Церковный календарь
Новости


2019-06-25 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 11-15 (1922)
2019-06-25 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ II-й, Ч. 4-я, Гл. 6-10 (1922)
2019-06-24 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 6-е, объ умныхъ сущностяхъ (1844)
2019-06-24 / russportal
Свт. Григорій Богословъ. Слово 5-е, о Промыслѣ (1844)
2019-06-23 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 128-е (1895)
2019-06-23 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 127-е (1895)
2019-06-22 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 18-е къ монахамъ (1829)
2019-06-22 / russportal
Преп. Антоній Великій. Письмо 17-е къ монахамъ (1829)
2019-06-21 / russportal
"Церковная Жизнь" №1 (Январь) 1948 г.
2019-06-20 / russportal
"Церковная Жизнь" №3-4 (Октябрь-Ноябрь) 1947 г.
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 126-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 125-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 124-е (1895)
2019-06-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 123-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 122-е (1895)
2019-06-18 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 121-е (1895)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 26 iюня 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 7.
Русская литература

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
«БОРЬБА СЪ КИТАЕМЪ».
Популярный очеркъ столкновенія Россіи съ Китаемъ въ 1901 г.
(СПб.: Изданіе газеты «Русское Чтеніе», 1901).

V.
Наши матросы и стрѣлки берутъ штурмомъ Танку.

Въ то время, какъ полковникъ Анисимовъ укрѣплялся на желѣзно-дорожной станціи у Тянь-Цзиня адмиралъ Сеймуръ оборонялся у Сигу, а посланники съ волненіемъ съ часу на часъ ожидали подмоги; на русскихъ и иностранныхъ военныхъ судахъ, собравшихся у крѣпости Таку происходилъ военный совѣтъ морскихъ генераловъ. За старшаго на этомъ совѣтѣ былъ русскій адмиралъ Гильдебрандтъ.

Было ясно теперь, что мятежъ Большого Кулака такъ разросся, что китайцамъ самимъ съ нимъ не справиться и не защитить безъ помощи европейскихъ войскъ посланниковъ въ Пекинѣ. Отсутствіе извѣстій отъ Сеймура, вѣсти о томъ, что желѣзная дорога между Тянь-Цзинемъ и Таку дѣятельно разрушается боксерами, дошли до адмираловъ — и нужно было подумать — какъ доставить посланникамъ большую помощь...

Чтобы войска могли свободно высаживаться на китайской землѣ, нужно было взять крѣпость Таку, построенную въ устьѣ рѣки Пейхо у входа ея въ Печелійскій заливъ. И вотъ адмиралы заключили между собою союзъ, обѣщали дѣйствовать дружно, сообща, и написали бумагу, /с. 27/ въ которой просили китайцевъ убрать войска изъ-подъ Тянъ-Цзиня, допустить европейскія союзныя войска въ Пекинъ для защиты посланниковъ и сдать крѣпость Таку, чтобы въ случаѣ нужды союзники могли бы высадить тамъ свои войска. Ожидать отвѣта обѣщали до 2 ч. ночи 3-го іюня.

Съ этими бумагами были посланы русскіе офицеры къ начальнику крѣпости Таку и къ китайскому губернатору, управлявшему всѣми мѣстами, на берегу рѣки Пейхо, — въ г. Тянь-Цзинь.

Вмѣстѣ съ тѣмъ нашимъ и союзнымъ пароходамъ приказано было изготовиться къ бою противъ крѣпости. Большіе наши корабли, на которыхъ были адмиралы, стояли въ 20 верстахъ отъ крѣпости въ морѣ и не могли подойти ближе къ Таку, потому что у входа въ рѣку Пейхо находится мель, переходить которую можно только небольшимъ судамъ, да и то лишь во время приливовъ, когда вода въ рѣкѣ высока. Поэтому, противъ крѣпости /с. 28/ на срединѣ рѣки стояло три русскихъ канонерскихъ лодки. — «Бобръ», «Гилякъ» и «Кореецъ», французская лодка «Ліонъ», нѣмецкая «Ильтисъ» и англійская «Альжеринь» Старшимъ командиромъ надъ всѣми лодками былъ русскій морской офицеръ, капитанъ 2-го ранга Добровольскій.

