радость о Тебѣ исполнятся. Аминь.

Примѣчаніе:
[1] Стихъ на стиховнѣ утра въ Вел. Четвертокъ.

Источникъ: Страстная седмица съ Лазаревою субботою и недѣлею Ваій, или Поученія на каждый день Страстныя седмицы съ субботы Лазаревой до Великой, Еѵлампія, Епископа Вологодскаго и Устюжскаго. — М.: Въ Типографіи Александра Семена, 1853. — С. 102-113.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.