Церковный календарь
Новости


2019-08-19 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 23-я (1922)
2019-08-19 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 22-я (1922)
2019-08-19 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 3-й. Глава 10-я (1924)
2019-08-19 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 3-й. Глава 9-я (1924)
2019-08-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 21-я (1922)
2019-08-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 20-я (1922)
2019-08-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 19-я (1922)
2019-08-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 18-я (1922)
2019-08-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 17-я (1922)
2019-08-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 16-я (1922)
2019-08-18 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 130-я (1956)
2019-08-18 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 129-я (1956)
2019-08-18 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 3-й. Глава 8-я (1924)
2019-08-18 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 3-й. Глава 7-я (1924)
2019-08-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 15-я (1922)
2019-08-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ IV-й, Ч. 8-я, Гл. 14-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - понедѣльникъ, 19 августа 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 9.
Духовные журналы Русскаго Зарубежья

«ЦЕРКОВНАЯ ЖИЗНЬ» (CHURCH LIFE).
Издается при Архіерейскомъ Синодѣ Русской Православной Церкви Заграницей.
№№ 3-4: Май-Іюнь-Іюль-Августъ 1994 г. (Двойной номеръ).
(Jordanville: Тѵпографія преп. Іова Почаевскаго, 1994).

Неоффиціальная часть.

Письмо Епископа Аммона
къ Ѳеофилу, Папѣ Александрійскому, о жизни и дѣлахъ преподобныхъ Пахомія и Ѳеодора.

(Продолженіе, начало см. №№ 1-2, 1994 г.)

9. Нѣкогда отправился я съ Ѳеодоромъ и другими братьями въ Тавенскій монастырь, въ которомъ Ѳеодоръ имѣлъ прежде видѣніе. Здѣсь, когда мы были въ саду, находящемся при рѣкѣ, поселяне въ числѣ 30 человѣкъ пришли къ Ѳеодору и пали къ ногамъ его. Онъ, находя сей поступокъ ихъ неприличнымъ, поднялъ ихъ. Всѣ они плакали, и одинъ изъ нихъ сказалъ Ѳеодору: «Въ прошедшій вечеръ я отдалъ въ замужество дочь мою, которой отъ роду 15 лѣтъ. Сегодня она, принявши пищу, такъ сдѣлалась больна желудкомъ, что лежитъ, не будучи въ силахъ говорить. Всѣ смотрящіе на нее думаютъ, что къ пищѣ или питію примѣшанъ былъ ядъ. Врачи, которыхъ мы могли найти здѣсь, отказались лѣчить ее. Посему прошу тебя: посѣти домъ мой и помолись о ней. Я увѣренъ, что ежели ты призовешь Христа, Онъ дастъ тебѣ силу исцѣлить дочь мою». Св. Ѳеодоръ, не желая идти въ домъ его, сказалъ плачущимъ, пришедшимъ къ нему съ просьбою поселянамъ: «Вы просите придти меня въ домъ вашъ и помолиться о дочери вашей». Всѣ выслушали слова Ѳеодора, какъ залогъ жизни для больной, и Ѳеодоръ, обратившись къ молитвѣ со всѣми бывшими съ нимъ монахами, трижды приклонялъ колѣна и долго молился Богу. Окончивши молитву, онъ сказалъ поселянамъ: «Богъ возвратилъ жизнь вашей дочери. Ступайте домой съ увѣренностью въ этомъ». Несмотря на сіе, многіе мужчины и женщины, собравшіеся около монастыря, продолжали плакать, потому что больная находилась при послѣднемъ издыханіи. Въ сіе время отецъ ея пришелъ съ противоположнаго берега рѣки и принесъ серебрянный секстарій (сосудъ, наполненный водою). Въ слезахъ подавъ оный Ѳеодору, онъ сказалъ ему: «Я маловѣренъ, и потому прошу тебя, призови хотя на воду сію имя Божіе для дочери моей. Я увѣренъ, что Богъ услышитъ тебя, и сдѣлаетъ воду сію спасительнымъ для нея лѣкарствомъ». Ѳеодоръ взялъ секстарій, обратилъ взоръ свой на небо, и помолившись со слезами, сдѣлалъ на водѣ знакъ креста Христова. Тогда /с. 29/ отецъ больной женщины взялъ воду, и вмѣстѣ съ народомъ пошелъ къ домъ свой. Спустя 3 или 4 часа, онъ съ немногими друзьями и сродниками своими возвратился къ Ѳеодору разсказать ему о величіи Божіемъ, открывшемся въ исцѣленіи дочери его. Онъ сказалъ, что братья его съ великимъ усиліемъ раскрыли уста его дочери, и влили въ оные немного воды, что послѣ того открылся у ней поносъ, и она выздоровѣла.

