Церковный календарь
Новости


2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 126-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 125-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 124-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 123-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 122-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 121-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 4-е, о мірѣ (1844)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 3-е, о Святомъ Духѣ (1844)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 30-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 29-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 28-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 27-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 26-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 25-я (1956)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Посланіе къ Руфиніану (1903)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Изъ 39-го праздничнаго посланія (1903)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 19 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 19.
Русская литература

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)
ПОВѢСТЬ «ВЪ МАНЧЖУРСКОЙ ГЛУШИ».
(Литерат. и попул.-научн. прилож. къ журналу «Нива». СПб., 1904).

VII.

Серафима Семеновна передъ отъѣздомъ съ дачи, въ Александровъ день, собрала у себя молодежь. Играли въ фанты, пѣли, бѣгали смотрѣть на бѣшено ревѣвшее подъ напоромъ западнаго вѣтра море, ходили по парку, прислушиваясь къ шуму сосенъ. Адя была весела. Въ этотъ день горнич/с. 612/ная передала ей записку отъ Саши. Въ запискѣ значилось, что Саша подъ вечеръ будетъ у моря въ ихъ саду ждать «свою» Адю. Эта записка и взволновала, и наполнила восторгомъ все существо Ади. Она была въ ударѣ. Она легко отгадывала тѣ глупости, чтó задавали ей кузенъ Поль, ея подруга Лидя Кондаурова — только-что вышедшая замужъ, молодая и пикантная дама, передъ которой таяла молодежь, — сама загадывала и много смѣялась.

«Ну, отлегло», — съ радостью думала Серафима Семеновна, любуясь оживленіемъ своей дочери.

Барзиловскій одинъ, по обыкновенію, былъ серьезенъ.

Наигравшаяся, набѣгавшаяся молодежь собралась на балконѣ. Было уже темно. Бумажные китайскіе фонари были зажжены и болтались на проволокахъ подъ порывами вѣтра.

Адя вышла въ паркъ. Ей хотѣлось скорѣе повидать Сашу. Она знала, что это день его именинъ. Ей хотѣлось сказать ему хоть одно ласковое слово.

Но едва она углубилась въ сосновую аллею, ведшую къ морю, какъ услышала шаги за собою. Она оглянулась. Ее догонялъ Барзиловскій. Она остановилась. Лицо ея выражало досаду и было непріязненно, но Викторъ Николаевичъ этого не замѣтилъ. Онъ подошелъ къ Адѣ, взялъ ее за руку и подвелъ къ скамеечкѣ.

Сядемте, — сказалъ онъ: — я имѣю вамъ нѣчто сообщить.

Адя покорно повиновалась. Они сѣли на скамью, подъ громадной шумящей сосной. Барзиловскій не сразу началъ говорить, и нѣкоторое время оба молчали. Адя не говорила ничего отъ досады, да ей и нечего было говорить; Барзиловскій не зналъ, какъ приступить къ волновавшему его вопросу. Наконецъ, онъ началъ:

/с. 613/ — Китайцы, — тономъ профессора, читающаго скучную и надоѣвшую ему лекцію, проговорилъ онъ: — вѣрятъ, что мужчины и женщины въ этомъ мірѣ соединены между собою нитями изъ лунныхъ лучей, и, какъ бы далеко они другъ отъ друга ни жили, какъ бы ни были различны ихъ понятія — одинъ находитъ другую, — и они женятся.

Какое намъ дѣло до китайцевъ? — задумчиво проговорила Адя.

Я связанъ съ вами, Адель Филипповна, такою нитью и потому прошу васъ сдѣлать мнѣ честь и быть моею женой. Я просилъ уже вашей руки у Серафимы Семеновны, и ея согласіе мною получено.

Мама не могла вамъ дать согласія, — сказала Адя.

Почему?

На-дняхъ мама сказала одному молодому человѣку, что я слишкомъ молода, чтобы выдти замужъ, — проговорила Адя.

И совершенно вѣрно, — спокойно отвѣчалъ Барзиловскій: — она и не могла сказать иначе, потому что вы уже связаны отъ рожденія со мною.

Это все вамъ сказали ваши духи? — спросила Адя насмѣшливо.

Ну, духи! Это вовсе не такъ смѣшно, какъ вы думаете.

А вы можете чувствовать на разстояніи и угадывать движенія сердца? — продолжала допрашивать Адя.

