Церковный календарь
Новости


2019-06-20 / russportal
"Церковная Жизнь" №3-4 (Октябрь-Ноябрь) 1947 г.
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 126-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 125-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 124-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 123-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 122-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 121-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 4-е, о мірѣ (1844)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 3-е, о Святомъ Духѣ (1844)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 30-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 29-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 28-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 27-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 26-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 25-я (1956)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Посланіе къ Руфиніану (1903)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - пятница, 21 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 7.
Русская литература

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)
ПОВѢСТЬ «ВЪ МАНЧЖУРСКОЙ ГЛУШИ».
(Литерат. и попул.-научн. прилож. къ журналу «Нива». СПб., 1904).

XVI.

Наступила суровая зима, безъ снѣга, безъ саннаго пути; фазаны попрятались, за козами стало труднѣе ходить, и чаще начали появляться на столѣ консервы, старыя куры и мясо. Четыре стѣны комнаты, ковры изъ козьихъ, плохо обработанныхъ шкуръ, красныя занавѣски — все это такъ надоѣло Адѣ, казалось тюрьмою. Днемъ, на солнцѣ, еще можно было гулять, если не было вѣтра, но едва солнце скрывалось, какъ наступалъ такой морозъ, что страшно было выйти на дворъ. Желѣзная печка въ комнатѣ накалялась, становилось нестерпимо жарко, пахло угаромъ, а часа черезъ два было снова холодно, морозный вѣтеръ выдувалъ тепло. Ложились спать въ угарной душной комнатѣ, просыпались въ холодѣ, страшно было высунуться изъ-подъ одѣяла... Изрѣдка проходившіе поѣзда изъ Россіи и въ Россію останавливались, пассажиры (все офицеры) забѣгали на квартиру къ Иванову погрѣться, сидѣли нѣсколько минутъ и исчезали. Дамъ не проѣзжало, или проѣзжали онѣ съ ночными поѣздами и не заходили на постъ. Раза три пріѣзжалъ участковый инженеръ, красивый, любезный /с. 162/ полякъ. Онъ былъ не въ ладахъ съ Ивановымъ и потому долго не сидѣлъ. Его представили Адѣ. Онъ разсыпался въ любезныхъ комплиментахъ, обѣщалъ построить квартиру, поставить теплую баню съ отдѣльной комнатой для офицеровъ и ихъ семей, но уѣхалъ, и позабылъ, какъ видно, объ обѣщаніи: ни бани, ни квартиры не строили.

Адѣ было скучно, скука ея передавалась и Сашѣ, и оба они ходили такіе тоскливые, словно надоѣвшіе другъ другу. Одинъ Ивановъ не унывалъ. Онъ занимался съ казаками, экономилъ гроши, устраивалъ на нихъ праздники, даже елку раздобылъ на Рождество. Днемъ онъ пропадалъ съ утра до вечера, вечеромъ тренькалъ на гитарѣ, иногда заходилъ къ Кононовымъ и заставлялъ Сашу пѣть. Пробовала пѣть подъ гитару и Адя, но ей не пѣлось.

Наступила весна, и сильнѣе охватило Адю чувство тоски и одиночества, желаніе вернуться домой, въ Россію, во что бы то ни стало...

Она сказала объ этомъ Сашѣ, сказала откровенно, объяснивъ и причины. Саша нахмурился и тоже откровенно объяснилъ, что это невозможно: отпуска не дадутъ и денегъ /с. 163/ на поѣздку нѣтъ. А денегъ нужно очень-очень много.

Адя смирилась... Саша обѣщалъ накопить денегъ и поѣхать съ Адей на два мѣсяца въ Японію, но Адѣ плохо вѣрилось въ эти обѣщанія.

Однажды, уже въ концѣ марта, Ивановъ вернулся со службы къ обѣду нахмуренный и недовольный. Это рѣдко съ нимъ бывало, и всѣ обратили вниманіе на него.

Что случилось, Николай Дмитріевичъ? — участливо спросила Адя.

Къ намъ ѣдетъ Арцимовичъ... — сказалъ Ивановъ.

Кто это такой? — спросила Адя.

Арцимовичъ... Это корнетъ запаса гвардіи и больше ничего. Онъ былъ тутъ на войнѣ, отличался въ южной Манчжуріи тѣмъ, что никто не могъ перепить его, игралъ въ карты и всегда очень счастливо, добылъ себѣ картежной игрою цѣлое состояніе и вотъ теперь ѣдетъ богатый домой, въ Россію.

Зачѣмъ же онъ къ намъ ѣдетъ?

Онъ ѣдетъ не спѣша. У насъ онъ хочетъ ночевать и, вѣроятно, думаетъ заложить банкъ.

Развѣ вы играете? — спросила Адя Иванова.

Я — нѣтъ. И не пробовалъ никогда. Да съ праваго поста пріѣдетъ поручикъ Бергъ, съ собою онъ захватитъ Пршибыцкаго, инженера, Катюнина, стрѣлка, и Виноградскаго... Гдѣ я только помѣщу эту компанію?

Почему же они всѣ къ вамъ ѣдутъ?

