Церковный календарь
Новости


2019-07-23 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 34-я (1921)
2019-07-23 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 33-я (1921)
2019-07-22 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 34-я (1922)
2019-07-22 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 33-я (1922)
2019-07-22 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 32-я (1922)
2019-07-22 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 31-я (1922)
2019-07-22 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 76-я (1956)
2019-07-22 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 75-я (1956)
2019-07-22 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 74-я (1956)
2019-07-22 / russportal
И. А. Ильинъ. "Наши задачи". Томъ 1-й. Статья 73-я (1956)
2019-07-22 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 32-я (1921)
2019-07-22 / russportal
Ген. А. И. Деникинъ. «Очерки Русской Смуты». Томъ 1-й. Глава 31-я (1921)
2019-07-21 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 30-я (1922)
2019-07-21 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 29-я (1922)
2019-07-21 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 28-я (1922)
2019-07-21 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ III-й, Ч. 6-я, Гл. 27-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 23 iюля 2019 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 12.
Духовные журналы Русскаго Зарубежья

«ЦЕРКОВНАЯ ЖИЗНЬ» (CHURCH LIFE).
Издается при Архіерейскомъ Синодѣ Русской Православной Церкви Заграницей.
XIII годъ изд. Октябрь-Ноябрь 1947 г. № 3-4. (Мюнхенъ, 1947).

Прибавленіе къ оффиціальной части журнала «Церковная Жизнь».

ИЗЪ ПРОТОКОЛОВЪ СОВѢЩАНІЙ ПОДЪ ПРЕДСѢДАТЕЛЬСТВОМЪ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННѢЙШАГО МИТРОПОЛИТА АНАСТАСІЯ.

Въ Мюнхенѣ, въ Сѵнодальномъ домѣ, происходили лѣтомъ и осенью текущаго года и продолжаются въ настоящее время собранія подъ предсѣдательствомъ Высокопреосвященнѣйшаго Митрополита Анастасія /с. 33/ при участіи нѣкоторыхъ лицъ изъ православнаго духовенства и представителей русской научной и общественной мысли. На нихъ читаются доклады, завершающіеся обмѣномъ мнѣній лицъ присутствующихъ. Основной темой докладовъ является вопросъ: «Церковь и соціальная жизнь». Рядъ засѣданій былъ удѣленъ темѣ о «Солидаризмѣ». Нижеслѣдующія выписки изъ протоколовъ собраній представляютъ обсужденіе этой темы.

ПРОТОКОЛЪ
отъ 9 іюля 1947 года (въ извлеченіи).

Въ виду отсутствія ожидавшагося съ докладомъ «О Солидаризмѣ» С. А. Левицкаго, прочитана, по предложенію Высокопреосвященнѣйшаго Предсѣдателя, статья С. А. Левицкаго «Солидаризмъ какъ соціальное міровоззрѣніе», помѣщенная въ № 9 журнала «Посѣвъ» за тек. годъ.

Авторъ ставитъ своей задачей намѣтить основные контуры солидаризма.

«...Солидаризмъ, въ нашемъ пониманіи, — пишетъ С. А. Левицкій, — есть цѣлостное соціальное міровоззрѣніе, ставящее себѣ цѣлью приложеніе основъ христіанской морали къ соціальной жизни человѣчества. Въ этомъ смыслѣ солидаризмъ долженъ явиться свободнымъ отвѣтомъ общества на стремленіе церкви къ его христіанизаціи.

Что же касается до «солидаризма» французскаго, то ученіе это разработано, главнымъ образомъ, лишь съ экономической и юридической стороны. Оно лишено философскаго и этическаго фундамента. Поэтому «французскій солидаризмъ», какъ ученіе, не опирающееся на цѣлостное философское міровоззрѣніе, никакъ не можетъ быть для насъ образцомъ, но лишь случаемъ, первымъ несмѣлымъ починомъ.

Нужно еще добавить, что въ планѣ религіозно-философскомъ солидаризмъ былъ разработанъ въ трудахъ католическаго ученаго Пеша. Между русскимъ солидаризмомъ и католическимъ солидаризмомъ Пеша, дѣйствительно, есть много точекъ соприкосновенія. Однако, русскій солидаризмъ развивался помимо всякаго вліянія Пеша или даже знакомства съ его трудами. Кромѣ того, ученіе Пеша лишено фундамента персоналистической философіи, на которой основывается русскій солидаризмъ».

«...Солидаризмъ вмѣщаетъ въ себѣ цѣнныя стороны индивидуализма и коллективизма, основываясь, однако, на новомъ пониманіи природы и личности и общества, а не на механическомъ сочетаніи этихъ крайнихъ доктринъ».

«...Солидаризмъ исходитъ изъ безусловнаго признанія самоцѣнности человѣческой личности, ея права на свободное творчество. Однако, въ отличіе отъ индивидуализма, онъ понимаетъ эту свободу не какъ внѣшне ограниченный произволъ, но какъ положительную свободу, неразрывно связанную съ нравственной отвѣтственностью. Не отрицательная и безотвѣтственная свобода «отъ», но положительная, исполненная отвѣтственности свободы «для» служенія высшимъ цѣнностямъ является подлинной свободой».

«...Само отношеніе между личностью и обществомъ мыслится не какъ внѣшнее отношеніе взаимоограниченія, а какъ внутреннее взаимо/с. 34/дополненіе. Въ самой личности есть внутри присущая ей сфера соціальности, — потребность общенія и сотрудничества съ себѣ подобными, находящая свое выраженіе въ сознаніи своей принадлежности къ тому или иному «своему» коллективу. Въ самой личности, помимо ея ядра, сознанія своего «я», сосуществуетъ и сознаніе «мы» (я, какъ русскій, какъ инженеръ, какъ членъ партіи, какъ семьянинъ, какъ христіанинъ и пр.). Въ этомъ смыслѣ можно сказать, что не столько личность есть часть общества, сколько общество есть часть личности («мы» и «я»).

«...Если понимать личность въ ея соціальной проекціи, то формула «общество есть часть личности», разумѣется, безсмысленна. Если же понять личность въ полнотѣ ея опредѣленій, въ ея органической связи со сверхличными цѣнностями, то формула эта пріобрѣтаетъ положительный смыслъ. Ибо въ ней содержится: 1) Приматъ личности надъ обществомъ, и 2) органическая, внутренняя связь личности съ обществомъ.

Солидаризмъ основывается на персоналистической философіи, видящей въ личности основное бытіе и основную цѣнность. Сущность солидаризма заключается въ культивированіи и сублимаціи врожденнаго инстинкта солидарности, въ расширеніи его за предѣлы узко-сословныхъ рамокъ, въ его этизаціи. Внѣ включенности въ соціальную сферу, въ «общее дѣло», само бытіе личности было бы неполно. Личность становится личностью лишь въ служеніи сверхличнымъ цѣнностямъ, въ общеніи и сотрудничествѣ съ себѣ подобными, въ солидаризаціи со своими ближними черезъ служеніе общему идеалу. Личность же, замыкающаяся въ своемъ себялюбіи, въ кругу своихъ узко-утилитарныхъ интересовъ, теряетъ этимъ самымъ свою личность. Солидаризмъ признаетъ въ личности сверхсоціальную (религіозную, эстетическую), но не внѣсоціальную сферу. Ему чужды какъ изолированная отъ коллективизма, такъ и растворенная въ коллективѣ личность».