10. Спустя нѣкоторое время св. Ѳеодоръ, взявъ около 120 монаховъ, отправился съ ними на ближайшій островъ собирать тамъ растеніе, называемое египтянами фрія, изъ котораго дѣлаются рогожи. Между монахами находился и Силванъ Ѳивскій, который былъ игуменомъ 22-хъ монаховъ, имѣлъ у себя помощникомъ Линуфона, и въ числѣ прочихъ, находящійся подъ его смотрѣніемъ, Макарія Старшаго, который былъ родной братъ св. Ѳеодора по матери, а не по отцу. Въ 9-ый день послѣ того, какъ св. Ѳеодоръ отправился на островъ, одинъ изъ монаховъ пришелъ въ монастырь Вавъ, въ который мы уже тогда возвратились изъ Тавенскаго монастыря, и сказалъ намъ, что нѣкоторые монахи, отплывшіе съ Ѳеодоромъ на островъ, привезли на лодкѣ Силвана, находящагося при послѣднемъ издыханіи, и уже вошли въ пристань рѣки, которая течетъ близъ монастыря Вавъ. Мы отправились къ нимъ, и встрѣтили ихъ уже на дорогѣ. Они несли Силвана, пораженнаго параличемъ, три дня съ того времени, какъ находился въ параличѣ, онъ ничего не слышалъ и не говорилъ. А въ теченіе другихъ трехъ дней, будучи въ одинаковомъ состояніи, онъ не принималъ ни пищи, ни питія. Ѳеодоръ Александрійскій, Пекиссій, Псамфій, Псентаисій, Елургій и Исидоръ, люди Богоугодные, поднявши руки къ небу, со слезами молили Бога помиловать Силвана, и въ то время, какъ они молились, Силванъ сказалъ такъ, впрочемъ, что только я слышалъ слова его: «Благословенъ Богъ, наказавшій и помиловавшій меня!» Немедленно и я громко произнесъ: «Благословенъ Богъ», и прочіе окончили молитву. Послѣ сего Ѳеодоръ приказалъ мнѣ быть въ услуженіи у Силвана и подкрѣпить его пищею. На другой день поутру Силванъ велѣлъ собраться къ нему всѣмъ монахамъ монастыря. Когда они собрались, то онъ, сидя на постели своей, начало говорить. Между тѣмъ Елуріонъ громко пересказывалъ слова его собравшимся монахамъ. Послушайте, какъ случился со мною параличъ. Въ 4-ой недѣли, т. е. въ среду, Ѳеодоръ, ставъ на островѣ, давалъ наставленія окружающимъ его братіямъ, и вдругъ замолчавъ, отступилъ отъ того мѣста, на которомъ стоялъ, и взорами своими указалъ на двухъ небольшихъ змѣй, чтобы кто-нибудь умертвилъ ихъ. «Поелику обѣ они находились при ногахъ моихъ, сказалъ Ѳеодоръ, то чтобы не развлечь вниманія братіи, я скрывалъ ихъ подъ ногами своими, сдѣлавъ для нихъ нѣкоторый родъ гнѣзда». Послѣ, когда змѣи были умерщвлены, Ѳеодоръ сказалъ мнѣ, что явился ему Ангелъ Господень и открылъ, что нѣ/с. 30/которые монахи, находящіеся подъ моимъ смотрѣніемъ, не радятъ о своемъ спасеніи. Имена нѣкоторыхъ изъ нихъ Ѳеодоръ открылъ и мнѣ. На одного изъ нихъ, по словамъ его, произнесенъ былъ судъ отъ Бога, и Ѳеодору приказано изгнать его изъ монастыря, а онъ живетъ въ монастырѣ Вавъ. Я, слушалъ все сіе, смѣялся въ сердцѣ моемъ надъ Ѳеодоромъ и думалъ: «Не братъ ли онъ моего Макарія? И не мать ли Макаріева родила и его? Отчего же онъ такъ тщеславенъ, между тѣмъ какъ Макарій очень смиренъ». Въ то самое время, какъ я думалъ сіе, нѣкто въ блистательной одеждѣ и съ весьма грознымъ видомъ приступилъ ко мнѣ и сказалъ: «Неужели ты не боишься Бога, думая такъ худо о рабѣ Его?» Сіи слова привели меня въ великій стыдъ. Потомъ сей неизвѣстный мужъ ударилъ меня по щекѣ и я уже не помню, въ какомъ я былъ состояніи, и какъ принесенъ сюда, доколѣ Богъ не исцѣлилъ меня». Мы всѣ, выслушавши сіе, прославили Бога.