Крѣпость Таку построена по новѣйшимъ правиламъ и имѣетъ четыре отдѣльныхъ укрѣпленія, или форта, сдѣланныхъ изъ песка и цемента. Форты расположены: два на одномъ берегу рѣки и два на другомъ. На всѣхъ фортахъ поставлены скорострѣльныя пушки, а отъ штурма они защищены глубокими рвами, наполненными водою. Чтобы разрушить ихъ стѣны, нужно имѣть громадныя пушки и обстрѣливать крѣпость по крайней мѣрѣ недѣлю. На нашихъ же лодкахъ находились лишь небольшія пушки да пулеметы [1]. Съ этими средствами было приказано въ случаѣ несогласія китайцевъ сдать крѣпость добровольно — взять ее силою.

Капитанъ Добровольскій, получивъ этотъ приказъ, рѣшилъ обстрѣливать сильнѣе всего крайній сѣверный фортъ и на него же повести атаку и съ суши; въ случаѣ занятія сѣвернаго форта съ него можно было обстрѣливать всѣ остальные.

На сушѣ въ деревнѣ Тонгъ-Ку, тамъ, гдѣ начинается желѣзная дорога на Тянь-Цзинь, находились остатки 12 стрѣлковаго полка, ушедшаго съ Анисимовымъ: хлѣбопеки, кашевары, деньщики и отсталые по болѣзни. Люди эти составляли сводную роту въ 163 человѣка подъ командой поручика Станкевича, тамъ же были матросы съ иностранныхъ судовъ: — 140 нѣмцевъ, 160 англичанъ и 150 японцевъ. Орудій при нихъ не было. Этимъ людямъ было приказано завладѣть неприступнымъ фортомъ Таку...

/с. 29/ Матросамъ былъ отданъ приказъ готовиться къ бою. Изъ шинелей и скатанныхъ матросскихъ коекъ, положенныхъ вдоль бортовъ лодокъ, устроено было ничтожное закрытіе людямъ. Орудія были осмотрѣны, снаряды принесены. Всѣ были на мѣстахъ, на верхней палубѣ.

Наступила теплая, южная ночь. Съ фортовъ на суда навели электрическіе лучи. Эти лучи постояли нѣсколько минутъ на мѣстѣ, потомъ исчезли. Мѣсяцъ выплылъ изъ-за холмовъ и заигралъ блестками на волнахъ рѣки. Начинался отливъ — море уходило, рѣка мелѣла. Командиръ Добровольскій обходилъ свою команду и всюду видѣлъ, что люди лежали съ открытыми глазами.

— «Что, братцы, не спите», говорилъ онъ имъ.

— «Да такъ что, ваше высокоблагородіе, не спится», отвѣчали матросы.

Каждый понималъ, что наступаетъ великая, грозная минута. Годы выучки и дисциплины сегодня ночью будутъ испытаны. Передъ лицомъ всего свѣта, на глазахъ нѣмцевъ, французовъ и англичанъ нужно будетъ показать, какъ хранятъ святость присяги русскіе матросы и какъ сумѣютъ они умереть за Вѣру, Царя и Отечество... Каж/с. 30/дый матросъ это понималъ и ему не спалось. Не спалось, какъ не спится хорошему солдату передъ смотромъ. Вѣдь и тутъ наступалъ смотръ. Только смотръ передъ лицомъ Божіимъ... И хотя матросы и были спокойны, но каждый думалъ свою думу и горѣлъ желаніемъ не посрамить земли русской...

Въ 11 часовъ вечера пріѣхалъ съ главнаго форта лейтенантъ Бахметьевъ и разсказалъ Добровольскому, о чемъ онъ говорилъ съ комендантомъ крѣпости Таку.

Китайскій генералъ спросилъ у русскаго офицера всѣ ли форты должны быть сданы союзникамъ.

— «Всѣ» — отвѣтилъ Бахметьевъ — «и до двухъ часовъ ночи!»

«Вы получите отвѣтъ ранѣе двухъ часовъ», загадочно отвѣтилъ хитрый китаецъ и отпустилъ Бахметьева.

Загадка скоро разъяснилась.