«...Само общество понимается солидаризмомъ не какъ механическая сумма лицъ, но и не какъ анонимно-безликій коллективъ, а какъ живой соціальный организмъ, какъ «коллективная личность».

«...Смыслъ солидаризма заключается въ томъ, что онъ стремится восполнить этику личной любви этикой соціальнаго служенія. Взаимоотношенія между личностью и обществомъ должны быть поняты и осуществляемы этически, а не утилитарно. Солидаризмъ — противъ всякаго эгоизма и эгоцентризма, какъ личнаго, такъ и группового. Говоря словами Хомякова, солидаризмъ есть синтезъ единства и свободы.

Пользуемся при этомъ случаемъ указать и на то, что идеи солидаризма въ нашемъ цѣлостномъ его пониманіи восходятъ къ русскому славянофильству (Хомяковъ, Кирѣевскій), къ провозглашенному имъ началу «соборности», противопоставленной западному индивидуализму. Но въ настоящее время человѣчеству угрожаетъ новый соблазнъ коллективизма и тоталитаризма. Поэтому нашъ солидаризмъ полемически заостренъ скорѣе противъ коллективизма, чѣмъ противъ индивидуализма, ассимилировавшаго въ наше время значительную долю паѳоса соціальной справедливости».

«...Солидаризмъ строится на основѣ христіанской морали, представляя собой, въ идеальномъ заданіи, соціальную проекцію христіанства. Солидаризмъ есть ученіе христіанское по своему духу.

Иные, черезчуръ прямолинейно мыслящіе умы могутъ на это возразить: зачѣмъ же нуженъ солидаризмъ, если онъ лишь повторяетъ иными словами то, что уже высказано въ ученіи Христа. Это возраженіе основано на нетворческомъ и неисторическомъ пониманіи христіанства.

/с. 35/ Съ такимъ же успѣхомъ можно тогда возражать и противъ всякаго культурнаго творчества и соціальнаго строительства: «зачѣмъ все это, если въ христіанствѣ все сказано и все предусмотрѣно. Къ чему мучительныя исканія общественнаго идеала, если достаточно жить по Евангелію».

«...Но и въ построеніи христіанской культуры, христіанской этики, христіанскаго общественнаго идеала есть великая и трудная задача. Трудная, ибо для воплощенія въ жизнь основъ христіанской морали невозможно приложить ее къ личной и соціальной жизни автоматически. Для этого требуется свободное человѣческое творчество. Христіанство есть религія богочеловѣчества. Оно предполагаетъ какъ божественное откровеніе, такъ и отвѣтное свободное творчество человѣческаго генія. Лица, возражающія противъ всякихъ «лишнихъ добавленій и комментаріевъ» къ христіанству, невольно уподобляются багдадскому халифу, сжегшему александрійскую библіотеку на томъ основаніи, что, если всѣ эти книги противорѣчатъ Корану, то онѣ вредны и ихъ нужно сжечь; если же онѣ подтверждаютъ Коранъ, то онѣ излишни, бо въ Коранѣ уже все сказано».

«...Общественный идеалъ слишкомъ часто строится на основѣ или враждебной христіанству, или ему равнодушной. Настала пора строить его въ духѣ христіанскаго ученія. Какъ хорошо сказалъ одинъ швейцарскій богословъ: современный міръ раздѣлился на два лагеря — тѣхъ, кто вѣритъ въ Бога, но не вѣритъ въ царство Божіе на землѣ, и тѣхъ, кто вѣритъ въ царство Божіе на землѣ, но не вѣритъ въ Бога (соціализмъ тоталитарнаго типа). Разрѣшеніе этой антиноміи — въ словахъ Христа: Божіе — Богу и Кесарево — Кесарю. Идеалъ «земного рая» есть идеалъ по духу своему антихристіанскій, даже если онъ провозглашается во имя христіанства. Всѣ попытки построенія земного рая всегда приводили на практикѣ къ земному аду, и большевизмъ является лучшимъ примѣромъ этой «діалектики». Общественный идеалъ долженъ быть чуждъ всякому, даже и будто бы христіанскому, максимализму. Въ условіяхъ земной дѣйствительности всегда придется платить дань Кесарю. Съ утопіей земного рая царства Божьяго на землѣ должно быть покончено. Всякое смѣшеніе Божьяго и Кесарева всегда идетъ на пользу Кесарю.

Но въ то же время нельзя и отрывать Кесарева отъ Божьяго. Необходимо стремится къ тому, чтобы Кесарево не противорѣчило бы Божьему, чтобы самъ Кесарь дѣлалъ бы Божье дѣло въ тѣхъ предѣлахъ, въ которыхъ это возможно въ условіяхъ нашего падшаго міра. Въ этомъ смыслѣ солидаризмъ можетъ быть названъ «соціальнымъ минимумъ христіанства». Минимумомъ по отношенію къ идеалу христіанскаго совершенства, къ идеалу безгрѣшности и святости. Но этотъ «минимумъ» является, въ то же время, и «максимумомъ» по отношенію къ тѣмъ звѣрочеловѣческимъ формамъ соціальной жизни, которыя господствуютъ въ настоящее время.

Ближайшая задача нашего солидаризма, — возсозданіе нашей Родины на основахъ новаго, національно-солидаристическаго общественнаго идеала. Національно-трудовой солидаризмъ есть движеніе политическое, не чуждающееся въ принципѣ "меча"...»

Обмѣнъ мнѣній по поводу прочитанной статьи, по предложенію Высокопреосвященнѣйшаго Предсѣдателя, отложенъ до того засѣданія, на которомъ будетъ присутствовать авторъ статьи. Н. А. Цуриковъ высказалъ мнѣніе о желательности присутствія при обсужденіи теоріи солидаризма спеціалиста по политической экономіи, чтобы можно было судить, построена ли эта теорія на реальномъ экономическомъ базисѣ и что она въ этомъ смыслѣ представляетъ.

/с. 36/

ПРОТОКОЛЪ
отъ 26 августа 1947 года.

Слушали: докладъ д-ра С. А. Левицкаго: «Солидаризмъ и христіанство».

Тезисы доклада слѣдующіе: [1]

1. Солидаризмъ — соціальное ученіе, видящее въ силахъ солидарности основной факторъ сохраненія и развитія человѣческаго общества и руководящееся идеаломъ сотрудничества и братства соціальныхъ группъ, классовъ, народовъ и государствъ.

2. Солидаризмъ не вѣритъ въ возможность достиженія гармоніи эгоистическихъ интересовъ и въ автоматически-саморегулирующую силу свободной конкуренціи.