Конечно, могу. Магнитные токи всякаго человѣка реагируютъ на магнитные токи другого человѣка. Я много занимался развитіемъ къ себѣ этой особенной силы магнетизма и я не только чувствую близость другого человѣка, но я до нѣкоторой степени могу опредѣлить даже его настроеніе.

Ну, а теперь вы чувствуете, что кромѣ меня тутъ есть люди?

Барзиловскій сдѣлалъ глубокомы/с. 614/сленное лицо, онъ сосредоточился весь въ себѣ, глаза были устремлены въ одну точку, онъ какъ бы усыплялъ самъ себя, впадалъ въ минутный трансъ.

Да, чувствую, — отвѣтилъ онъ.

Что же вы чувствуете? — спросила Адя.

Я чувствую, — произнесъ Викторъ Николаевичъ: — я чувствую, что много, много весело настроенной молодежи находится здѣсь недалеко, вонъ въ томъ направленіи, — и онъ рукою указалъ на свѣтившіяся между кустовъ сирени и акаціи окна балкона.

Адю разобралъ смѣхъ.

Вы чувствуете только, — воскликнула она: — а я слышу ихъ смѣхъ, ихъ возгласы, я слышу голосъ Лиди, я вижу ихъ силуэты въ окнахъ, а я не медіумъ. Чувствуете ли вы, однако, еще кого-нибудь, здѣсь, подлѣ?

Васъ? — въ недоумѣніи спросилъ Барзиловскій.

Нѣтъ, не меня, — сердито отвѣтила Адя. — Но оставимъ медіумовъ, духовъ и всю эту... чушь... поговоримъ серьезно. Почему вы увлекли меня сюда на эту скамью и здѣсь просили моей руки? Потому ли, что такъ посовѣтовали вамъ духи, или потому, что вы меня дѣйствительно любите?

Барзиловскій не сразу отвѣтилъ.

Да, я васъ очень люблю, Адель Филипповна, — наконецъ сказалъ онъ.

Вы просили моей руки у моей матери.

Да.

И она дала свое согласіе?

Совершенно вѣрно.

Хорошо, пойдемте въ домъ и дайте мнѣ возможность поговорить съ мамой.

Они пошли вдвоемъ къ дому.

Барзиловскій теперь былъ увѣренъ въ благопріятномъ отвѣтѣ. А Адя шла смущенная. Быть-можетъ, первый разъ въ жизни задумалась она и осудила мать. И ей хотѣлось провѣрить пра/с. 615/вильность своего осужденія, она торопилась къ матери, ей хотѣлось все узнать.

И, когда они вошли вдвоемъ на ярко-освѣщенный балконъ, на нихъ было обращено исключительное вниманіе. Всѣ, будто, поздравляли ихъ, какъ жениха и невѣсту. Серафима Семеновна охотно ушла съ дочерью въ свою комнату, чтобы узнать, чтó случилось.

Ну, что, моя дѣтка, — онъ сдѣлалъ тебѣ предложеніе?

Да, мама, — грустно сказала Адя.

И ты?!

И я отказала.

Но почему?

Я молода еще.

Серафима Семеновна вспыхнула.

Ахъ, Адя! — воскликнула она. — Ты не понимаешь! И какъ это ты не понимаешь! Викторъ Николаевичъ — богатый, очень богатый человѣкъ. У него два дома. А мы... мы скоро будемъ нищіе. Вѣдь всѣ эти пріемы стóятъ денегъ. За все это платить надо. Да! А гдѣ же деньги?.. Такихъ жениховъ ловить надо...

Развѣ въ деньгахъ счастье?

Въ деньгахъ... Конечно, нѣтъ, но безъ денегъ въ нашъ вѣкъ тоже не проживешь...

И Серафима Семеновна прочла дочери длинную лекцію о жизни. И какъ тяжела была эта лекція для Ади! Въ первый разъ холодъ жизни заглянулъ въ ея душу, въ первый разъ подумала она, сколько ума, изворотливости, сколько расчета нужно имѣть для того, чтобы жить. У Ади ничего этого не было. Теперь она любила Сашу. И не спрашивало ея сердце, за что и какъ, но съ нимъ ей было хорошо, — спокойно такъ, такъ весело и хорошо.

Оставьте, оставьте меня, мама, — воскликнула она.

Что съ тобой, моя дѣточка?

/с. 616/ Адя плакала.

Не плачь, Адюша. Надо выходить къ гостямъ, не хорошо. Они могутъ, Богъ вѣсть, что подумать.

Мама, мама! Прости меня, мама...

Адя вышла изъ комнаты.

