Церковный календарь
Новости


2019-08-18 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 130-я (1956)
2019-08-18 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 129-я (1956)
2019-08-18 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 3-й. Глава 8-я (1924)
2019-08-18 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 3-й. Глава 7-я (1924)
2019-08-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 15-я (1922)
2019-08-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 14-я (1922)
2019-08-17 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 102-е (1975)
2019-08-17 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 101-е (1975)
2019-08-17 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 100-е (1975)
2019-08-17 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 99-е (1975)
2019-08-17 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 98-е (1975)
2019-08-17 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 97-е (1975)
2019-08-16 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 13-я (1922)
2019-08-16 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 12-я (1922)
2019-08-16 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 11-я (1922)
2019-08-16 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 10-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - воскресенiе, 18 августа 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 5.
Церковная письменность

Арсеній (Москвинъ), митр. Кіевскій († 1876 г.)

Вл. Арсеній (въ мірѣ Ѳедоръ Павловичъ Москвинъ), митрополитъ Кіевскій и Галицкій, духовный писатель. Родился въ 1797 г. въ селѣ Воронье Костромского уѣзда и губерніи въ семьѣ діакона. Окончилъ Костромскую духовную семинарію. Въ 1821 г. постриженъ въ монашество и рукоположенъ во іеродіакона. Въ 1823 г. окончилъ курсъ С.-Петербургской духовной академіи со степенью магистра и оставленъ при академіи бакалавромъ по богословскимъ наукамъ. Въ 1823 г. рукоположенъ во іеромонаха. Съ 1825 г. — ректоръ Могилевской духовной академіи. Въ 1826 г. возведенъ въ санъ архимандрита и опредѣленъ настоятелемъ Могилевскаго Братскаго Богоявленскаго монастыря и приписаннаго къ нему Буйницкаго монастыря. Съ 1827 г. — ректоръ Орловской духовной семинаріи и настоятель Мценскаго Петропавловскаго монастыря. Съ 1829 г. — ректоръ Рязанской духовной семинаріи и настоятель Рязанскаго Троицкаго монастыря. Въ маѣ 1830 г. перемѣщенъ настоятелемъ въ Рязанскій Спасскій монастырь. Въ октябрѣ 1831 г. назначенъ ректоромъ Тверской духовной семинаріи и настоятелемъ Тверского Успенскаго Отроча монастыря, а затѣмъ Троицкаго Калязинскаго монастыря. 24 апрѣля 1832 г. хиротонисанъ во епископа Тамбовскаго. Съ 5 апрѣля 1841 г. — архіепископъ Подольскій. Съ 6 ноября 1848 г. — архіепископъ Варшавскій, викарій Волынской епархіи, священноархимандритъ Почаевской лавры. Съ 1 іюля 1860 г. — митрополитъ Кіевскій и Галицкій, священноархимандритъ Кіево-Печерской Успенской лавры и членъ Святѣйшаго Сѵнода. Отличался кротостью, благочестіемъ, строгимъ подвижничествомъ и любовью къ монашеству. Постоянно боролся противъ сектантовъ-молоканъ и духоборовъ. Издалъ много духовныхъ книгъ. Скончался 28 апрѣля (11 мая) 1876 г. Погребенъ въ каменной церкви въ честь Воздвиженія Честнаго Креста Господня, въ Ближнихъ пещерахъ, предъ иконой Казанской Божіей Матери.

Сочиненія митр. Арсенія (Москвина)

СОБРАНІЕ СЛОВЪ, БЕСѢДЪ И РѢЧЕЙ
Высокопреосвященнѣйшаго Арсенія, митрополита Кіевскаго и Галицкаго.
Томъ 1-й. Изданіе 1-е. СПб., 1874.

Слово въ день пренесенія нерукотвореннаго образа изъ Едеса въ Царьградъ.

Пречистому Твоему образу покланяемся, Благій, просяще прощенія прегрѣшеній нашихъ, Христе Боже нашъ (Пѣснь Церкви).

