Церковный календарь
Новости


2019-07-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 18-я (1922)
2019-07-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 17-я (1922)
2019-07-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 16-я (1922)
2019-07-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 15-я (1922)
2019-07-18 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 66-я (1956)
2019-07-18 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 65-я (1956)
2019-07-18 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 64-я (1956)
2019-07-18 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 63-я (1956)
2019-07-18 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 62-я (1956)
2019-07-18 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 61-я (1956)
2019-07-18 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 38-е (1975)
2019-07-18 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 37-е (1975)
2019-07-18 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 36-е (1975)
2019-07-18 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 35-е (1975)
2019-07-18 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 24-я (1921)
2019-07-18 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 23-я (1921)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 18 iюля 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Исторія Россіи

С. М. Соловьевъ († 1879 г.)

Сергѣй Михайловичъ Соловьевъ (1820-1879), выдающійся русскій историкъ, академикъ (1872). Родился 5 (18) мая 1820 г. въ семьѣ московскаго священника. Учился въ Московскомъ университетѣ (1838-1842), по окончаніи котораго въ качествѣ домашняго учителя дѣтей графа А. П. Строганова въ 1842-1844 г. побывалъ за границей, гдѣ слушалъ лекціи нѣмецкихъ и французскихъ историковъ и философовъ въ Берлинѣ, Парижѣ, Гейдельбергѣ. Съ 1845 г. приступилъ къ чтенію курса русской исторіи въ Московскомъ университетѣ, защитилъ магистерскую диссертацію «Отношеніе Новгорода къ великимъ князьямъ», а въ 1847 г. докторскую — «Исторія отношеній между русскими князьями Рюрикова дома». Съ 1847 г. — профессоръ Московскаго университета. Авторъ множества историческихъ работъ («Исторія паденія Польши», 1863; «Императоръ Александръ I. Политика, дипломатія», 1877; «Публичныя чтенія о Петрѣ Великомъ», 1872 и др.). Главный трудъ — «Исторія Россіи съ древнѣйшихъ временъ» (29 т., 1851-1879), въ которомъ на основѣ огромнаго количества историческихъ источниковъ ученый обосновалъ новую концепцію отечественной исторіи. Ея своеобразіе объяснялъ тремя факторами: «природа страны» (природно-географическія особенности), «природа племени» (этно-культурное своеобразіе русскаго народа) и «ходъ внѣшнихъ событій» (внѣшнеполитическія причины). Въ 1871-1877 г. Соловьевъ занималъ должность ректора Московскаго университета. Въ послѣдніе годы жизни — предсѣдатель «Московскаго общества исторіи и древностей Россійскихъ». Скончался 4 (17) октября 1879 г. Похороненъ въ Москвѣ на территоріи Новодѣвичьяго монастыря.

Сочиненія С. М. Соловьева

С. М. Соловьевъ († 1879 г.)
УЧЕБНАЯ КНИГА РУССКОЙ ИСТОРІИ.
Изданіе 8-е. М., 1880.

ГЛАВА XL.
Внутренняя дѣятельность Петра Великаго.

1. Въ отношеніи къ церкви. Въ 1700 году умеръ патріархъ Адріанъ; царь отложилъ избраніе новаго патріарха и поручилъ дѣла по патріаршему управленію рязанскому митрополиту Стефану Яворскому съ званіемъ Блюстителя патріаршаго престола. Этою мѣрою приготовлялось уничтоженіе патріаршества и замѣненіе его коллегіальнымъ управленіемъ, которое подъ именемъ Святѣйшаго Синода учреждено въ 1721 году. Въ регламентѣ для этой духовной коллегіи, написанномъ псковскимъ архіепископомъ Ѳеофаномъ Прокоповичемъ, излагалось превосходство новаго учрежденія и вообще превосходство коллегіальнаго управленія; между прочимъ говорилось, что «отъ соборнаго управленія нельзя опасаться отечеству мятежей и смущенія, какія могутъ произойти, когда въ челѣ церковнаго управленія находится одинъ человѣкъ: простой народъ не знаетъ, какъ различается власть духовная отъ самодержавной и, удивленный славою и честію верховнаго пастыря церкви, помышляетъ, что этотъ правитель есть второй государь, самодержцу равносильный, или еще и больше его, и что духовный чинъ есть другое лучшее государство, и если случится между патріархомъ и царемъ какое-нибудь разногласіе, то скорѣе пристанутъ къ сторонѣ перваго, мечтая, что побораютъ по самомъ Богѣ». Потомъ въ регламентѣ излагались дѣла, подлежащія управленію ду/с. 270/ховной коллегіи: ей вмѣнено въ обязанность истреблять всѣ существующія суевѣрія, для распространенія свѣдѣній о законѣ Божіемъ сочинить три книги: 1) о догматахъ вѣры, 2) о должностяхъ всякаго человѣка, 3) собраніе проповѣдей св. отецъ о догматахъ и должностяхъ. Каждый епископъ, по регламенту, обязанъ былъ имѣть въ своемъ домѣ школу для приготовленія священниковъ; обязанъ былъ не высоко мыслить о своей чести; чтобъ подъ руки его, пока здоровъ, не водили и въ землю ему не кланялись. Въ главѣ о духовныхъ школахъ говорится: «Дурно многіе говорятъ, что наука пораждаетъ ереси; наши русскіе раскольники не отъ грубости ли и невѣжества такъ жестоко бѣснуются? И если посмотрѣть на мимошедшіе вѣка чрезъ исторію, какъ чрезъ зрительную трубу, то увидимъ все худшее въ темныхъ, а не въ свѣтлыхъ ученіемъ временахъ». Въ 1724 году былъ данъ указъ Синоду о монахахъ; здѣсь опредѣлены двѣ цѣли для монашества: 1) служеніе страждующему человѣчесту, вслѣдствіе чего въ однихъ монастыряхъ велѣно содержать больныхъ, старыхъ и увѣчныхъ, въ другихъ дѣтей-сиротъ; 2) образованіе изъ себя властей церковныхъ. Еще прежде велѣно было отсылать бѣдныхъ отставныхъ военныхъ въ монастыри и давать имъ тамъ жалованье изъ монастырскихъ доходовъ. Такъ какъ изъ монастырей появлялись сочиненія, направленныя противъ преобразованій и преобразователя, то запрещено было монахамъ писать въ кельяхъ, держать чернила и бумагу; если же хотѣли писать, то должны были это дѣлать въ трапезѣ. Что касается бѣлаго духовенства, то священническимъ и дьяконскимъ дѣтямъ велѣно было учиться въ школахъ, неученыхъ запрещено было посвящать, а велѣно брать въ солдаты.