3. Солидаризмъ — противъ культа противорѣчій и борьбы, какъ «діалектическаго» пути къ достиженію безклассоваго общества, которое, якобы, принесетъ соціальную гармонію. Мало того, солидаризмъ не пріемлетъ самого коммунистическаго «идеала», видя въ немъ гармонію соціальныхъ роботовъ, лишенныхъ самого инстинкта свободы.

4. Солидаризмъ — противъ абсолютизаціи національнаго или государственнаго эгоизма. Солидарность общенаціональная не должна противорѣчить солидарности общечеловѣческой.

5. Недостаточность метода однихъ противопоставленій. Необходимость раскрытія положительнаго содержанія солидаризма.

6. Солидаризмъ — не только соціально-политическая доктрина, но опирается на философскій фундаментъ, строится на основѣ цѣлостнаго философскаго міровоззрѣнія.

7. Этимъ философскимъ фундаментомъ солидаризма является «органическое міровоззрѣніе», утверждающее приматъ надъ частями и стремящееся понять міръ, какъ единое органическое цѣлое.

8. Органическое міровоззрѣніе исповѣдуетъ принципъ іерархическаго строенія міра по ступенямъ: бытіе матеріальное, бытіе біоорганическое, бытіе психическое и соціальное, и бытіе духовное. Каждая высшая ступень основывается на низшей, но несводима къ «надстройкѣ» надъ низшей ступенью и способна овладѣвать низшими формами бытія. Абсолютное бытіе — Богъ, возвышается безусловно надъ міромъ и является (въ планѣ раціональнаго пониманія, ибо мы выходимъ здѣсь за предѣлы постижимаго) его первопричиной.

9. Въ примѣненіи къ высшимъ формамъ бытія, органическое міровоззрѣніе есть персонализмъ, какъ ученіе, утверждающее приматъ личнаго бытія надъ безличнымъ и видящее въ личности основную (но не высшую, не абсолютную) цѣнность. Но строеніе личности таково, что она не есть готовое бытіе, а становится личностью лишь въ служеніи цѣнностямъ сверхличнымъ — истинѣ, добру и красотѣ, образующемъ тріединство въ Богѣ.

10. Основные признаки личности: единство самосознанія, свобода, независимость по цѣнности и направленность на абсолютныя цѣнности.

11. Отличіе персонализма отъ индивидуализма:

а) Личность есть основная, но не абсолютная цѣнность,

б) Свобода личности не означаетъ права на произволъ (положительная и исполненная отвѣтственности свобода «для» служенія высшимъ /с. 37/ цѣнностямъ, а не отрицательная и безотвѣтственная свобода «отъ» внѣшнихъ ограниченій. — Самоограниченіе свободы.

в) Въ системѣ индивидуализма общество есть только сумма лицъ. Персонализмъ же утверждаетъ органическую цѣлостность общества, какъ надиндивидуальнаго духовнаго организма. Тѣмъ не менѣе, личность не есть часть общества, «я» не есть часть «мы» (это уничтожало бы свободу личности). Личность не внѣсоціальна и не сполна соціальна, а одновременно соціальна и сверхсоціальна. Отношеніе между личностью и обществомъ отношеніе не только взаимоограниченія, но прежде всего — взаимодополненія. Цѣнность личности выше цѣнности общества, но (въ силу парадоксальнаго строенія личности) общественное благо выше блага личнаго.

12. Общество какъ «коллективная личность» (въ своихъ высшихъ формахъ, напр., нація).

13. Приматъ солидарности служенія надъ солидарностью интересовъ. Солидарность — не самоцѣль (единство ради единства), но осуществляется во имя объединеній идеи-цѣнности, во имя возстановленія образа Божьяго въ обществѣ. Солидаризація интересовъ (черезъ соподчиненіе интересовъ личныхъ и общественныхъ) достижима лишь на этически-религіозной основѣ.

14. Солидаризмъ какъ соціальная проекція персонализма, какъ «соціальный персонализмъ». Отличіе россійскаго солидаризма (персоналистическаго), отъ солидаризма французскаго и отъ католическаго солидаризма Пеша.

Солидаризмъ и христіанство.

15. Ложность альтернативы: солидаризмъ или христіанство? Солидаризмъ считалъ бы для себя кощунственнымъ быть возведеннымъ въ степень религіи. Но онъ стремится найти общественный идеалъ въ духѣ и во имя христіанства.

Аналогія съ отношеніемъ между правомъ и моралью: мораль выше права, но это не означаетъ ненужности права.

16. Миссія солидаризма — не въ созданіи земного рая, а въ томъ, чтобы избѣжать земного ада. Солидаризмъ какъ «соціальный минимумъ христіанства», подобно тому, какъ право можетъ быть названо «минимумомъ нравственности».

17. Путь солидаризма — снизу вверхъ, путь церкви — сверху внизъ. Солидаризмъ какъ встрѣчное движеніе общества. Аналогія съ медициной: нужно лѣчить больного во имя Божіе, но это не означаетъ ненужности медицины. Общественный идеалъ долженъ быть христіанскимъ по духу.

18. Ни внѣшняя организація общества, ни путь личнаго совершенствованія не могутъ рѣшить соціальнаго вопроса. Необходимость христіанизаціи общества.

19. Противъ партійнаго христіанства. Это было бы секуляризаціей христіанства. Христіанская партія есть противорѣчіе, ибо христіанство носитъ вселенскій характеръ.

20. Антиномія соціальнаго вопроса: вѣра въ Бога при невѣріи осуществимости Царства Божія на землѣ, и вѣра въ Царство Божіе на землѣ безъ Бога. «Царство Мое не отъ міра сего», и императивъ осуществленія правды Божіей. Разрѣшеніе этой антиноміи — въ словахъ Христа: «Божіе — Богу, а Кесарево — Кесарю». Но Кесарево не должно противорѣчить Божьему и должно вдохновляться Божьей правдой. Противъ смѣшенія Божьяго и Кесарева, и противъ отрыва Кесарева отъ Божьяго. Въ послѣднемъ случаѣ какъ бы санкціонируется соціальное зло.

/с. 38/ Послѣ доклада Высокопреосвященнѣйшій Предсѣдатель открылъ обмѣнъ мнѣній.