Въ сихъ немногихъ словахъ церковной пѣсни вполнѣ выражается духъ христіанскаго иконопочитанія или образопоклоненія, свято соблюдаемый вѣрными сынами Церкви отъ начала христіанства и донынѣ. То есть мы, покланяясь иконѣ или образу, въ тоже время устремляемъ умъ и сердце свое, обѣты и желанія, мольбы и прошенія наши къ лицу изображенному на немъ.

Покланяясь образу Христа Спасителя, просимъ у Спасителя, яко благаго Господа и Ходатая нашего, отпущенія грѣховъ нашихъ и нашего временнаго и вѣчнаго спасенія. Покланяясь изображеніямъ Пречистой Его Матери и святыхъ Его, просимъ у Богоматери и святыхъ Божіихъ человѣковъ ихъ ходатайства и заступленія насъ предъ единымъ ходатаемъ Бога и человѣковъ — Богочеловѣкомъ Христомъ: много бо можетъ, по словамъ Апо/с. 398/стола, молитва праведныхъ, споспѣшествуемая любовію (Іак. 5, 16), и конечно не въ здѣшней только жизни, но наипаче въ будущей, гдѣ они, разрѣшившись отъ узъ плоти, соединились уже со Христомъ, какъ желалъ себѣ Апостолъ: желаю, говорилъ онъ, разрѣшитися, и со Христомъ быти (Фил. 1, 23), а пребывая со Христомъ, безъ сомнѣнія удобнѣе, нежели прежде, могуть преклонить Его благость къ намъ недостойнымъ.

Или, чтобы точнѣе выразиться о семъ предметѣ, употребимъ собственныя слова св. страдальцевъ за иконопочитаніе. «Мы», говоритъ св. Тарасій, патріархъ константинопольскій, «пріемлемъ и покланяемся начертаніямъ святыхъ, по древнему преданію отцовъ нашихъ». — «Мы почитаемъ», пишетъ святый Ѳеодоръ патріархъ іерусалимскій, «изображенія святыхъ, какъ друзей Божіихъ, не вещество или краски чествуемъ, но то, что ими изображается» [1]. «Покланяюся», говоритъ св. Іоаннъ Дамаскинъ, «животворящему кресту, какого бы онъ ни былъ вещества; покляняюся тому, что онъ есть знаменіе Христа распятаго; покланяюся изображенію Сына Божія, который есть живый образъ Бога невидимаго; покланяюся образу Царицы всея твари и Богородицы; покляняюся не самому веществу, какъ Богу, но самому Творцу, который содѣлался для меня веществомъ, въ немъ обиталъ и чрезъ него содѣлалъ мое спасеніе» [2]. «Мы возжигаемъ предъ иконами», изъясняетъ св. патріархъ Германъ [3], «свѣтильники и возжигаемъ ѳиміамъ потому, что чувственные свѣтильники суть символъ свѣта невещественнаго, дарованнаго отъ Бога; а возженіе /с. 399/ ѳиміама знаменуетъ искреннее и цѣлое осѣненіе и полноту отъ Св. Духа, которыя во святыхъ Божіихъ должны быть почитаемы умственнымъ окомъ».

Очевидно, что такое почитаніе иконъ, или образовъ, вопреки суесловнымъ возгласамъ и мудрованіямъ иконоборцевъ и молоканъ, ни въ какомъ смыслѣ не можетъ быть названо идолопоклонствомъ, и св. иконы или образа ни въ какомъ случаѣ не могуть быть сравниваемы съ кумирами и изображеніями, запрещенными во второй заповѣди десятословія, что нами и было доказано въ сей же самый день назадъ тому два года. Но поелику паства наша, къ несчастію, наполнена людьми, изъ коихъ одни сами явно уклонившись въ иконоборческую ересь, стараются вовлечь и другихъ въ нее, а другіе, легкомысленно внемля ихъ превратнымъ и богохульнымъ толкованіямъ писанія, колеблются въ истинѣ иконопочитанія: то съ одной стороны для вразумленія отпадшихъ, а съ другой — для утвержденія колеблющихся, мы почли нужнымъ въ честь празднуемаго нынѣ перенесенія нерукотвореннаго образа Христова изъ Едеса въ Царьградъ, во-первыхъ показать начала и основанія, на коихъ утверждается истина иконопочитанія, во-вторыхъ раскрыть исторически судьбу его отъ Апостольскихъ до нашихъ временъ.