11. По прошествіи немногихъ дней, Ѳеодоръ, возвратившись съ острова въ монастырь, приказалъ собраться братіямъ. Поговоривъ нѣсколько съ ними, приказалъ ожидать возвращенія его, и пошелъ съ двумя монахами къ тому дому, въ которомъ братія имѣютъ общій столъ. Увидѣвши одного молодого монаха, выходящаго изъ сего дома, остановилъ его, и отведши въ нѣкоторое мѣсто, покрытое сводомъ, принуждалъ его разсказывать о своихъ дѣлахъ. Это былъ тотъ самый монахъ, о которомъ говорилъ ему Ангелъ, и котораго велѣно было ему изгнать изъ монастыря. Поелику онъ не хотѣлъ признаться во грѣхахъ своихъ, то Ѳеодоръ самъ началъ разсказывать ему о первомъ его грѣхѣ; и въ то время, какъ спрашивалъ его, не былъ ли еще кто изъ монаховъ участникомъ въ семъ грѣхѣ, онъ припалъ къ ногамъ Ѳеодора и просилъ молчать о прочихъ дѣлахъ его и выслать его изъ монастыря. Когда Ѳеодоръ согласился на сіе, то монахъ предъ всѣми собравшимися братіями сказалъ, что Богъ дѣйствительно открылъ грѣхи его рабу Своему Ѳеодору, и что Ѳеодоръ справедливо изгоняетъ его изъ монастыря. Ѳеодоръ, повелѣвъ изгнать его изъ монастыря, далъ приличное наставленіе братіи. Потомъ, поелику Ангелъ обвинилъ ему и другихъ монаховъ, ночью особо ходилъ къ каждому изъ нихъ, открывалъ каждому, сколько кто грѣшилъ послѣ святого крещенія, и продолжительными наставленіями убѣждая каждаго умилостивлять Бога посредствомъ покаянія, приходилъ въ нѣкоторый родъ изступленія. Монахи, видя, что Богъ еще оказываетъ къ нимъ милость Свою, рѣшались открыть предъ всѣми грѣхи свои; но Ѳеодоръ удерживалъ ихъ отъ сего, представляя имъ, что большая часть братіи не можетъ перенесть открытаго ихъ признанія въ грѣхахъ, и не укрѣпившіеся въ служеніи Христу монахи получатъ отъ сего вредъ. И когда нѣкоторые изъ нихъ признавались предъ всѣми во грѣхахъ своихъ, Ѳеодоръ запретилъ имъ сіе, чтобы они /с. 31/ симъ поступкомъ не подавали случая осуждать ихъ въ томъ, въ чемъ они будутъ обвинять себя. Впрочемъ каждый изъ сихъ монаховъ могъ открывать грѣхи свои только святымъ мужамъ Пекиссію и Псентаисію, и просить ихъ о ходатайствѣ предъ Богомъ.

12. Сіе случилось во дни Четыредесятницы, когда всѣ монахи собрались изъ десяти монастырей, находящихся подъ началомъ Ѳеодора, въ монастырь Вавъ, чтобы вмѣстѣ праздновать св. Пасху. Ѳеодоръ сказалъ имъ: «Нечистый духъ, пришедши къ намъ, осмѣялъ одного изъ насъ. Въ прошедшую ночь, когда монахи по обыкновенію своему пришли ко мнѣ, нечистый духъ былъ между ними, ибо я видѣлъ его тогда. Онъ замѣтилъ, что одинъ изъ монаховъ чувствуетъ сильный голодъ и нерадитъ о себѣ. Злые духи усиливаютъ страсти, открывающіеся въ людяхъ. Сей духъ возбудилъ въ немъ худыя желанія, увеличилъ его голодъ и побудилъ его украсть нѣсколько хлѣба, и тайно съѣсть оный. Сей воръ и нарушитель собственнаго обѣта своего теперь сидитъ между прочими монахами и подобно имъ какъ бы ожидаетъ времени, опредѣленнаго для принятія пищи. Но никто не долженъ принуждать себя поститься сверхъ силъ своихъ; потому что отъ чрезмѣрнаго поста тѣло истощается. Итакъ, весьма слабые изъ васъ могутъ ѣсть каждый день вечеромъ, кромѣ пятка». Тогда упомянутый монахъ, вставши предъ всѣми нами (а насъ было въ то время болѣе 2000), палъ къ ногамъ Ѳеодора, и обличилъ себя. Ѳеодоръ закрылъ лицо его одеждою своею, и не допустивъ его сдѣлаться извѣстнымъ всему собранію, сказалъ: «Кто изнемогаетъ, и не изнемогаю?» (2 Кор. 11, 29).

13. Случилось нѣкогда, что блаженный Ѳеодоръ отправился съ 40 братіями на горныя и необитаемыя мѣста для того, чтобы нарубить деревъ, годныхъ для строенія. Для сей же цѣли онъ послалъ и другихъ 40 монаховъ въ подобныя мѣста и поставилъ надъ ними начальникомъ св. Исидора — мужа отличнаго по духовной кротости и мудрости. Разстояніе между мѣстами, въ которыхъ были тѣ и другіе монахи, простиралось на одинъ день пути. Монахи, бывшіе съ Ѳеодоромъ, въ первый день, въ который начали рубить дерева, къ вечеру окончивши свою работу, собрались къ Ѳеодору для совершенія обыкновенныхъ молитвъ. Ѳеодоръ, сдѣлавъ имъ приличное наставленіе, наконецъ сказалъ: «Нужно было, какъ вы сами знаете, окончить дѣло, для котораго мы пришли сюда. Но во время 12-ой молитвы, когда мы преклонили на землю колѣна свои, Св. Духъ объявилъ мнѣ, что 4 монаха, находящіеся на другой горѣ, согрѣшили. Они вели хорошую жизнь съ малыхъ лѣтъ, и ежели я ничтожный дамъ имъ приличныя наставленія, то они конечно возвратятся къ прежней жизни. Посему необходимо, какъ намъ, такъ и находящимся на другой горѣ, оставить свое дѣло и въ субботу быть въ монастырѣ Вавъ. Въ сей день по захожденіи солнца Ѳеодоръ пришелъ въ монастырь со всѣми мо/с. 32/нахами, бывшими съ нимъ. И другіе также возвратились въ монастырь. Такимъ образомъ, нашедши здѣсь всѣхъ въ собраніи, Ѳеодоръ въ то время, какъ имѣлъ обыкновеніе учить монаховъ, сталъ посреди ихъ и говорилъ имъ слѣдующее, между тѣмъ, какъ Ѳеодоръ Александрійскій переводилъ слова его на греческій языкъ:

14. «Вы знаете, братія, что жизнь монаховъ и дѣвъ, посвятившихъ себя на служеніе Богу, превышая обыкновенную жизнь людей, есть жизнь ангельская. Люди, вступающіе въ монашеское званіе, умираютъ для обыкновенной жизни человѣческой, живутъ для Того, Кто умеръ за нихъ и воскресъ, отрекаются отъ жизни для самихъ себя, и распинаютъ себя со Христомъ. Поелику каждый изъ насъ избралъ таковую жизнь, оставилъ родителей своихъ и пришелъ сюда, то и долженъ уже жить, какъ жилъ Христосъ, и имѣть Его образцомъ и руководителемъ на пути жизни, которой мы посвятили себя. Богъ, чтобы ввести насъ въ Царствіе Свое, открылъ намъ два пути къ тому — Святое Писаніе и примѣръ жизни рабовъ Своихъ, которою обыкновенно утверждается вѣра во Христа. Но нѣкоторые изъ насъ, хорошо проходившіе доселѣ поприще жизни своей, поколебались, если не пали совершенно на пути своемъ. Четыре брата, посланные вмѣстѣ съ другими на гору, будучи тамъ въ отдаленіи отъ нихъ, начали разговаривать между собою о непристойныхъ предметахъ, смѣяться и хохотать такъ, что Духъ Святый, будучи огорченъ ими, открылъ мнѣ разговоры и грѣхи ихъ, чтобы они опять обратились къ Богу, и очистили себя слезами и покаяніемъ. Неужели не знаете, что Богъ спасенія рабовъ Своихъ наказываетъ не только великіе, но и малые грѣхи ихъ? Плачьте и рыдайте лучше теперь въ кратковременной жизни сей, чтобы противъ воли не плакать и не рыдать вамъ во всю вѣчность». Св. Ѳеодоръ продолжалъ еще говорить, какъ тѣ четыре монаха, какъ бы согласившись между собою, вмѣстѣ громко начали плакать и рыдать, и обративши лица своя на востокъ, поверглись предъ Богомъ, признались, что обвиненіе св. Ѳеодора относится къ нимъ, и усердно просили братій, чтобы они помолились о нихъ Богу. Всѣ прочіе со слезами совершили молитву и вышли изъ собранія, а они, принявъ себѣ слова блаж. Ѳеодора за напутствіе на всю свою жизнь, такъ исправились, что для всѣхъ живущихъ въ монастырѣ служили образцомъ и примѣромъ въ дѣлѣ спасенія. Такова, впрочемъ, жизнь ихъ была и прежде, нежели впали они въ сей небольшой грѣхъ.

15. Нѣкоторый Ѳивскій монахъ по имени Моисей, находился подъ смотрѣніемъ Силвана. Съ Силваномъ и другими братіями онъ посланъ былъ на островъ набрать тамъ дикой капусты и приготовить ее для пищи братіямъ. Въ 5-й день послѣ того, какъ отправился онъ на островъ, Ѳеодоръ приказалъ призвать его одного въ монастырь, но онъ не послушался Ѳеодора и велѣлъ сказать ему, что онъ придетъ вмѣстѣ съ прочими браті/с. 33/ями, когда всѣ они кончатъ дѣло свое. Несмотря на сіе, онъ былъ насильно приведенъ въ монастырь. Здѣсь онъ нашелъ Ѳеодора плачущимъ въ келліи своей. При немъ стояли Псентаисій и Исидоръ. Ѳеодоръ, посмотрѣвши на него нѣсколько времени, наконецъ, сказалъ ему: «Для чего объявлено мнѣ о смерти души твоей, а не тѣла, что было бы гораздо лучше? Сидя съ тобою въ твоей келліи, не говорилъ-ли я тебѣ день и ночь, что душа твоя занимается худыми предметами и что порочныя желанія твои хуже всякаго тяжкаго грѣха. Худыя мысли многихъ погубили. Ты говорилъ мнѣ тогда, что злые духи внушаютъ тебѣ сіи порочныя мысли, и я тебѣ отвѣчалъ, что злымъ духамъ не позволено нападать на тебя, но что ты самъ подкладываешь дрова подъ себя, самъ даешь пищу нечистымъ духамъ, и привлекаешь ихъ къ себѣ худыми мыслями. Не говорилъ-ли я, что на тебѣ исполняются слова, сказанныя въ притчахъ: «Якоже нива мужъ безумный, и яко вертоградъ человѣкъ скудоумный: аще оставиши его, опустѣетъ и травою порастетъ весь и будетъ оставленъ, ограды же каменныя его раскопаются» (24, 30-31). До чего довела тебя, наконецъ, худая жизнь твоя!» Моисей отвѣчалъ ему на сіе, что онъ не имѣлъ никакихъ худыхъ мыслей, кромѣ тѣхъ, о которыхъ онъ напоминалъ ему теперь. Ѳеодоръ спросилъ его: «А когда ты былъ за хижиною, о чемъ думалъ ты, и что представлялъ ты въ сердцѣ своемъ?» Моисей отвѣчалъ ему, что сіи мысли были внушеніемъ злыхъ духовъ. Ѳеодоръ сказалъ ему наконецъ: «До того времени злой духъ не имѣлъ власти надъ тобою; теперь, поелику ты принялъ въ сердце свое худыя мысли, и сдѣлался жилищемъ злыхъ духовъ, напрасно живешь здѣсь въ монастырѣ; мнѣ приказано изгнать тебя отсюда». Послѣ сего св. Ѳеодоръ отдалъ его четыремъ молодымъ монахамъ, и велѣлъ отвести въ домъ его. Когда онъ подошелъ къ монастырскимъ воротамъ, то будучи объятъ злымъ духомъ, замычалъ подобно волу и побѣжалъ въ свое селеніе. Тамъ четыре монаха связали его.