«Господь далъ царямъ власть надъ народами, но надъ совѣстію людей властенъ одинъ Христосъ», говорилъ Петръ. Вслѣдствіе этого взгляда при немъ раскольники, если хорошо исполняли свои обязанности въ отношеніи къ государству и не распространяли своего ученія, могли свободно отправлять свое богослуженіе, платили только двойной окладъ. Наплывъ иностранцевъ и тѣсное сближеніе съ ними заразили нѣкоторыхъ русскихъ иновѣрными взглядами: въ 1713 году открыто было въ Москвѣ общество людей, распространявшихъ крайнія протестантскія мнѣнія; главнымъ изъ нихъ былъ лѣкарь Дмитрій Тверитиновъ, цырюльникъ Ѳома Ивановъ дошелъ до такой степени фанатизма, что въ Чудовѣ монастырѣ разсѣкъ образъ св. Алексѣя митрополита. Ревностною распространительницею крайнихъ протестантскихъ мнѣній явилась одно время женщина, Настасья Зима. Эти протестантскія движенія были остановлены строгими мѣрами правительства. Іезуиты за то, что пытались распространять католицизмъ, /с. 271/ были изгнаны изъ Россіи. Раскольничество своею проповѣдію о недостоинствѣ церкви со временъ Никоновскихъ новшествъ производило въ толпѣ колебаніе, сомнѣніе и холодность къ Церкви, къ таинствамъ и общественному богослуженію, такъ что царь почелъ за нужное повторить указъ отца своего, чтобъ всѣ посѣщали церкви по воскреснымъ и праздничнымъ днямъ и ежегодно были у исповѣди, въ противномъ случаѣ подвергались штрафу; также въ разныя должности могли избираться только тѣ, которые ежегодно исповѣдывались.

Изъ церковныхъ писателей времени Петрова особенно замѣчательны: 1) св. Димитрій митрополитъ ростовскій, знаменитый сочиненіемъ житій святыхъ или такъ называемыхъ Четьихъ-Миней и потомъ борьбой съ расколомъ, противъ котораго написалъ книгу подъ заглавіемъ: «Розыскъ о раскольничьей Брынской вѣрѣ», гдѣ въ первый разъ различены и описаны раскольническія секты. 2) Стефанъ Яворскій митрополитъ рязанскій, Блюститель патріаршаго престола и первый президентъ св. Синода; подобно св. Димитрію, Яворскій боролся съ расколомъ, противъ котораго написалъ книгу подъ заглавіемъ: «Знаменія пришествія Антихристова», потому что раскольники указывали на преобразованія Петровы какъ на признаки явленія Антихристова; но распространеніе протестантскихъ мнѣній Тверитиновымъ и товарищами его заставило Стефана вступить въ борьбу и съ протестантизмомъ, противъ котораго онъ написалъ знаменитое свое сочиненіе: Камень Вѣры; кромѣ того Стефанъ былъ извѣстенъ какъ проповѣдникъ. 3) Недругъ Яворскаго Ѳеофанъ Прокоповичъ, славный проповѣдникъ, прославитель дѣлъ Петровыхъ и защитникъ преобразованія. Всѣ трое были Малороссіяне, какъ почти всѣ церковные писатели этого времени, ибо Малороссія въ своихъ школахъ имѣла средства къ образованію подобныхъ писателей, а въ Великой Россіи этихъ средствъ еще не было, школы только основывались.

2. Чины. Петръ наслѣдовалъ отъ древней Россіи нѣсколько разрядовъ должностныхъ лицъ, не связанныхъ другъ съ другомъ общимъ названіемъ, общими правами, общими сословными интересами. Издавъ знаменитую табель о рангахъ (1722 года), Петръ раздѣлилъ эти должностныя лица на классы; здѣсь кромѣ новыхъ названій, новость состояла въ томъ, что въ каждомъ классѣ каждому военному и придворному чину соотвѣтствовалъ чинъ гражданскій, чего, какъ мы видѣли, дружинныя понятія, господствовавшія въ древней Россіи, не допускали. По прежнему доступъ въ служащіе люди, въ чиновничество былъ открыть каждому. Помѣстья были смѣшаны съ вотчинами. Такъ какъ было признано, что для пользы службы необходимо для служащаго извѣстное образованіе, то дѣти землевладѣльцевъ предъ посту/с. 272/пленіемъ на службу обязаны были пріобрѣсти это образованіе; обязаны были выучиться грамотѣ, цифири и геометріи; кто же не выучивался, тому нельзя было жениться. Чтобы дать средства служилымъ людями поддержать себя въ хозяйственномъ отношеніи, Петръ въ 1714 году учредилъ майоратъ, по которому все недвижимое имущество должно было переходить къ одному старшему сыну, или котораго отецъ изберетъ; побужденія для учрежденія майора были выставлены слѣдующія: 1) одинъ не будетъ имѣть такой нужды притѣснять крестьянъ, какъ многіе, которыя получивъ малыя доли изъ отцовскаго наслѣдства, домогаются получить съ нихъ какъ можно больше дохода и разоряютъ крестьянъ поборами; 2) при майоратѣ фамиліи не будутъ упадать; 3) младшія дѣти, не получившія недвижимой собственности, не будутъ праздны, но трудами своими будутъ приносить пользу государству. — Петръ установилъ орденъ св. Андрея Первозваннаго и женскій орденъ св. Екатерины.

3. Городскіе жители раздѣлены были на три разряда: къ первымъ принадлежали банкиры, гости или крупные торговцы, лѣкаря, аптекари, шкипера, золотыхъ и серебряныхъ дѣлъ мастера и живописцы; ко второму различные торговцы и мастера; оба эти первые разряда носили названіе гильдій; къ третьему разряду принадлежали чернорабочіе и наемники. Два первыхъ разряда выбирали себѣ свое начальство, старосту и помощника его, третій разрядъ выбиралъ себѣ десятскихъ и старшинъ.

4. Сельское народонаселеніе раздѣлялось: 1) на однодворцевъ, образовавшихся изъ обѣднѣвшихъ служилыхъ людей: они, подобно всѣмъ другимъ крестьянамъ, обязаны были платить поголовную подать, но сохраняли право владѣть крѣпостными людьми; 2) половниковъ, малочисленный классъ крестьянъ, удержавшихъ право перехода отъ одного землевладѣльца къ другому; 3) дворцовыхъ, 4) монастырскихъ, 5) государственныхъ, 6) помѣщичьихъ крестьянъ. Запрещеніе перехода крестьянъ строго поддерживалось, потому что причины, произведшія это запрещеніе, существовали во всей силѣ. Для поимки бѣглыхъ было выставлено войско на границѣ.

5. Иностранцы. Иностранцамъ обезпеченъ былъ свободный пріѣздъ въ Россію, безпрепятственное занятіе торговлею, промыслами, вступленіе въ службу, свободное отправленіе богослуженія; отдавши десятую часть своего имѣнія, иностранецъ свободно могъ выѣхать изъ Россіи, кромѣ принявшихъ православіе. Иностранцы, вступившіе въ службу, получали высшіе оклады противъ Русскихъ. Въ 1721 году /с. 273/ издано посланіе Синода къ православнымъ о безпрепятственномъ вступленіи въ бракъ съ иновѣрцами.