П. С. Лопухинъ, предупредивъ о желаніи дать благожелательную критику, говоритъ, что онъ не видитъ въ докладѣ, при сгущенности его мысли, ясности основного пункта: во имя чего предлагается солидарность? Идея солидарности и идея органичности открываютъ новые просторы, иныя перспективы по сравненію съ «діаматомъ»; но у діамата есть свой критерій — діалектическій матеріализмъ и вытекающая изъ него нравственная сторона; ученіе о противорѣчіяхъ, о борьбѣ — ключъ къ дѣйствіямъ въ этомъ соціальномъ движеніи. Какой критерій у солидаризма? Его не видно; видны исканія. Еще нѣтъ общаго яснаго и простого міровоззрѣнія. Такія положенія, какъ: «солидаризмъ есть проекція христіанства», солидаризмъ осуществляетъ «минимумъ христіанства» — непріемлемы. Не можетъ быть и рѣчи о минимумѣ христіанства: цѣль человѣческой жизни — войти въ богочеловѣческое тѣло, пріобщиться Тѣлу Христову. Православіе имѣетъ критерій: здѣсь жить такъ, чтобы облегчать вхожденіе въ Царствіе Божіе. Въ изложеніи докладчика дается сырой матеріалъ, требующій доработки, но матеріалъ, изъ котораго можетъ выйти нѣчто хорошее; это все исканія, но въ добромъ направленіи.

А. И. Михайловскій, заявляя о своемъ несогласіи съ ученіемъ солидаризма, предлагаетъ въ ближайшее время прочесть на тему о солидаризмѣ свой докладъ. Онъ не возражаетъ противъ народно-трудового солидаризма, но нельзя признать солидаризмъ «соціальной проекціей христіанства».

Н. А. Цуриковъ выноситъ изъ ознакомленія съ солидаризмомъ впечатлѣніе о немъ, какъ о механической компиляціи, выдаваемой за органическое ученіе: выбирается отовсюду хорошее, выбрасывается плохое. (Такой методъ построенія, конечно, простъ и легокъ).

Суффиксъ «изм» обычно прилагается къ ученію. Что же такое солидаризмъ: явленіе или ученіе? — Солидаризмъ не можетъ быть соціальнымъ приложеніемъ къ жизни христіанства: это обнаруживаетъ матеріалистическій подходъ къ задачамъ Церкви. «Христіанство не имѣетъ никакой соціальной программы» [2].

Оппонента интересуетъ солидаризмъ, лишь какъ соціально экономическая система. Въ солидаристическомъ міровоззрѣніи онъ не нуждается. Даетъ ли она что-нибудь новое или нѣтъ? Имѣетъ ли она собственную сферу, или это только мѣсто стыка двухъ экономическихъ системъ: капитализма и соціализма? Вѣдь «соціализмъ безъ недостатковъ» и «капитализмъ безъ недостатковъ» это не система, это добрыя пожеланія. Отдѣльныя высказыванія солидаристовъ по этому вопросу, какъ находитъ оппонентъ, серьезно отличаются другъ отъ друга.

Высокопреосвященнѣйшій Предсѣдатель замѣчаетъ, что данный докладъ о солидаризмѣ даетъ предпосылки, міровоззрѣніе, философію. Поэтому въ немъ нѣтъ мѣста изложенію политической системы.

Н. И. Осиповъ отмѣчаетъ, что солидаризмъ въ экономикѣ вовсе не представляетъ собой простого компромисса между экономическимъ либерализмомъ и соціализмомъ, Соціализація проводитъ «обобществленіе» средствъ производства и «планированіе», показавшія въ СССР свои отрицательные результаты. Солидаризмъ признаетъ «регулированіе» хо/с. 39/зяйственной жизни, и это есть не нѣчто среднее, а самостоятельный способъ воздѣйствія на хозяйственную жизнь.

Проф. А. Д. Билимовичъ высказываетъ свое доброжелательное отношеніе къ солидаризму и находитъ нѣкоторыя возраженія противъ него необоснованными. Выступаютъ противъ выраженія: «минимумъ христіанства». Да, религія и Церковь, какъ мистическое цѣлое, есть нѣчто недѣлимое; но этическія требованія христіанства — количественны, и можно говорить объ ихъ максимумѣ и минимумѣ. Говорятъ: «у христіанства нѣтъ соціальной программы. Но развѣ христіанство относится безразлично, напр., къ грубому рабовладѣльческому хозяйству? Оно не должно входить въ мелочную борьбу и партійность, но основные принципы правильныхъ соціальныхъ отношеній въ христіанствѣ имѣются. Имѣетъ ли солидаризмъ то внутреннее содержаніе, которое даетъ ему право на «изм»? Если оно есть у капитализма, у соціализма, то не меньшее право имѣетъ и солидаризмъ.

Касаясь изложенныхъ въ докладѣ положеній солидаризма, проф. Билимовичъ отмѣчаетъ, что о солидарности и раздѣленіи труда говоритъ уже Ап. Павелъ, представляя членовъ общины, какъ члены организма. По поводу ученія объ обществѣ, какъ коллективной личности, профессоръ ставитъ вопросъ: когда общество становится личностью, когда оно персонифицируется? Онъ приводитъ слѣдующую трихотомію П. Б. Струве: 1) Элементы изолированные (нѣтъ общества), 2) Система людей: связанные и зависящіе другъ отъ друга элементы, какъ лѣсъ — система деревьевъ; это анонимное общество; 3) Единая воля общества — соціальное единство; его мы можемъ персонифицировать. Надо, однако, сказать, что экономическая сторона солидаризма не разработана, а въ этомъ главная трудность. Если принять положеніе Адама Смита, что «изъ свободной игры частныхъ интересовъ автоматически вырастаетъ максимальное общественное благо, — то отсюда слѣдовала бы логически программа полнаго экономическаго либерализма. На дѣлѣ существуютъ факты солидарности и факты антагонизма. Нужно разобрать и уточнить: въ какихъ областяхъ преобладаетъ антагонизмъ и въ какихъ солидарность. Но средній путь, проходящій между ними, не стыкъ, а очень широкій поясъ. Мы имѣемъ возможность политическаго вмѣшательства въ эту область. Проф. Билимовичъ присоединяетъ къ своимъ мыслямъ замѣчаніе: «планированіе» и «регулированіе» — одно и то же; но и одно и другое можетъ быть либо частичнымъ, либо полнымъ; частичное, напр., финансовый планъ, вошло давно въ обиходъ государственной жизни. Сомнѣнія вызываетъ полное (тоталитарное) регулированіе. Ученіе солидаризма есть ученіе о правильной дозѣ регулированія.

П. С. Лопухинъ: Нельзя оставить безъ возраженія, что изъ христіанства можно вывести соціальную программу. Н. А. Цуриковъ правъ: ее нельзя вывести. Отношеніе къ рабству въ христіанствѣ нравственное, оно не направлено на самый институтъ рабства. Точка зрѣнія, что якобы можно создать идеальный порядокъ, исходя изъ христіанскихъ основъ — точка зрѣнія католическая.

А. Д. Билимовичъ: Есть соціальное зло. Значитъ, извѣстная соціальная программа, направленная къ его устраненію, можетъ быть дана съ точки зрѣнія христіанской.

П. С. Лопухинъ: Есть явленіе зла; но ихъ лѣчить можно разно.