Употребленіе иконъ или образовъ въ православной Церкви ведетъ свое начало непосредственно отъ Бога, создавшаго и самаго человѣка по образу и подобію Своему. Виждь, сказалъ Богъ Моисею во время пребыванія на горѣ Синайской и пріятія имъ отъ Божественной Его десницы двухъ каменныхъ скрижалей закона, — виждь, да сотвориши по образу, показанному ти на горѣ (Исх. 25, 4о). Что это былъ за образъ, изъ чего и какъ онъ составленъ, это намъ неизвѣстно: вѣрно только то, что /с. 400/ это былъ образъ, потому что Самъ Богъ симъ именемъ назвалъ его; слѣдовательно, есть образа, отличные отъ кумировъ, образовъ и подобій, запрещенныхъ во второй заповѣди; есть образа, которые Самъ Богъ, не смотря на заповѣдь, Имъ же изреченную, повелѣлъ творить и свято почитать. Вѣрно также и то, что скинія, устроенная Моисеемъ по сему образу, была совершеннымъ подобіемъ онаго: иначе Моисей, рабъ вѣрный во всемъ дому Божіемъ (Числ. 12, 7), былъ бы невѣрнымъ исполнителемъ воли своего Господа, да и Богъ, какъ всевѣдущій, безъ сомнѣнія, не поручилъ бы ему, какъ невѣрному, исполненія Своихъ святыхъ намѣреній. Итакъ, чтобы получить намъ болѣе ясное и удовлетворительное понятіе о семъ образѣ, разсмотримъ подробнѣе скинію Моисееву, устроенную по оному.

Но трудъ нашъ предупреждаетъ апостолъ Павелъ, который, описавъ все, что было и что дѣлалось внутри скиніи, заключаетъ такъ: сія же вся образи приключахуся онѣмъ: сѣнь бо имый законъ грядущихъ благъ, и не самый образъ вещей (Евр. 10, 1)... Итакъ, израильтяне, въ цѣлыхъ тысящахъ обстоявшіе скинію, и благоговѣйно преклонявшіе предъ нею главы и колѣна свои, покланялись образамъ, и Моисей, написавшій вторую заповѣдь, не только не воспрещалъ имъ сего поклоненія, но настоятельно требовалъ отъ нихъ онаго.

Что же это были за образа? — Кромѣ многихъ другихъ укажемъ только на тѣ, которые наиболѣе сходны съ употребляемыми нынѣ въ православной Церкви.

На завѣсахъ, ограждавшихъ бока скиніи и раздѣлявшихъ ея внутренность, были изображены херувимы тканнымъ дѣломъ. И да сотвориши, сказано было Моисею, завѣсы отъ синеты и багряницы и червленицы сканыя и виссона пряденаго, и дѣломъ тканымъ да сотвориши /с. 401/ херувимы. Во внутреннѣйшей же части скиніи, называемой святая святыхъ, были поставлены тѣже херувимы, изваянные изъ чистаго золота. И сотвориши, повелѣно было Моисею, два херувима злата изваянна, и возложиши я отъ обоихъ странъ очистилища; и сотвориши два херувима на обоихъ странахъ. Да будутъ херувимы распростирающе крила верху, соосѣняюще крилами своими надъ очистилищемъ, и лица ихъ другъ ко другу, на очистилище будутъ лица херувимска. И познанъ буду тебѣ оттуду, и возглаголю тебѣ сверху очистилища между двѣма херувимы (Исх. 25, 18-22).

Странное дѣло! Если согласиться съ иконоборцами и молоканами въ толкованіи второй заповѣди, и послушать ихъ разсужденій о нашихъ иконахъ или образахъ: то прежде всего надобно будетъ записать въ число идолопоклонниковъ самого Бога Законодателя и Моисея, написавшаго сію заповѣдь, потому что Первый повелѣлъ сотворитъ тканымъ дѣломъ и изваянныхъ изъ золота херувимовъ, а послѣдній исполнилъ сіе повелѣніе. Вотъ до какого богохульства доводитъ безразсудное толкованіе Писанія!