6. Законодательство. Недовольный уложеніемъ царя Алексѣя Михайловича, Петръ хотѣлъ составить новое уложеніе, основаніемъ которому должно было служить шведское уложеніе; статьи шведскаго уложенія, которыя не шли къ Россіи, должно было замѣнить или взятыми изъ стараго уложенія царя Алексѣя, или вновь сочиненными. Но это намѣреніе Петра не было приведено въ исполненіе. Касательно пытокъ Петръ установилъ, чтобъ не употребляли ихъ во зло, не употребляли въ малыхъ дѣлахъ; правежъ былъ замѣненъ отсылкою на казенныя работы. Такъ какъ прежній обычай держать дѣвушекъ въ заперти и не показывать ихъ женихамъ до самой свадьбы былъ причиною семейныхъ несогласій, то Петръ установилъ, чтобъ за шесть недѣль до свадьбы было обрученіе, послѣ котораго если женихъ и невѣста не понравятся другъ другу, то могутъ разорвать дѣло передъ свадьбою; велѣно брать присягу съ родителей и опекуновъ, что они не принуждаютъ неволею дѣтей своихъ въ бракъ; такую же присягу велѣно брать и съ господъ относительно крѣпостныхъ ихъ людей. Запрещенъ былъ страшный обычай, по которому повивальныя бабки умерщвляли новорожденныхъ младенцевъ-уродовъ. Въ 1721 году Петръ издалъ указъ: «Продажу людей пресѣчь; а если нельзя ужь совсѣмъ, то продавать цѣлыми семьями, а не порознь, какъ скотъ, чего во всемъ свѣтѣ не водится».

7. Управленіе. Высшимъ правительственнымъ мѣстомъ при Петрѣ былъ сенатъ, учрежденный 22 февраля 1711 года изъ осьми членовъ; всѣмъ велѣно было оказывать послушаніе сенату, какъ самому царю; обязанности сената, по мысли Петра, состояли въ слѣдующемъ: судъ имѣть нелицепріятный; смотрѣть за расходами, стараться объ увеличеніи доходовъ; смотрѣть, чтобъ служилые люди не избѣгали службы. При сенатѣ находился генералъ-прокуроръ, безъ согласія котораго никакое рѣшеніе сената не имѣло силы; во всѣхъ важныхъ и затруднительныхъ случаяхъ ему назначался осьмидневный срокъ, въ который онъ могъ совѣщаться съ знающими людьми; если онъ и тогда не соглашался съ мнѣніемъ сената, то дѣло представлялось высочайшему рѣшенію. Сенатъ обязанъ былъ выбирать оберъ-фискала, человѣка умнаго и добраго, изъ какого бы то ни было чина; оберъ-фискалъ обязанъ былъ тайно надсматривать надъ всѣми дѣлами и, замѣтивъ злоупотребленіе, звалъ виновнаго предъ сенатъ; каждая провинція и каждый городъ имѣли своихъ фискаловъ, которые избирались и изъ купечества. Сенатъ опредѣлялъ въ гражданскія должности. Для розыска политическихъ преступленій учреждена была тайная /с. 274/ канцелярія. Важнѣйшія дѣла передаваемы были въ Вышній судъ. Вмѣсто прежнихъ приказовъ, по совѣту знаменитаго философа Лейбница, учреждены коллегіи, состоявшія изъ президента, двухъ вице-президентовъ, четырехъ совѣтниковъ и четырехъ ассессоровъ. Коллегіи были: иностранныхъ дѣлъ, военная, адмиралтейская (завѣдывавшая флотомъ), камеръ-коллегія и штатсъ-коллегія (завѣдывавшая финансами), юстицъ-коллегія, вотчинная коллегія, мануфактуръ-коллегія, бергъ-коллегія, коммерцъ-коллегія. Въ 1715 году царь приказалъ достать всѣ права и положенія датскихъ коллегій и ихъ экономическія учрежденія; получивъ эти уставы, онъ усмотрѣлъ, что «по однѣмъ книгамъ нельзя будетъ дѣлать, потому что всѣхъ обстоятельствъ въ книгахъ никогда не пишутъ». Поэтому при уставахъ нужны были опытные люди, которымъ отправленіе дѣлъ въ коллегіи было бы за обычай, и вотъ онъ велѣлъ пригласить изъ иностранныхъ ученыхъ юристовъ во всякую коллегію по одному члену. Эти иностранцы должны были отправлять дѣла посредствомъ толмачей — неудобство страшное! Чтобъ помочь дѣлу, Петръ велѣлъ русскому резиденту при австрійскомъ дворѣ пригласить шрейберовъ изъ Чеховъ и Моравовъ, которые, какъ славяне, могли скорѣе выучиться порусски; предложено было также шведскимъ плѣннымъ, узнавшимъ уже русскій языкъ, вступить въ гражданскую службу при коллегіяхъ. Чтобъ приготовить искусныхъ производителей дѣлъ въ коллегіяхъ на будущее время, въ 1716 году отправлено было въ Кенигсбергъ человѣкъ сорокъ молодыхъ подъячихъ учиться.

Воеводы и приказные люди въ городахъ, особенно въ мѣстахъ отдаленныхъ, по прежнему продолжали «чинить великія обиды, налоги и грабежи». Петръ стремился къ тому, чтобъ областный правитель не завѣдывалъ вмѣстѣ и судомъ, какъ было прежде, и потому въ важнѣйшихъ городахъ учреждены были надворные суды. Чтобъ поднять промышленность, торговлю, увеличить благосостояніе городскихъ жителей, Петръ счелъ необходимымъ освободить ихъ изъ-подъ вѣдомства воеводъ. Для этого еще въ 1699 году въ Москвѣ велѣно было купцовъ и промышленныхъ людей вѣдать бурмистрамъ, бурмистровъ выбирать имъ же изъ среды себя погодно, изъ этихъ бурмистровъ одному помѣсячно быть президентомъ, мѣсто ихъ засѣданія названо Ратушею; жители же провинціальныхъ городовъ, если захотятъ отойти отъ воеводъ и приказныхъ людей, могутъ вѣдаться по мірскимъ выборамъ выборными людьми въ земскихъ избахъ. Въ 1720 году учреждены были въ важнѣйшихъ городахъ магистраты, состоявшіе изъ президента и бургомистровъ, выбираемыхъ горожанами изъ среды себя; въ важныхъ дѣлахъ магистраты совѣщались съ гражданами первой и второй /с. 275/ гильдіи. Всѣ городовые магистраты были подчинены главному магистрату, который подчиненъ былъ сенату и состоялъ изъ членовъ петербургскаго городоваго магистрата, которые на половину были иностранцы; президента назначалъ самъ государь. Главный магистратъ обязанъ былъ покровительствовать промышленности и торговлѣ; смертные приговоры, произнесенные городовыми магистратами, не могли быть исполнены безъ утвержденія главнаго магистрата, который рѣшалъ также всѣ другія дѣла, перенесенныя къ нему недовольными рѣшеніемъ городовыхъ магистратовъ, рѣшалъ споры между магистратами и горожанами, утверждалъ членовъ, избранныхъ въ городовые магистраты, доносилъ сенату о состояніи городовъ, сообщалъ коллегіямъ получаемыя имъ свѣдѣнія о промышленности и торговлѣ.

Петръ раздѣлилъ все государство на 12 губерній, губерніи были раздѣлены на провинціи, которыхъ было 43. Губерніи управлялись губернаторами и вице-губернаторами; провинціи воеводами. Губернаторъ не могъ рѣшить ни одного дѣла безъ согласія ландратовъ, выбиравшихся дворянствомъ; губернаторъ, по мысли Петра, былъ не властитель губерніи, но только президентъ въ совѣтѣ ландратовъ.