Владыка Митрополитъ: Есть опредѣленные принципы, которыми мы должны руководиться въ устроеніи жизни. Ап. Іаковъ говоритъ: «богатые, плачьте и рыдайте о бѣдствіяхъ вашихъ, находящихъ на васъ... Плата, удержанная вами у работниковъ, пожавшихъ ваши поля, вопіетъ...» Ап. Павелъ говоритъ опредѣленно объ отношеніи мужей къ женамъ /с. 40/ и отцовъ къ дѣтямъ. Даются положительныя предписанія, не только общіе принципы. Въ Ветхомъ Завѣтѣ все было регулировано, и нельзя отрывать Ветхій Завѣтъ отъ Новаго. «Кесарево — кесареви» — тоже норма. Относительно минимума: мысль, идущая отъ В. С. Соловьева — «Право есть минимумъ нравственности».

Н. А. Цуриковъ: Христосъ, говоря о богатствѣ, имѣетъ въ виду нравственную сторону — богатство, какъ одинъ изъ видовъ привязанности къ «землѣ», и самого богатства какъ такового не осуждаетъ.

Владыка Митрополитъ: Христосъ далъ общіе принципы, предоставляя намъ дѣлать выводы. Принципы должны одушевлять всякую программу.

Проф. А. Д. Билимовичъ: Христіанство осуждаетъ или допускаетъ факты. Допускаетъ, если они моральны, и осуждаетъ неморальные.

Н. А. Цуриковъ: Можетъ ли, напримѣръ, Церковь допустить взиманіе процентовъ?

Проф. Билимовичъ: Это зависитъ отъ данной конкретной ситуаціи.

Владыка Митрополитъ: Всегда можно сдѣлать выводъ для данной конкретной ситуаціи, исходя изъ критерія истины и правды.

Проф. А. П. Филиповъ кладетъ въ основу отношенія къ солидаризму то, что онъ противоположенъ матеріализму. Должно работать вмѣстѣ съ этимъ направленіемъ. Возраженія основаны на недоразумѣніи. Ученіе солидаризма о персонализмѣ, какъ ему представляется, взято у Штерна, но оно у него, при своей возвышенности, неубѣдительное, метафизическое. Трудная задача — найти соотношеніе между индивидуумомъ и обществомъ. Право индивида, идущее отъ французской революціи, привело въ тупикъ. Соціалистическая теорія тоже снова привела къ несчастью. Проблема гораздо глубже.

С. А. Левицкій, въ заключеніе, далъ отвѣты на поставленные вопросы и возраженія:

1. Во имя чего солидарность? Солидарность не самоцѣль: она — во имя осуществленія правды Божіей на землѣ.

2. Вопросъ о соціальномъ минимумѣ: солидаризмъ ставитъ вопросъ въ реальной соціальной плоскости, избѣгая утопіи. Какъ и всякое свѣтское общественное движеніе, онъ можетъ мечтать лишь о «минимумѣ»; ибо максимумомъ христіанства обладаетъ лишь Церковь.

3. Какой критерій? Объективная іерархія цѣнностей, завершающаяся въ Богѣ.

4. Объ отсутствіи простоты: данный докладъ не предназначенъ для печати. Докладчикъ отстраняетъ предположеніе о компилятивности системы солидаризма, указывая, что въ немъ есть основной принципъ, именно — личность, направленная на сверхличныя цѣнности, въ немъ утверждается іерархія цѣнностей. Это синтезъ, но не сумма. По поводу опредѣленія понятія коллективной личности, данной проф. Билимовичемъ, докладчикъ соглашается, что не всякое общество есть личность (напр., проффессіональный союзъ), и въ этомъ различеніи держится пониманія, вложеннаго въ нѣмецкіе термины: Gemeinschaft и Gesellschaft.

ПРОТОКОЛЪ
отъ 17 сентября 1947 года.

Слушали замѣчанія о солидаризмѣ, присланныя въ письменной формѣ проф. И. М. Андреевымъ.

«Мы идемъ не отъ Церкви, а къ Церкви» — говорятъ солидаристы. И /с. 41/ это вѣрно. Солидаризмъ стремится не только согласоваться съ христіанствомъ, подобно «христіанскому соціализму», но и обосноваться на немъ».

«Солидаризмъ, въ нашемъ пониманіи, — говоритъ С. А. Левицкій, — есть цѣлостное соціальное міровоззрѣніе, ставящее себѣ цѣлью приложеніе основъ христіанской морали къ соціальной жизни человѣчества. Въ этомъ смыслѣ солидаризмъ долженъ явиться свободнымъ отвѣтомъ общества на стремленіе Церкви къ его христіанизаціи».

«Солидаризмъ строится на основѣ христіанской морали, — говоритъ С. А. Левицкій въ другомъ мѣстѣ, — представляя собою, въ идеальномъ значеніи, соціальную проекцію христіанства. Солидаризмъ можетъ быть названъ «соціальнымъ минимумъ христіанства».

Изъ этихъ положеній докладчика ясно, что солидаризмъ нельзя считать антихристіанскимъ теченіемъ, какъ это было высказано нѣкоторыми оппонентами. Ничего антихристіанскаго и антиправославнаго въ немъ нѣтъ.

Во всякомъ случаѣ, намѣренія солидаризма — благія. А Господь «цѣлуетъ намѣренія», «Цѣлуетъ» ихъ и Православная Церковь. Солидаризмъ прежде всего есть міровоззрѣніе діаметрально противоположное дѣйствительно антихристіанскому міровоззрѣнію большевизма.

Передъ лицомъ страшнаго, жестокаго и коварнаго врага — всякое раздѣленіе, всякій расколъ, всякое раздробленіе силъ — преступно и опасно. Передъ лицомъ этого врага необходимы максимальныя усилія для сохраненія солидаризаціи сопротивляющихся силъ и взаимной терпимости.

Самый принципъ «солидарности», а не «классовой борьбы» и «классовой ненависти» — положенный въ основу солидаризма — уже говоритъ самъ за себя.

Церковь стремится къ христіанизаціи общественной жизни, прекрасно понимая, что въ предѣлахъ міровой исторіи эта христіанизація полностью невозможна. Стремленіе превратить Государство въ Церковь есть идея ложная, совершенно нереальная, какъ и обратная идея — превращенія Церкви въ государство (католическая идея).

«Царство мое не отъ міра сего» и «Царство Божіе — внутри васъ» — сказалъ Спаситель. Эти завѣты Православная Церковь понимаетъ, какъ необходимость Духовныя Сокровища Царства Небеснаго начать собирать еще здѣсь, на землѣ, отъ міра, проходя черезъ міръ, (см. «Сокровище духовное отъ міра собираемое» св. Тихона Задонскаго), имѣя сердце всегда «горѣ́», памятуя, что только на преображенной землѣ воцарятся «кротцыи».

Солидаризмъ тоже понимаетъ, что всю соціальную жизнь человѣчества цѣликомъ христіанизировать нельзя, а потому и спѣшитъ это честно говорить:

«Солидаризмъ есть соціальный минимумъ христіанства».

Эта формула у многихъ вызываетъ смущеніе и возраженіе. Почему минимумъ. Возможно ли вообще говорить о минимальномъ и максимальномъ христіанствѣ. Что значитъ — «соціальный минимумъ».