Я выйду въ садъ, мама. Мнѣ воздухъ нуженъ.

Ну, иди, моя милая...

Адя вышла на боковое крыльцо и бѣгомъ побѣжала къ морю.

Море ревѣло, грозное, сильное, мощное. Оно словно выросло, увеличилось, стало глубокимъ. Валы бѣжали за валами съ серебряной пѣной на верхушкахъ, одни больше, другіе меньше, и въ полутьмѣ осенней ночи ряды ихъ казались безконечными. Мостки купальни были залиты водою, и вода подступала все ближе и ближе къ саду. Волны уже лизали сухіе обломки камыша, набросанные и выровненные прошлой бурей...

И такая же буря бушевала и въ Адиномъ мозгу.

Какъ ни наивна была Адя, какъ ни мало ознакомлена была она съ жизнью, но и она поняла, что мать продавала ее. И многое, чему она не хотѣла вѣрить, чему боялась вѣрить, — стало ей яснымъ, возмутительно понятнымъ. И этотъ рѣшительный отпоръ Сашиному предложенію, и изгнаніе его, и рѣчи о выгодной партіи и о женихѣ, который дастъ положеніе въ свѣтѣ. Все, даже сегодняшній вечеръ и уединеніе ея съ Викторомъ Николаевичемъ, никѣмъ не замѣченное, — все это соотвѣтствовало плану кампаніи противъ нея, все это было нужно ея матери. И ей стало гадко. А она покорялась этому плану, она не стремилась видѣться съ Сашей, не искала встрѣчъ съ нимъ, не торопилась увидѣться съ нимъ. А онъ, между тѣмъ настойчиво выслѣживалъ ее, черезъ дворника и горничную зналъ все, /с. 617/ чтó дѣлается въ ихъ домѣ, и стремился хотя на минуту повидать «свою» Адю.

И она радостно кинулась къ нему навстрѣчу, и протянула ему обѣ свои маленькія иззябшія ручонки, и онъ принялъ ихъ въ свои мужественныя руки и гладилъ ихъ, и согрѣвалъ поцѣлуями...

Адя милая, Адя дорогая... Свѣтъ мой, радость моя! Слышишь, море шумитъ и реветъ. Оно зоветъ насъ. Смотри сюда, впередъ, смотри въ эту тьму, въ этотъ хаосъ валовъ и гребней. Какой просторъ! Манитъ онъ насъ. Не море — это. Это — жизнь. Крѣпко возьмемъ другъ друга за руку и пойдемъ вмѣстѣ.

И онъ увлекалъ ее по мягкому песку залива, мимо лижущихъ песокъ волнъ, въ сторону, туда, гдѣ кончался садъ и шла дорога на шоссе.

Куда мы идемъ, Саша? — нѣжно спросила она его.

Со мною, Адя. Мама не дала согласія. Я ждалъ случая. Со мною, на поѣздъ — и въ Манчжурію. Тамъ, въ Харбинѣ, мы обвѣнчаемся, и наша пограничная семья тепло и ласково приметъ тебя. Бѣдно, холодно и голодно въ нашихъ жилищахъ, Но у насъ зато сердечные люди, хорошія отношенія, и нѣтъ этой вашей ужасной, петербургской суматохи и карьеризма. Идемъ со мною, Адя! Море жизни манитъ насъ, поставимъ парусъ, и мы, свободные и независимые, понесемся, рука объ руку, сильные любовью своей... Идемъ, Адя...

Она молчала, но покорно шагала съ нимъ по жесткой и сухой морской травѣ, мимо камней и чахлыхъ кустовъ трепещущей ивы. И вѣтеръ дулъ имъ въ спину, мракъ и осенняя слякоть были впереди, а она шла безъ калошъ, въ тонкихъ ботинкахъ, въ легкой накидкѣ.

Ты дрожишь, моя Адя. Тебѣ холодно. — И онъ заботливо накинулъ на ея плечи свое пальто, и они рѣшительно зашагали къ шоссе...

Идемъ, идемъ... Съ тобою хотя на край свѣта, — шептали ея побѣлѣвшія губы, и она тряслась, какъ въ лихорадкѣ...

Источникъ: Повѣсть П. Н. Краснова Въ манчжурской глуши. // Ежемѣсячныя литературныя и популярно-научныя приложенія къ журналу «Нива» на 1904 г. за Январь, Февраль, Мартъ и Апрѣль. — СПб.: Изданіе А. Ф. Маркса, 1904. — Стлб. 611-618.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.