Церковный календарь
Новости


2019-07-23 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 50-е (1975)
2019-07-23 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 49-е (1975)
2019-07-23 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 48-е (1975)
2019-07-23 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Слова и рѣчи". Томъ 3-й. Слово 47-е (1975)
2019-07-23 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 34-я (1921)
2019-07-23 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 33-я (1921)
2019-07-22 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 34-я (1922)
2019-07-22 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 33-я (1922)
2019-07-22 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 32-я (1922)
2019-07-22 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 31-я (1922)
2019-07-22 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 76-я (1956)
2019-07-22 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 75-я (1956)
2019-07-22 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 74-я (1956)
2019-07-22 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 73-я (1956)
2019-07-22 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 32-я (1921)
2019-07-22 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 31-я (1921)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 23 iюля 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.
Духовные журналы Русскаго Зарубежья

«ЦЕРКОВНАЯ ЖИЗНЬ» (CHURCH LIFE).
Издается при Архіерейскомъ Синодѣ Русской Православной Церкви Заграницей.
№№ 3-4: Май-Іюнь-Іюль-Августъ 1994 г. (Двойной номеръ).
(Jordanville: Тѵпографія преп. Іова Почаевскаго, 1994).

Неоффиціальная часть.

Инокиня Іоанна.
ПАМЯТИ АРХИМАНДРИТА АНТОНИНА (КАПУСТИНА).
Къ 100-лѣтію со дня кончины архим. Антонина, Начальника Русской Духовной Миссіи въ Іерусалимѣ
(† 24 марта / 6 апр. 1894 г.).

24 марта / 6 апр. 1994 года исполнилось 100 лѣтъ со дня кончины одного изъ самыхъ выдающихся русскихъ церковныхъ дѣятелей на Ближнемъ Востокѣ XIX вѣка, архимандрита Антонина (Капустина). Онъ похороненъ въ храмѣ Вознесенія русскаго женскаго монастыря на вершинѣ Елеонской горы.

Архіерейскій Синодъ Русской Православной Церкви Заграницей постановилъ отмѣтить этотъ юбилей въ Недѣлю о самарянынѣ, 16/29 мая с. г. На этотъ юбилей прибылъ Архіепископъ Лавръ, секретарь Синода, во главѣ группы паломниковъ.

Торжественная литургія совершалась соборно Архіепископомъ Лавромъ въ сослуженіи 9 священниковъ и протодіакона, какъ мѣстныхъ, такъ и пріѣзжихъ изъ США, Австраліи и Западной Европы. Послѣ литургіи была отслужена Пасхальная панихида (по чину Радоницы), въ которой свѣтлыя пасхальныя пѣснопѣнія сплетались съ заупокойными напѣвами.

За литургіей владыка Лавръ произнесъ краткое, но содержательное слово, посвященное дѣятельности архимандрита Антонина. Исполняющій должность Начальника Миссіи въ Іерусалимѣ, іеромонахъ Ѳеодосій, былъ возведенъ въ санъ игумена.

За трапезой игуменія обители, матушка Іуліанія, сказала слово о жизни и дѣятельности архимандрита Антонина, а потомъ наша милая чтица Валерія, 9-лѣтняя гостья изъ Кіева, продекламировала стихотвореніе С. И. Пономарева «Спасибо», посвященное памяти архимандрита Антонина, заканчивающееся строками:

И не забудетъ Палестина
Архимандрита Антонина.

И надо надѣяться, что не забудетъ и Россія, и Зарубежье.

/с. 40/ Имя архимандрита Антонина извѣстно всѣмъ паломникамъ, побывавшимъ въ Св. Землѣ. Но имя это заслуживаетъ большей извѣстности. Въ особенности мы, русскіе, обязаны ему многимъ. Даже трудно себѣ представить на сколько бѣднѣе мы были бы, если бы не энергія, предусмотрительность и знанія о. Антонина. А знанія его были и обширны, и разнообразны. Онъ былъ не только священнослужителемъ, но и археологомъ съ богатѣйшимъ опытомъ, художникомъ, архитекторомъ-строителемъ и неутомимымъ собирателемъ русскихъ святынь въ Св. Землѣ. Вся эта даровитость и внутренняя цѣльность его личности не должна, однако, заслонять отъ насъ его духовный обликъ, который свѣтится съ такой силой въ его вдохновенныхъ проповѣдяхъ, къ счастью сохранившихся и до нашихъ дней [1].