8. Войско. Всѣ записанные въ подушный окладъ были обязаны военною службою; купцы могли откупаться отъ нея, заплативши 100 рублей. Лучшіе люди отбирались въ гвардію, которая служила школою для дворянъ: дворянинъ, не прослуживши рядовымъ въ гвардіи, не могъ получить офицерскаго чина. Жалованье войско получало частію деньгами, частію провіантомъ. Для морской службы брали малолѣтнихъ, преимущественно солдатскихъ и матросскихъ дѣтей, изъ рекрутъ же брали такихъ, которыхъ родина была на морскихъ берегахъ, или на берегу большихъ рѣкъ и озеръ. Были учреждены морскія школы, воспитанники которыхъ отдавались потомъ на купеческіе корабли для упражненія. Число сухопутнаго регулярнаго войска простиралось до 180,000; флотъ считалъ 48 линейныхъ кораблей и 800 мелкихъ судовъ. Въ оберъ-офицерскіе чины производились не иначе, какъ по выбору и засвидѣтельствованію всѣхъ офицеровъ полка, въ штабъ-офицеры по выбору и засвидѣтельствованію генераловъ и офицеровъ всей дивизіи.

9. Финансы. Преобразованіе войска, заведеніе флота, продолжительная и тяжелая война, множество новыхъ учрежденій и построекъ требовали большихъ издержекъ, новыхъ источниковъ доходовъ. Такъ какъ прежняя подать съ дворовъ подавала поводъ къ большимъ злоупотребленіямъ при перепискѣ дворовъ, то введена была подушная подать, для чего произведена ревизія или перечисле/с. 276/ніе всѣхъ, подлежащихъ подушному окладу жителей государства. Изъ подушнаго оклада исключены были духовные съ дѣтьми, дворяне, отставные солдаты, иностранцы, жители Остзейскихъ провинцій, Башкиры и Лапландцы. Для умноженія доходовъ введена была гербовая бумага. Въ случаѣ крайнихъ нуждъ государственныхъ у служащихъ удерживалась десятая часть ихъ содержанія. Двѣ трети доходовъ шло на войско и флотъ. Сверхъ жалованья чиновникамъ велѣно было со всякихъ исковъ брать за труды на канцелярію съ праваго по 3, а съ виноватаго по 10 копѣекъ съ рубля. Въ 1710 году доходы простирались до 3.000,000 рублей слишкомъ, а въ 1725 году до 10,000,000 слишкомъ.

10. Полиція. Учрежденное Петромъ полицейское управленіе сосредоточивалось въ Петербургѣ въ рукахъ генералъ-полицеймейстера, въ Москвѣ — оберъ-полицеймейстера. Въ главныхъ городахъ каждая улица и каждые 10 домовъ имѣли своего надсмотрщика, избираемаго жителями; всѣ городскіе жители, начиная съ двадцатилѣтнихъ, составляли стражу, обязанную охранять спокойствіе и порядокъ въ городѣ. Въ провинціальныхъ городахъ и уѣздныхъ полиція была въ рукахъ комендантовъ, магистратовъ и старостъ, въ уѣздахъ — у губернаторовъ и воеводъ. Понятно, что разбои не могли вдругъ прекратиться и даже уменьшиться, ибо къ старымъ причинамъ, оставшимся во всей силѣ, присоединялись еще новые, прежде всего многочисленные побѣги изъ полковъ, отъ тяжелой военной службы, къ которой не привыкли: такъ клинскіе, волоцкіе и можайскіе помѣщики били челомъ, что пріѣзжаютъ вооруженные разбойники многолюдствомъ въ домы ихъ, разбиваютъ и жгутъ села, днемъ и ночью, бьютъ и грабятъ мущинъ, уводятъ женщинъ, собираются на разбой изъ многихъ городовъ и уѣздовъ бѣглые солдаты и драгуны. Въ самой Москвѣ ѣздили разбойники толпами по 30 и по 40 человѣкъ. Разбои усиливались еще и потому, что правительство вооружилось противъ бродягъ, мнимыхъ калѣкъ и нищихъ: такъ съ 1712 года запрещено было подъ страхомъ жестокаго наказанія просить милостыню въ Москвѣ. Для предупрежденія пожаровъ домы въ городахъ и селахъ должны были строиться по установленному чертежу въ извѣстномъ разстояніи другъ отъ друга; въ московскомъ кремлѣ и Китаѣ-городѣ велѣно строить только каменные дома и располагать ихъ по улицамъ, а не по дворамъ, какъ прежде; улицы здѣсь съ 1705 года начали мостить камнемъ. Въ 1714 году пріостановлено было каменное строеніе во всемъ государствѣ, чтобъ тѣмъ скорѣе производилось оно въ Петербургѣ: богатые люди обязаны были строить здѣсь дома. Для охраненія народнаго здоровья учреждено было въ Москвѣ 8 аптекъ, при/с. 277/чемъ велѣно было истребить лавки, въ которыхъ продавались всякія непотребныя травы. Запрещено хоронить ранѣе трехъ дней, кромѣ знатныхъ особъ запрещено хоронить внутри города подлѣ церквей. Велѣно было устроивать при церквахъ госпитали для подкидышей.