Въ 12 часовъ 50 минутъ ночи одинокій выстрѣлъ съ сѣверо-западнаго форта нарушилъ тишину ночи, пламя сверкнуло надъ гребнемъ укрѣпленія и ядро со свистомъ прорѣзало воздухъ. Сейчасъ же по всѣмъ фортамъ начался бѣглый огонь; на выстрѣлы бодро и весело отвѣтили наши канонерскія лодки. Бой начался. Черезъ какія-нибудь полчаса къ нашимъ судамъ подошли: англійская, французская и нѣмецкая лодки и всѣ шесть маленькихъ судовъ отважно вступили въ бой съ крѣпостными твердынями. Китайцы хорошо опредѣлили дистанцію и навели свои пушки. Одинъ изъ первыхъ снарядовъ попалъ въ лодку «Гилякъ» разбилъ мачту и разорвавшись тяжело ранилъ осколками лейтенанта Богданова, шедшаго къ фонарю, убилъ квартермистра Иванова и ранилъ матросовъ Семенова и Кирюхина. Это были первыя наши потери въ ночномъ бою. Въ 1 часъ ночи второй снарядъ попалъ еще удачнѣе. Электрическіе проводы были разбиты и во внутреннихъ помѣщеніяхъ лодки, наступила темнота. На верху освѣщалъ картину боя полный мѣсяцъ. Затѣмъ упали /с. 31/ еще и еще снаряды и поломали трубы въ машинахъ, и взорвали ящикъ съ патронами. Убитыхъ и раненыхъ прибавилось. Начался пожаръ. Въ пробоину, полученную судномъ въ подводной части начала заливать вода. Но никакого безпокойства среди матросовъ «Гиляка» не было. Командующій лодкой лейтенантъ Сарычевъ продолжалъ такъ же спокойно подавать команды, а наверху и внизу кипѣла работа. Одни стрѣляли, другіе подъ выстрѣлами тушили пожаръ, третьи выкачивали воду и задѣлывали пробоину, наконецъ, въ самомъ низу при тускломъ свѣтѣ свѣчей машинистъ Кальтманъ чинилъ машину. Матросы не знали что такое страхъ. Кочегаръ Плутниковъ съ пожарной кишкой пролѣзъ къ самому пороховому погребу и тамъ заливалъ огонь, стоя среди пламени. Онъ получилъ серьезные ожоги. Въ самомъ погребѣ рулевой Улановскій, стоя по поясъ въ водѣ бойко подавалъ снаряды на верхъ. Фельдшеръ Кремъ перевязывалъ раны такъ спокойно, какъ будто бы сидѣлъ не въ каютѣ пылающаго корабля, а въ госпитальной палатѣ. А на верху тѣмъ временемъ матросы отличались другъ передъ другомъ удалью и хладнокровіемъ. Наводчикъ Вереюшинъ взорвалъ въ фортѣ пороховой погребъ...

Кругомъ лежали раненые и убитые. Лейтенанты Богдановъ и Шитовъ были ранены, 8 матросовъ было убито, 67 ранено... Но никому во время боя не было до этого дѣла — всѣ работали, какъ на смотру.

Другая наша лодка «Кореецъ» въ началѣ боя сошла со своего мѣста и орудія китайцевъ, какъ видно, наведенныя заранѣе, долго попадали въ то мѣсто, гдѣ стоялъ раньше «Кореецъ» и потерь на немъ не было. Но скоро китайцы замѣтили свою ошибку и въ 3 часа ночи первое ядро пробило верхній полъ на лодкѣ и произвело пожаръ надъ пороховымъ погребомъ. Сейчасъ же залили погребъ водою и стали тушить пожаръ. Пожаръ погасили очень быстро, но слѣдующіе снаряды попали также удачно и поломали жилыя помѣщенія. При этомъ ядромъ оторвало /с. 32/ голову лейтенанту Буракову и убило двухъ матросовъ, а третьяго смертельно ранило. Снаряды стали ложиться все вѣрнѣе и вѣрнѣе. Еще одинъ офицеръ, лейтенантъ Деденевъ нашелъ себѣ славную смерть; убито было 8 матросовъ и ранено 20. Но, какъ на «Гилякѣ», такъ и на «Корейцѣ» люди работали по-русски — молодецки. Наводчикъ Вавиловъ взорвалъ китайскій пороховой погребъ — и дружное «ура!» раздалось на «Корейцѣ». Никто не робѣлъ. Каждый дѣлалъ свое дѣло и въ кипучей работѣ забывалъ и опасность, и раны, и смерть.

На «Бобрѣ» — потерь не было, — но нѣмецкая лодка «Ильтисъ» и англійская «Альжеринь» не мало пострадали отъ огня китайцевъ.

