Церковный календарь
Новости


2019-06-20 / russportal
"Церковная Жизнь" №3-4 (Октябрь-Ноябрь) 1947 г.
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 126-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 125-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 124-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 123-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 122-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 121-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 4-е, о мірѣ (1844)
2019-06-18 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 3-е, о Святомъ Духѣ (1844)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 30-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 29-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 28-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 27-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 26-я (1956)
2019-06-17 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 25-я (1956)
2019-06-17 / russportal
Свт. Аѳанасій Великій. Посланіе къ Руфиніану (1903)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - пятница, 21 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Русская литература

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
«БОРЬБА СЪ КИТАЕМЪ».
Популярный очеркъ столкновенія Россіи съ Китаемъ въ 1901 г.
(СПб.: Изданіе газеты «Русское Чтеніе», 1901).

IX.
Штурмъ Пекина.

Китайцы называютъ Пекинъ священнымъ городомъ. Пекинъ лежитъ по серединѣ ровной степи, съ двухъ сторонъ стѣсненной горами. Городъ состоитъ изъ двухъ отдѣльныхъ частей, окруженныхъ особыми стѣнами — китайскаго города и манчжурскаго города. Стѣны обоихъ городовъ построены очень давно и удивительно прочны и крѣпки. Стѣна манчжурскаго города тянется на 21 версту, имѣетъ въ высоту семь саженъ и болѣе 5½ сажень толщины. Даже самымъ большимъ орудіямъ не подъ силу одолѣть такія стѣны. Стѣны китайскаго города тоньше, но все-таки не могутъ быть пробиты снарядами даже и дальнобойныхъ пушекъ. Внутри манчжурскаго города за особой весьма толстой стѣной помѣщается императорскій городъ. Въ немъ находятся сады и мастерскія богдыхана и, наконецъ, опять за особою стѣною стоятъ священныя зданія, дворцы и кумирни — это мѣсто называется у китайцевъ запрещеннымъ, или пурпуровымъ городомъ. Въ стѣнахъ манчжурскаго города продѣлано девять воротъ, въ китайскомъ городѣ есть шесть воротъ — трое идутъ въ манчжурскій городъ и трое въ степь. Въ манчжурскомъ городѣ находятся и дома посланниковъ. Тамъ у стѣнъ императорскаго города собрались боксеры, чтобы овладѣть посольствами.

Взять этотъ городъ должны были русскіе войска. Не было у нихъ ни лѣстницъ, чтобы перелѣзть высокія стѣны Пекина, не было тяжелыхъ осадныхъ орудій, но за то /с. 52/ была львиная храбрость, цѣпкость и вѣра въ силу Божію, увѣренность въ томъ, что люди, а не стѣны образуютъ крѣпости.

Въ 4 часа утра 1-го августа посланники услышали отдаленные пушечные выстрѣлы, доносившіеся откуда-то извнѣ города. Они догадались, что это стрѣляли освободители, и радость наполнила ихъ сердца...

Это же сообразили и солдаты генерала Дунфусяна и, бросивъ осаду посольства, побѣжали къ воротамъ, въ которые уже входили русскіе.

Первымъ появился въ Пекинѣ русскій авангардъ генерала Василевскаго. Онъ подошелъ въ 1 часъ ночи къ воротамъ, ведущимъ въ китайскій городъ, и, увидавъ ихъ запертыми приказалъ своей артиллеріи разгромить ихъ.

При свѣтѣ луны два орудія опередили пѣхоту и подъѣхали на 15 шаговъ къ воротамъ. Стрѣлковыя цѣпи разсыпались вправо и влѣво. По нимъ и по артиллерійской прислугѣ китайцы, разсыпавшіеся по стѣнамъ открыли живой огонь.

— «Ладно», — говорили солдаты. — «Ишь затрещалъ, словно дѣло дѣлаешь! Знаемъ мы твою стрѣльбу, не разъ видали, въ упоръ не попадешь. Вотъ погоди тебя изъ орудія шарпнетъ, что запоешь тогда...»

Прозвучала команда; фейерверкеръ торопливо сказалъ «пли», и металлическій снарядъ съ трескомъ ударилъ въ прочныя ворота. За первымъ выстрѣломъ раздался второй, потомъ третій; одна изъ гранатъ удачно попала въ замокъ воротъ священнаго города и они разлетѣлись въ куски.