16. Ѳеодоръ, построивши монастырь близъ Птолемаиды въ Ѳиваидѣ, населилъ его монахами, въ числѣ коихъ былъ нѣкто Каруръ (обсѣченный). Сей монахъ часто былъ лѣнивъ въ ночныхъ молитвахъ, и Ѳеодоръ дѣлалъ ему выговоры. Случилось, что Ѳеодоръ нѣкогда по захожденіи солнца, бывши въ собраніи между всѣми братіями въ монастырѣ Вавъ, который находился далеко отъ Птолемаидскаго монастыря, вдругъ съ великой радостью сказалъ: «Объявляю вамъ, братія, о милости, которую Богъ оказалъ Каруру, находящемуся въ Птолемаидѣ. Богъ сейчасъ освободилъ душу его отъ тѣла, и съ великою славою вознесъ его на небо, потому что Каруръ старался строго слѣдовать церковнымъ догматамъ, сохранилъ чистоту тѣла своего, и имѣлъ другія добродѣтели, а грѣхи свои онъ очистилъ различными болѣзнями, которымъ былъ подверженъ». По прошествіи восьми дней пришли два брата изъ Птолемаидскаго монастыря, и /с. 34/ сказали намъ о днѣ и часѣ, въ которые умеръ Каруръ, и мы пришли въ изумленіе.

17. Когда Ѳеодоръ, будучи въ собраніи всей братіи, сказалъ Псарфію, первому монаху монастыря Вавъ: «Пошли кого-нибудь въ келлію къ Патхелфію, и прикажи ему придти сюда съ тѣмъ молодымъ монахомъ, который у него въ келліи; призови также сюда и старшаго сына Патхелфіева». Какъ скоро Патхелфій пришелъ, Ѳеодоръ сказалъ ему: «Скажи мнѣ, чему ты училъ ночью сего молодого монаха?» Онъ ему отвѣчалъ: «Чему училъ? Страху Божію». Ѳеодоръ на сіе сказалъ ему: «Самъ Богъ чрезъ Ангела Своего открылъ мнѣ о тебѣ; скажи правду: ученіе твое есть-ли истинное?» Поелику Патхелфій не хотѣлъ открыть оное, то Ѳеодоръ сказалъ предъ всѣми: «Онъ говорилъ молодому монаху, что тѣло наше не воскреснетъ и осуждалъ оное». Потомъ Ѳеодоръ спросилъ Патхелфія: «Точно-ли это такъ или нѣтъ?» На сіе сынъ Патхелфіевъ громко отвѣчалъ: «И меня въ прошедшій вечеръ онъ убѣждалъ такъ же думать». Въ сіе время нѣкто братъ, который отъ природы былъ скопецъ, смѣло сказалъ Ѳеодору: «Дай приличное наставленіе молодому монаху, котораго Патхелфій ввелъ въ заблужденіе». Ѳеодоръ отвѣчалъ ему: «Души какъ сего монаха, такъ и сына Патхелфіева, тверды какъ алмазъ, и ничего не приняли изъ Патхелфіева ученія». Молодому монаху Ѳеодоръ сказалъ: «Богу пріятна твердость твоего сердца». Наконецъ, Ѳеодоръ словами Священнаго Писанія долго убѣждалъ Патхелфія вѣрить, что смертное тѣло наше воскреснетъ изъ мертвыхъ, и утверждалъ, что оно должно возстать изъ мертвыхъ во славѣ, безсмертнымъ и нетлѣннымъ. Патхелфій, слушая сіе, плакалъ въ присутствіи всѣхъ братій; потому что слова Ѳеодора достаточны были къ тому, чтобы увѣрить его въ истинѣ сей; потомъ повергся на землю и признавалъ истинными церковные догматы; наконецъ, просилъ всѣхъ монаховъ молиться о немъ, чтобы Богъ простилъ ему грѣхъ сей. Когда вся братія охотно молилась о немъ, онъ со слезами предъ всѣми прославлялъ Бога.

18. Нѣкогда мы съ Ѳеодоромъ приплыли къ одному острову собирать тамъ дрова для огня. Ѳеодоръ сошелъ на берегъ и началъ строить хижину, а мы еще не успѣли выйти изъ судна. Въ это время нѣкто Патрикій Вупесъ Ликіецъ, плывшій вмѣстѣ съ нами, вдругъ вскричалъ и звалъ насъ къ себѣ на помощь. Мы увидѣли, что большой аспидъ крѣпко вцѣпился зубами въ пяту правой ноги Патрикія. Одинъ молодой монахъ изъ Ѳиваиды, бывшій съ нами на суднѣ, взялъ за хвостъ змія, съ трудомъ могъ отнять его отъ ноги Патрикія, билъ о судно, умертвилъ и бросилъ въ рѣку. Патрикій плакалъ и мы думали, что онъ вдругъ умретъ, но пришелъ Ѳеодоръ, сдѣлалъ знакъ креста на уязвленномъ отъ змія мѣстѣ, и сказалъ Патрикію, который продолжалъ плакать: «Не бойся, Христосъ исцѣлилъ тебя». На другой день нѣкоторые монахи говорили: «Мы не вѣрили Ѳеодору и дума/с. 35/ли, что Патрикій ночью умретъ, но теперь, видя, что онъ здоровъ, благословляемъ Христа и удивляемся Ѳеодору, увѣрившись, что онъ пріятенъ Ему». Монахъ, который умертвилъ змія, тоже остался невредимъ.