Шесть маленькихъ лодокъ, вооруженныхъ небольшими пушками вели впродолженіе семи часовъ отчаянный бой съ грозными твердынями крѣпости Таку. Удачные выстрѣлы нашихъ судовъ уже клонили дѣло къ побѣдѣ, но завершить ее выпало на долю славныхъ русскихъ стрѣлковъ.

Какъ только на судахъ раздались первые выстрѣлы, наша рота подъ командой поручика Станкевича, выступила изъ Тонгъ-Ку и въ походномъ порядкѣ, безъ дорогъ, направилась на выстрѣлы къ сѣверному форту. По пути къ ней присоединились нѣмецкіе матросы подъ командой капитана Поля, а также англійскіе и японскіе матросы.

Не доходя 1000 шаговъ до форта всѣ остановились. Нужно было подождать, когда артиллерія съ лодокъ перестанетъ стрѣлять.

При свѣтѣ луны ясно были видны грозные валы крѣпости, громадныя пушки за ними и ряды китайцевъ, залегшихъ за гребнемъ. Ни одной пробоины, ни одного обвала не произвели наши снаряды и крѣпости стояли цѣльныя съ высокими и неприступными стѣнами.

Нѣмецкіе, англійскіе и японскіе офицеры собрались всѣ вмѣстѣ. Подошелъ къ нимъ и нашъ поручикъ Станкевичъ.

/с. 33/ — «Смотрите обвала нѣтъ», — сказалъ нѣмецкій капитанъ Поль. — «Атаковать крѣпость невозможно! Нужно отступать!»

— «Конечно, отступать! — это безуміе идти на штурмъ, не сдѣлавъ артиллеріею обвала!» — поддержали нѣмца англичанинъ и японецъ. — «Мы отступимъ».

— «Дѣлайте, господа, какъ знаете», — твердо заявилъ Станкевичъ — «я получилъ приказаніе взять крѣпость и я возьму ее во что бы то ни стало... Или погибну... Я пойду одинъ»...

Нѣмцы стали свертываться въ походную колонну и отходить, за ними потянулись японцы, одни англичане еще медлили.

Разсвѣтъ наступалъ. Уже ясно видны стали солдаты на фортѣ, и нашихъ можно было легко замѣтить. Стрѣльба по форту прекратилась, на судахъ ждали атаки нашей пѣхоты.

Пора было дѣйствовать.

И вотъ раздалась твердая русская команда Станкевича — «первый взводъ по батареѣ, 1200, залпами!» 1-ая полурота залегла въ цѣпи...

Тррахъ! — простучалъ первый залпъ, за нимъ второй, третій...

— «Перестать стрѣлять, курокъ, встать, цѣпь впередъ». И какъ на ученьи поднялась сводная рота и бодро пошла одна впередъ. За нами пошли англичане, разсыпались рядомъ съ нами... и не отстаютъ. Нѣмцы потянулись во второй линіи и японцы въ третьей.

На 800 шаговъ остановились и начался рѣдкій огонь. Стрѣляли по орудійной прислугѣ форта и орудія замолчали. Потомъ, какъ и слѣдуетъ по уставу, пошли перебѣжками. Перебѣгутъ наши стрѣлки, за ними, не отставая бѣгутъ англійскіе матросы и такъ добѣжали до самыхъ стѣнъ и частымъ огнемъ застрѣляли по китайцамъ. Обалдѣли китайцы. Забыли какъ и цѣлить. Приставляютъ приклады къ животу, кладутъ подъ мышку, не цѣлятся. Страшно имъ видѣть русскихъ такъ близко.

/с. 34/ Но крѣпость неприступна. Не переплыть ея рва, не взлѣзть на стѣну! Нѣтъ у нашихъ стрѣлковъ ни мостковъ, ни фашинъ, ни лѣстницъ! Ничего не могутъ они сдѣлать... Не отступать же? Да и отступать то нельзя! Назадъ пойдешь — китайцы добьютъ. Минута была рѣшительная. Но Богъ былъ на сторонѣ храбрыхъ. Въ самый тяжелый моментъ поручикъ Станкевичъ вспомнилъ, что вправо, со стороны рѣки, есть ворота. Онъ видалъ эти ворота, когда плылъ на лодкѣ вдоль фортовъ въ Тонгъ-Ку.