Архимандритъ Антонинъ (въ міру Андрей) родился въ 1817 году въ селѣ Батурино, Пермской губерніи. Отецъ его былъ священникомъ въ этомъ селѣ и Андрей Капустинъ съ дѣтскихъ лѣтъ впиталъ въ себя чисто русскую духовную атмосферу священническаго быта. Первоначальное образованіе онъ получилъ въ уѣздномъ духовномъ училищѣ и уже въ этотъ ранній періодъ у него пробудился интересъ къ исторіи, къ Востоку и, въ частности, къ Греціи. По окончаніи духовнаго училища, онъ поступаетъ сначала въ Пермскую Духовную семинарію, а оттуда переходитъ въ Екатеринославскую семинарію, гдѣ его дядя былъ ректоромъ и заканчиваетъ ее въ 1838 году. Въ слѣдующемъ году онъ поступаетъ въ Кіевскую Духовную Академію. Закончивъ академическій курсъ, онъ остается при Академіи преподавателемъ нѣмецкаго и греческаго языковъ, потомъ читаетъ курсъ Нравственнаго Богословія и становится помощникомъ Инспектора Академіи.

Въ 1850 году исполняется его завѣтная мечта, связанная съ его интересомъ къ Византіи: онъ получаетъ назначеніе въ Аѳины въ качествѣ настоятеля посольской церкви; здѣсь онъ остается цѣлыхъ 10 лѣтъ. Тутъ въ полной мѣрѣ развертываются его научные интересы. Онъ усиленно занимается археологіей, дѣлаетъ открытія, изслѣдуетъ аѳинскія церкви. Онъ въ то же время много путешествуетъ, посѣщаетъ Аѳонъ, пишетъ статьи о своихъ впечатлѣніяхъ и научныя работы.

/с. 41/ Затѣмъ о. Антонинъ становится настоятелемъ посольской церкви въ Константинополѣ. Проведенные въ Константинополѣ годы (1860-1865 гг.) углубляютъ его знакомство съ Востокомъ, съ церковной жизнью и своеобразіемъ Востока. Въ 1865 году архимандритъ Антонинъ назначается Начальникомъ Русской Духовной Миссіи въ Іерусалимѣ; Миссія была основана въ 1847 году. Годъ спустя въ Іерусалимѣ открывается русское консульство, возникло Русское Общество Пароходства и Торговли, способствовавшее облегченію посѣщенія Палестины; Палестинскій Комитетъ былъ смѣненъ Палестинской Комиссіей. Но увы, всѣ эти разношерстныя организаціи скорѣе вредили, чѣмъ помогали Миссіи въ ея работѣ. Дѣло въ томъ, что ихъ дѣятельность не была согласована и эта разноголосица сказывалась очень отрицательно на русскомъ дѣлѣ въ Палестинѣ. Что касается архим. Антонина, то ему постоянно мѣшали въ его дѣятельности, срывали его планы; чинили всяческія препятствія и греческое духовенство св. Града, и, увы, наши русскія учрежденія, косо смотрѣвшія на духовныхъ представителей изъ Россіи. Архимандритъ Антонинъ вѣроятно мало чего достигъ бы, если бы не поддержка Царской Семьи, злостно оклеветаннаго К. П. Побѣдоносцева и В. Н. Хитрово, души и фактическаго организатора Императорскаго Православнаго Палестинскаго Общества.