Но иконоборцы и молоканы, съ одной стороны, сами видя явную нелѣпость и вопіющую несправедливость, къ которымъ привело ихъ сіе толкованіе, а съ другой, не желая по гордости, или по другимъ подобнымъ причинамъ, отстать отъ своего заблужденія, прибѣгаютъ, въ оправданіе свое, къ слѣдующей уловкѣ. Херувимы, говорятъ они, вытканные на завѣсахъ и изваянные изъ злата, допущены были въ скиніи и потомъ въ храмѣ Соломоновомъ не для почитанія ихъ, а единственно для украшенія. Но сія уловка ни къ чему болѣе не служитъ, какъ только къ вящшему ихъ обвиненію. Херувимы, изваянные или вытканные или какимъ бы то ни было об/с. 402/разомъ изображенные, по ихъ разумѣнію, суть тѣ самые кумиры, образа и подобія, которыя запрещены во второй заповѣди, то есть, идолы языческіе: какъ же Богъ истинный могъ допустить сіи кумиры украшать свое селеніе и даже самое святилище? Какъ Богъ ревнитель, нетерпящій никакого совмѣстничества до такой степени, что когда кивотъ Его внесенъ былъ въ капище идола Дагона, то не хотѣлъ Онъ и одной ночи пробыть вмѣстѣ съ нимъ, но сначала низвернулъ его съ сѣдалища, а потомъ постепенно казнилъ его на прагѣ отсѣченіемъ рукъ и головы, — теперь самъ захотѣлъ имѣть о страну престола своего двухъ идоловъ, возсѣдать подъ сѣнію крилъ ихъ, и не иначе, какъ отъ среды ихъ, и какъ будто при ихъ пособіи, глаголать къ Моисею.

Какъ могъ Тотъ, Который Самъ о Себѣ говоритъ у Пророка: славы Моея иному не дамъ, ниже добродѣтелей Моихъ истуканнымъ (Ис. 42, 8), согласиться раздѣлять Свою славу съ двумя истуканными: ибо въ то время, когда первосвященникъ, входя въ святилище, возжигалъ свѣтильники и воскурялъ ѳиміамъ предъ очистилищемъ, то дымъ ѳиміама и свѣтъ свѣтильниковъ восходилъ и на херувимовъ, поставленныхъ надъ очистилищемъ; равнымъ образомъ, когда народъ, окружающій скинію, покланялся скиніи, то вмѣстѣ съ симъ покланялся и херувимамъ, находящимся въ скиніи, какъ представителямъ небесныхъ силъ, окружающихъ престолъ Вседержителя?

Ужъ не измѣнился ли Богъ, вѣчно неизмѣняемый? Не подружилъ ли съ идолами, противъ которыхъ столь сильно враждовалъ прежде, но которыхъ нынѣ, говоря словами иконоборцевъ и молоканъ, Самъ призвалъ для украшенія небошественнаго жилища своего, Самъ почтилъ ихъ ближайшимъ общеніемъ съ Собою, давъ имъ мѣсто во внутреннѣйшей части своей скиніи? Но Богъ, /с. 403/ не яко человѣкъ колеблется, ниже яко сынъ человѣческій измѣняется (Числ. 23, 19). Онъ самъ о Себѣ говоритъ: Азъ [Господь], и не измѣняюся (Малах. 3, 6); а слова Божіи суть: ей и аминь (Ап. 1, 7). Вѣренъ Господь, свидѣтельствуетъ Пророкъ, во всѣхъ словесѣхъ Своихъ, и преподобенъ во всѣхъ дѣлѣхъ Своихъ (Пс. 144, 13).