— «За мною, братцы!» — крикнулъ онъ и подъ выстрѣлами побѣжалъ вправо. За нимъ кинулся его младшій офицеръ подпоручикъ Янчисъ, младшіе унтеръ-офицеры 1-й роты Алимовъ и 8-й роты Будаковъ и Тепловъ, стрѣлки 2-й роты Лыковъ и 3-й роты Довбинъ и эта маленькая кучка храбрецовъ побѣжала къ воротамъ, за которыми было по меньшей мѣрѣ 400 китайцевъ. Дружно хватили стрѣлки прикладами въ дверь калитки и не выдержала она молодецкаго напора, еще минута и въ проломъ одинъ за однимъ лѣзутъ лихіе Восточно-Сибирцы. И какъ только китайцы увидали бѣлыя рубахи русскихъ стрѣлковъ внутри форта, они, толкаясь и падая, побѣжали по подземному ходу въ другой фортъ, а оттуда кинулись на болотистую отмель, многіе тамъ завязли и когда начался приливъ, море покрыло ихъ, застывшихъ въ ужасѣ...

Громкое «ура!» гремѣло на первомъ занятомъ фортѣ. Станкевичъ искалъ русскій флагъ, чтобы поднять его на только что взятой твердынѣ, но флага не было и онъ оторвалъ унтеръ-офицерскій погонъ и привязавъ его на шестъ, выставилъ на валу... Вскорѣ англійскій, японскій и нѣмецкій флаги обозначили, что союзники не зѣвали и заняли покинутые китайцами остальные форты...

Ясное утро началось. Туманъ разсѣялся, далеко стало видно. Солнце показалось надъ моремъ, освѣтило мачты кораблей, стоявшихъ въ морѣ и озарило покрытыя тѣлами стѣны и рвы фортовъ. Море пошло на прибыль.

/с. 35/ Стрѣлки стали считать потери — оказались ранеными 2-й роты Ткачъ, 4-й роты Крафъ и 5-й роты еврей Гершъ Шумирай. Поступивъ въ ряды славныхъ стрѣлковъ и еврей сталъ храбрымъ русскимъ солдатомъ... Невелики были потери. Да это и понятно — лихо и быстро наступали стрѣлки, ни минуты не сомнѣваясь, что Богъ даруетъ имъ побѣду. Не зря говорится въ народѣ — «смѣлымъ Богъ владѣетъ».

/с. 36/ Начавшійся день засталъ всѣхъ за работой. На канонерскихъ лодкахъ чинили поврежденія. Тамъ визжала пила, стучали топоры, спѣшно задѣлывали пробоины. На валахъ уже возились стрѣлки. Ружья были составлены, скатки сняты и съ веселымъ говоромъ солдаты работали лопатой. Каждую минуту можно было ожидать нападенія китайцевъ. Силы союзниковъ были ничтожны, нужно было приготовиться. И дѣйствительно, толпа китайцевъ въ тотъ же день обстрѣляла одну изъ нашихъ лодокъ, но скоро была прогнана мѣткими выстрѣлами изъ пулеметовъ.

День склонялся къ вечеру, когда уснули усталые матросы и стрѣлки. Все было такъ спокойно, слѣды боя были сглажены и, если бы не какіе-то длинные предметы, накрытые морскимъ флагомъ на кормѣ «Корейца» и «Гиляка» — можно было бы подумать, что ничего не произошло въ достопамятную ночь съ 3 на 4 іюня.

Таку было въ нашихъ рукахъ. Намъ принадлежала начальная станція желѣзной дороги, концомъ которой былъ Пекинъ. Это взятіе Таку было не только удачнымъ починомъ въ дѣлѣ усмиренія мятежниковъ, но и краеугольнымъ камнемъ для цѣлаго ряда побѣдъ. Мѣсто, гдѣ можно высадить войска и орудія, гдѣ можно выгружать провіантъ находилось въ нашихъ рукахъ. Легче и проще становилась вся война послѣ этой первой и весьма важной побѣды.

Примѣчаніе:
[1] Пулеметъ состоитъ изъ ряда ружейныхъ стволовъ, укрѣпленныхъ на подставкѣ. Особымъ механизмомъ къ пулемету придвигается лента съ патронами. Стóитъ только вертѣть рукоятку и пулеметъ разсѣиваетъ массу пуль въ любомъ направленіи.

Источникъ: П. Н. Красновъ. «Борьба съ Китаемъ». Популярный очеркъ столкновенія Россіи съ Китаемъ въ 1901 году. — СПб.: Изданіе газеты «Русское Чтеніе», 1901. — C. 26-36.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.