Вспомнимъ, что Вл. Соловьевъ опредѣлялъ право, какъ минимумъ морали. Если подъ формулой «солидаризмъ есть соціальный минимумъ христіанства» понимать, что солидаризмъ является поборникомъ истиннаго права, которое невозможно мыслить безъ минимальной христіанской нравственности, — то это можно принять.

Другая же формула — «солидаризмъ представляетъ собою соціальную проекцію христіанства» — совершенно неудовлетворительна. Она лишена всякаго реальнаго смысла. Можетъ быть, достаточно /с. 42/ было бы такого опредѣленія: «Солидаризмъ есть попытка построить соціальную систему на идеѣ права, понимаемаго, какъ минимумъ христіанской морали». Понимая солидаризмъ, какъ глубокую духовную реакцію на антихристіанскій большевизмъ, т. е. понимая его какъ противопоставленіе идеямъ атеизма въ религіи, матеріализма въ философіи, релятивизма въ этикѣ и тоталитаризма въ политикѣ, — идей теизма (христіанства), идеализма (органическаго міровоззрѣнія), теономной этики и правового государства, — Православная Церковь можетъ не только принять, но и привѣтствовать это новое соціальное теченіе.

Но, защищая солидаризмъ отъ упрековъ въ антихристіанствѣ, я считаю необходимымъ подвергнуть его другой, строгой, но справедливой критикѣ, — критикѣ, исполненной прежде всего духомъ христіанской любви.

Съ православной церковной точки зрѣнія, полной любви и тревоги за судьбу новаго соціальнаго теченія, мнѣ кажется, слѣдуетъ сказать слѣдующее:

«Я есмь путь, и истина, и жизнь» — сказалъ Господь нашъ Іисусъ Христосъ. Этотъ путь (т. е. методъ), эту истину и эту жизнь имѣетъ и хранитъ до сего дня и будетъ хранить до скончанія вѣка — православная Церковь.

Мало «признавать» Церковь и съ почтеніемъ къ ней снимать шляпу; надо жить въ Церкви, надо дышать духовнымъ ароматомъ Св. Духа Ея Таинствъ, надо знать и любить православный методъ, помогающій всегда находить духъ Истины.

А этого у солидаристовъ нѣтъ. Они не живутъ церковно, не дышатъ Ея таинствами, не знаютъ Ея метода.

Въ солидаризмѣ слишкомъ много раціонализма. Вѣра въ Бога въ немъ есть, въ концѣ концовъ, лишь признаніе идеи Бога, а не жизнь въ Богѣ. А живая вѣра въ живого Бога зиждется не только на честномъ разумѣ (солидаристы мыслятъ честно), но и на чистомъ сердцѣ и на живой любви, вырастающей изъ пламени религіозной воли.

Религіозной воли и цѣломудрія сердца — въ солидаризмѣ мало. Вслѣдствіе этого, на практикѣ церковной религіозной жизни, солидаристы часто оказываются духовными дальтонистами, не различающими важнѣйшихъ понятій на высотахъ духовной іерархіи цѣнностей. Этотъ духовный дальтонизмъ выражается въ слѣдующемъ:

1) Солидаризмъ не отличаетъ ясно границы между цѣнностями религіи и морали.

2) Солидаризмъ не отличаетъ вовсе границы между духовнымъ и душевнымъ.

3) Солидаризмъ въ практикѣ своей общественной дѣятельности, часто склоненъ любовь къ Родинѣ ставить выше любви къ Богу и Церкви.

4) Любовь къ ближнему обычно на практикѣ своей общественной дѣятельности въ солидаризмѣ ставится выше любви къ Богу.

5) Всѣ симпатіи солидаризма на сторонѣ Марѳы, а не Маріи.

Да, солидаристы идутъ не отъ Церкви, а къ Церкви. Но они еще очень далеки отъ Церкви, они идутъ къ ней слишкомъ медленно и часто неправильными путями, блуждая въ темнотѣ незнанія духовныхъ основъ христіанской жизни.

Каждому солидаристу, для начала, слѣдуетъ познакомиться со слѣдующими трудами:

1) Вл. СОЛОВЬЕВЪ — «Духовныя основы жизни».

2) Епископъ ѲЕОФАНЪ Затворникъ — «Что есть духовная жизнь и какъ на нее настроиться».

/с. 43/ 3) Епископъ Игнатій БРЯНЧАНИНОВЪ — «Аскетическіе опыты» (главнымъ образомъ со статьей «О молитвѣ Іисусовой»).

Каждый православный церковный человѣкъ долженъ неустанно помогать новому симпатичному, но духовно неопытному, движенію солидаризма, въ смыслѣ большаго привлеченія его послѣдователей къ жизни въ Православной Церкви.

Въ открытомъ, послѣ прочтенія «тезисовъ» и «Записки о солидаризмѣ», обмѣнѣ мнѣній С. А. Левицкій взялъ слово для отвѣта на замѣчаніи проф. Андреева. — Психологически у И. М. Андреева много правды: мы недостаточно въ Церкви. Но идеологически его обвиненіе въ духовномъ дальтонизмѣ не можетъ быть принято нами. Это значило бы, что мы не признаёмъ іерархіи цѣнностей. Въ выходящей изъ печати книгѣ: «Основы органическаго міровоззрѣнія», сказано, что «религія выше морали». Достоевскій говоритъ: «совѣсть безъ Бога — ужасъ, она можетъ довести до преступленія». Различеніе понятій: «духъ» и «душа» тоже есть въ книгѣ; тамъ идетъ рѣчь о «теономной морали», о «теономномъ знаніи», о «теономномъ искусствѣ»; въ книгѣ авторъ даже говоритъ о «категоріяхъ» души и духа. Любовь къ ближнему и любовь къ Богу представлены тамъ же тоже въ должномъ христіанскомъ пониманіи: любить ближняго понимается тамъ какъ amare in Deo (Августинъ). Такъ — идеологически; а психологически проф. Андреевъ имѣетъ основанія.

B. И. Алексѣевъ, касаясь мысли докладчика С. А. Левицкаго, что «мы, занятые земнымъ устройствомъ, не можемъ подойти такъ близко къ Церкви», указываетъ на примѣръ книги Владиміра Мономаха, который въ «походѣ, сидя въ сѣдлѣ, молился». Мы, какъ будто, избираемъ сами для себя путь Марѳы; но нужно быть ближе къ духу Маріи.

C. А. Левицкій не видитъ расхожденія во взглядахъ. Мы говоримъ о томъ, что мы не настолько духовно выросли.

Прот. М. Помазанскій проситъ объяснить: откуда видно, что излагаемое философское міровоззрѣніе принято и признается своимъ со стороны самого общественно-политическаго движенія, отъ имени котораго оно предлагается? Не выражаетъ ли оно личное только міровоззрѣніе автора?