«Ура» закричали стрѣлки и артиллеристы и генералъ Василевскій съ полковникомъ Модлемъ первые вошли въ ворота китайскаго города. Они знали, что за воротами находится, по крайней мѣрѣ, пятьдесятъ тысячъ китайцевъ, но русскіе не спрашивали сколько враговъ и кинулись въ городъ. Китайцы, занимавшіе башню надъ воротами быстро покинули ее и русскіе стрѣлки взобрались на нее. Въ /с. 53/ 2 часа ночи русскій флагъ торжественно взвился на флагштокѣ надъ воротами.

Быстро прошли стрѣлки черезъ улицы китайскаго города и подошли къ громадной стѣнѣ манчжурскаго города.

За этой стѣной, болѣе толстой, нежели многіе большіе городскіе дома, находились посланники. Тамъ была цѣль всего похода. На стѣнѣ и на четырехъ-этажной башнѣ, возвышавшейся надъ воротами залегли китайцы и тамъ были тоже орудія. Верхушки стѣнъ казались живыми отъ многихъ тысячъ китайцевъ, лежавшихъ тамъ. Была ночь. Луна серебрила крыши башенъ надъ воротами, освѣщала таинственныя стѣны и улицы, по которымъ приближались роты стрѣлковъ. Началась перестрѣлка. И по мѣрѣ того, какъ разсвѣтъ дѣлалъ предметы болѣе ясными, чаще и чаще попадали пули китайцевъ и роковой крикъ «носилки!» слышался въ рядахъ. Разгорался бой въ улицахъ. Разсвѣло. Солнце стало пропекать сквозь рубахи. Потъ высыхалъ и снова появлялся, его капли застилали глаза и мѣшали стрѣлять. А сзади слышался мѣрный топотъ ногъ, наши главныя силы вступали въ городъ.

По подставленнымъ телѣгамъ, по крышамъ домовъ, черезъ слуховыя окна, съ ближайшихъ деревьевъ стали карабкаться наши солдаты на стѣну... Войска Дунфусяна заперлись въ башнѣ и изъ нея стрѣляли во всякаго, кто появлялся на вершинѣ стѣны. Съ сосѣднихъ стѣнъ и башенъ раздавались тоже выстрѣлы. Генералъ Василевскій приказалъ втащить на стѣну пулеметъ. И вотъ подъ перекрестнымъ огнемъ китайцевъ, на веревкахъ и на рукахъ былъ поднятъ на стѣну пулеметъ и его выстрѣлы быстро прогнали со стѣны наступавшія на нашихъ стрѣлковъ толпы боксеровъ.

— «Важно! Такъ-то! Вотъ это ловко!» — говорили стрѣлки, видя какъ бѣжали боксеры, направляясь къ башнямъ.

/с. 55/ Но положеніе нашихъ ротъ было тѣмъ не менѣе тяжелое. Пули китайскихъ стрѣлковъ шлепали въ стѣну города и со страшнымъ визгомъ носились вокругъ. Ихъ визгъ заглушалъ команды и приказанія и среди ночного мрака производилъ ужасное впечатлѣніе. Мы теряли людей почти ежеминутно. Въ это время наши главныя силы вступили въ городъ. Имъ тоже не легко пришлось у входа въ ворота. 10-й стрѣлковый полкъ подтягивался къ стѣнамъ. Командиръ его полковникъ Антюковъ прошелъ подъ навѣсъ, чтобы подписать донесеніе. Въ это время въ палатку влетѣла граната, разбила вдребезги солдата, и осколкомъ разорвала голову полковнику Антюкову, онъ тутъ же на глазахъ у своего полка упалъ мертвый. Смерть его была мгновенная.

Орудія нашей артиллеріи были ввезены на рукахъ въ городъ, 2-я и 3-я роты 10-го полка обстрѣливали китайцевъ на стѣнѣ манчжурскаго города, 5-я и 8-я штыками выбивали китайцевъ, стрѣлявшихъ изъ домовъ. Было нестерпимо жарко. Солдаты изнемогали отъ солнечныхъ лучей, отъ голода, жажды и безсонныхъ ночей. Почти недѣлю они плохо ѣли и пили, дѣлали по ночамъ громадные переходы, сражались съ китайцами и не знали что такое сонъ. Въ рубашкахъ, которыя некогда было выстирать, бурыхъ и закорузлыхъ отъ пыли и грязи, загорѣлые и запыленные они напрягали послѣднія силы.

Теперь, братъ, или возьми, или умри, — говорили стрѣлки — отдыхъ нуженъ, а какъ не возьмешь городъ, гдѣ отдыхать!