Первымъ предсѣдателемъ (съ 1882 года) Императорскаго Православнаго Палестинскаго Общества сталъ вел. князь Сергѣй Александровичъ, родной братъ государя Александра III-го, уже побывавшій въ Палестинѣ. Императорское Православное Палестинское Общество вступило въ тѣсное сотрудничество съ архим. Антониномъ, поддерживая многія его начинанія. Несмотря на отсутствіе регулярнаго притока средствъ, архим. Антонинъ пріобрѣлъ многочисленные участки въ Палестинѣ, нѣкоторые изъ которыхъ до сихъ поръ находятся въ владѣніи нашей Церкви:

1. Участокъ въ Хевронѣ съ Дубомъ Мамврійскимъ, гдѣ былъ построенъ величественный храмъ и домъ для паломниковъ;

2. Участокъ на вершинѣ Елеонской горы, гдѣ имъ былъ построенъ обширный храмъ въ византійскомъ стилѣ и высокая колокольня (т. н. «Русская свѣча»);

3. Пещеры со множествомъ гробницъ пророковъ на Елеонской горѣ;

4. Въ Тиверіадѣ, на берегу Галилейскаго моря, былъ пріобрѣтенъ участокъ, на которомъ устроено подворье — мѣсто для отдыха паломниковъ;

5. Участокъ въ Яффѣ.

Вотъ описаніе этого владѣнія протоіереемъ В. Н. Михайловскимъ (По Святой Землѣ, С.-Петербургъ, 1889, сс. 38-39): «...мы поѣхали за городъ, версты за двѣ, на землѣ о. Архимандрита Антонина, гдѣ расположены отличный фруктовый садъ и двухэтажный домъ, вмѣстительный, свѣтлый, /с. 42/ сухой, назначенный для пріема паломниковъ. Это мѣсто почитается мѣстомъ воскрешенія Тавиѳы... Въ саду, въ сентябрѣ мѣсяцѣ 1881 года, въ присутствіи ихъ Императорскихъ Высочествъ вел. князей Сергѣя и Павла Александровичей и вел. княгини Елизаветы Ѳеодоровны, было положено основаніе храма въ честь Апостоловъ Петра и Павла».

Императорское Православное Палестинское Общество поручило архим. Антонину произвести раскопки на участкѣ поблизости отъ Гроба Господня и онъ нашелъ Порогъ Судныхъ Вратъ, давно засыпанный.

Много трудовъ положилъ архим. Антонинъ на пріобрѣтеніе этихъ участковъ; въ то время Палестина находилась подъ властью турокъ и по турецкимъ законамъ иностранцы не могли пріобрѣтать земельную собственность. Такимъ образомъ участки пріобрѣтались при помощи подставныхъ лицъ, главнымъ образомъ вѣрнаго помощника о. Антонина, православнаго араба Якова Халиби.

Слѣды дѣятельности архим. Антонина сохранились и въ другихъ мѣстахъ: это прежде всего школы для арабскаго населенія Палестины, которыя основывалъ о. Антонинъ при поддержкѣ Императорскаго Православнаго Палестинскаго Общества, затѣмъ заботы о паломникахъ изъ Россіи. Вообще же знакомство русскихъ съ Палестиной и палестинскихъ православныхъ арабовъ съ Россіей въ большой степени восходитъ къ неутомимой дѣятельности о. Антонина.

Архимандритъ Антонинъ скончался 24 марта / 6 апр. 1894 года въ Іерусалимѣ. Торжественное отпѣваніе въ Св.-Троицкомъ соборѣ было совершено самимъ Патріархомъ Іерусалимскимъ Герасимомъ. Похоронная процессія изъ Св.-Троицкаго собора на Елеонъ (гдѣ о. Антонинъ завѣщалъ себя похоронить) превратилась въ народное шествіе. Могила о. Антонина находится съ лѣвой стороны въ Елеонскомъ Спасо-Вознесенскомъ храмѣ.

Невозможно переоцѣнить значеніе дѣятельности архим. Антонина въ Палестинѣ; въ краткой журнальной замѣткѣ можно только намѣтить основныя вѣхи его дѣятельности. Болѣе полное описаніе кипучей и плодот/с. 43/ворной работы этого выдающагося Начальника Русской Духовной Миссіи въ Іерусалимѣ должно быть представлено въ болѣе обширномъ трудѣ.