Почему? Потому что знаютъ, что я не прогоню, не донесу по начальству, да и поѣзда такъ удобно идутъ, что они могутъ играть съ утра до поздней ночи. Пойдетъ хорошо игра — они и дольше останутся. Постъ у насъ тихій, начальство не заглядываетъ сюда, а этого Арцимовичу только и надо...

/с. 164/ Съ этого дня цѣлую недѣлю только и было разговора, что про Арцимовича. Оказалось, что его всѣ знали — и казаки, и Александръ Ивановичъ, и Саша. Его имя имѣло какое-то обаяніе. Его и боялись, и трепетали передъ нимъ, и уважали за смѣлость и безшабашную удаль, и презирали за пьянство и картежную игру... «У! — это человѣкъ, такой человѣкъ, пу-хау — нѣтъ хорошо» — цокалъ Александръ Ивановичъ, повѣствуя Адѣ про Арцимовича, и Адя невольно заинтересовалась человѣкомъ, которому — предшествовала такая громкая молва... И она ждала его съ какимъ-то тайнымъ трепетомъ, уже любя и ненавидя его, какъ любили и ненавидѣли его всѣ, кто съ нимъ соприкасался...

Какъ-то вставши утромъ и выйдя во дворъ на прогулку, Адя увидѣла нѣсколькихъ незнакомыхъ казаковъ и среди нихъ молодого китайца, богато одѣтаго въ пеструю юбку, въ курму и шапочку, съ вязаной изъ краснаго гаруса шишечкой и красными кистями. Люди эти стерегли аккуратно сложенные на дворѣ щегольскіе сундуки изъ заграничной кожи.

Чьи это вещи? — спросила она у проходившаго мимо вахмистра Хвастунова.

Господина Арцимовича, — отвѣчалъ вахмистръ.

А гдѣ онъ самъ?

Они остановились на деревнѣ у старшины.

Это удивило Адю. Обыкновенно проѣзжавшіе черезъ Тяндзендзы останавливались у Иванова, обѣдали у Кононовыхъ — это былъ праздникъ, проѣздъ гостей, передавались новости, обмѣнивались книгами, старыми газетами, ухаживали за гостями, завидовали тѣмъ, кто ѣхалъ въ Россію, давали совѣты, снабжали консервами, припасами, бѣлымъ домашнимъ хлѣбомъ. У манзъ въ китайской деревнѣ никто не оста/с. 165/навливался. Адя удивилась, однако, не надолго. Все, чтó говорилось про Арцимовича, вело къ тому, что онъ не долженъ былъ вести себя такъ, какъ другіе люди, но непремѣнно особенно, оригинально.

Она кончала свою прогулку и, промерзшая и озябшая, подходила къ дому, когда изъ дома вышелъ высокій и худощавый человѣкъ въ громадной енотовой шапкѣ, свободной шелковой на мѣху японской накидкѣ и высокихъ красивыхъ мѣховыхъ сапогахъ изъ оленьяго мѣха, шерстью наружу — унтахъ.

Онъ смѣло и рѣшительно подошелъ къ Адѣ и поклонился ей.

Позвольте познакомиться, — сказалъ онъ: — Ксаверій Арцимовичъ. Я много слыхалъ про васъ. Молва о вашей красотѣ гремитъ по линіи, но вы живете такою нелюдимкой, что первый разъ васъ вижу...

Арцимовичъ смотрѣлъ Адѣ прямо въ глаза смѣлымъ, нахальнымъ взглядомъ. Синіе глаза его имѣли какой-то особенный сухой блескъ, все лицо его съ острымъ тонкимъ носомъ, худощавое и строгое, выхоленное и изнѣженное, было полно упорства и силы воли.

Адя сконфуженно поклонилась и протянула ему руку. Арцимовичъ поцѣловалъ ее.

Давно я не цѣловалъ такихъ прекрасныхъ ручекъ, — сказалъ онъ; — скучаете, барыня?

Адя потупила глаза.

Да, трудно привыкнуть къ здѣшней жизни. Вы ищете уединенія, а его нѣтъ здѣсь, несмотря на то, что вы здѣсь одни... Уединеніе намъ дорого тогда, когда оно среди людей. А тутъ вы все на посту... Да и обстановка тяжелая. Нигдѣ такъ не цѣнишь комфортъ, какъ въ пустынѣ. Англичане это отлично поняли и умѣютъ устраиваться въ своихъ коло/с. 166/ніяхъ... Если бы у васъ здѣсь былъ хорошенькій бунгалоу съ верандой вокругъ, а на верандѣ качалка, то повѣрьте, съ томикомъ Бурже или Бодлэра вы бы легче переносили одиночество.

Онъ словно читалъ ея мысли.

А тутъ, въ этомъ шалашѣ, и мужъ опростился, да и читать нечего.

Да, читать нечего... — со вздохомъ сказала Адя.

Ну, еще бы. Эти люди, — Арцимовичъ указалъ на домикъ: — книгами не интересуются, это — солдаты... Высшіе интересы имъ непонятны... А хотѣлось бы почитать?

Ахъ, очень! — съ жаромъ воскликнула Адя.

