Церковный календарь
Новости


2019-06-20 / russportal
"Церковная Жизнь" №3-4 (Октябрь-Ноябрь) 1947 г.
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 126-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 125-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 124-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 123-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 122-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 121-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 4-е, о мірѣ (1844)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 3-е, о Святомъ Духѣ (1844)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 30-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 29-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 28-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 27-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 26-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 25-я (1956)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Посланіе къ Руфиніану (1903)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - пятница, 21 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 16.
Русская литература

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)
ПОВѢСТЬ «ВЪ МАНЧЖУРСКОЙ ГЛУШИ».
(Литерат. и попул.-научн. прилож. къ журналу «Нива». СПб., 1904).

XII.

Отъ Хайлара до Якши одну ночь знакомый инженеръ провезъ ихъ въ своемъ служебномъ, прекрасно отдѣланномъ, вагончикѣ. Адя вымылась, хорошо поѣла, заснула на мягкомъ диванчикѣ въ тепломъ купе, такая довольная и физически счастливая... И проснулась такая несчастная.

Теперь они ѣдутъ въ приспособленномъ вагонѣ. Это товарный вагонъ, по стѣнамъ котораго сдѣланы скамьи изъ досокъ и поставлена желѣзная печка. На печкѣ почти непрерывно кипитъ вода въ большомъ бѣлаго металла чайникѣ и согрѣваются жестянки съ консервами...

Въ вагонѣ народа много. Все офицеры: пограничники, стрѣлки, охранники, казаки. Дама только одна — Адя. Она сидитъ въ дальнемъ углу вагона, холодномъ и смрадномъ, отдѣлившись своимъ чемоданомъ отъ другихъ людей. Сидитъ такая молчаливая, испуганная, несчастная. Саша то подходитъ къ ней, смотритъ на нее; то уходитъ къ офицерамъ, говоритъ съ ними, добываетъ закуски, вина, консервовъ ананаса и калифорнскихъ грушъ, несетъ это Адѣ, но она молча отказывается, и онъ уходитъ отъ нея.

Адя глубоко несчастлива. Несчастлива на всю жизнь...

Она не любитъ больше Сашу, онъ ей гадокъ, противенъ; она презираетъ себя. Домой, въ Россію... вернуться къ своимъ... И пусть... пусть ничего этого не было! Пусть не было этого безконечнаго, утомительнаго пути, пусть не было и этой ночи въ служебномъ вагонѣ...

А она ѣдетъ вѣнчаться съ Сашей...

Но пока онъ ей не мужъ.

И то, что онъ ухаживаетъ за нею, то, что она у всѣхъ на виду, что всѣ, хотя словно сговорились не смотрѣть на нее, смотрятъ, все это вызываетъ /с. 20/ въ ней чувство стыда, и она готова бѣжать. Ей кажется, что все видно всѣмъ, и ей такъ жутко...

Эй, поручикъ! — слышитъ она голосъ высокаго и плотнаго штабсъ ротмистра съ черными усами и большими черными подъусками, — барыня-то ваша того, нездорова... Видно мало-мало простудилась. Не привыкла, значитъ, по нашей Манчжуркѣ ѣздить-то... Дайте ей водочки.

Ну, барынѣ и водки... Эка скажешь, Александръ Степановичъ, — говоритъ худощавый казакъ въ черной черкескѣ: — я налью вашей барынѣ, поручикъ, славной старой мадеры.

Онъ отвинчиваетъ отъ оплетенной соломой фляги цинковый почернѣвшій стаканчикъ и наливаетъ мадеры.

Пожалуйте, барыня, мадерцы, — говоритъ онъ.

Адя широко раскрытыми глазами смотритъ на казака. Она вотъ-вотъ зарыдаетъ. Но у казака лицо простое и доброе. Оно бронзоваго цвѣта отъ загара и чуть покрыто веснушками.

Правда, выпейте, — уговариваетъ онъ ее: — вамъ легче станетъ.

Легче!.. Нѣтъ легче-то уже никогда не станетъ.

Адя не смѣетъ отказаться. Медленными глотками выпиваетъ она чарку, и вино ее согрѣваетъ. Ей даютъ грушъ, потомъ мясо бизона, — и она ѣстъ: она голодна. И опять ей кажется, что она не она, не царица петербургскихъ баловъ, Адель Филипповна, которая, картинно изогнувъ пальчики, достаетъ себѣ сухарикъ изъ серебряной корзинки, а какой-то звѣрекъ, который наѣстся и, свернувшись калачикомъ, заснетъ гдѣ-нибудь въ углу, на полу крѣпкимъ сномъ.

Благодарю васъ, — говоритъ Адя.

Къ ней подходитъ плотный пожилой ротмистръ съ сѣдыми усами и маленькой бородкой, въ сѣрой черкескѣ. Онъ садится противъ нея на /с. 21/ край скамьи, уставленной вещами, и начинаетъ говорить. Искреннее участіе свѣтится въ его глазахъ, а голосъ такой ровный и ласковый, что трепещущая Адя успокаивается, и только изрѣдка въ головѣ у нее мелькаетъ мысль: «Господи, что бы было, если бы это увидала мама!..»

А что, барыня, у васъ потеплѣе и помягче ничего не найдется, какъ эта накидка?

Нѣтъ, — коротко отвѣчаетъ Адя.

Значитъ, бѣжали, въ чемъ были...