11. Промышленность и торговля. «Наше россійское государство, говорилъ Петръ, предъ многими иными землями преизобилуетъ потребными металлами и минералами благословенно, которые до нынѣшняго времени безо всякаго прилежанія исканы; причина этому была, что наши подданные не разумѣли рудокопнаго дѣла, частію же иждивенія и трудовъ не хотѣли къ оному приложить». Чтобъ заставить неповоротливыхъ землевладѣльцевъ прилагать иждивеніе и трудъ, Петръ обнародовалъ, что всѣ въ собственныхъ и чужихъ земляхъ, имѣютъ право искать и обрабатывать всякіе металлы и минералы; если помѣщики, въ чьихъ земляхъ откроется руда, не могутъ или не хотятъ ее разрабатывать, то право ихъ передается другому съ уплатою землевладѣльцу 32 долей прибыли, «дабы Божіе благословеніе подъ землею втунѣ не оставалось». Кто утаитъ руду или будетъ препятствовать другимъ въ устроеніи заводовъ, тотъ подвергается тѣлесному наказанію и даже смертной казни. Бергъ-коллегіи вольно было призывать иностранныхъ охотниковъ до рудокопныхъ дѣлъ. Чтобъ улучшить хлѣбопашество, Петръ хотѣлъ переселить въ Россію иностранныхъ поселянъ, для примѣра своимъ подданнымъ. Камеръ-коллегія обязана была собирать свѣдѣнія о состояніи, натурѣ и плодородіи каждой провинціи, заселять пустыя земли и всякую пустоту предупреждать осторожнымъ домодержавствомъ. Въ 1721 году Петръ издалъ указъ о снимкѣ хлѣба косами вмѣсто серповъ. Убѣдившись за границею въ важности ископаемаго топлива, Петръ старался разузнать, нѣтъ ли гдѣ каменнаго угля въ Россіи. Предприняты были мѣры не только для сбереженія лѣсовъ, но и для разведенія новыхъ. Начатки винодѣлія и шелководства въ странахъ при-кавказскихъ мы видимъ еще прежде Петра, но это были начатки слабые, при Петрѣ же эти отрасли сельскаго хозяйства были усилены; при немъ же началось разведеніе табаку. При Петрѣ заведенъ лучшій въ Россіи холмогорскій скотъ; но еще дѣятельнѣе заботился Петръ объ овцеводствѣ, ибо ему нужно было усилить въ Россіи суконныя фабрики для снабженія войска: для этого онъ выписывалъ овчаровъ изъ Силезіи и посылалъ своихъ учиться туда. Конскіе заводы начались такъ же при Петрѣ. Относительно ремеслъ Петръ слѣдовалъ своему обычному правилу: выписывалъ искусныхъ ремесленниковъ изъ-за границы и посылалъ русскихъ учиться за границу. Въ Москвѣ велѣно было построить рабочій домъ для праздношатающихся и при немъ завести /с. 278/ разныя ремесла; велѣно ввести занятіе ремеслами въ дѣвичьи монастыри. Что касается до мануфактурной промышленности, то до Петра мы встрѣчаемъ ничтожное число заводовъ, тогда какъ послѣ его смерти находимъ 233 фабрики и завода, казенныхъ и частныхъ. — Легко понять, какъ пріобрѣтеніе прибалтійскихъ береговъ усилило внѣшнюю торговлю: но для процвѣтанія торговли недостаточно было однихъ морскихъ береговъ, нужны были удобные внутренніе пути: для этого Петръ соединилъ воднымъ путемъ Европу съ Азіею, устроилъ Вышневолоцкій и обводный Ладожскій каналъ; предположено было соединеніе Каспійскаго моря съ Чернымъ, и Бѣлаго съ Балтійскимъ, но не было приведено въ исполненіе при жизни Петра. Проведено было множество сухопутныхъ дорогъ, сильно заботился царь объ ихъ исправномъ содержаніи, но другіе мало объ этомъ заботились. Въ камеръ-коллегію должны были доставляться вѣдомости объ урожаѣ хлѣба и о цѣнахъ на него, изъ ближнихъ губерній и провинцій каждую недѣлю, изъ дальнихъ ежемѣсячно. Такъ же велѣно было печатать прейсъ-куранты иностраннымъ товарамъ въ знатнѣйшихъ торговыхъ городахъ Европы, «дабы знали, гдѣ что дешево или дорого». Но всѣми этими учрежденіями и распоряженіями нельзя было вдругъ создать сильную торговлю и промышленность, какой бы хотѣлось Петру: тому препятствовали неразвитость общества, отсутствіе просвѣщенія, отсутствіе обезпеченій для труда, отсутствіе привычекъ къ совокупной дѣятельности, стремленіе идти въ разбродъ, отсутствіе участія къ общественнымъ интересамъ, что давало людямъ злонамѣреннымъ полную свободу дѣйствовать. Сильные вельможи захватывали всю торговлю въ свои руки; но кромѣ этого купечество вредило самому себѣ: среди него самого сильные налагали несносные поборы на слабыхъ, отъ чего послѣдніе приходили въ пущую скудость и безторжицу и, по прежнему, «брели розно». И выборные бурмистры позволяли себѣ казнокрадство и взяточничество не меньше прежнихъ приказныхъ людей.

12. Просвѣщеніе. Мы видѣли, что Петръ не только отъ духовенства, но и отъ дворянства требовалъ необходимаго общаго образованія. Чтобъ дать средства къ его пріобрѣтенію, во всѣхъ провинніяхъ учреждены были элементарныя школы, куда учителями посылались воспитанники математическихъ школъ московскихъ; по главнымъ предметамъ преподаванія московскія школы раздѣлялись на латинскія, нѣмецкія, французскія и математическія. Кромѣ того были учреждены морская академія, инженерная школа, школа для подъячихъ, гдѣ учили цыфири, какъ держать книги, стилю письма, а кто тому не выучится, того къ дѣламъ не употребляли. Въ 1719 году 30 учениковъ было отослано къ доктору Блументросту для изученія ме/с. 279/дицины, и еще прежде, въ 1716 году отослано было нѣсколько учениковъ латинскихъ школъ въ Персію для изученія восточныхъ языковъ. По совѣту Лейбница, за годъ до смерти своей, Петръ издалъ указъ объ учрежденіи академіи: «Учинить академію, въ которой бы учились языкамъ, также прочимъ наукамъ и знатнымъ художествамъ, и переводились бы книги. Для художествъ и наукъ обыкновенно употребляются двоякаго рода учрежденія: университетъ и академія, но въ Россіи нельзя слѣдовать тому, что принято въ другихъ государствахъ; надобно смотрѣть на состояніе здѣшняго государства: одну академію нельзя учредить, потому что она не въ состояніи скоро распространять знанія въ народѣ; университеты также не для чего заводить, когда нѣтъ еще гимназій и семинарій; надобно слѣдовательно основать такое учрежденіе, которое бы изъ лучшихъ ученыхъ людей состояло; но эти ученые должны не только сами заниматься науками и двигать ихъ впередъ, но должны также обучать молодыхъ людей наукамъ публично, и потомъ нѣкоторыхъ людей должны при себѣ обучать, чтобъ они потомъ могли, въ свою очередь, обучать первымъ основаніямъ всѣхъ наукъ». По мысли того же Лейбница назначена была экспедиція для рѣшенія вопроса: соединяется ли Азія съ Америкою? Въ 1722 году велѣно было изо всѣхъ епархій и монастырей собрать древнія лѣтописи и грамоты и переписать ихъ. Для распространенія образованія, налагавшагося какъ обязанность, требовались учебныя книги, на русскомъ языкѣ ихъ не было, надобно было переводить, и потому начались переводы книгъ инженерныхъ, артиллерійскихъ, механическихъ, историческихъ; вмѣсто прежнихъ курантовъ, назначаемыхъ только для правительства, начали для всего народа издаваться вѣдомости съ изложеніемъ современныхъ событій. Для печатанія свѣтскихъ книгъ изобрѣтена была особая, такъ называемая гражданская азбука.