Да, вижу это... Вы здѣсь, какъ роза среди чертополоха... По нѣкоторымъ обстоятельствамъ я здѣсь останусь съ недѣлю. Я дамъ вамъ книги. Вы читали Сенкевича?

О, да. «Огнемъ и мечомъ», читала, — потомъ «Потопъ»...

А «Камо грядеши» и «Безъ догмата» читали?

Нѣтъ. — Я дамъ вамъ эти книги. Еще дамъ вамъ кое-что изъ Эдгара Поэ. Вдумайтесь въ его книги, это не просто необыкновенные разсказы... Потомъ я вамъ дамъ прочесть о Буддѣ... Вы, какъ-никакъ, въ странѣ буддистовъ... Бой!... — крикнулъ онъ щеголеватому китайцу.

И когда тотъ подошелъ, онъ приказалъ развязать одинъ изъ ящиковъ, а самъ пошелъ къ нему.

Пойдемте, Адель Филипповна, — пригласилъ онъ Адю: — можетъ, вы и сами что-нибудь выберете изъ моей библіотеки. А я сейчасъ пойду. Мои компаньоны меня ждутъ.

Вы пойдете играть?

Да.

Это доставляетъ вамъ удовольствіе?

/с. 167/ Презрительная усмѣшка скользнула по лицу Арцимовича.

Мнѣ? Нисколько.... Этимъ людишкамъ доставляетъ удовольствіе проигрывать кучи денегъ, волноваться и трепетать изъ-за копѣйки, а мнѣ это чувство волненія незнакомо. Я играю потому, что это мнѣ ничего не стóитъ.

Вы не волнуетесь, когда играете?

Нисколько.

Мнѣ кажется, что этого не можетъ быть. Нѣтъ такихъ людей, которые не волнуются.

Вы сами въ этомъ убѣдитесь.

Я? Какимъ образомъ?

Вы придете сегодня къ дому старшины деревни и будете смотрѣть, какъ мы играемъ, — сказалъ онъ, глядя ей прямо въ глаза своимъ острымъ, не мигающимъ взглядомъ, и Адѣ страшно стало отъ силы этого взгляда.

Онъ поклонился ей, приподнявъ папаху, и ушелъ со двора.

Адя отобрала нѣсколько томиковъ. Бой заперъ сундукъ и, безмолвный и почтительный, понесъ книги въ Адину комнату.

Адя сѣла у окна и задумалась.

Этотъ человѣкъ, чьи книги она теперь держала, не понравился ей. Въ немъ не было ни одной симпатичной черты... Они почти ничего не сказали другъ другу, а между тѣмъ, она боялась его и чувствовала, что онъ тутъ недалеко, что онъ имѣетъ власть надъ нею.

Она зачиталась романомъ «Безъ догмата» Сенкевича. Обѣдали они вдвоемъ съ Ивановымъ. Саши не было дома. Саша игралъ тамъ, съ тѣмъ красивымъ, сухимъ — съ тѣмъ страшнымъ человѣкомъ.

Ломаетъ изъ себя аристократа, — ворчалъ Ивановъ: — а самъ чортъ знаетъ что такое — homo novus — и только.

Адя не поняла Иванова и спросила, что хочетъ онъ этимъ сказать.

/с. 168/ — Помните исторію Рима, — сказалъ Ивановъ: — когда аристократія и всадники стали падать, въ римскомъ обществѣ появились выскочки: они, кто умомъ, кто талантомъ, кто умѣньемъ пользоваться обстоятельствами, сумѣли добиться положенія въ свѣтѣ. Ихъ прозвали homines novi — новые люди... Наше дворянство, старое, помѣщичье, барское дворянство оскудѣло, а изъ мелкопомѣстныхъ, изъ крестьянъ и мѣщанъ полѣзли такіе предпріимчивые выродки — подобные Арцимовичу. Они все скупаютъ на своемъ пути — имъ все дозволено. У нихъ своя нравственность, свои законы.

Адѣ было непріятно то, чтó говорилъ Ивановъ.

Мнѣ кажется, — сказала она: — вы ошибаетесь. Арцимовичъ — настоящій дворянинъ.

Ну, такъ значитъ — продуктъ вырожденія. Такіе люди, по Ломброзо, всегда даютъ преступный типъ. Они и не женятся никогда.

Вѣдь и вы не женились, — сказала, улыбаясь, Адя: — а вы совсѣмъ не похожи на продуктъ вырожденія.

Ну, я... Я совсѣмъ не потому не женился, — сказалъ какъ-то странно сердито Ивановъ, и больше не говорилъ.

Молчала и Адя. Такъ кончили они обѣдъ и разошлись. Адя пошла въ свою комнату, Ивановъ въ сотню, на занятія. Онъ по вечерамъ обучалъ молодыхъ солдатъ и казаковъ грамотѣ.

Источникъ: Повѣсть П. Н. Краснова Въ манчжурской глуши. // Ежемѣсячныя литературныя и популярно-научныя приложенія къ журналу «Нива» на 1904 г. за Май, Іюнь, Іюль и Августъ. — СПб.: Изданіе А. Ф. Маркса, 1904. — Стлб. 161-168.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.