Адя молчитъ и мучительно краснѣетъ, а ротмистръ перестаетъ задавать вопросы и приступаетъ къ дѣлу.

Вамъ тутъ не хорошо сидѣть. Тутъ дуетъ и въ окно, и въ двери: простудитесь, барыня, а кочуйте-ка къ печкѣ.

Нѣтъ, не надо, — мнѣ и тутъ хорошо.

Адѣ страшно встать съ мѣста. Юбки у нея внизу порваны и грязны, и она не причесана, но ротмистръ не слушаетъ ее. Онъ уже отдаетъ распоряженія.

Эй, вы тамъ, «картишки», очищайте барынѣ мѣсто подлѣ печки.

Игравшіе въ углу вагона въ карты люди поднялись и, какъ показалось Адѣ, злобно на нее посмотрѣли. Они собрали карты и деньги и поплелись въ другой уголъ. Ротмистръ помогъ Адѣ подняться, Саша тоже, было, кинулся, но Адя на него такъ посмотрѣла, что онъ опустилъ глаза и сталъ прибирать жестянки отъ консервовъ.

У васъ ничего и нѣтъ, — говорилъ ротмистръ, оглядываясь: — ни подушки, ни пледа.

Вотъ, возьмите мою бурку, — предложилъ казакъ.

Да и мою подушку, если барыня не побрезгаетъ, — предложилъ маленькій стрѣлокъ съ лицомъ херувима.

Давайте, давайте, господа.

/с. 22/ Нѣсколько человѣкъ возятся въ углу, устраивая Адѣ постель. Скамейка узка. Къ ней приставляютъ чемоданы и тюки, стелютъ бурки, чьи-то полушубки, изъ другой бурки устраиваютъ занавѣску, кладутъ подушки. Адя смотритъ на все это въ полусознаніи. Отъ усталости, отъ вина у нея шумитъ въ головѣ, ноги отказываются поддерживать ея слабое тѣло. Ее заботливо укладываютъ на эту постель, и она сейчасъ же забывается тяжелымъ, прерывчатымъ сномъ.

Мысли и сновидѣнія бѣгутъ въ ея мозгу, путаясь однѣ съ другими, сливаясь такъ, что сонъ кажется дѣйствительностью, а дѣйствительность сномъ.

Вагонъ стучитъ колесами, то медленно, то быстро, то онъ останавливается гдѣ-то; слышно, какъ свиститъ вѣтеръ, гортанными голосами переговариваются китайцы, стучитъ сцѣпщикъ желѣзнымъ молоткомъ по колесамъ, дверь то отворяется, то затворяется, и холодъ заставляетъ Адю свертываться калачикомъ.

На одной изъ станцій кто-то назвалъ фамилію Кононова и спросилъ: «съ барыней?». Потомъ онъ же проговорилъ — «отъ поручика Иванова для барыни». Она никогда не слыхала этой фамиліи, и ее удивило, чтó могли ей прислать черезъ поручика Иванова. Адя встала.

Большой казакъ въ громадной папахѣ, съ толстымъ верхомъ, и въ старой охранной тужуркѣ стоялъ съ большими пакетами. Противъ него былъ Саша.

Такъ что, получимши, значитъ, вашу телеграмму, они забезпокоились, что теперь, значитъ, холода, и барыня могутъ занедужиться, и вотъ послали.

Адя, это нашъ казакъ, нашей сотни, это вотъ сотенный командиръ прислалъ.

И они стали развязывать съ по/с. 23/мощью казака всѣ вещи, которыя послалъ имъ Ивановъ. Тутъ была и мѣховая шапочка для Ади, и теплая оленья доха, и погребецъ съ посудой, и туалетный приборъ, и духи, и одеколонъ, и гребенки, и даже бѣлье, немного простое, грубое, купленное безъ примѣрки у Кунста и Альбертса въ Харбинѣ, но, все-таки, хорошее. Дома, въ Петербургѣ, Адя и горничной своей не рискнула бы поднести такіе подарки, а здѣсь она была тронута до слезъ.

Кто этотъ поручикъ Ивановъ? — спросила она Сашу, и первый разъ въ этотъ день брезгливая складка сбѣжала съ ея лица.

О, это чудный, великолѣпный человѣкъ! Вотъ ты узнаешь его поближе и навѣрное полюбишь...

Я постараюсь полюбить этого добраго человѣка, — тихо сказала Адя.

Теперь ей было лучше. На одной изъ остановокъ нашелся женатый офицеръ, и въ комнатѣ у его жены Адѣ удалось переодѣться, помыться, надушиться и даже завиться. Теперь нарядная шляпка и платье были скинуты — ихъ замѣнили барашковая шапочка, простая юбка и блузка, присланныя Ивановымъ, доха и башлыкъ; въ этомъ костюмѣ Адя больше сливалась съ окружающими, менѣе рѣзкимъ пятномъ ложилась на общемъ фонѣ и была спокойнѣе...

Приближался и Харбинъ, а вмѣстѣ съ нимъ и свадьба...

Источникъ: Повѣсть П. Н. Краснова Въ манчжурской глуши. // Ежемѣсячныя литературныя и популярно-научныя приложенія къ журналу «Нива» на 1904 г. за Май, Іюнь, Іюль и Августъ. — СПб.: Изданіе А. Ф. Маркса, 1904. — Стлб. 19-23.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.