Изъ литературныхъ памятниковъ Петровскаго времени больше всего обращаютъ на себя вниманіе сочиненія торговаго человѣка Посошкова — О скудости и богатствѣ, также доношенія его боярину Головину о состояніи войска и митрополиту Стефану Яворскому о состояніи духовенства. Посошковъ указываетъ на вопіющіе недостатки общества, требуетъ коренныхъ преобразованій и, по понятіямъ времени, совѣтуетъ употреблять крутыя мѣры: онъ сочувствуетъ государю-преобразователю, и жалуется, что Петръ находитъ мало сочувствія и помощи: «Великій нашъ монархъ на гору самъ-десятъ тянетъ, а подъ гору милліоны тянутъ: какъ же его дѣло споро будетъ?» Посошковъ сильно жалуется на невѣжество русскихъ людей въ законѣ Божіемъ: «въ Москвѣ едва сотый человѣкъ знаетъ, что такое /с. 280/ православная христіанская вѣра, что Богъ и въ чемъ состоитъ Его воля? а между поселянами не думаю найдти и одного изъ десяти тысячъ человѣкъ». Указываетъ на дурныя привычки, вкореняющіяся съ младенчества: «Это проистекаетъ, говоритъ онъ, отъ ненаученія младенческаго, а всему корень то, что священники у насъ неученые». Этимъ Посошковъ объясняетъ распространеніе раскола и вообще холодность къ вѣрѣ. Потомъ сильно жалуется на отсутствіе правды въ судахъ, на произволъ и презрѣніе знатныхъ и сильныхъ людей къ нисшимъ: «У насъ вѣра святая, благочестивая, а судная расправа никуда не годится и указы императорскіе ни во что обращаются, всякъ по своему обычаю дѣлаетъ, и пока прямое правосудіе у насъ въ Россіи не устроится, то никогда мы не будемъ богаты и доброй славы себѣ не наживемъ. Крестьяне, оставя свои домы, бѣгутъ отъ неправды». Жалуется на бѣдственное положеніе солдатъ, получающихъ чрезвычайно скудное содержаніе, и на бѣдственное положеніе обывателей, разоряемыхъ солдатами. Жалуется на сильные разбои: «въ иной деревнѣ, говоритъ Посошковъ, и много жителей, а разбойниковъ не много придетъ крестьянину на дворъ, станутъ его мучить и огнемъ жечь, и пожитки его явно на возы класть; но сосѣди, все слыша и видя, изъ дворовъ своихъ не выходятъ и сосѣда отъ разбойниковъ не выручаютъ».

13. Нравы и обычаи. Обычаи временъ Петровыхъ въ высшихъ слояхъ общества, преимущественно тронутыхъ преобразованіемъ, разумѣется, представляли странную смѣсь стараго съ новымъ: обычаи были такъ же пестры, какъ пестръ былъ языкъ, вобравшій въ себя множество иностранныхъ словъ, вслѣдствіе приплыва множества новыхъ понятій. Затворничество женщинъ рушилось при Петрѣ, который обязалъ вельможъ своихъ давать балы или такъ-называемыя тогда ассамблеи; но жесткость нравовъ не могла вдругъ исчезнуть, и потому женщина, введенная въ общество мущинъ, иногда сильно страдала отъ этой жесткости. Просвѣщеніе, которое должно внушить человѣку понятіе о достоинствѣ человѣка и гражданина и заставить его поступать сообразно съ этимъ достоинствомъ — просвѣщеніе только что начиналось и потому не могло еще оказать сильнаго вліянія на смягченіе нравовъ; науку призывали какъ мастерство, выгодное, необходимое для силы государства и удобствъ частной жизни; происходила первоначальная, черная работа для удовлетворенія первымъ матеріальнымъ потребностямъ государства; а такая работа не могла быть благопріятна для духовнаго совершенствованія. Вотъ почему иногда самые дѣятельные работники, самые дѣятельные сотрудники Петра пятнали себя безнравственными поступками; вотъ почему и люди са/с. 281/мые благонамѣренные, видя зло, полагали спасеніе въ однѣхъ крутыхъ, жестокихъ, кровавыхъ мѣрахъ, не понимая, что зло искореняется преимущественно духовными, нравственными средствами.

14. Важнѣйшіе дѣятели Петровскаго времени. Князь Александръ Даниловичъ Меншиковъ, человѣкъ низкаго происхожденія, сдѣлался самымъ близкимъ человѣкомъ къ Петру, который имѣлъ въ немъ даровитаго исполнителя своихъ плановъ; какъ человѣкъ новый и всѣмъ обязанный новому, Меншиковъ не имѣлъ никакого сочувствія къ старинѣ, и тѣмъ болѣе нравился преобразователю. Но будучи усерднымъ исполнителемъ приказаній Петровыхъ тамъ, гдѣ эти приказанія не сталкивались съ его личными интересами, Меншиковъ приносилъ въ жертву послѣднимъ интересы государственные, и не разъ былъ уличенъ въ лихоимствѣ; кромѣ того, онъ не имѣлъ величія духа выдержать искушеній необыкновеннаго счастія, зазнался и думалъ высокомѣрнымъ обращеніемъ заставить забыть о низости происхожденія своего. Искушенія были дѣйствительно велики, потому что Петръ далъ своему любимцу положеніе, которое превышало положеніе подданнаго; но въ концѣ жизни своей государь охладѣлъ къ Меншикову. Графъ Борисъ Петровичъ Шереметевъ, фельдмаршалъ, одинъ изъ тѣхъ русскихъ вельможъ второй половины XVII вѣка, которые прежде Петра влеклись къ западу и его образованію; уже будучи бояриномъ и 45 лѣтъ отъ роду, Шереметевъ отправился въ чужіе краи для изученія военнаго искусства, и возвратился оттуда въ нѣмецкомъ платьѣ, къ величайшему удовольствію Петра; военные подвиги его мы уже видѣли при описаніи Сѣверной войны; преданіе сохранило память о его нравственныхъ достоинствахъ, благотворительности и общительности. Представителемъ другаго знаменитаго стараго рода, рода Голицыныхъ, былъ сенаторъ князь Димитрій Михайловичъ, человѣкъ большаго ума, съ твердымъ и жесткимъ характеромъ; аристократическая гордость его была оскорблена тѣмъ, что Петръ выдвигалъ на верхъ людей низкаго происхожденія, что эти люди были гораздо ближе къ царю и имѣли больше силы и вліянія, чѣмъ онъ, Голицынъ; князю Дмитрію не нравилось также значеніе, пріобрѣтаемое иностранцами въ Россіи, и онъ враждебно столкнулся съ Паткулемъ; наконецъ Голицынъ не могъ помириться со вторымъ бракомъ Петра на Ливонской плѣнницѣ Скавронской. Братъ князя Димитрія, Михайла Михайловичъ Голицынъ, отличался самымъ привлекательнымъ характеромъ среди вельможъ Петровыхъ; подобно брату, онъ не жаловалъ иностранцевъ; несмотря на то, даже иностранцы не могли говорить безъ восторга о его умѣ, любезности, храбрости и великодушіи. Объ немъ-то разсказываютъ, что послѣ сраже/с. 282/нія подъ Лѣснымъ Петръ, богато наградивши Голицына, спросилъ, какой милости еще онъ желаетъ? «Государь! отвѣчалъ Голицынъ: прости князя Репнина!» хотя Репнинъ и былъ ему врагъ. О немъ разсказываютъ также, что будучи уже фельдмаршаломъ и отцомъ многочисленнаго семейства, онъ не смѣлъ садиться при старшемъ братѣ своемъ, князѣ Димитріи Михайловичѣ. Въ лучшихъ преданіяхъ нашего происшедшаго съ именемъ Петра неразлучно имя сенатора, князя Якова Ѳеодоровича Долгорукаго, знаменитаго мужествомъ гражданскимъ; Долгорукій, во имя блага народнаго, рѣшался останавливать великаго царя, умѣвшаго сносить величіе подданнаго. Званіе генералъадмирала носили при Петрѣ графъ Ѳедоръ Алексѣевичъ Головинъ и послѣ него графъ Ѳедоръ Матвѣевичъ Апраксинъ. Головинъ впрочемъ больше занимался иностранными сношеніями. Послѣ Головина иностранными сношеніями завѣдывалъ графъ Гаврила Ивановичъ Головкинъ, въ званіи великаго канцлера; вице-канцлеромъ былъ баронъ Шафировъ, оказавшій большія услуги особенно въ затруднительныхъ сношеніяхъ съ Турціею послѣ Прутскаго мира; но въ послѣднее время царствованія Петра вражда Меншикова и Головкина погубили его: лишенный всѣхъ должностей, онъ былъ сосланъ. На дипломатическомъ поприщѣ особенно были извѣстны: князья Долгорукіе, Григорій Ѳедоровичъ и Василій Лукичъ, графъ Андрей-Артамоновичъ Матвѣевъ, князь Куракинъ; на томъ же поприщѣ начали дѣйствовать Артемій Волынскій и знаменитый въ послѣдствіи Алексѣй Петровичъ Бестужевъ. Подобно Шафирову, изъ низшихъ слоевъ общества былъ выдвинутъ Петромъ къ важной дѣятельности даровитый Ягужинскій, первый генералъ-прокуровъ въ сенатѣ. Однимъ изъ приближенныхъ людей къ Петру былъ графъ Петръ Андреевичъ Толстой, дѣйствовавшій на дипломатическомъ поприщѣ и по особымъ порученіямъ государя: Толстой участвовалъ въ замыслахъ Софьи, но Петръ простилъ его и приблизилъ къ себѣ за обширный умъ. Въ финансовомъ управленіи особенно замѣчателенъ былъ Алекс. Александр. Курбатовъ, человѣкъ низкаго происхожденія, сдѣлавшійся извѣстенъ Петру проектомъ о гербовой бумагѣ.