Сверхъ того Онъ и послѣ сего не преставалъ преслѣдовать идоловъ, строго наказуя избранный народъ Свой за малѣйшую удобопреклонность къ нимъ, и даже въ то время, когда Самъ повелѣвалъ Моисею изліять двухъ златыхъ херувимовъ и поставить внутри святилища, воспылалъ сильнымъ гнѣвомъ на народъ израильскій за то, что онъ изліялъ золотаго тельца и поклонился предъ нимъ.

Какъ согласить послѣ сего слова и дѣйствія одного и тогоже Бога? — Такъ, какъ научаетъ насъ Церковь, утверждая, что изображенія херувимовъ и прочихъ святыхъ Божіихъ не суть тѣ самые кумиры, образа и подобія, которыя запрещены во второй заповѣди: иначе бы Богъ, безъ явнаго противорѣчія Самому Себѣ, не допустилъ имъ быть въ Своей скиніи, не захотѣлъ бы самъ поставить мерзость запустѣнія на мѣстѣ святѣ; что во второй заповѣди разумѣются изображенія боговъ языческихъ, каковы суть золотой телецъ и идолъ Дагонъ, а не изображенія Бога истиннаго и святыхъ Его, каковы суть херувимы — служебные духи Его, въ сонмѣ коихъ Онъ обитаетъ на небѣ, является и на землѣ, и, что какъ первыхъ нужно всячески удаляться и даже не должно и творить ихъ, по смыслу заповѣди: не сотвори себѣ кумира, ни всякаго подобія, елика на небеси горѣ, и елика на земли низу, и елика въ водахъ и подъ землею, да не поклонишися имъ, ниже послужиши имъ (Исх.20, 4), такъ послѣднія можно и должно творить и содержать ихъ /с. 404/ въ приличномъ почтеніи, воздавая впрочемъ сіе почтеніе не веществу, но лицамъ, представляемымъ симъ веществомъ: потому что Самъ Богъ повелѣлъ Моисею: да сотвориши два херувима злата, и поставиши я надъ очистилищемъ (Исх. 25, 20), и Самъ почтилъ ихъ, давъ имъ мѣсто въ Своемъ невидимомъ присутствіи: и познанъ буду тебѣ оттуду, сказалъ Онъ далѣе Моисею, и возглаголю тебѣ сверху очистилища между двѣма херувимы (Исхода гл. 25, ст. 22).

Молоканы и иконоборцы говорятъ, что Богъ повелѣлъ поставить въ скиніи двухъ златыхъ херувимовъ единственно для украшенія ея. Но подумали ли эти бѣдные люди, что говорятъ? Правда, золото могло служить украшеніемъ для скиніи: но кого представляло сіе золото? По ихъ словамъ, идоловъ. Какое же могло быть украшеніе отъ идоловъ въ зданіи, посвященномъ имени Бога истиннаго и сооружаемомъ по Его непосредственному повелѣнію? Неужели Богъ-Творецъ вселенныя и обладатель всего видимаго и невидимаго, не могъ найти для Себя никакого лучшаго украшенія въ Своей, такъ сказать, домашней всебогатой сокровищницѣ, а принужденъ былъ оное заимствовать отъ непримиримыхъ враговъ своихъ — боговъ языческихъ?

И притомъ кто могъ видѣть сіе украшеніе? Златые херувимы поставлены были въ той части скиніи, которая навсегда была закрыта отъ взоровъ народа: одинъ только первосвященникъ іудейскій, и то однажды въ годъ и на краткое время, могъ входить въ сію часть скиніи, слѣдовательно, одинъ онъ и могъ видѣть сіе украшеніе, а болѣе никто. Когда же и гдѣ дѣлаютъ украшенія для того, чтобы послѣ сокрыть ихъ? Не поставляютъ ли ихъ, напротивъ, на самыхъ видныхъ мѣстахъ? Или допущено сіе противузаконное украшеніе для одного только перво/с. 405/священника? Но первосвященникъ, какъ служитель Бога истиннаго и проповѣдникъ истины, вѣроятно, самъ первый съ негодованіемъ и омерзѣніемъ извергнулъ бы сіе недостойное украшеніе изъ святилища, если бы онъ видѣлъ въ немъ принадлежность язычества, внесенную сюда съ нарушеніемъ заповѣди Божіей. Между тѣмъ мы видимъ первосвященника, благоговѣйно повергающагося предъ очистилищемъ, слѣдовательно, и предъ изображеніями херувимовъ, простирающими крилѣ свои надъ симъ очистилищемъ. Видимъ его возжигающаго свѣтильники, воскуряющаго ѳѵміамъ и возносящаго жертву. И какъ ему не дѣлать сего, когда онъ зналъ, что все сіе устроено по повелѣнію Божію, все завѣщано Самимъ Богомъ?