Н. И. Осиповъ благодаренъ проф. Андрееву за характеръ критики, совмѣщающій требовательность съ любовью. Его требованія направлены не къ солидаризму, а къ солидаристамъ. Онъ правъ, говоря о недостаточности жизни въ церкви, недостаткѣ религіозности, незнаніи церковнаго ученія, о жизни внѣшнимъ знаніемъ. Проф. Андреевъ указалъ недостатки солидаристской практики. Что касается вопроса о. Помазанскаго, то — отвѣчаетъ Н. И. Осиповъ — за философское міровоззрѣніе, данное С. А. Левицкимъ, несутъ отвѣтственность всѣ. Наша свободная философія приводитъ насъ къ религіозному міросозерцанію. Выраженіе о «соціальномъ минимумѣ христіанства», конечно, можно устранить; но отъ пристрастной критики все равно не уйдешь. Правда — то, что мы живемъ въ Церкви мало, но пусть представители Церкви идутъ намъ навстрѣчу, возьмутъ на себя руководство въ этомъ направленіи. Солидаризмъ, — полагаетъ И. М. Андреевъ, — реакція противъ большевизма. Нѣтъ, онъ самостоятеленъ, независимъ, онъ построенъ на русской философской мысли 19 вѣка и представляетъ собой ея завершеніе. Такимъ образомъ солидаризмъ вовсе не случайное и не безпочвенное явленіе.

Н. А. Цуриковъ вспоминаетъ возникновеніе даннаго общественнаго движенія. Группа молодежи, организовавшаяся еще въ 1924 году, назвала теперь себя солидаристами. Что это значитъ? Что она только теперь получаетъ свой философскій фундаментъ? Какъ эта вообще возможно, чтобы сложившаяся ранѣе группа, позднѣе подставляла /с. 44/ подъ себя новый фундаментъ? Можно ли утверждать, напримѣръ, что всѣ солидаристы религіозны? Вѣдь вы отрицаете «христіанскую партію»? Но если вы подводите христіанскія основы значитъ, могутъ существовать христіанскія партіи? Меня, впрочемъ, прежде всего, интересуетъ, какъ я говорилъ, экономическая сторона. Въ чемъ реально и конкретно заключается ваша экономическая программа? На чемъ она строится? Отвлеченно созданная экономическая программа можетъ привести къ обратнымъ результатамъ. Вл. Соловьевъ въ «Оправданіи добра» намѣтилъ даже систему наказанія, считая ее цѣлью исправленія преступниковъ. Но его гуманная мысль, примѣненная въ одномъ изъ сѣверо-американскихъ штатовъ, выродилась въ жесточайшую практику и повела къ полному провалу. И еще одно замѣчаніе. Кн. Евг. Н. Трубецкой въ своемъ учебникѣ энциклопедіи права показалъ, что «право не есть минимумъ нравственности»; право и мораль это два круга лишь пересекающіеся, но совершенно не совпадающіе и не входящіе одинъ въ другой (не концентрическіе).

Проф. Д. Н. Иванцовъ привѣтствуетъ стремленіе молодежи не ограничиваться одной критикой марксизма, но противопоставить марксизму самостоятельную положительную доктрину. Потребность въ послѣдней очень велика. Увлеченіе, съ какимъ молодежь взялась за дѣло, ея нескрываемое довольство достигнутымъ, усердная пропаганда новыхъ идей и, главное, исключительная гуманность послѣднихъ могутъ сыграть полезную соціально-политическую роль, давая массамъ, взамѣнъ марксизма, новый «общественный миѳъ», въ который онѣ могли бы слѣпо увѣровать. Чѣмъ непонятнѣе общественно-политическое ученіе, тѣмъ больше у него шансовъ на почтительное вниманіе, и тѣмъ охотнѣе за нимъ идутъ широкіе круги. Въ этомъ отношеніи даже самое слово «солидаризмъ» можетъ оказаться, благодаря своей загадочности, очень удачнымъ... Но, что касается чисто-теоретической цѣнности солидаристической доктрины, то она пока весьма сомнительна. То, что намъ до сихъ поръ преподносится какъ солидаризмъ, есть въ лучшемъ случаѣ философское ученіе. Никакого соціально-политическаго содержанія въ немъ нѣтъ. Оставаясь все время въ философской области, солидаризмъ, въ его теперешнемъ видѣ, просто обходитъ молчаніемъ соціально-политическіе вопросы, подлежащіе его рѣшенію. На анализъ соціальныхъ отношеній въ немъ нѣтъ и намека. Какимъ образомъ сочетаются въ реальной общественной жизни солидаристическія и антагонистическія начала, и какимъ образомъ, съ помощью какихъ силъ это сочетаніе можетъ быть измѣнено, объ этомъ въ немъ не говорится ни слова. Съ другой стороны, и въ чисто философскомъ отношеніи солидаристическая доктрина пока не доработана. Сослаться на іерархическое строеніе міра и на персонализмъ совсѣмъ недостаточно для того, чтобы сдѣлать убѣдительными соотвѣтствующіе солидаристическіе выводы. Ибо выводы изъ однѣхъ и тѣхъ же предпосылокъ можно, при желаніи, сдѣлать, какіе угодно. Безъ особаго труда можно было бы и марксизмъ обосновать на началахъ іерархическаго строенія міра и персонализма.

М. А. Горчуковъ очень удовлетворенъ философской, соціальной и экономической стороной доклада. Онъ видитъ здѣсь законное исканіе и непривычную скромность гордаго человѣческаго ума. Идти къ Церкви, быть въ Церкви — да, это хорошо. Но этого мало: не только идти къ Церкви, къ ея порогу, надо идти дальше ко Христу, къ яслямъ Христовымъ, исповѣдать Сына Божія, «насъ ради человѣкъ и нашего ради спасенія сшедшаго съ небесъ и воплотившагося отъ Духа Свята и Маріи Дѣвы и вочеловѣчшагося, распятаго, погребеннаго и воскресшаго...» Если Вы со Христомъ — тогда и я съ Вами, тогда я приму васъ. Но по/с. 45/скольку этого не будетъ, мой умъ остается въ состояніи опасенія и сомнѣнія. Вспомните «Три разговора» Влад. Соловьева, заключительный моментъ послѣдняго вселенскаго собора: «благодѣтелю человѣчества» — антихристу, счастливо устроившему соціально-экономическую жизнь человѣчества, тамъ поставленъ былъ прямой и ясный вопросъ: «исповѣдуй Христа Сына Божія, во плоти пришедшаго...» Вы помните, чтó послѣдовало за этимъ требованіемъ исповѣданія Христа Сыномъ Божіимъ...

Ал. Ник. Неймирокъ даетъ отвѣты Н. А. Цурикову. Зародилось наше движеніе не въ 1924 году, а въ 1930-мъ. Тогда были намѣчены основныя идеологическія положенія. Начался нашъ ростъ, началась тогда наша дѣятельность въ Россіи. Изъ потребностей нашихъ душъ и изъ требованій жизни (шедшихъ изъ Россіи), вѣрнѣе, изъ опыта работы (тамъ) — изъ этихъ двухъ встрѣчныхъ движеній — явилось сознаніе необходимости болѣе точной выработки и формулировки міровоззрѣнія. Что смутно, подсознательно ощущалось раньше, то нашло выраженіе здѣсь у С. А. Левицкаго. И, конечно, это далеко не все.