Охотно принимая на свою службу искусныхъ и даровитыхъ иностранцевъ, Петръ однако первыя мѣста по управленію поручалъ Русскимъ, и только второстепенныя мѣста предоставлялъ иностранцамъ. Изъ послѣднихъ Петръ особенно отличалъ и возвышалъ троихъ; Остермана, Брюса и Миниха. Баронъ Остерманъ былъ первоклассный дипломатъ своего времени и оказалъ много добра своему новому отечеству; ему обязанъ былъ Петръ выгодными условіями Ништадтскаго мира; по мнѣнію Петра, Остерманъ никогда не ошибался въ диплома/с. 283/тическихъ дѣлахъ; но съ блестящими умственными способностями Остерманъ соединялъ двоедущіе, притворство, неразборчивость средствъ при достиженіи цѣлей. Менѣе Остермана даровитый, графъ Брюсъ, въ противоположность ему, отличался нравственными достоинствами, которыми не могли нахвалиться современники, онъ былъ начальникомъ артиллеріи, участвовалъ во всѣхъ важнѣйшихъ сраженіяхъ, и считался ученѣйшимъ человѣкомъ въ Россіи. Минихъ вступилъ въ русскую службу только въ 1721 году. Петръ поручилъ ему работы по Ладожскому каналу, и въ 1724 году могъ сказать: «Труды моего Миниха сдѣлали меня здоровымъ».

Въ числѣ первыхъ вельможъ Петра, въ числѣ первыхъ андреевскихъ кавалеровъ былъ гетманъ малороссійскій Мазепа; но мы видѣли, какъ окончилъ онъ свое поприще. Измѣною Мазепы участь гетманства малороссійскаго была рѣшена въ умѣ Петра, который началъ постепенно подготовлять его уничтоженіе. Скоропадскій, человѣкъ недалекій, былъ именно такой гетманъ, какой былъ нуженъ Петру для этого приготовленія, т.-е. былъ тѣнью гетмана. Для предупрежденія измѣны со стороны гетмана и для предупрежденія крамолы противъ гетмана подлѣ него явился великороссійскій чиновникъ «для управленія по общему съ гетманомъ совѣту». Другимъ важнымъ шагомъ къ приравненію Малороссіи было то, что великороссіяне стали дѣлаться землевладѣльцами въ Малороссіи; Скоропадскій подарилъ нѣсколько волостей Меншикову и Шафирову. Тотъ же Скоропадскій, по желанію государя, выдалъ дочь за Великороссіяна Толстаго, и зять гетмана получилъ Нѣжинскій полкъ; — третій шагъ: великороссіянинъ дѣлается полковникомъ малороссійскимъ. Въ 1722 году учреждена малороссійская коллегія: велѣно быть при гетманѣ бригадиру Вельяминову и шести штабъ-офицерамъ. Въ этомъ же году умеръ Скоропадскій и преемникъ ему не былъ избранъ, «потому что измѣны предшествовавшихъ гетмановъ, какъ объявилъ императоръ, не позволяютъ торопиться важнымъ дѣломъ избранія, надобно пріискать весьма вѣрнаго и извѣстнаго человѣка».

15. Престолонаслѣдіе. Петръ оставилъ послѣ себя много знаменитыхъ людей, съ которыми долго и часто будемъ встрѣчаться въ послѣдующей исторіи; но кого онъ оставилъ вмѣсто себя своей новой имперіи? Мы видѣли, что воспитаніе, полученное Петромъ, не дѣлало его способнымъ къ семейной жизни, а жена его Евдокія Ѳедоровна не была способна противодѣйствовать его привычкамъ и привязать къ семейной жизни, слѣдствіемъ чего былъ разводъ и насильственное постриженіе Евдокіи. Но у Петра отъ Евдокіи былъ сынъ Алексѣй, родившійся въ 1690 году. До 9 лѣтъ ребенокъ оставался /с. 284/ при матери недовольной мужемъ, который былъ дома рѣдкимъ и не очень веселымъ гостемъ: понятно, что это обстоятельство не могло развить въ Алексѣѣ чувство любви къ отцу. Потомъ мать была удалена въ монастырь; Петръ попрежнему былъ въ постоянныхъ отлучкахъ, гостемъ дома; онъ заботился о воспитаніи, т.-е. объ ученіи своего сына, который былъ способенъ къ ученію, былъ охотникъ читать, но любимымъ чтеніемъ его были книги духовныя, любимымъ разговоромъ его былъ разговоръ съ духовными лицами о дѣлахъ церковныхъ, объ исторіи и литературѣ церковной. Какъ часто бываетъ, сынъ вышелъ не въ отца, а въ дѣда и прадѣда, былъ вовсе неспособенъ къ этой неутомимой и быстрой дѣятельности физической, которою отличался Петръ. Но Петръ именно такую дѣятельность считалъ необходимою для довершенія начатаго имъ дѣла, именно такой дѣятельности хотѣлъ отъ своего наслѣдника. Это требованіе, противное природѣ Алексѣя, раздражало, ожесточало его все болѣе и болѣе, все болѣе и болѣе возбуждало въ немъ отвращеніе отъ дѣятельности отцовской, ото всѣхъ этихъ нововведеній, во имя которыхъ Петръ требовалъ отъ сына, чтобъ онъ перемѣнилъ свой характеръ. Такимъ разладомъ между природою сына и требованіями отца спѣшили воспользоваться люди, которымъ, по разнымъ причинамъ, также не нравилась дѣятельность Петра и его требованія. Алексѣя окружили приверженцы старины, въ бесѣдѣ съ которыми сынъ находилъ такое же удовольствіе, какое нѣкогда отецъ находилъ въ бесѣдѣ Лефорта и подобныхъ ему.