Итакъ, надобно допустить одно изъ двухъ, или что Самъ Богъ, повелѣвъ Моисею сотворить, и поставить въ Своей скиніи два златыя изображенія херувимовъ, нарушилъ Свою заповѣдь, или что сіи изображенія ничего не имѣютъ общаго съ кумирами, запрещенными во второй заповѣди. Но первое грѣшно и страшно о Богѣ и подумать; слѣдовательно, справедливо послѣднее.

Справедливо, значитъ, и то, что мы нисколько не погрѣшаемъ противъ сей заповѣди, когда подобныя изображенія херувимовъ, и прочихъ святыхъ Божіихъ, сопричтенныхъ къ числу Ангельскому, поставляемъ въ нанихъ храмахъ и чествуемъ оныя приличнымъ образомъ. Слѣдовательно, клевещутъ на насъ молоканы и иконоборцы, когда называютъ насъ идолопоклонниками, а чествуемые нами образа или иконы — идолами; клевещутъ на Самого Бога, когда, утверждаютъ, что будто Богъ запретилъ употребленіе образовъ, между тѣмъ какъ Самъ Онъ допустилъ сіе употребленіе въ Своей скиніи. И сколь тяжекъ грѣхъ сей! Онъ нисколько не меньше /с. 406/ того грѣха, которымъ согрѣшилъ нѣкогда едемскій искуситель, превратно изъясняя Евѣ заповѣдь о неяденіи плода запрещеннаго: не смертію умрете, сказалъ онъ ей. Вѣдяше бо Богъ, яко въ онь же аще день снѣсте отъ него, отверзутся очи ваши, и будете яко бози (Быт. 3, 5). Какъ тогда наказанъ былъ искуситель, наказаны и искушенные: такъ и нынѣ потерпятъ тяжкое наказаніе искусители, но не избѣгнутъ наказанія и искушаемые ими. Горе, по словамъ небеснаго Учителя, творящимъ соблазны (Матѳ. 18, 8), но горе также и пріемлющимъ сіи соблазны. Первымъ, по суду Сего грознаго Судіи, жерновъ осельскій обѣсится на выи ихъ, и потонутъ въ пучинѣ моря (Матѳ. 18, 6) геенскаго, а послѣдніе, какъ соединенные съ ними неразрывными узами, увлекутся ихъ стремленіемъ и погибнутъ въ тойже геенской пучинѣ.

Богъ, желая показать особенную важность святыхъ изображеній, повелѣлъ Моисею возложить на чело первосвященника Свой собственный образъ. Да сотвориши, сказалъ Онъ ему, дщицу злату чисту, и изобразиши на ней образъ печати: «святыня Господня», и да будетъ на челѣ Аарони, и отъиметъ Ааронъ согрѣшенія святыхъ (Исх. 28, 36). Въ самомъ дѣлѣ сія принадлежность первосвященническаго облаченія столь была важна, что только имѣя ее на главѣ своей, первосвященикъ въ состояніи былъ отпущать грѣхи народа, прозирать въ отдаленное будущее и вѣрно прорекать судьбы его, даже несмотря на свое собственное недостоинство, какъ это видимъ мы изъ примѣра первосвященника Каіафы, вопреки своей воли и нечестиваго сердца, предрекшаго о спасительныхъ плодахъ смерти Христовой, яко архіерей лѣту тому бѣ (Іоан. 18, 13), какъ замѣчаетъ Евангелистъ.