Все это, однако, не должно заслонять отъ насъ его главное призваніе, а именно его служеніе Богу въ качествѣ священнослужителя. Свидѣтельствомъ этого являются его проповѣди, собранныя въ двухтомникѣ, числомъ страницъ около 1000. Проповѣди эти составлены въ лучшихъ традиціяхъ тогдашняго церковнаго ораторскаго искусства. Часто о. Антонинъ пользуется пріемомъ сопоставленія предмета бесѣды съ настоящимъ временемъ, что, безъ сомнѣнія, придаетъ живость изложенію. Такъ, въ Бесѣдѣ на евангельскую притчу о блудномъ сынѣ онъ предупреждаетъ родителей: «Родители и воспитатели! Далеко-ли намъ искать такого блуднаго сына? Можетъ быть онъ около насъ. Можетъ быть ближе, нежели мы ожидаемъ... Обозначивъ его приметы, мы предоставляемъ вашей любви къ своему счастію временному и вѣчному постараться всѣмъ усердіемъ родительскаго чувства и христіанскаго долга не пускать юныхъ и неопытныхъ друзей нашихъ на погибельную страну далече, гдѣ ихъ ожидаетъ несчастье, а васъ — безчестіе. Не всякій «блудный сынъ» приходитъ, наконецъ, въ себе. Много было примѣровъ, что несчастный, попавшій разъ въ общество безсловесныхъ, никогда уже не возвышался надъ ними духомъ, и погибалъ злый злѣ»... Онъ говоритъ родителямъ о хитростяхъ, примѣняемыхъ «блуднымъ сыномъ» съ цѣлью обмануть довѣрчивыхъ родителей: «Обмануть можно очень просто: невиннымъ видомъ, раскаяніемъ, ласкательствомъ, лестью... Очень много помогаетъ преступному успѣху невинный видъ». Въ такихъ случаяхъ родителямъ будетъ казаться, что они удержали при себѣ сына, «тогда какъ онъ давно... ушелъ отъ нихъ сердцемъ и живетъ на странѣ далече...»

Говоря о «расточителяхъ отцовскаго имѣнія», проповѣдникъ приводитъ на память «имущество другого рода, — духовное, нетлѣнное, — богатство жизни нравственной... Многолѣтними трудами и подвигами пріобрѣтается сіе неоцѣненное имущество, бережливо и заботливо передается наслѣдникамъ — и что же? Случается, въ нѣсколько дней непотребной жизни, въ нѣсколько уроковъ нечестія и разврата, все превращается ими въ прахъ, предается позору и поруганію!» Проповѣдникъ отмѣчаетъ, что «наше время (есть) время ранняго созрѣванія умственнаго, и скораго перехода отъ юности къ безвременной старости». Авторъ даетъ глубокій психологическій анализъ смежнаго явленія, когда «сама достоуважаемая сѣдина, хотя рѣдко, но также, случается, прикрываетъ собою "блуднаго сына"» [2].