При такихъ наклонностяхъ къ старинѣ, Алексѣй въ 1711 году, по приказанію отца, долженъ былъ вступить въ бракъ съ принцессою Софьею Брауншвейгъ-Вольфенбиттельскою или (точнѣе Бланкенбургскою), которая осталась при прежнемъ своемъ лютеранскомъ исповѣданіи. Согласія между мужемъ и женою не было; Петръ сердился за это на одного сына. Софья умерла въ октябрѣ 1715 года, оставивъ по себѣ двухъ младенцевъ — сына Петра и дочь Наталью. Петръ, увидавши, что послѣднее средство привязать сына къ новому не удалось, написалъ Алексѣю: «Скорбь о будущемъ заглушаетъ радость мою о настоящихъ нашихъ успѣхахъ, ибо вижу, что ты пренебрегаешь всѣми тѣми средствами, которыя могутъ сдѣлать тебя способнымъ царствовать послѣ меня. Неспособность твою называю я своеволіемъ, потому что ты не можешь извиниться недостаткомъ разума и тѣлесной крѣпости. Мы единственно военными упражненіями выступали изъ прежней тьмы, дали знать о себѣ другимъ народамъ и заставили ихъ уважать себя, а ты о военныхъ упражненіяхъ и слышать не хочешь. Желаю отъ тебя не трудовъ, а охоты. Я человѣкъ, подлежу смерти: кому насажденное и отчасти возращенное мною оставлю? /с. 285/ Если не перемѣнишься, то знай, что лишу тебя наслѣдства, ибо я за отечество и за подданныхъ моихъ жизни не жалѣлъ и не жалѣю, то неужели пожалѣю тебя? лучше будь чужой добрый, чѣмъ свой негодный». Царевичъ отвѣчалъ на это, что онъ неспособенъ къ управленію государствомъ, почему клянется не имѣть видовъ на престолъ. Петръ отвѣчалъ, что не полагается на его клятву, но пусть или перемѣнитъ свой нравъ или пострижется въ монахи. Царевичъ отписалъ, что желаетъ постриженія. Но Петръ медлилъ тяжелымъ дѣломъ. Отправляясь за границу въ началѣ 1716 года, Петръ далъ сыну шестимѣсячный срокъ для размышленія. Не получая никакого отвѣта по прошествіи этого срока, царь написалъ сыну, требуя окончательнаго рѣшенія, а если рѣшится перемѣнить поведеніе, то чтобъ ѣхалъ къ нему за границу. Царевичъ отвѣчалъ, что пріѣдетъ, и дѣйствительно выѣхалъ изъ Петербурга, но, вмѣсто того, чтобъ ѣхалъ къ отцу, отправился въ Вѣну къ нѣмецкому императору Карлу VI и отдался въ его покровительство, говоря, что спасается отъ жестокаго гоненія и смерти. Для избѣжанія поисковъ отцовскихъ Алексѣй оставилъ Вѣну и укрывался сначала въ Тиролѣ, въ замкѣ Эренбергъ, а потомъ переѣхалъ въ Неаполь, въ замокъ Сантъ-Эльмо. Но предосторожности были тщетны: отправленные Петромъ Толстой и Румянцевъ отыскали убѣжище Алексѣя и потребовали отъ Карла VI выдачи его, грозя, въ противномъ случаѣ, войною. Тогда императоръ позволилъ Толстому ѣхать въ Неаполь и лично уговаривать Алексѣя возвратиться къ отцу. Сначала Алексѣй никакъ не хотѣлъ возвратиться, но потомъ согласился ѣхать съ Толстымъ въ Россію, напуганный съ одной стороны тѣмъ, что самъ Петръ явится въ Италію, съ другой, полагаясь на отцовское обѣщаніе простить его, обѣщаніе, которое отнимало и у Карла VI предлогъ противиться его возвращенію. Въ началѣ 1718 года Алексѣй пріѣхалъ въ Москву, откуда потомъ перевезенъ въ Петербургъ. Петръ, вытребовавши у него отреченіе отъ престола, простилъ его, но съ условіемъ, чтобъ онъ открылъ всѣ обстоятельства побѣга и указалъ людей, совѣтовавшихъ и помогавшихъ ему въ этомъ дѣлѣ. Начался розыскъ, вскрылась вражда Алексѣя къ дѣламъ отцовскимъ, къ людямъ, окружавшимъ Петра, къ нему самому; наконецъ, уличены были люди, которые поддерживали царевича въ этой враждѣ, въ намѣреніи постричься съ тѣмъ, чтобъ послѣ свергнуть монашество, — Кикинъ и другіе. Открылось, что мать Алексѣя, невольная монахиня Евдокія или Елена, только и думала о томъ, какъ бы снова вступить въ міръ съ прежнимъ значеніемъ, что ростовскій архіерей Досиѳей утверждалъ ее въ этихъ надеждахъ своими ложными пророчествами и видѣніями; открылось, что Евдокія имѣла сношенія съ сестрою Петра, церевною Марьею /с. 286/ Алексѣевной, и съ генераломъ Глѣбовымъ. Досиѳей, Глѣбовъ, Кикинъ и нѣсколько другихъ соучастниковъ были казнены; Евдокія заперта въ Новой Ладогѣ, царевна Марья въ Шлюсельбургѣ. Судъ, составленный изъ высшихъ сановниковъ въ числѣ 124 человѣкъ, приговорилъ Алексѣя къ смертной казни, но приговоръ не былъ приведенъ въ исполненіе, потому что несчастный царевичъ умеръ въ своей темницѣ 26 іюня.

Еще въ началѣ 1712 года Петръ торжественно вступилъ въ бракъ съ ливонскою плѣнницею Екатериною Алексѣевною, которая, въ противоположность Лопухиной, совершенно была по немъ, сопровождала его въ походахъ, умѣла приноровиться къ его образу жизни, взглядамъ, привычкамъ; въ послѣдствіи Екатерина была и коронована супругомъ своимъ. Отъ нея Петръ имѣлъ двухъ дочерей: Анну и Елизавету, двое же сыновей — Петръ и Павелъ умерли въ младенчествѣ. Въ февралѣ 1721 года Петръ издалъ указъ, въ которомъ говорилось, что государь россійскій имѣетъ право назначать своимъ наслѣдникомъ кого ему угодно, и въ случаѣ, если назначенный окажется неспособнымъ, отрѣшить его отъ престола. Ѳеофанъ Прокоповичъ написалъ сочиненіе, подъ названіемъ: «Правда воли монаршей», въ которомъ старался доказать разумность этого установленія. Но Петръ умеръ, не воспользовавшись своимъ правомъ, не назначивъ себѣ преемника.

Источникъ: Учебная книга Русской исторіи. Сочиненіе Сергѣя Соловьева.— Изданіе восьмое. — М.: Въ Университетской типографіи (М. Катковъ), 1880. — С. 269-286.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.