Возьми только городъ и господа сказываютъ — китаецъ самъ замиренія запроситъ.

И русскіе стрѣлки рѣшили во что бы то ни стало взять городъ.

Въ 10 часовъ утра мы потеряли начальника авангарда генерала Василевскаго. Онъ былъ вездѣ, гдѣ была опасность. Проходя по стѣнѣ онъ былъ раненъ въ грудь на вылетъ. Два стрѣлка бросились, чтобы поднять генерала, но оба тутъ же были ранены. Прибѣжало двое другихъ /с. 56/ и одинъ былъ раненъ. Наконецъ съ помощью одного газетнаго корреспондента г. Янчевецкаго удалось положить генерала у бойницы, на голыхъ камняхъ. Тутъ, несмотря, на огонь, пробрался къ нему докторъ Петерсонъ и перевязалъ ему рану. Но перенести Василевскаго въ другое мѣсто не было возможности и онъ лежалъ подъ знойными лучами солнца, слыша кругомъ выстрѣлы и видя разгорающійся бой.

Дружный огонь стрѣлковъ и выстрѣлы нашей артиллеріи, вырывавшей цѣлые ряды защитниковъ стѣнъ манчжурскаго города, устрашили китайцевъ и въ 11 час. утра стрѣльба въ манчжурскомъ городѣ вдругъ стихла и на стѣнѣ появились бѣлые флаги. Китаецъ просилъ пардона. Генералъ Леневичъ со 2, 3, 5 и 8-й ротами 10-го полка направился къ воротамъ. Но китайцы быстро убрали бѣлые флаги и перестрѣлка возобновилась. Однако не надолго. Наши орудія такъ мѣтко осыпали стѣны манчжурскаго города гранатами и шрапнелями, что китайцы принуждены были замолчать и снова тамъ и сямъ появились бѣлые флаги. Выстрѣлы стали рѣже, но не смолкли совсѣмъ. Генералъ Леневичъ перешелъ подъ огнемъ по мосту къ воротамъ и вступилъ въ священный городъ. Около 2-хъ часовъ перестрѣлка окончилась и наши и иностранные патрули разбрелись по городу.

Освободительный отрядъ вошелъ въ улицу посольствъ. Ихъ встрѣтили члены русскаго посольства. Матросы лейтенанта Радена были въ новыхъ рубахахъ чистые и вымытые, такъ же чисто были одѣты и слуги посланниковъ и сами посланники. Они казались совсѣмъ не видавшими войны, въ сравненіи съ залитыми потомъ и кровью, черными отъ загара, обросшими бородами стрѣлками освободителями. Но это была только внѣшность. Лица всѣхъ были блѣдны и худы, глаза глубоко ввалились и выражали тоску. Весь видъ этихъ несчастныхъ страдальцевъ былъ ужасенъ. Но еще тяжелѣе было видѣть нѣсколько свѣжихъ могилъ и даже дѣтскихъ могилокъ, возвышав/с. 57/шихся тамъ и тамъ на дворѣ и безмолвно свидѣтельствовавшихъ о томъ, какой ужасъ здѣсь происходилъ послѣдніе мѣсяцы.

Мы потеряли въ этомъ славномъ бою кромѣ убитаго полковника Антюкова и раненаго генерала Василевскаго еще трехъ офицеровъ ранеными и 20 стрѣлковъ убитыми и 102 ранеными.

Китайскій Императоръ, Императрица и принцъ Туанъ бѣжали при первыхъ выстрѣлахъ освободительнаго отряда.

Пекинъ былъ занятъ, благодаря дружному натиску союзныхъ войскъ и, главнымъ образомъ, русскихъ и японцевъ. Русскіе первые вошли въ городъ, русскіе снаряды пробили входъ въ Священный городъ и русскимъ по праву принадлежитъ честь и слава взятія столицы Китайской Имперіи. Тяжелый двухъ-мѣсячный походъ былъ оконченъ. Приказъ Царя — освободить посольства былъ выполненъ скоро и точно. Мужество русскихъ войскъ было выше похвалы.

Генералъ Леневичъ исполнилъ свой долгъ. И согласно приказа Государя наши войска расположились въ Пекинѣ и начали очищать его отъ разбойническихъ шаекъ, бродившихъ по городу.

Источникъ: П. Н. Красновъ. «Борьба съ Китаемъ». Популярный очеркъ столкновенія Россіи съ Китаемъ въ 1901 году. — СПб.: Изданіе газеты «Русское Чтеніе», 1901. — C. 51-57.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.