/с. 407/ Александръ Македонскій, получивъ отъ іудеевъ при осадѣ Тира отказъ въ вспомогательномъ войскѣ, шелъ къ Іерусалиму съ огнемъ и мечемъ и съ кровавою местію въ сердцѣ, но едва вышелъ къ нему на встрѣчу первосвященникъ Адуй въ полномъ облаченіи, имѣя на челѣ своемъ изображеніе имени Божія, какъ готовая месть въ сердцѣ гнѣвнаго завоевателя мгновенно погасла, и обладатель полсвѣта, къ удивленію всѣхъ, поклонился первосвященнику и обошелся благосклонно съ іудеями. На вопросъ же приближенныхъ къ нему: какъ онъ, пріемля самъ поклоненіе, поклонился іудейскому священнику, Александръ отвѣтствовалъ, что онъ поклонился Богу священника, видимому въ его образѣ, и прибавилъ, что еще въ Македоніи въ семъ точно видѣ явился ему во снѣ мужъ, который обѣщалъ ему побѣду надъ персами. Какъ благоразумно судитъ сей язычникъ въ сравненіи съ мнимыми нашими христіанами! Не усумнился поклониться образу потому, что видѣлъ въ немъ Бога невидимаго, образуемаго имъ. Видѣлъ того, который предрекъ ему побѣду и даровалъ оную. А иконоборцы и молоканы ничего не умѣютъ видѣть въ образѣ Божіемъ, кромѣ гнуснаго идола!

Чѣмъ изъяснить это странное и вмѣстѣ жалкое явленіе въ людяхъ, непрестанно читающихъ Писаніе и непостигающихъ животворной силы его? — Ничѣмъ болѣе, какъ только или намѣреннымъ ожесточеніемъ или явнымъ ослѣпленіемъ Божіимъ, подобнымъ тому, какое послано было нѣкогда отъ Господа на ожесточенныхъ іудеевъ, такъ что они видя не видѣли, и слыша не слышали, и сердцемъ своимъ не уразумѣли. Видѣли чудотворныя дѣла Іисуса Христа, обличающія въ Немъ Божественную природу, и называли Его сообщникомъ веельзевула, князя бѣсовскаго. Знали Его непорочность /с. 408/ и праведность, и не стыдились назвать Его ядцею, винопійцею и другомъ мытарей и грѣшниковъ. Видѣли затмѣніе солнца, распаденіе горъ, отверзеніе гробовъ и востаніе умершихъ, ради Его совершившееся и одинъ только языческій сотникъ восклицаетъ при семъ поразительномъ зрѣлищѣ: воистинну Божій Сынъ бѣ Сей (Матѳ. 27, 54), а сыны вѣрнаго Израиля чествуютъ Его именемъ льстеца и обманщика: помянухомъ, говорятъ они, яко льстецъ онъ, еще живъ сый, рече (Матѳ. 27, 63), и спѣшатъ дать сребренники воинамъ, да глаголютъ, яко спящимъ намъ нощію ученицы Его украдоша (Матѳ. 28, 13). О, сердце, сердце человѣка жестокое и окамененное! Справедливо Пророкъ называетъ его наковальнею, о которую сколько ни ударяютъ молоты, но не сокрушаютъ ее.

Но доколѣ, Господи, доколѣ? Еда и сему новому Израилеви отчасти ослѣпленіе бысть (Рим. 11, 25)? Да не будетъ, да не будетъ. Аще же бысть уже, сотвори Твоею всемогущею силою и благодатію, да поне останокъ Израиля спасется (Рим. 9, 27). Аминь.

Примѣчанія:
[1] Испов. вѣр. дѣян. соб.
[2] Слово объ иконахъ 1 книг. 14. гл. 12. ист.
[3] Посл. къ Ѳомѣ кн. 2 собор.

Источникъ: Собраніе словъ, бесѣдъ и рѣчей Сѵнодальнаго Члена Высокопреосвященнѣйшаго Арсенія, митрополита Кіевскаго и Галицкаго. Часть I. — СПб.: Въ типографіи духовнаго журнала «Странникъ», 1874. — С. 397-408.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.