Отвѣчая проф. Д. И. Иванцову, А. Н. Неймирокъ объясняетъ, что, разумѣется, соціально-политическая программа есть. Но всего, что нужно для полноты, нѣтъ. Многое — дѣло будущаго. Главныя вѣхи намѣчены. Но путь, по которому идутъ теоретики солидаризма, правильный. Сначала долженъ быть данъ философско-экономическій базисъ.

О «христіанской партіи». Такой партіи не должно быть. Но наше движеніе, это движеніе христіанъ. Мы принимаемъ то, чему и какъ насъ учитъ св. Православная Церковь (разумѣется, говорю о православныхъ; у насъ есть и неправославные, даже лица нехристіанскихъ исповѣданій). Но степень вѣры и близость къ Церкви, конечно, разная. Намъ приходится и переубѣждать зараженныхъ «матеріалистическими предразсудками».

О. Александръ Киселевъ высказываетъ свои мысли, какъ соображенія рядового священника. Онъ не принадлежитъ къ движенію, но наблюдаетъ его много лѣтъ и имѣетъ въ немъ друзей. Для насъ ключъ — оцѣнка «по плодамъ». Основная линія этого движенія — жертвенность. Люди жили и умирали за благо своего народа. Три четверти нашей молодежи сейчасъ подъ вліяніемъ этого движенія: почему? Изъ-за жертвенности, которую чувствуетъ и видитъ молодежь въ этомъ движеніи.

Однако, мы, какъ представители Церкви, недостаточно заботимся о воцерковленіи своихъ массъ, а въ томъ числѣ и молодежи, принадлежащей къ этому движенію. Нѣкоторые наши священники становились дѣятелями въ союзѣ, но не въ томъ направленіи, въ какомъ нужно, вслѣдствіе чего и не служили его воцерковленію. Мы, представители Церкви, несемъ за это отвѣтственность. Но у солидаристовъ есть свои недостатки. У нихъ есть излишняя порывистость, для нихъ же самихъ не полезная. Есть жажда захватить все и вся; набрать въ свои ряды политическихъ фанатиковъ и крикуновъ; встрѣчается также досадное непониманіе того, что политической борьбой не исчерпываются еще всѣ задачи русской эмиграціи. Однако, солидаризмъ стоитъ въ идеалѣ на добромъ пути. Нужно ему пожелать дозрѣть въ дѣйствительности до идеаловъ, имъ возвѣщаемыхъ. Мы должны цѣнить ихъ готовность двигаться къ Церкви. Дѣло не во внѣшнемъ, а во внутреннемъ. Принять Господа какъ жизнь — поддерживая мысль М. А. Горчукова, — не на страницахъ философскихъ исканій, а почувствовать Его въ жизни какъ силу устрояющую.

С. А. Левицкій далъ заключительные отвѣты на высказыванія оппонентовъ. Предложенная система, — говоритъ г. Левицкій, — не есть только мое «сочиненіе», а равнымъ образомъ и не соціальный заказъ. Здѣсь можно говорить лишь о конгеніальности, это плодъ общаго духа, /с. 46/ органическое сочетаніе. Подстановка ли здѣсь философскаго фундамента подъ имѣющееся уже общественное движеніе? Нѣтъ, это философская формулировка того, что внутренне появилось раньше. Вы говорите, что христіанство не имѣетъ никакой соціальной программы (Н. А. Цурикову)? Христіанство даетъ руководящія основы, и моральныя и соціальныя, даетъ не программу, но больше чѣмъ программу. Признаете ли Вы, что соціально-политическое движеніе невозможно безъ общественнаго идеала? Общественный идеалъ можетъ быть хорошъ только, если онъ морально полноцѣненъ. А морально-полноцѣннымъ онъ можетъ быть только, если онъ озаренъ свѣтомъ христіанскаго ученія. Экономическая доктрина у насъ есть. И экономика занимаетъ какое-то мѣсто въ іерархіи цѣнностей. Мы идемъ по діаметрально противоположному пути съ марксизмомъ, не отъ экономики, а сверху. Выраженіе о минимумѣ — аналогія; какъ опредѣленіе оно, можетъ быть, не подходитъ, однако нельзя отрывать морали отъ права. Если говоримъ о солидаризмѣ, какъ «соціальной проекціи христіанства», то потому, что не можемъ назвать его соціальной стороной христіанства: онъ только проекція. Изъ философіи нельзя получить «что угодно», какъ здѣсь было сказано; это было бы несерьезно. Требуютъ дать соціологію солидарности: кое что уже есть, но недостаточно. Но методологически считаю правильнымъ идти сверху, отъ философскаго міровоззрѣнія. Въ чемъ видимъ мы реальныя основанія для идей солидаризма въ жизни? Міръ сталъ тѣсенъ, въ немъ все органически связано другъ съ другомъ, кризисъ въ одной странѣ неизбѣжно отзывается на другой, и даже съ этой, стороны солидаризмъ единственный путь къ соціальному будущему.

Высокопреосвященнѣйшій Владыка Пантелеймонъ: Какое Ваше отношеніе къ Церкви, какъ организаціи? Какъ вы смотрите на взаимоотношенія Церкви и государства?

С. А. Левицкій: Это трудная проблема. Здѣсь передъ нами два соблазна: теократія и отрывъ государства отъ церкви. Мы держимся средняго пути.

А. Н. Неймирокъ: Въ программѣ сказано: «Церковь свободна отъ вмѣшательства свѣтской власти, но пользуется поддержкой государства. Государство не посягаетъ на свободу церкви».

Высокопреосвященнѣйшій Предсѣдатель, въ заключеніе даннаго совѣщанія, отмѣчаетъ, что вопросъ не исчерпанъ и обсужденіе его будетъ продолжено въ связи съ докладомъ Ан. И. Михайловскаго «Критика міровоззрѣнія солидаризма», назначеннымъ на 1 октября с. г.

(Окончаніе слѣдуетъ)

Примѣчанія:
[1] Тезисы формулированы самимъ докладчикомъ.
[2] Нельзя вообще умалять роли Церкви свѣдѣніемъ ея къ роли передового борца въ борьбѣ съ нынѣшнимъ главнымъ зломъ, къ чему призывали Церковь нѣкоторыя лица на недавнемъ Епархіальномъ съѣздѣ.

Источникъ: «Церковная Жизнь». Издается ежемѣсячно при Архіерейскомъ Синодѣ Русской Православной Церкви Заграницей. № 3-4. Октябрь-Ноябрь. — Мюнхенъ, 1947. — С. 32-46.

Назадъ // Къ оглавленію // Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2019 г.