19. 26-го дня мѣсяца Афира (22 ноября) въ осьмомъ часу Ѳеодоръ всѣхъ насъ собралъ къ себѣ и сказалъ бывшимъ среди насъ четыремъ братіямъ: «Братія наши Ѳеофилъ и Копръ плывутъ изъ Александріи и приближаются къ намъ. Чтобы они по невѣдѣнію не проплыли мимо насъ, подите на берегъ острова, и какъ скоро примѣтите людей, плывущихъ на суднѣ, покажите имъ изгибъ рѣки, чтобы они пристали къ нашему острову». Братія пошли на берегъ острова и немного подождавши тамъ, примѣтили плывущее въ изгибѣ рѣки судно, и съ удивленіемъ увидѣли, что имъ управляетъ Ѳеофилъ. Посредствомъ знаковъ извѣстивши его, что Ѳеодоръ находится на островѣ, возвратились къ братіямъ и сказали имъ, что судно приближается къ острову. Братія изумились, и вмѣстѣ съ Ѳеодоромъ пошли къ пристани. Здѣсь онъ принялъ на берегъ выходящихъ изъ судна монаховъ, и облобызалъ ихъ лобызаніемъ святымъ. Послѣ сего мы окружили Ѳеодора, и онъ сказалъ прибывшимъ монахамъ: «Вы имѣете причину радоваться, потому что видѣли авву нашего Антонія» (основатель монашества преп. Антоній Великій, ѳивскій авва, 251-356). Они ему отвѣчали: «Онъ прислалъ съ нами письмо и тебѣ», и тотчасъ оное подали ему. Ѳеодоръ съ великою радостью прочитавши письмо сіе, отдалъ его Елуріону и приказалъ ему прочитать оное для всѣхъ братій. Письмо это слѣдующее: «Возлюбленному сыну Ѳеодору Антоній желаетъ здравія отъ Господа. Я зналъ, что Господь Богъ не дѣлаетъ ничего такого, о чемъ бы Онъ не открывалъ рабамъ Своимъ пророкамъ. Богъ давно открылъ мнѣ нѣчто, о чемъ объявлять тебѣ я почиталъ доселѣ ненужнымъ. Но увидѣвши братій твоихъ Ѳеофила и Копра, я рѣшился написать тебѣ о томъ. Итакъ, объявляю тебѣ, что во всемъ почти мірѣ весьма многіе люди, истинно покланявшіеся Христу, и сердечно оплакавшіе грѣхи свои, сдѣланные ими послѣ крещенія, и искренне раскаявшіеся въ нихъ, опять приняты Богомъ, и Онъ простилъ имъ грѣхи ихъ, и всѣмъ подобнымъ людямъ прощаетъ грѣхи сіи даже до настоящаго дня, въ который я пишу тебѣ письмо сіе. Прочитай оное братіямъ твоимъ, чтобы и они, услышавши сіе, радовались. Привѣтствуй братій. Мои братія привѣтствуютъ тебя. Желаю тебѣ здравія отъ Господа». Мы всѣ, выслушавши письмо сіе, пали лицомъ на землю и такъ плакали предъ Богомъ, что когда бывшій съ нами священникъ окончилъ молитву, Ѳеодоръ сказалъ намъ: «Повѣрьте мнѣ, что всѣ небесныя разумныя твари возрадовались о семъ плачѣ вашемъ. Богъ принялъ молитву нашу и простилъ грѣхи нѣкоторымъ монахамъ, которые здѣсь такъ горько плакали». Во время всеобщей нашей радости, Ѳеодоръ сказалъ мнѣ: «Аммонъ! Все, что я говорилъ теперь здѣсь какъ бы /с. 36/ тайно, и что ты прежде также слышалъ и видѣлъ у насъ, долженъ будешь разсказывать открыто и всѣмъ».