Но еще вдумчивѣй, еще проникновеннѣй говоритъ о. Антонинъ о молитвѣ. Тутъ намъ пріоткрывается внутренняя, личная сторона его существа. Поводомъ для разсужденій о молитвѣ служитъ бесѣда Іисуса Христа /с. 44/ съ самарянинкой у колодца. Какъ вѣрно замѣчаетъ проповѣдникъ, кто въ наше время рѣшился бы разсуждать о душѣ, о вѣрѣ, о молитвѣ въ такой обстановкѣ. Теперь этому отведена церковная каѳедра и, можетъ быть, школьная аудиторія — сравненіе отнюдь не въ пользу нашего времени. По его наблюденіямъ «развитіе ума» и «честная жизнь» ставятся теперь «на мѣсто устарѣвшихъ будто бы, понятій о спасеніи души и благочестивой жизни!... Современный человѣкъ не думаетъ, однако, отказаться отъ притязаній на свою духовность и воображаетъ достаточнымъ для себя возможно большее образованіе ума, ошибочно полагая, что духовное и разумное одно и то же». «Принимая вымышляемое за дѣйствительное, и не находя въ своемъ лѣнивомъ занятіи духа ничего похожаго на молитву, человѣкъ приходитъ, наконецъ, къ той мысли, что духовной молитвы вовсе нѣтъ и что она есть мечта, изобрѣтеніе празднаго воображенія или черезъ мѣру живого чувства, а затѣмъ, — что и всякая молитва есть только пустая трата времени, — потому что Богъ не требуетъ ее, — потому что Онъ и безъ нея знаетъ каждаго нужду и желаніе, — потому что всякаго (человѣка) судьба предопредѣлена, и т. д. и т. д.» И проповѣдникъ задаетъ вопросъ: «Есть-ли основаніе для молитвы и нужно-ли молиться?» И отвѣчаетъ: «Здѣсь не можетъ быть рѣчи о нуждѣ или надобности молитвы, а можно разсуждать только о ея необходимости...» «И скорбь, и радость, и молитва суть потребности души, возникающія сами собою». Дальше онъ говоритъ: «Молитва не есть только моленіе или прошеніе о чемъ-нибудь: она столько же есть и благодареніе за помощь, ниспосылаемую отчаивающейся безпомощности». Но по-мимо такого (по его опредѣленію) корыстнаго круга молитвы, есть еще «мольба души, — молитва, изводимая сердцемъ...» Далѣе, проповѣдникъ цитируетъ слова апостола Павла «Помолюся духомъ, помолюся и умомъ» и добавляетъ: «Молитва сколько принадлежитъ сердцу, столько же и уму. Если первая живѣе, послѣдняя отчетливѣе. Сердце молящееся только чего-то или кого-то ищетъ, а умъ сего искомаго находитъ, и если не видитъ его лицомъ къ лицу, то бесѣдуетъ съ нимъ усты ко устамъ. О, сладкая, о, крѣпкая, о, радостная молитва мысли!»

Разсуждая дальше о внутренней молитвѣ, онъ говоритъ: «Совершаясь внутри существа нашего, она по тому самому есть молитва внутренняя, тайная, мысленная, умственная или умная, какъ называли ее люди, по преимуществу упражнявшіеся въ ней. Она есть занятіе дѣлаемое въ умѣ или «умное дѣланіе» человѣка, какъ называютъ ее тѣ же святые мужи, — есть невидимая, нечувственная, безмолвная, безвидная бесѣда человѣка съ Богомъ, и состоитъ въ «помыслахъ или божественныхъ движеніяхъ чистаго сердца и мысли», которыя, по выраженію подвижниковъ, суть «гласи кротцы, имиже благочестивые души Тайному тайно поютъ» (Доброто/с. 45/любіе, часть 2, гл. 38). Въ другомъ мѣстѣ онъ добавляетъ: «Умную молитву уподобляютъ поверхности воды, налитой въ сосудъ. Когда сосудъ стоитъ покойно, мы можемъ видѣть въ немъ, какъ въ зеркалѣ, чистый и ясный образъ окружающихъ предметовъ, но пусть произойдетъ и самое малое сотрясеніе сосуда или дуновеніе на него со внѣ — видѣніе немедленно исчезаетъ или становится безобразнымъ. Совѣтуютъ при семъ учители молитвы имѣть и тѣлесный покой, столь благопріятный дѣланію ума, совѣтуютъ упраздненіе по временамъ орудій чувствованія, однимъ словомъ, внушаютъ, какъ можно менѣе давать простора тѣлесной жизни, чтобы вызывать, въ замѣнъ ея, дѣятельность духовную». Отецъ Антонинъ предупреждаетъ отъ воображенія, которое «долженъ умирять молящійся», потому что это «неудержимо дѣющая способность души», «можетъ произвести вмѣсто умной молитвы безумное иступленіе. Въ исторіи подвижнической не безызвѣстны плачевные примѣры того, какъ великіе угодники Божіи, стоявшіе «на высотѣ непрестанной (1 Сол. 5, 17) или Серафимской, такъ называемой, молитвы, увлекшись воображеніемъ до того удалялись отъ Бога, что теряли самую способность молиться, отрицали самую нужду молитвы. Не для насъ, лѣнивыхъ и разсѣянныхъ, примѣры такіе, конечно, но что у великихъ является въ видѣ рѣдкихъ и тяжкихъ искушеній, то у насъ, малыхъ, обнаруживается ежеминутнымъ, смѣшнымъ и жалкимъ, похотствованіемъ плоти на духъ. Горестно то, горько и это».