20. На 3-мъ году моего пребыванія въ монастырѣ другъ отца моего, увидѣвши меня съ рабомъ Божіимъ Виссаріономъ при монастырскихъ вратахъ, гдѣ сей послѣдній былъ привратникомъ, сказалъ мнѣ, что мать моя съ того самаго времени, какъ я оставилъ родныхъ, плачетъ обо мнѣ, и что отецъ мой ходилъ искать меня по всѣмъ монастырямъ Египетскимъ и Августамникскимъ (часть Египта отъ Средиземнаго моря до Краснаго), и не нашедши въ нихъ, оплакивалъ меня какъ мертваго. Услышавъ сіе, я просилъ человѣка Божія Ѳеодора отпустить со мною двухъ монаховъ, чтобы съ ними посѣтить мнѣ мать свою, и утѣшивши ее, возвратиться въ монастырь. Ѳеодоръ на сіе сказалъ мнѣ: «Мать твоя приняла христіанскую вѣру. Ты долженъ отсюда переселиться въ страну, которая ближе къ мѣсту твоего рожденія. Посему я совѣтую тебѣ поселиться на горѣ Нитрійской. Тамъ много святыхъ и богоугодныхъ мужей: Ѳеодоръ, живущій со св. Амуномъ, Елуріонъ и Аммоній, которые вскорѣ скончаются, св. Памвонъ и рабъ Божій Піоръ, получившіе отъ Бога даръ исцѣленій, и другіе. Получивши отъ Ѳеодора позволеніе проститься съ нимъ, я со слезами просилъ его молиться за меня, посѣтилъ родителей своихъ и поселился на горѣ Нитрійской. Спустя 6 мѣсяцевъ послѣ сего въ царствованіе Констанція блаженный папа Аѳанасій подвергся гоненію отъ аріанъ; святые монахи Египетскіе и Александрійскіе, также дѣвы, посвятившія себя на служеніе Богу, и другіе благочестивые христіане, не принадлежавшіе къ церковному сословію, терпѣли многія бѣдствія и были умерщвляемы жестокими мученіями; Египетскіе епископы были заточаемы начальникомъ Египта Севастіаномъ, преемникомъ Сиріана. Севастіанъ во храмѣ св. епископа Ѳеоны умертвилъ стрѣлами многихъ дѣвъ, посвятившихъ себя на служеніе Богу. Его преемникъ Артемій умерщвлялъ также многихъ христіанъ, подвергая ихъ жестокимъ мученіямъ. И св. епископы Западные были также посылаемы въ заточеніе. Аріане производили неслыханныя злодѣянія подъ руководствомъ весьма жестокаго начальника своего Георгія. Въ сіе время я, будучи на Нитрійской горѣ, сказалъ Піору и Памвону и др. пресвитерамъ Нитрійскимъ, что человѣкъ Божій Ѳеодоръ предсказалъ о семъ гоненіи, что оно будетъ жестоко, но прекратится.

21. Когда аріане умножали бѣдствія Церкви, пришли въ Нитрійскую гору отъ Ѳеодора четыре монаха съ письмомъ къ монахамъ Нитрійскимъ. По приказанію Ѳеодора, они нашли меня, и отдали мнѣ письмо его. Это было вечеромъ въ субботу. Въ слѣдующій день въ воскресенье, я прочиталъ не всѣмъ монахамъ по совѣту пресвитеровъ. Оно было слѣдующее: «Возлюбленнымъ братіямъ, находящимся на горѣ Нитрійской, пресвитерамъ, діаконамъ и монахамъ Ѳеодоръ желаетъ здравія отъ Господа. Я воз/с. 37/намѣрился увѣдомить васъ, что гордость аріанъ дошла до Бога. Богъ, видя, что народъ Его терпитъ многія бѣдствія, сжалившись надъ нимъ, положилъ помиловать Церковь Свою и избавить ее отъ сихъ бѣдствій. Итакъ, будетъ время, когда Церковь освободится отъ сего гоненія, какъ сказалъ Господь: И посѣщу Вила въ Вавилонѣ, и извергу то, еже поглоти, отъ устъ его (Іерем. 51, 44). А о Церкви Своей Богъ сказалъ: Кто отъ васъ, иже видѣ храмъ сей въ славѣ его прежней? Зане велія будетъ слава храма сего послѣдняя, паче первыя (Агг. 2, 4. 10). Итакъ, братія, зная сіе, утѣшайте тѣхъ, которые въ вашей странѣ терпятъ гоненіе отъ аріанъ, чтобы не ослабла вѣра ихъ. Ибо грѣхи аріанъ еще не достигли полноты своей. Привѣтствую васъ, братія, да сохранитъ васъ Богъ въ здравіи».

И когда я прочиталъ письмо, то всѣ прославили Бога. Одинъ пресвитеръ, по имени Агіосъ, сказалъ мнѣ, улыбаясь: «Теперь мы вѣримъ сему, но прежде твоимъ словамъ еще не вѣрили». Письмо это взялъ у меня монахъ Исаакъ Хрисогонъ, который послѣ былъ поставленъ отъ святѣйшаго епископа Исидора діакономъ въ Маломъ Гермополѣ. Онъ послалъ оное къ святѣйшему епископу Драконтію, находившемуся тогда въ заточеніи. Въ шестой годъ послѣ того, какъ папа Аѳанасій былъ изгнанъ изъ Александріи, въ 9-й мѣсяцъ сего года сдѣлался императоромъ идолопоклонникъ Юліанъ. Онъ послалъ папу Аѳанасія на заточеніе въ Ѳиваиду и хотѣлъ много еще худого сдѣлать христіанамъ, но не успѣлъ, потому что неожиданно умеръ въ Персіи. Поелику мы о сихъ происшествіяхъ слышали прежде предсказаніе Ѳеодора, то видя, что оно по прошествіи многихъ лѣтъ исполнилось, прославляли Бога и несомнѣнно вѣрили, что и гоненіе, воздвигнутое аріанами, прекратится. И теперь видимъ, что оно по прошествіи столь многихъ лѣтъ дѣйствительно окончилось (это произошло послѣ смерти императора Валента въ 378 г.).