Но проповѣдникъ не лишаетъ и насъ, «малыхъ», надежды: «...Кто съ простотою и теплотою сердечною преданъ Церкви, тотъ, безъ сомнѣнія, не могъ не замѣтить, что даже подвижническая, умная молитва, не смотря на выспренность ея, знакома душѣ его. Св. Церковь, между прочими тайнами спасенія нашего, содержитъ въ себѣ и ту великую и утѣшительную тайну, что незримымъ и неощутимымъ образомъ одуховляетъ и совершенствуетъ насъ. Такъ и самаго немощнаго, но послушнаго сына своего, она можетъ возставить и утвердить незамѣтно на подвигъ неустаннаго молитвословія» [3].

Нельзя не замѣтить, что этотъ предметъ, особенно же разсужденія объ умной молитвѣ, отмѣчены такимъ глубокимъ пониманіемъ и проникновеніемъ въ самую сущность ея, что представляется весьма и весьма вѣроятнымъ, что и самъ проповѣдникъ постигъ тайну постояннаго молитвословія, т. е. былъ исихастомъ. Но объ этомъ, по своей врожденной скромности, онъ, конечно, не нашелъ нужнымъ упомянуть...

Изъ другихъ бесѣдъ особенно примѣчательно «Слово въ первую недѣлю Великаго поста», въ которомъ проповѣдникъ прямо-таки отождествляетъ Православіе съ Россіей, конечно дореволюціонной. Вотъ что онъ пишетъ: «Едва-ли гдѣ-нибудь въ христіанскомъ мірѣ слово Православіе находитъ себѣ столько сочувствія, пользуется такимъ всенароднымъ зна/с. 46/ченіемъ, какъ въ благословенномъ и богоизбранномъ и богохранимомъ Отечествѣ нашемъ. Узами совершеннѣйшаго, неразрывнаго единства связано оно съ Православіемъ — сильнымъ и всегда бодреннымъ зиждителемъ и хранителемъ его цѣлости, благоденствія и славы. Церковь Православная, царь православный, Русь православная — всѣ эти слова, при которыхъ радостно трепещетъ сердце русское...»

Окидывая окомъ историческое развитіе Православія, перенесшаго не мало потрясеній — отъ ересей и смутъ «возстановлено было ... древнее отеческое и Апостольское Православіе и утвердилось на всегда въ Церкви Греческой».

«...Мысль о Православіи была тогда еще самымъ живымъ убѣжденіемъ въ Церкви, и мы призваны были наслѣдовать и сохранить ее... Наше Отечество призвано было уничижаемую православную вѣру прославить и вознести ее на возможную высоту земного почитанія...»

«Благословенное Отечество! Что славнѣе и вождѣленнѣе твоего высокаго призванія?»

«Все, чего можно пожелать человѣку и человѣческому обществу, все намъ дано и дается Православіемъ! Оно даетъ мысли нашей высоту и ширину; сердцу — теплоту, любовь и радость; волѣ — богопокорливость и самоотверженіе; характеру — силу, стойкость и рѣшительность; чувству — безстрашіе; совѣсти — миръ; тѣлу — мужество, крѣпость и здравіе; слову — власть и силу; обществу — жизнь, свободу, радушіе, довѣріе; семейству — любовь, терпѣніе и взаимное уваженіе; прошедшему — чистую и благодарную память; будущему — благую надежду» [4].