22. Когда блаж. папа Аѳанасій пришелъ въ соборную церковь, то въ присутствіи церковнослужителей Александрійскихъ, гдѣ былъ и я, онъ сказалъ нѣсколько словъ о Ѳеодорѣ Аммонію, а также блаженной памяти епископу Елеархію и Герману, епископу Вуватскому. Аѳанасій сказалъ имъ: «Видѣлъ я великихъ рабовъ Божіихъ, Ѳеодора освященнаго, начальника Тавенскихъ монаховъ и авву Паммона, начальника монаховъ Антинойскихъ. Когда гналъ меня Юліанъ и я непрестанно находился въ опасности, чтобы онъ не взялъ меня, какъ мнѣ сказали о семъ намѣреніи Юліана искренніе друзья мои. Тогда Ѳеодоръ и Паммонъ пришли ко мнѣ въ одинъ день въ Антиной. Рѣшившись скрыться у Ѳеодора, я вошелъ въ судно его, совершенно покрытое. Авва Паммонъ провожалъ насъ. Во время плаванія подулъ противный вѣтеръ, и я, чувствуя скорбь въ сердцѣ, молился. Монахи, бывшіе съ Ѳеодоромъ, вышли изъ судна и тянули оное по рѣкѣ. Авва Паммонъ утѣшалъ меня въ печали, и я сказалъ ему: «По/с. 38/вѣрь мнѣ, что сердце мое не такъ спокойно бываетъ во время церковнаго мира, какъ во время гоненій. Въ гоненіяхъ я укрѣпляюсь тѣмъ, что страдаю за Христа, и что милосердіе Его не оставляетъ меня, такъ что, хотя бы я и взятъ былъ врагами моими, получилъ бы большую милость отъ Христа». Когда я говорилъ сіе Паммону, Ѳеодоръ, посмотрѣвши на него, улыбнулся, и авва Паммонъ почти засмѣялся. Я сказалъ имъ: «Что вы смѣетесь моимъ словамъ? Узнали вы причину моего страха?» Ѳеодоръ сказалъ аввѣ Паммону: «Скажи ему, почему мы улыбнулись». Авва Паммонъ отвѣчалъ ему: «Сказать долженъ ты». Послѣ сего Ѳеодоръ сказалъ: «Сей часъ умерщвленъ Юліанъ въ Персіи. Богъ предсказалъ о немъ: Презорливый и обидливый мужъ и величавый, ничесоже скончаетъ (Аввак. 2, 5). Теперь будетъ императоръ христіанинъ, который хотя и славенъ будетъ, но скоро умретъ. Итакъ, не нужно тебѣ удаляться въ Ѳиваиду и подвергаться безпокойствамъ, но ты долженъ тайно отправиться въ то мѣсто, гдѣ объявленъ будетъ новый императоръ. Онъ встрѣтитъ тебя на пути, приметъ благосклонно и возвратитъ тебя твоей Церкви. Послѣ сего вскорѣ Богъ окончитъ жизнь императора». Такъ и случилось (императоръ Іовіанъ взошелъ на престолъ 26 іюня 363 г. и умеръ 17 февраля 364 г.). Итакъ я вѣрю, что между монахами есть много людей богоугодныхъ, но неизвѣстныхъ намъ, потому что и Ѳеодоръ, и Паммонъ были также малоизвѣстны, какъ и блаж. Аммунъ и Ѳеодоръ Нитрійскій и почтенный по старости своей рабъ Божій Паммонъ».

23. Когда епископъ Аммоній удивлялся блаж. Піору, Елуріону, Аммонію; Исидору, который былъ старшій изъ всѣхъ пустынниковъ и св. Макарію, которыхъ всѣхъ твое преподобіе видѣло въ горѣ Нитрійской, то св. Аѳанасій спросилъ меня, видѣлъ-ли я св. отшельниковъ, живущихъ въ Скефѣ: Паисія и братьевъ его Павла и Псоія, также Исаію, Писира, Исаака и Павла, наконецъ, Ѳеодора Ѳивскаго. Я отвѣчалъ ему, что съ Ѳеодоромъ жилъ я три года. Потомъ разсказалъ ему о нѣкоторыхъ дѣлахъ Ѳеодора, здѣсь описанныхъ. Св. папа, удивившись, отвѣчалъ мнѣ: «Я вѣрю всему этому, потому что я самъ хорошо знаю сего человѣка». Написавши преподобію твоему и то, что я слышалъ о Ѳеодорѣ отъ блаж. папы Аѳанасія, прошу тебя молить всегда обо мнѣ Бога, чтобы Онъ никогда не лишалъ меня милости Своей. Привѣтствуй братій, находящихся съ тобою. Братія, находящяяся при мнѣ, привѣтствуютъ тебя. Всесвятый Богъ для блага Церквей да сохранитъ тебя, владыка и святѣйшій братъ мой, многая лѣта въ здравіи, и да укрѣпитъ тебя въ молитвахъ твоихъ обо мнѣ.

(Текстъ приводится Димитріемъ Колесниченко въ небольшомъ сокращеніи по матеріаламъ журнала «Христіанское чтеніе» за 1827 г., часть 26).

Источникъ: «Церковная Жизнь» (Orthodox Life). Издается двухмѣсячно при Архіерейскомъ Синодѣ Русской Православной Церкви Заграницей. №№ 3-4. Май-Іюнь-Іюль-Августъ. (Двойной номеръ). — Jordanville: Типографія преп. Іова Почаевскаго. Свято-Троицкій монастырь, 1994. — С. 28-38.

Назадъ // Къ оглавленію // Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.