Въ своемъ «Словѣ въ недѣлю Пятидесятницы» о. Антонинъ призываетъ всѣхъ насъ къ теплой молитвѣ о преждепочившихъ: «Братія! Когда будете возносить молитвенное слово за нихъ (преждепочившихъ), не пропустите его безъ горячаго сочувствія души. Будетъ время (и кто знаетъ, какъ оно далеко отъ насъ?), что моленіе, подобное нынѣшнему, будетъ совершаться уже безъ насъ, и о насъ будутъ молиться какъ о преждепочившихъ. О, какъ желательно будетъ намъ тогда, чтобы кто-нибудь, хотя одинъ кто-нибудь, со вздохомъ души помянулъ передъ Подателемъ жизни и наше, можетъ быть уже и позабытое имя!» [5]. Итакъ, скромный проповѣдникъ допускалъ, что и его имя будетъ со временемъ позабыто. Да не будетъ этого! Каждый, кто уже побывалъ на Св. Землѣ, долженъ поминать архимандрита Антонина въ памятные дни по чувству благодарности; но и тѣ, кто еще не былъ «въ гостяхъ у о. Антонина», но со временемъ, надѣемся, побываетъ, также долженъ присовокупить свои молитвы къ нашимъ скромнымъ моленіямъ. А мы, насельницы Елеонской обители, обязанныя ему самимъ возникновеніемъ нашей первоначальной общины, всегда должны помнить его и съ благодарностью поминать его среди преждепочив/с. 47/шихъ. Тѣмъ болѣе, что онъ, теперь вѣроятно «во благихъ водворившійся», молится о насъ и, кто знаетъ, можетъ быть его молитвами наша обитель благополучно перенесла трудныя времена въ прошломъ и надѣемся, что и впредь онъ намъ поможетъ и защититъ насъ отъ грядущихъ бѣдъ и испытаній.

Будемъ же надѣяться, что вѣчное поминовеніе нашего благодѣтеля архимандрита Антонина, продолжится до скончанія вѣка и будетъ возноситься въ храмѣ, имъ построенномъ, въ стѣнахъ котораго онъ нашелъ и свое послѣднее упокоеніе.

Елеонъ, мартъ 1994 г.

Примѣчанія:
[1] Проповѣдническій кругъ подвижныхъ праздниковъ Церкви на воскресные, праздничные и другіе, особенно чествуемые дни Постной и Цвѣтной Тріоди. А. А., Часть I, Москва, 1867; Часть II, Москва, 1867. Дарственная надпись на титульномъ листѣ I-ой части экземпляра, находящагося въ библіотекѣ Елеонскаго монастыря, гласитъ: «Отъ А. A-на преподобнѣйшему о. Парѳенію. 7 февраля 1881 г. Іерусалимъ». Священно-игуменъ Парѳеній былъ дѣятельнымъ помощникомъ при жизни о. Антонина; онъ былъ звѣрски убитъ въ 1909 году и похороненъ около Спасо-Вознесенскаго храма, отдѣленный только стѣной отъ своего аввы.
[2] Проповѣдническій кругъ, часть I, сс. 35, 34, 36-37, 39.
[3] Проповѣдническій кругъ, часть II, сс. 283, 284-288, 306-308, 315.
[4] Проповѣдническій кругъ, часть I, сс. 145-163.
[5] Проповѣдническій кругъ, часть II, сс. 481.

Источникъ: «Церковная Жизнь» (Orthodox Life). Издается двухмѣсячно при Архіерейскомъ Синодѣ Русской Православной Церкви Заграницей. №№ 3-4. Май-Іюнь-Іюль-Августъ. (Двойной номеръ). — Jordanville: Типографія преп. Іова Почаевскаго. Свято-Троицкій монастырь, 1994. — С. 39-47.

Назадъ // Къ оглавленію // Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.